17.10.2017 г.
Главная arrow Общество arrow Пенсионная система в России: что дальше?



Пенсионная система в России: что дальше? Печать E-mail
Автор - публикатор   
28.03.2016 г.

Татьяна Куликова

Как известно, для создания доверия к пенсионной системе крайне важно поддерживать ее стабильность: т.е. изменять «правила игры» надо только в случае большой необходимости и при этом реформы должны быть постепенными и анонсированными заранее.

kulikova_tatjana.jpg

 Однако в настоящее время доверие к пенсионной системе в России уже подорвано полностью, особенно среди молодежи. Последней каплей стал отказ от индексации пенсий по фактической инфляции, в результате которого пенсионные права граждан перестали быть правами в истинном смысле этого слова.

Теперь эти права уже не гарантированы государством, так как при нашей двузначной инфляции пенсионные права без должной индексации за несколько лет сойдут на нет[1]. Таким образом, пенсия по сути превратилась в просто пособие, размер которого зависит лишь от воли чиновников (подробнее см. мою статью «Отказ от индексации пенсий по инфляции – это социальный дефолт», za-nauku.ru, 11.11.2015). Это полностью разрушило концепцию пенсионной реформы 2013 года. Так что можно начинать конструирование пенсионной системы заново – с учетом опыта претворения в жизнь реформы 2013 года.

Итак, первое, что надо сделать, – это полностью отказаться от накопительной компоненты в обязательной пенсионной системе. В своих предыдущих статьях на эту тему я уже приводила много аргументов: в частности,

  • доходность инвестирования пенсионных накоплений в среднем заметно отстает от инфляции (см. «Политические аспекты пенсионной реформы», za-nauku.ru, 27.02.2013);

  • реальная покупательная способность будущей накопительной пенсии непредсказуема, так как она зависит от инвестиционного дохода, которого может не быть вообще, а гарантированный государством объем накоплений, равный сумме взносов в номинале, может быть сведен к нулю высокой инфляцией (см. «Накопительная пенсия: надежная защита или рисковый актив», za-nauku.ru, 10.06.2015).

  • накопления не инвестируются в реальный сектор, тем более в долгосрочные проекты реального сектора (см. «Политические аспекты пенсионной реформы», za-nauku.ru, 27.02.2013);

  • гендерные различия в сроках дожития приведут либо к актуарной несбалансированности портфелей НПФ, либо к существенной разнице (в среднем в полтора раза) в размере пенсий между мужчинами и женщинами, что недопустимо в обязательном пенсионном страховании (см. «Проблема гендерных различий для накопительной пенсии», za-nauku.ru, 27.03.2015).

Я сейчас не буду останавливаться на этом; скажу лишь, что все эти аргументы нисколько не потеряли своей актуальности, несмотря на попытки реформирования индустрии НПФ в рамках пенсионной реформы 2013 года.

Здесь я приведу лишь один небольшой, но относительно «свежий» аргумент в пользу отказа от обязательной накопительной пенсии. Сейчас в Госдуме находится на рассмотрении законопроект (№1013586-6), в котором предлагается изменить порядок исчисления вознаграждения НПФ. В настоящее время НПФ может получить вознаграждение только из прибыли от инвестирования пенсионных накоплений, если она есть (прямые расходы, связанные с инвестированием, оплачиваются из средств накоплений по факту). Таким образом, если по итогам года прибыли нет, то расходы на ведение бизнеса и оплату персонала покрываются из собственных средств НПФ. Поэтому у НПФ нет мотивации к долгосрочным вложениям – фактически ему надо показывать прибыль каждый год (хотя после реформы 2013 года законодательного требования безубыточности НПФ нет).

Это действительно проблема и ее надо решать. Но как? Внесенный правительством законопроект предлагает в дополнение к вознаграждению НПФ из прибыли ввести фиксированную часть вознаграждения НПФ, не зависящую от прибыли и равную 1% от средней стоимости чистых активов под управлением в год. В случае, если накопления добровольны, то это вполне работающая схема. Но если речь идет об обязательных накоплениях, то НПФы по сути получают «бесплатный завтрак»: об эффективности инвестирования накоплений после принятия этого закона им можно будет вообще не думать, а просто получать свой фиксированный доход (конкуренция внутри индустрии НПФ слаба; она существует только в форме совершенствования методов переманивания клиентов друг у друга и особенно из ВЭБа).

Итак, первое предложение – полная и окончательная отмена обязательной накопительной пенсии, причем в любой форме. В этой связи, предлагаемые сейчас Минфином и Центробанком инициативы о реанимации обязательной накопительной пенсионной системы путем введения дополнительных взносов в нее с работников вредны и контрпродуктивны.

Что касается страховой (распределительной) пенсии, то она на мой взгляд тоже нуждается в реформировании – с учетом опыта исполнения пенсионной реформы 2013 года. В частности, одной из серьезных проблем пенсионного законодательства 2013 года является его сложность: простому человеку практически невозможно было самостоятельно в ней разобраться. Это открывало возможность для разворачивания пропагандистской кампании со стороны финансового лобби по дискредитации государственной пенсионной системы (подробнее см. мою статью «Мифы и реальность пенсионной реформы», za-nauku.ru, 20.10.2014).

Поэтому концепция обновленной государственной пенсионной системы должна быть простой и понятной рядовому гражданину. Далее, необходимо, чтобы государственная пенсия обеспечивала каждому пенсионеру социально-приемлемый уровень жизни, и при этом размер пенсии должен значимо зависеть от трудового вклада гражданина. Кроме того, желательно, чтобы предлагаемые изменения в концепции пенсионной системы не требовали кардинальных изменений в системе учета пенсионных прав граждан и условий работы Пенсионного фонда России.

Мои предложения, подготовленные с учетом описанных выше требований, состоят в следующем.

  • Пенсионные права граждан в государственной пенсионной системе учитываются в баллах, начисление которых происходит на основе уплаченных пенсионных взносов. При зарплате равной 1 МРОТ гражданин за год работы получает 1 балл. Далее – начисление баллов происходит пропорционально зарплате, но не более 10 баллов в год.

  • Уплата взносов производится работодателем от лица сотрудника; ставка тарифа начисления взносов определяется федеральным законом на основании актуарных расчетов. При этом для всех уровней заработной платы (включая заработные платы свыше «потолка» 10 МРОТ) применяется единая ставка тарифа.

  • Все пенсионные баллы (пенсионные права), заработанные гражданином до введения в действие предлагаемых изменений в систему начисления баллов, сохраняются.

  • Трудовая пенсия назначается гражданину при достижении установленного пенсионного возраста и при выполнении двух условий: наличие трудового стажа не менее 15 лет и количества баллов не менее 30 (как и в настоящее время).

  • Трудовая пенсия гражданина состоит из базовой части, равной прожиточному минимуму пенсионера (ПМП), и переменной части, пропорциональной количеству накопленных баллов.

  • Размер базовой части трудовой пенсии равен общефедеральному ПМП. Причем этот прожиточный минимум должен быть научно обоснованным; он должен обеспечивать социально-приемлемый уровень жизни пожилого человека. ПМП пересматривается ежегодно (в соответствии с фактическим ростом цен на составляющие потребительской корзины пенсионера).

  • Размер переменной части пенсии гражданина равен сумме накопленных им баллов, умноженной на «стоимость балла». «Стоимость балла» устанавливается ежегодно федеральным законом на основании актуарных расчетов таким образом, чтобы отношение средней величины пенсии к средней зарплате[2] по стране составляло не менее 40%.

  • Если федеральным законом ставка тарифа начисления взносов установлена на уровне ниже, чем ее актуарно-обоснованное значение (такое решение может быть принято, если актуарно-обоснованный тариф пенсионных взносов получается «неподъемным» для предприятий), то получающийся дефицит бюджета Пенсионного фонда покрывается за счет федерального бюджета.

Основные отличия предлагаемой модели от действующей состоят в следующем.

  1. Отменяется «потолок» взимания взносов в полном объеме (сейчас с сумм, превышающих «потолок», равный примерно 51 тыс. руб. в месяц[3], взносы берутся в меньшем размере – 10%)

  2. Индексация по фактической инфляции (которая была в модели 2013 года, но теперь уже не действует) заменена на индексацию базовой фиксированной части по росту стоимости научно-обоснованной потребительской корзины пенсионера; при этом средний размер пенсии будет расти пропорционально росту зарплат в экономике, который обычно превышает инфляцию. Тем самым, в предлагаемой модели обеспечивается коэффициент замещения 40%, как того требуют рекомендации МОТ.


[1] В Европе были случаи пересмотра политики индексации пенсий в связи с кризисом, но это было при почти нулевой инфляции.

[2] Это одно из возможных определений коэффициента замещения; вместо него можно взять какую-либо иную модификацию этого понятия. Например, такую: отношение пенсии пенсионера, имеющего полный стаж и получавшего все годы среднюю зарплату, к текущей средней зарплате по экономике. Заметим, что коэффициент замещения, предлагаемый в 102 конвенции МОТ, на мой взгляд не подходит для российских условий.

Последнее обновление ( 28.03.2016 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей