24.09.2017 г.
Главная arrow Общество arrow Ящик Пандоры



Ящик Пандоры Печать E-mail
Автор Редактор   
02.09.2016 г.
 На прошедшей неделе экологическую среду России взор­вало сообщение десятков всевозможных информацион­ных агентств о том, что в Красноярском крае, а конкретно в Железногорске, произошло из ряда вон выходящее событие, касающееся нашего жителя - известного многим горожанам журналиста и общественного активиста Фё­дора Марьясова. pandora_box_06.jpg Вот одно из многих сообщений, которое разместил на своих информационных ресурсах Гринпис России: «Сопредседателя общественной организации «Природа Сибири» Фёдора Марьясова заподозрили в возбуждении ненависти к социальной группе «атомщики» (статья 282 УК РФ). В рамках расследования уголовного дела в квартире Марьясова, расположенной в ЗАТО Железногорск под Красноярском, сотрудники ФСБ провели обыск. Был изъят системный блок компьютера и распеча­танный доклад о Росатоме. Уголовное дело было возбуж­дено на основании лингвистической экспертизы материа­лов, которые Марьясов публиковал в соцсети «ВКонтакте». Марьясов на протяжении последних нескольких лет ведёт борьбу против строительства в Железногорске могиль­ника ядерных отходов. Он, в частности, утверждает, что обладает доказательствами нарушений, допущенных при подготовке этого проекта. Именно с критикой Росатома, по мнению активиста, и связано возбуждение уголовного дела». Подобные сообщения разместили не только регио­нальные средства массовой информации, но и федераль­ные, и некоторые зарубежные СМИ. Причиной столь бур­ной реакции послужил тот факт, что публичную деятель­ность общественного активиста, эколога и независимого журналиста, направленную против конкретного проекта госкорпорации «Росатом», власти впервые приравняли к экстремизму. Это стало прецедентом в масштабах всей страны и потому вызвало столь сильный резонанс. Пока скандал набирает обороты, у нас есть возможность по­беседовать о причинах происходящих событий и задать вопросы непосредственному их участнику и главному виновнику - Фёдору Марьясову.

ФЁДОР, что случи­лось, почему ты в одночасье стал фи­гурантом многочисленных сообщений средств массовой информации?

-         Случилось то, о чём я уже давно предупреждал всех, кто следит за моей деятельностью.
Однажды это должно было произойти. Государственная машина, будучи не в силах раз­-
решить многолетний конфликт между интересами влиятельной госкорпорации и гражданским протестом, включила репрес­сивный механизм и приступила к подавлению точек сопротив­ления. А поскольку я являюсь координатором и лидером этого протеста, то я и попал под раз­дачу. СМИ эту тему подхватилии разнесли по всей стране.

-         Расскажи, как проходил обыск.

-         Вся эта история началась с того, что утром 18 августа в почтовых ящиках жильцов моего
дома я обнаружил листовку без выходных данных, на которой улыбающийся депутат Алексей Кулеш призывал горожан «под­держать Фёдора Марьясова в его борьбе». Честно говоря, я на эту листовку не обратил особого внимания и воспользовался ею как дополнительным инфор­мационным поводом, чтобы лишний раз покритиковать в социальных сетях своих оппо­нентов. Но уже вечером стало понятно, что сюрпризы не за­кончились, и самое интересное только начинается. Около семи вечера в дверь моей квартиры позвонили. На пороге стояли четыре человека: двое сотруд­ников ФСБ и двое понятых. Мне протянули постановление суда о проведении в моей квартире обследования в рамках опера­тивно-розыскных мероприятий. Из этого постановления я узнал, что меня подозревают в совер­шении поступков, подпадающих под по статью 282 Уголовного Кодекса Российской Федера­ции: действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлеж­ности к какой-либо социальной группе, совершённые публично или с использованием средств массовой информации либо ин­формационно-телекоммуника­ционных сетей, в том числе сети Интернет. Сотрудники ФСБ вели себя очень корректно и вежливо. И если бы не напряжённые и тре­вожные лица понятых, то внеш­не всё вполне могло бы сойти за довольно безобидную встречу. В итоге, системный блок моего компьютера был упакован в специальный пакет, опломби­рован и составлен протокол об его изъятии. Собственно, мой компьютер и являлся главным объектом интереса визитёров. И это понятно. С него я выходил в интернет, на нём все мои рабо­чие журналистские материалы, и вся информация, касающаяся моей общественной деятельно­сти по теме федерального мо­гильника. Ко всему остальному, за исключением флэшек и моего доклада «Сибирский гамбит. Великая шахматная доска го­скорпорации «Росатом», гости особого интереса не проявили.

-         После того, как был составлен протокол, понятые были отпуще­ны, а меня отвезли в отдел ФСБ Железногорска, где продержали несколько часов. Любопытный момент: не успел я зайти на порог учреждения, как раздался звонок от моего знакомого, и последовала короткая фраза: «Уже в курсе, держись!» Как по­том выяснилось, информация в нашем городе распространяется мгновенно. Деревня, она и есть деревня.

-         Как твои домашние вос­приняли такой неожиданный разворот событий?

-         А не было никаких домаш­них. С женой мы в разводе, живу сейчас с сыном, но его в тот момент, к счастью, не было дома. На самом деле ничего страш­ного в произошедшем нет. Это только поначалу кажется чем-то из ряда вон выходящим, но спу­стя два-три дня всё случившееся воспринимается уже по-другому.
Честно говоря, на следующее утро после всей этой историия проснулся в хорошем распо­ложении духа, на сердце было спокойно и хорошо - наконец-то,наступила некоторая определённость, и стал понятным даль­нейший ход событий. Ещё три года назад я прекрасно отдавал себе отчёт, во что ввязался, и чем это может закончиться. Но я сделал свой выбор. Сделал вполне осознанно. И на него не смогли повлиять ни моя бывшая жена, ни дети, ни моя мать. Мои поступки и поведение вчера и сегодня для многих могут пока­заться странными и лишёнными всякого здравого смысла, но пройдёт время, и это изменится. Через несколько лет всё, что со мною сейчас происходит, будет
выглядеть совершенно в ином свете.

-         Что было в отделе ФСБ?Почему так долго тебя там
держали?

-         Не знаю. Возможно, были какие-то формальности и про­цедуры. Судя по тому, что рас-сказывают те, кто оказывался в подобных ситуациях, это нор­мальная практика. Возможно, это делается для того, чтобы «клиент созрел» и был более сговорчив. Хотя, время проле­тело незаметно. Мне предъя­вили толстенную подшивку из моих постов в социальной сети «ВКонтакте» и подшивку выпу­сков «Сегодняшней Газеты» с моими статьями. Потом показа­ли экспертное психологическое и лингвистическое заключение, сделанные по результатам ис­следования моих публикаций. Экспертизу выполнили сотруд­ники Красноярского педагоги­ческого университета. Из этого заключения я узнал, что своей деятельностью в социальных сетях возбуждал ненависть и вражду, а также унижал чело­веческое достоинство к пред­ставителям социальной группы «атомщики». При чём здесь эта социальная группа, откуда они её выдумали, и чем она отлича­ется от профессиональной груп­пы - учёным из педагогического вуза виднее. Хорошо, что мой отец, который строил Курскую и Харьковскую атомные станции, не знает, что его сын, оказыва­ется, возбуждает против него ненависть и вражду. Согласись, ну бред же.

-           Так ты не согласен с этими выводами?

-         Я, как «конь Васин» - уже на всё согласен. Больше спорить
- дольше сидеть. Ни для кого не секрет, что часто мои статьи и публикации бывали очень резкими, практически на грани
фола. Где-то я перегибал палку, называя Росатом «корпорацией
ада», а тех, кто сливает нашу территорию в угоду атомным
бизнесменам - «иудами». Но умысла к возбуждению ненави­сти ко всем атомщикам у меня не было. Это все видели, все - читали. Надо смотреть, когда и в какой обстановке были написаны мои сообщения и статьи.
Что казалось нормальным и общественно приемлемым для

обстановки в стране образца 2013 года, сегодня уже легко подпадает под понятие экстре­мизма. Даже в нашем городе есть такие борзописцы, на фоне которых я выгляжу белым голу­бем. Но моя проблема заключа­ется в том, что предметом моей критики является госкорпорация «Росатом» и проект создания в Красноярском крае федераль­ного могильника радиоактивных отходов 1 и 2 класса. Правильно говорят, что положено Юпитеруне положено быку. Меня без­наказанно мочить и полоскать в грязи на протяжении нескольких лет, оказывается, было можно, а вот естественное желание дать сдачи, в конце концов, потянуло на довольно серьёзную уголов­ную статью. И сколько бы жалоб и заявлений в мою защиту ни поступало от моих сторонников - все они благополучно осели в кабинетах прокуратуры со стандартной резолюцией: «в ре­зультате проведённой проверки
поводов для принятия мер про­курорского реагирования не вы­явлено». Ну что тут поделаешь, при такой-то правовой практике.
Видимо, суждено мне быть чет­вёртым уже поколением в роду
Марьясовых, кто по прямой муж­ской линии подвергся репресси­ям со стороны властей. Прадеда в 1938 расстреляли в Ачинске, деда сослали в трудовой лагерь Курагинского района, там и отец мой родился - в Усть-Можарской спецкомендатуре. Теперь вот идо меня дошло.

-         Адвоката нашёл себе?

-         Международная правоза­щитная организация АГОРА предложила свои услуги. Они специализируются на резонансных делах. Моя история уже выплеснулась за пределы
страны. Постепенно становлюсь известной личностью. Что бы я
делал без Росатома! Правиль­но люди говорят: благодари
врагов своих - они делают тебя
   сильнее.    

Беседовал Василий СМОЛЯКОВ

Сегодняшняя газета. – 31 августа 2016 г.

Железногорск 

_______________________________ 

 См. предыдущие материалы по теме:

Обращение члена ЦС ДЗВОН Головиной Т.Е. к Президенту РФ Путину В.В. о могильнике РО в Красноярске

Федор Марьясов. По ком звонит колокол?

 Фёдор Марьясов: «Экологом я стал поневоле»

Федор Марьясов. Хроника маразма

Финские лягушки нагнули атомщиков 

Последнее обновление ( 02.09.2016 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей