17.08.2017 г.
Главная arrow Трибуна arrow В Европе пропали левые: правые конкурируют с крайне правыми



В Европе пропали левые: правые конкурируют с крайне правыми Печать E-mail
Автор - публикатор   
22.01.2017 г.
Европа перед выборами

L'Espresso, Италия

 Джиджи Рива (Gigi Riva)

В 2017 году состоятся выборы в Германии и во Франции, фаворитами на которых называют представителей традиционных правых.

Конкуренцию им составляют только внесистемные партии, в то время как прежние прогрессивные движения превратились в третью силу.

bezhency_v_es.jpg


Возможно, совершенно некстати при этом «традиционная» политика вновь забилась в лихорадке в Европе, что свидетельствует о необходимости ввести на рынок политическое предложение, которое будет отличаться новизной. Это вынужденная мера, потому что иначе традиционную политику могут смести внесистемные движения, которые, по принципу сообщающихся сосудов, восприняли исход итальянского референдума как новый стимул. Достаточно ли будет предпринимаемых усилий, чтобы предупредить катастрофу их успеха, удастся ли им создать впечатление, что они меняют все, чтобы ничего не менялось, об этом предстоит судить гражданам. Это произойдет в 2017 году, на который назначены ключевые выборы Европы, в двух странах, являющихся осью континента, Франции и Германии.
В Париже президентские выборы состоятся в апреле-мае, за ними последуют выборы в парламент. В политическом смысле, времени остается еще много. Однако уже успело произойти многое. Начиная с уникальной позиции действующего президента Франсуа Олланда, который дискредитировал себя настолько (рейтинг его популярности рухнул до 7,5%), что отказался участвовать даже в праймериз своей партии (социалистической), опасаясь оказаться в беспрецедентно унизительном положении. Олланд является воплощением полного фиаско, выходящего даже за рамки его ошибок, левых сил, не просто далеких от своего традиционного электората в экономических вопросах (он уже давно предпочитает идентитарный протекционизм Национального фронта Марин Ле Пен), но и допускающих ошеломляющие промахи в столь жизненно важной теме, как безопасность. В этом отношении неслучайно (и парадоксально), что занятая им позиция после терактов в Париже и Ницце обозначила одновременно и пик его карьеры и его крах: неукоснительно соблюдаемые бюрократические условности при полном провале предотвращения терроризма.
Его уход с поля боя пробудил дух выживания в социалистических элитах и аппетиты аутсайдеров, жаждущих занять вакантное место и надеющихся, что они носят в своих ранцах маршальский жезл, хотя бы для того, чтобы предотвратить худшее, соперничество за Елисейский дворец между правыми и крайне правыми. Такое уже было в 2002 году и оказалось совершенной неожиданностью, и если это случится снова 15 лет спустя, то послужит лишь подтверждением остаточного значения левых сил.
Амбициозный молодой Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron), которому исполнится 21 декабря 39 лет, бывший министр экономики, по правде говоря, уже давно не являющийся членом партии, стал первым, кто решил вырваться вперед и попытать свои собственные силы, организовав движение «Вперед!». Задуманное им предприятие не удавалось еще никому во Франции: центристы еще не добивались успеха в стране, традиционно разделенной на два полюса и ни разу не нарушавшей правила чередования правых и левых.
Свою кандидатуру выдвигает также, хоть и под прикрытием социалистического аппарата, бывший премьер-министр Мануэль Вальс (Manuel Valls), 54 года, только что вышедший в отставку, чтобы участвовать в праймериз 22 и 29 января 2017 года. Он столкнется с серьезной проблемой: заставить забыть о себе и своей ответственности на посту представителя дискредитировавшего себя лидера, от которого отвернулась, главным образом, молодежь из-за «Закона о труде», сопоставимого с Jobs Act итальянского премьера Ренци (Renzi), только поданного под парижским соусом. Его первые речи в качестве кандидата на Елисейский дворец отличаются сдержанностью и спокойными интонациями, немного расходящимися с его взрывным характером.

Главным его соперником станет его ровесник Арно Монтебург (Arnaud Montebourg), бывший пресс-секретарь злополучной соратницы, Сеголен Руаяль (Ségolène Royal) в 2007 году и бывший министр экономики, один из «фрондеров», левого крыла социалистов, выступающего с критикой уже распавшегося дуэта Олланда-Вальса, не говоря уже о конкуренции со стороны менее значимых политиков, что говорит о смятении в разрозненной партии, которую дразнит представитель крайне левых 65-летний Жан-Люк Меланшон (Jean Luc Melenchon), трибун, которого ждет грандиозный провал, учитывая рейтинг одобрения, равный 12%.
Кто бы ни победил, операция по косметической коррекции левых рискует оказаться не столь эффективной, как действия правых, посягнувших на запретное в стране, не менее зависимой от социального обеспечения, чем Италия. На праймериз, в которых участвовали более 4 миллионов, сторонники республиканцев уничтожили старого чемпиона и опытного бойца, стремившегося вернуться в строй, Николя Саркози (Nicolas Sarkozy), внушающего доверие суперфаворита Алена Жюппе (Alain Juppé), отдав предпочтение третьему, неудобному кандидату Франсуа Фийону (François Fillon), опытному, 62-летнему бывшему премьер-министру при Саркози, ортодоксальному тэтчеристу (в Париже это эквивалент оскорблению), личному другу Владимира Путина, не выражавшему возмущения в связи с победой Дональда Трампа, положительно настроенному к сотрудничеству США и России, возможно, готовый выступить в нем в роли гаранта. Главное, Фийон — убежденный католик с чертами вандейца, умеющий заигрывать с глубинной крестьянской Францией, и в некотором смысле схожий с Марин Ле Пен, от которой он не столь далек в вопросах иммиграции и идентичности.
Марин, именно так. Ее тень падает на любой выбор. Это пугало лишится своего влияния лишь при возникновении привычного демонстративного альянса всех против нее во время выборов в Елисейский дворец. На данный момент прогнозы таковы: президентское кресло получит Фийон. Объем помощи самым незащищенным слоям будет уменьшаться, потому что его стремление уничтожить социальное государство столкнется с необходимостью управлять, не обостряя конфликтов в обществе.
Франция станет точкой отсчета для всех остальных. Ее выборы окажут влияние на осенние выборы в Германии, где уже начали приниматься меры для противодействия растущей популярности популистов из «Альтернативы для Германии». Немцы ничего не оставляют на волю случая. Открытие Ангелой Меркель границ сирийским беженцам стоило ей самой и ее правительству снижения уровня одобрения, не резкого, но существенного. Ее партия, ХДС, выступила в защиту Меркель, подтвердив ее кандидатуру на должность канцлера (и это в четвертый раз), обязав ее при этом пересмотреть политику гостеприимства, из-за которой группы экстремистов направились в экономически успешные страны, где произошло несколько организованных исламистами терактов. Социалдемократы еще не сделали свой выбор.
Отставка председателя Европейского парламента Мартина Шульца (Martin Schulz), известного в Италии после встречи с Сильвио Берлускони, который назвал его «капо», говорит о его желании заняться внутренней политикой, вдохнуть новую силу в социал-демократическую партию и выступить в качестве альтернативы нестареющей Ангеле. Прогнозы: в соответствии с действующим законодательством ХДС и СДП будут вынуждены вступить вместе в новый состав «большой коалиции» в результате действия механизма пропорционального голосования. На сей раз их вдобавок объединит задача противостояния внесистемным движениям.
Если эти прогнозы верны, то в Германии и Франции в разной форме и мере возникнет «conventio ad excludendum», чтобы не допустить популистов к власти. Традиционные партии разыграют очередной шанс, чтобы продемонстрировать, что их стремления к переменам реальны, а не являются лишь тактикой самосохранения.

Этот шанс может быть последним. Если они потерпят фиаско, захлестнувшая Запад волна их накроет.

 

http://inosmi.ru/politic/20161216/238404238.html

Последнее обновление ( 22.01.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей