19.09.2017 г.
Главная arrow Главная arrow А.В. Иванов. Антиэлита





А.В. Иванов. Антиэлита Печать E-mail
Автор - публикатор   
14.02.2017 г.
Правящая элита есть в любой стране. Она обеспечивает или ее процветание, или деградацию. При этом налицо печальный и  парадоксальный факт: большинство людей во всем мире уже привыкли к тому, что власти прежде всего преследуют собственные интересы. antielity.jpg

Более того, даже отчасти оправдывают это: «они ведь тоже люди» – что, по сути, означает: «эгоисты, думающие в первую очередь о себе». Упрощенно говоря, отсюда и вытекает западная идея гражданского общества, то есть общественного контроля за властями, чтобы, преследуя свои интересы, они все же не забывали и о государственных.

  Но здесь хочется вспомнить Толстого, который не боялся подвергать критическому  анализу даже самые устоявшиеся представления. И сегодня самое время, вслед за Толстым, проанализировать оба этих клише: первое – «все люди эгоисты, и это нормально», и второе  – «власти – тоже люди, и если что-то и делают, то лишь под нажимом, и это тоже нормально».

Но если мы утвердимся на этих клише, то реализуем в полной мере гоббсовский тезис «войны всех против всех». Во многом она и так уже идет, и если не разворачивается в полную силу, то именно потому, что оба клише неверны.

Во-первых, во все времена и в любой стране мы видим множество самых разных в нравственном отношении людей. Как находящихся на двух крайних полюсах эгоистов и альтруистов, так и тех, в ком «смешаны добро и зло». Последние, колеблющиеся, обычно  подвержены влиянию среды (как слабые растения, зависят от почвы, света, воды). А во-вторых, –  давайте зафиксируем следующий тезис: в правящую элиту должны попадать именно самые достойные люди – те, кто способен жить не только своими интересами, но и интересами общества.  Как этого добиться – отдельный вопрос; но даже история нам показывает, что это неоднократно происходило, то есть – отнюдь не утопия.  Из надежных источников мы знаем об индийском царе-миротворце Ашоке; о великом Перикле, с чьим именем связан высший культурный взлет Древней Греции; о византийском императоре Юстиниане, символом правления которого навсегда остался грандиозный храм Святой Софии в Константинополе. 

Отсюда полезно выделить отличия подлинной элиты от антиэлиты. Они могут показаться банальными истинами, но, к сожалению, подобные истины легко забываются, поэтому периодически стоит их повторять.

Итак, подлинная элита служит интересам своего народа и не разделяет личное и общественное благо.  Личное благо на фоне  обнищания народа для нее неприемлемо, как нравственно, так и профессионально. Подлинную элиту отличают также воля, профессиональные компетентность и  инициатива. Неучи, безвольные  и бездумные исполнители редко  поднимаются вверх по служебной лестнице. Они отбраковываются, ибо для служебного роста здесь необходимы положительные результаты деятельности. В подлинной элите присутствует  семейственность, но если родственники бездарны, то не только не удерживаются во власти сами, но неизбежно  бросают тень на своих властных покровителей. Поэтому истинная элитность исключает «радение родному человечку». Профессионализм детей и друзей – единственная гарантия их удержания в элитарном эшелоне. Наконец, и это самое главное, – подлинная элита готова к отказу от личных благ, первой показывая пример жертвенного исполнения профессионального и гражданского долга, если этого требуют тяжелые исторические обстоятельства.

Можно по-разному относиться к социалистическому периоду нашей истории, но одно отрицать невозможно: большинство    советских наркомов и политруков, директоров заводов и колхозов являлись подлинной элитой. Доказательством служит простой факт: за 40 лет они  обеспечили превращение страны в великую индустриальную державу, одержали победу в Великой отечественной войне, создали на востоке страны мощный производственный и научно-образовательный комплекс. Разложение советской элиты и ее превращение в антиэлиту началось при Хрущеве и закончилось в 1991 году символически трясущимися пальцами Янаева на печально знаменитой пресс-конференции ГКЧП.  Социальная революция или  поражение в войне (горячей или холодной) – неизбежный итог правления  антиэлит.

 Антиэлиты могут быть самыми разными – семейно-клановыми, этнократическими, клерикальными, олигархическими,  криминальными или их причудливой смесью. При этом черты правления антиэлит везде приблизительно одинаковы. Главная из них – не служение интересам большинства, а обеспечение собственного благополучия. Антиэлита ради этого и идет во власть. Она никогда жертвенно не властвует, но всегда эгоистически господствует. Ей кажутся естественными собственные зарплаты, которые в тысячи раз превышают зарплаты врачей и учителей; роскошные коттеджи и дома с улучшенной  планировкой на фоне разваливающихся домов простых людей и умирания целых городов; повышенные пенсии, бесплатные медицинские и социальные блага  для себя за счет деградации всего общественного организма.  Антиэлита ради сохранения и преумножения своих благ приносит в жертву все  остальное население страны, причем найдет для этого кучу идеологических оправданий — от падения мировых цен на нефть до враждебного иностранного окружения.  Клановость и семейственность – обязательная черта антиэлит, когда в высших эшелонах власти сплошь и рядом друзья и родственники, а профессиональная компетентность и нравственная чистоплотность особой роли не играют.

Существуют, по крайней мере, три объективных критерия нарастающей деградации антиэлит:

  1. По мере нарастающих отрицательных результатов своего правления антиэлита стремится все больше отгородиться от собственного народа в неприступных правительственных зданиях, элитных домах и поселках, клубах и местах летнего отдыха, дабы иметь с ним минимальное количество жизненных пересечений. Причем, «властные рублевки» начинают возникать и на периферии – в краях и областях;

  2. Огромные  деньги тратятся на систему идеологической промывки мозгов и на репрессивный  аппарат.  Однако исторический опыт падения антиэлит показывает, что первой ее предают именно репрессивные органы,  ибо разлагаются быстрее всего.  Антиэлита это чувствует и периодически проводит «зачистки» высших эшелонов силовых органов власти. Чехарда начальников и общий хаос провоцирует подчиненных усиленным образом решать личные проблемы. В результате государство, даже несмотря на вроде бы отлаженную вертикаль власти,  превращается во все более шаткое строение. Падения режимов, где правит антиэлита, происходят неожиданно и очень быстро.   

  3. В антиэлите образуется все более узкий, бесталанный и аморальный правящий круг, где проворовавшихся или морально распоясавшихся друзей и родственников  приходится бесконечно спасать и покрывать. Параллельно усиливается межклановая борьба за властные кормушки, нарастает война компроматов. Отсюда оглушительные падения и отставки одних министров соседствуют с удивительной непотопляемостью других.

    Эти черты правления антиэлит известны. Обращу внимание еще на две, менее явные. Так, антиэлита сознательно или бессознательно стремится превратить народ в толпу, в  массу (по-русски – в чернь). Ей не нужны свободные, совестливые и инициативные граждане, у которых есть твердые представления о добре и зле, достойном и недостойном и которые думают  об общем благе. Такие – вечное беспокойство и вызов для антиэлит. Последней  нужна именно масса, которая  живет исключительно для себя, не имеет идеалов и  рада, для благополучия собственного жизненного кокона, вверить свою гражданскую волю антиэлите. Массе, конечно, нужен хлеб, но еще больше – зрелища, особенно шоу и спорт. И еще простенькая «патриотическая державность», отождествляемая с сильным государством и его лидером. Так антиэлита добивается псевдоединства, типа «общенародной гордости» за победы на Олимпийских играх, даже если эти победы густо пропитаны допингом.

    Еще один атрибут антиэлиты    её тщательно скрываемая  ненависть к интеллигенции: ученым, врачам, работникам культуры и образования. От них исходит главная угроза, так как это сферы общественного служения по определению, где  воспитывают критическое и самостоятельное  мышление, даруют знания, ищут истину, исполняют клятву Гиппократа, хранят и преумножают культурное достояние страны. Антиэлита стремится всячески унизить, что называется, «опустить» интеллигенцию, очернить ее в глазах массы и превратить в послушный винтик государственной машины. Например, может через подконтрольные СМИ обвинить врачей и работников высшей школы в коррумпированности и низкой компетентности по сравнению  с иностранными специалистами; ученых – в неумении управлять своим имуществом; работников культуры – в отсутствии патриотизма. Антиэлита, доводя страну до нищеты, будет экономить бюджет прежде всего на ученых, врачах и учителях. Она может доходить и до прямого иезуитства, например, на десятки миллионов рублей сокращая государственное финансирование вуза и одновременно требуя от руководства довести зарплату преподавателя до 180% от средней зарплаты по региону. При этом сама же централизованно устанавливает ректору оклад, который в десятки раз превышает зарплату рядового преподавателя. Так ректоров, как некогда директоров советских  промышленных предприятий, антиэлита целенаправленно превращает из защитников интересов коллективов в своих  пособников-разрушителей. 

    Антиэлита страшна даже не тем, что рано или поздно приводит страну к краху, сколько именно своим разлагающим влиянием, заражая миазмами гниения даже здоровые части общественного организма. Как без революционных потрясений вытеснить укоренившуюся антиэлиту и заменить ее подлинной национальной элитой – вопрос исключительной сложности, не имеющий простого решения.

    Ряд рецептов, впрочем, дать можно. Во-первых, нельзя мириться с властным бездельем и произволом. Следует  всеми доступными правовыми способами отстаивать свои гражданские и профессиональные права, буквально заставляя правящую антиэлиту хоть как-то выполнять свои обязательства перед обществом. Здесь идея гражданского общества или, точнее, активной и сознательной общественности имеет глубокий смысл. Но много ли у нас людей, готовых бороться за свои права и за права трудовых коллективов, а не безропотно умирать поодиночке, покорно выполняя заведомо невыполнимые или противоречивые указы, типа тех, что я привел выше? Число социально активных граждан должно, по-видимому, преодолеть некую критическую отметку, чтобы подлинная элита стала востребованной. Всегда будут и такие выдающиеся и бескорыстные борцы за свои коллективы и территории, проверенные в реальном деле, которым вполне можно вверить и бразды государственного правления. Эти – не предадут и не продадутся. Таких людей много среди общественных организаций, которые у антиэлиты всегда  не в чести.

    Во-вторых, нельзя политически играть по правилам антиэлиты. Всегда проиграешь. Какие-то вещи надо просто игнорировать, типа бессмысленного похода к урнам для голосования за политические партии. Их итог заранее известен. Пусть антиэлита голосует сама за себя. Cледует добиваться возвращения к советской системе народного представительства, когда во власть посылают лучших из тех, кого лично знают, но зато и лично требуют с них за содеянное. Здесь власть строится по принципу: «снизу –вверх и от периферии – к центру». Советы укоренены в тысячелетней  управленческой традиции России с ее общинно-артельными, вечевыми и соборными началами. Это также один из реальных путей  во власть  подлинно народной элиты.

    Каким-то культурным провокациям антиэлиты следует, наоборот,   давать жесткий отпор, типа  установки памятника Ивану Грозному, о чем мне приходилось писать. Неужели не понятно, что народ просто «проверяют на вшивость» – поддержит или не поддержит он культ беспощадной  «авторитарной  руки»?

    В-третьих,  необходимо проявить волю, чтобы не превратиться в чернь и остаться народом, т.е. не ныть, не исходить пустой бессильной злобой на власть и не ждать, что страна изменится сама собой. Надо честно и творчески, вопреки лени и бездарности антиэлит, качественно исполнять свои профессиональные и жизненные обязанности. Никто, кроме нас, вовремя  не засеет поле и не выпечет хлеб, не построит красивый и прочный дом и не поставит творческий эксперимент, не воспитает сына порядочным человеком-тружеником и не очистит двор от мусора. Обновление  страны – это не столько ее гениальное обновление  сверху, сколько живая и многообразная  самоорганизация снизу. Здесь полно живых и перспективных ростков. Например, у нас в Алтайском крае есть примеры и успешных крестьянских хозяйств вопреки всем трудностям; и талантливых технических изобретений, новых выведенных пород скота и сортов растений, которым суждено в ближайшее время изменить облик российского села; и учителей-новаторов, к которым дети с радостью идут на уроки.  Хорошо бы еще этим активным и творческим людям начать кооперироваться.

    Именно кооперация снизу выдвигает талантливых управленцев, привыкших отвечать за результаты своей деятельности перед избравшими их людьми и успешно справляться с новыми вызовами. Исторический опыт свидетельствует, что на многих территориях Сибири, охваченной хаосом революции, именно руководители кооперации обеспечивали эффективное административное управление и  хозяйственную связь города с деревней.  

    Все сказанное, естественно, не означает, что среди господствующей антиэлиты, особенно на ее нижних управленческих этажах, нет людей талантливых, честных и инициативных.  Но чтобы они проявили свой потенциал, выдвинулись на первые роли и стали частью подлинной элиты – должен произойти тектонический сдвиг снизу. Чернь во главе с антиэлитой правит бал, пока спит народ. Будем надеяться, что наступает пробуждение.


Иванов Андрей Владимирович, д.ф.н., профессор Алтайского государственного аграрного университета,

г. Барнаул


 


Последнее обновление ( 14.02.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей