24.04.2017 г.
Главная arrow Главная arrow «Академия находится в полной власти правительства»





«Академия находится в полной власти правительства» Печать E-mail
Автор - публикатор   
04.04.2017 г.

Аскольд Иванчик; Наталия Демина  

 Интервью с докт. ист. наук, чл. -корр. РАН, членом Клуба «1 июля» Аскольдом Иванчиком. Беседовала Наталия Демина.

— Не поделитесь впечатлениями о событиях 17–20 марта (Общем собрании РАН и предшествовавших обсуждениях)?


ivanchik_askoljd_2.jpg

— Главное впечатление, что отмена выборов была проведена в максимально унизительной для членов Академии наук форме. Все мы знаем, что еще в четверг, 16 марта, никаких признаков отмены выборов не было, многие из нас получили по электронной почте программы кандидатов, было очевидно, что всё состоится. Кто-то узнал об отмене выборов в пятницу вечером, но большинство узнало, только приехав на Общее собрание.

Считаю, что это безобразие. Всем членам Академии показали, что их мнение ничего не стоит и с ними можно так обращаться — захотели и вызвали на собрание, захотели — и отправили. И без всяких объяснений... Конечно, это было сделано, совершенно очевидно, не по инициативе В. Е. Фортова и не по инициативе Президиума РАН, на них было оказано сильное давление. Они этого давления не выдержали. Не стоит их судить, вряд ли кто-то его выдержал бы.

Здесь нам в очередной раз ярко продемонстрировали, что слова об автономии Академии в ее внутренних делах — а это положение закона — фикция, никакой автономии нет, власть может делать с Академией всё что угодно. Думаю, что в этом и была задача. Думаю, что по этой же причине Фортову не было, видимо, разрешено провести выборы Президиума, что юридически было возможно. Нам еще раз показали, что Академия находится в полной власти правительства. И дальнейшее существование Академии после закрытия Общего собрания в понедельник оказалось полностью зависимым от доброй воли правительства.

Общее собрание обратилось к правительству с просьбой о продлении полномочий Президиума. Это такая просьба, которую можно удовлетворить и не удовлетворить. Сейчас мы знаем, что на следующий день премьер-министр подписал постановление о продлении полномочий Президиума и о назначении не того и. о. президента Академии, о котором просило Общее собрание.

Это довольно символично, и не удивительно, что появились сообщения о том, что готовится отмена выборов президента и замена их на назначение. Ну, назначение будет логичным продолжением процесса лишения Академии даже той минимальной автономии, которая у нее была, — того процесса, который начался с середины 2000-х годов. До сих пор его пиком была реформа 2013 года, ну а теперь вот новый этап наступил, посмотрим, чем это закончится.

— Возвращаясь к событиям понедельника, Общему собранию: жалеете ли Вы о том, что коллеги чего-то не сделали? Может быть, надо было вести себя по-другому, делать какие-то более резкие шаги?

— Я думаю, что практически никакого пространства для маневра у простых членов Общего собрания не было. Общее собрание устроено так, что почти всё происходящее зависит от Президиума, от того, кто ведет это собрание. В той жесткой форме, в которой оно велось, при практически полном отсутствии дискуссии, которая продолжалась час с небольшим и после этого была «обрезана», трудно представить, что можно было сделать. Правда, надо сказать, что форма была соблюдена, решение было принято путем голосования Общего собрания. Но обычно участники голосуют за ту формулировку, которую предлагает председательствующий.

Мне трудно сказать, что можно было здесь еще предпринять, кроме как просить слова. Многие его просили, некоторые его получили. Но это ничего не изменило, понятно, что решение было принято до Общего собрания и оно просто последовательно проводилось в жизнь председательствующим. То есть президентом Фортовым. Что можно было? Разворачивать лозунги — смешно, это ни на что бы не повлияло. Что еще?

— Встать и уйти, как это бывает в некоторых парламентах.

— Да, но это требует организации по фракциям, а внутри Общего собрания никаких фракций нет. Должны быть скоординированные действия. А я думаю, что, если бы некоторое количество членов Академии решило встать и уйти, это было бы несколько десятков человек, вряд ли они оказали бы влияние на ход собрания. Кроме того, это было бы — ну, демарш, ну и что.

Дело в том, что наличие кворума определяется при регистрации, в начале собрания. Если его участники зарегистрировались, то уходом из зала сорвать кворум уже не получится. Да и что бы это дало? Та ситуация, в которой мы оказались, была патовой. Выборы провести невозможно, потому что все три кандидата сняты. Выдвинуть новых кандидатов на Общем собрании невозможно, это противоречит Уставу. Выборы Президиума провести невозможно — потому что этого не хотел Фортов. И чего тут можно добиваться? Невозможно добиваться проведения выборов, если ни один из кандидатов не хочет в них участвовать.

— А если бы академическое сообщество не приняло никакого решения? Им же все-таки нужно было решение Общего собрания.

— Ну и что? Ну, решение не принято.

— Тогда бы выборы не отменили.

— Ну как же их не отменить? Выборы невозможно провести. Даже если бы никакого решения принято не было, в любом случае срок полномочий всего руководства Академии истекает в конце марта. Дальше — пустота. Голосование за то, чтобы обратиться с просьбой к правительству, давало некоторую лазейку, хотя, на мой взгляд, это противоречит Уставу. В Уставе нет такой нормы — «продление полномочий решением правительства». Но так не было бы вообще ничего. Тогда с конца марта Академия юридически перестала бы существовать.

— Да, тоже не выход… А что Вам сказал Фортов, когда Вы к нему подошли и стали просить слова?

— Он сказал, что просит не требовать проведения выборов Президиума, что их невозможно провести, если не выбран президент, а на мои слова, что по Уставу кандидатов в Президиум может предлагать действующий президент и там не оговорено, что он обязательно должен быть вновь избранным, он ответил, что никого предлагать не будет.

— Думаете ли Вы, что через восемь месяцев у Академии появится президент? Каков Ваш прогноз событий?

— Я думаю, что в Академии появится президент — через восемь месяцев или раньше, я не знаю. Перед нами две возможности развития. Закон об Академии может быть изменен, и может быть изменена избирательная процедура, но тогда всё зависит от того, КАК она будет изменена. Если будет вариант, что президент Академии будет не выбираться, а назначаться, то это значит, что никаких выборов не будет. Но тогда президент может быть назначен очень быстро.

Это крайне нежелательный вариант, потому что тогда Академия приобретет совершенно иную форму, будет полностью подконтрольна власти и крайне сложно будет сохранить какие-то остатки академических свобод, самостоятельности и автономии, которой пользовалась Академия даже в советские годы.

Изменять же Устав можно по-разному. Например, можно вернуться к норме об отказе от пожизненного членства, как это было в первом варианте закона об Академии 2013 года. Допустим, лишать академиков звания за что-нибудь, за плохое поведение. Это первый вариант. Второй вариант: всё остается так, как есть, но тут тоже не очень понятно — как, не нарушая Устав, провести выборы.

Если они хотят менять Устав, то он должен быть утвержден Общим собранием, а это значит, что нужно проводить до выборов еще одно Общее собрание. А кандидатуры выдвигаются, по-моему, за четыре месяца. Но можно Устав не менять, а принять решением этого «продленного» Президиума какие-то изменения в Положении о выборах, которые не обязательно утверждаются Общим собранием, а могут утверждаться Президиумом. Тогда выборы будут проведены через восемь месяцев, как и планировалось. Наверное, это лучший вариант.

Лучший из возможных сейчас вариантов — проведение выборов по нынешнему Уставу с какими-то изменениями в процедуре, если потребуется. Никто не знает, что именно требуется. Но, видимо, В. Е. Фортов не будет и.о. президента, В. В. Козлов не будет кандидатом, значит, требования о том, чтобы у всех был равный доступ к членам Академии, будет соблюден. А дальше посмотрим, кто будет выдвинут.

— В «Фейсбуке» были споры: не стоит ли использовать инструмент выхода из Академии как знак протеста? Опять же, возврат к истории Клуба «1 июля», когда академики и членкоры говорили, что выйдут, а сами не вышли. Это много раз обсуждалось — почему не вышли. Эта форма выхода из Академии остается действенной или нет?

— Никогда не шла речь о выходе. Из Академии невозможно выйти, в Уставе нет такой нормы. Членство в Академии пожизненное, и «только смерть может разлучить нас».

— Если человек скажет: «Не нужна мне больше Академия!» — то он не сможет уйти?

— Нет. То, что заявлял Клуб «1 июля», не было угрозой выхода. Если Вы помните, по первому варианту закона предполагалось Академию закрыть и создать новую, в которую бывшие члены принимались бы по личному заявлению. Так вот, члены Клуба заявили, что в новую Академию они заявления писать не будут. Это другое дело, это можно. Выйти из Академии наук нельзя. Я даже не знаю, можно ли отказаться от академической стипендии. Можно, конечно, переводить ее на благотворительность, но ты всё равно будешь ее получать.

— Большое спасибо за интервью.

 

Аскольд Иванчик


Беседовала Наталия Демина 

http://trv-science.ru/2017/03/28/akademiya-nakhoditsya-v-polnoj-vlasti-pravitelstva/

 

Последнее обновление ( 04.04.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей