23.09.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Не решая ключевых проблем: о новых поправках в Гражданский кодекс





Не решая ключевых проблем: о новых поправках в Гражданский кодекс Печать E-mail
Автор - публикатор   
08.07.2017 г.

Татьяна Куликова, экономист

В минувшую пятницу (7 июля) Государственная дума приняла во втором (основном) чтении блок поправок в Гражданский кодекс РФ (ГК), касающийся регулирования финансовых сделок (законопроект №47538-6/10).

 Указанные поправки можно рассматривать как попытку оказать некоторое позитивное влияние на финансовый сектор, но кардинальных улучшений, к сожалению, ждать не приходится.

Возможно, наиболее важной для рядовых граждан частью указанного законопроекта являются поправки, направленные на регулирование рынка непрофессиональных долговых отношений и борьбу с ростовщичеством в этой сфере (поправки в ст. 809 ГК РФ). Речь идет о ситуациях, когда один гражданин дает в долг другому гражданину; либо в качестве кредитора выступает юридическое лицо, не являющееся «профессиональным кредитором», т.е. не являющееся банком, ломбардом, кредитным кооперативом, микрофинансовой организацией и т.п., и, следовательно, не подпадающее под надзор ЦБ. До сих пор такие отношения никак не регулировались, потому что они не подпадали под действие закона о потребительском кредите, который содержит ограничения на процентную ставку по кредитам, выдаваемым «профессиональными кредиторами».

В новых поправках вводится понятие «ростовщический процент», под которым понимается процент «в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и поэтому являющийся чрезмерно обременительным для должника». Размер процентов по долговым обязательствам между гражданами и прочими непрофессиональными кредиторами, согласно поправкам, «может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах». Это очень расплывчатые формулировки, и многое остается на усмотрение суда: какую ставку процента считать «обычно взимаемой в подобных случаях», является ли ставка процента в договоре «чрезмерно обременительной» для конкретного должника, и т.д. Такая нечеткость формулировок означает, что должник сможет лишь надеяться, что суд защитит его от ростовщиков, но быть в этом уверенным он не сможет. Более того, как уже многократно подчеркивалось, чем шире у чиновников или судей пространство для принятия произвольных решений по своему усмотрению, тем больше риск коррупции.

Тем не менее, появление в законодательстве хотя бы такого инструмента для защиты граждан от «серых ростовщиков» - это уже шаг вперед, хотя и небольшой. Теперь, чтобы этот инструмент мог принести пользу, необходимо прописать (возможно, в подзаконных актах или в постановлении пленума Верховного суда) его детали и критерии применения более конкретно. Например, следует четко определить, какую процентную ставку следует считать «обычно взимаемой»; при этом возможно, что в разных ситуациях она может быть разная, но все это должно быть формализовано в документах.

Еще одна новация – это возможность некредитным организациям выдавать займы в форме кредитных линий (так называемые консенсуальные займы) – т.е. должник сможет брать не всю сумму сразу, а постепенно, и при этом кредитор будет обязан предоставить средства в указанный в договоре срок и в указанном объеме. Сейчас такие займы могут выдавать только банки. Комментаторы из провластных СМИ утверждают, что эта новация поможет резко увеличить кредитование реального сектора и в особенности венчурных проектов, так как им особенно удобны кредиты такой структуры, и они теперь смогут их брать не только в банках, но и в инвестиционных компаниях и даже негосударственных пенсионных фондах. Однако, на мой взгляд, не стоит переоценивать позитивный эффект этой новации. Ведь проблема «кредитного голода» не в том, что сейчас нельзя подобрать удобный тип кредитного договора, а в высоких процентных ставках и в слишком жестких (невыполнимых для многих потенциальных заемщиков) условиях договоров в отношении залогов и т.п

Еще одна новация, о которой следует упомянуть, дает кредитору право требовать досрочного возврата кредита в случаях, предусмотренных договором. До сих пор в явном виде в ГК такая норма отсутствовала, поэтому договоры, содержащие условия, согласно которым банк имел право досрочно требовать возврата кредита при наступлении каких-то особых обстоятельств, были вне регулирования, т.е. суды по-разному относились к подобным договорным условиям. Теперь такие условия договора (называемые ковенантами) однозначно признаются юридически обязывающими для должника. Это защищает кредитора (т.е. банк), но должника (предприятие или домохозяйство) ставит в крайне рискованное положение. Дело в том, что финансово-малограмотному человеку тяжело разобраться во всех ухищрениях банковских юристов. Представьте себе, например, договор ипотеки, в котором у заемщика прописана (конечно же, весьма завуалированно) обязанность досрочно погасить кредит в случае, если он потерял работу.

Таким образом, подобная норма, взятая сама по себе, может оказаться опасной. Поэтому одновременно с ее принятием в законодательстве необходимо прописать ограничения на ее применение в отношении тех категорий договоров, где должник особенно уязвим. Иначе будет больше вреда, чем пользы. 

 

Последнее обновление ( 08.07.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей