21.11.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Не родные для Родины





Не родные для Родины Печать E-mail
Автор - публикатор   
12.07.2017 г.

Михаил Чванов

Депутат Госдумы Константин Затулин опубликовал статью «Президент открыл двери для соотечественников. Кто против?» («Литературная газета» № 23, 2017). В ней показал, сколь нелёгок путь к российскому гражданству. Сделал вывод: нужны поправки в Закон о гражданстве РФ. Разговор продолжает писатель из Башкирии Михаил Чванов.

Kollazh Astana Moskva 

Когда будет наведён порядок в вопросе получения гражданства России?

Как известно, актёр Депардье, обидевшись на налоговую систему Франции, решил взять гражданство России. Паспорт ему вручал наш президент. Актёр ненадолго задержался в РФ, а о своём отъезде так сказал Canal+: «Если когда-нибудь соскучусь по такой жизни, могу пару дней пожить в своём сарае». Но вообще-то сюда он больше не собирается. Немало шума было вокруг вручения паспорта РФ вышедшему в тираж боксёру из США. Но существуют вопросы и более безотлагательные.

Ежегодно в Москве собирают форум соотечественников: приглашают потомков именитых фамилий – графов и князей, которые эмигрировали ещё до революции. Это, конечно, отрадно, что Россия собирает под крыло соотечественников. Но есть и проблемы. Да, ведётся большая законотворческая работа по упрощению получения гражданства.

Однако проще не становится, о чём и писал Константин Затулин.

По-прежнему тысячи бывших граждан России, которая называлась СССР, по 10–20 лет бьются как рыба об лёд, чтобы получить наше гражданство. На словах провозглашается одно, на деле совсем другое.

Вот несколько примеров.

Здесь у нас, в Надеждине, где находится Музей семьи Аксаковых, настоятелем храма был беженец из Западной Украины отец Пётр. В течение восьми лет он с семьёй каждый год вынужден был отправляться в поездку к границе России, чтобы с проставленным штампом о её пересечении и тяжким грузом унижений вернуться обратно. Это давало право продлить вид на жительство. В конце концов я не выдержал, позвонил тогдашнему секретарю Совета безопасности при президенте Башкирии, в прошлом ответственному чиновнику МВД, и высказал ему всё, что думаю. Он сказал: «Даю слово офицера – через месяц он получит паспорт». Через полтора месяца он растерянно позвонил: «Я не представлял, насколько это сложно, что у нас такое запутанное законодательство. Но я сдержу слово, рано или поздно он получит российский паспорт…»

В Париже я познакомился с таксистом, Юрой-десантником. В Афганистане, тяжелораненый, он попал в плен, в котором провёл пять лет. Выкупленный католической благотворительной организацией (прямых путей в Россию не было), окольными путями добрался до юга Франции, где нашёл работу. Два года поездок в Париж, ожидания в очередях в российском консульстве – там всего два дня по два часа в рабочее время выделяли для подачи документов. И ночёвки в сквере, объяснения с полицией и работодателем.Потом из дома письмо: умерла мама – последнее, что связывало с Россией. «Давай, попробую помочь», – предложил я. «Нет, теперь не хочу, Россия стала для меня мачехой».

Солдат-афганец вернулся на Родину через 20 лет – с женой афганкой и двумя сыновьями. После мытарств сыновьям удалось оформить российское гражданство. А у жены уже почти 10 лет нет даже вида на жительство. Каждые три года пересекает границу Афганистана туда и обратно. Бессилен помочь оказался даже герой-афганец генерал Руслан Аушев. Николай вынужден вахтово работать на Севере, а жена периодически получает предписания покинуть Россию. Участковый вручает их без скандалов – кроме погон есть совесть у человека. Но боязнь быть высланной привела женщину к инфаркту...

Сколько таких судеб!

Нередко решившего вернуться на родину встречают равнодушием, унижением достоинства.

В газете «Республика Башкортостан» прочёл статью Галины Тряскиной «Не родные на Родине». Полгода назад из Казахстана в Россию, не выдержав притеснений со стороны переселившихся туда монгольских казахов, перебралась русская семья Харьковых – четверо взрослых и пятеро детей. Пришла семья не с пустыми руками: с двумя орловскими рысаками, козами, поросятами, гусями, другой живностью. Ждали, что Родина, в своё время отправившая их родителей поднимать целину, примет радушно. А начались мытарства. С каждого из них – русских людей! – затребовали сертификат на знание русского языка! И ещё кипу бумажек – по 60 тысяч рублей с каждого. Много было мытарств, писем, запросов. И всё-таки помощь пришла. Содействовали сотрудники газеты, отозвались и рядовые граждане: кто деньгами, кто одеждой. По моей просьбе опубликовала номер сберкнижки одного из Харьковых московская газета «Слово».

Прошло полгода. Вид на жительство Харьковым оформить не удалось. На постоянную работу не брали, а если куда-то и брали, то платили копейки. За детские медосмотры и любое обращение за медпомощью тоже, как с иностранцев, требовали плату. На это и на еду уходили деньги, присланные добрыми людьми.

У младших
Харьковых, Татьяны и Дмитрия, родился сын. Правда, и с родами не всё было просто. Татьяну отвезли в районную больницу в с. Языково, но там, сделав укол, не приняли. Через три дня пришлось ехать снова, но языковская больница просто отфутболила их в неблизкую Уфу, где они попали в роддом № 4. Для Харьковых стало потрясением, когда в роддоме их встретили как родных, окружили заботой.

Рождение Михаила принесло за радостью горечь. С последнего места работы, из животноводческого хозяйства, где платили им по 5 тысяч рублей в месяц, пришлось уволиться, а безработные иностранцы могут быть в России не больше трёх месяцев. А тут ещё вопрос с получением документов на Мишу. Русский по отцу и матери, подданным РФ он быть не мог – у родителей же казахстанские паспорта! Так что семье, чтобы не быть выдворенными, надо пересекать российско-казахстанскую границу туда-обратно…

Мне позвонил Виктор Алексеевич Линник, главный редактор газеты «Слово»:

– Валентин Михайлович Фалин, бывший секретарь ЦК КПСС по международным делам, один из тех, кто перечислял деньги Харьковым, рассказал их историю губернатору Белгородской области Евгению Степановичу Савченко. Тот готов принять семью!

Звоню Дмитрию Харькову, чтобы обрадовать, и узнаю, что… они возвращаются в Казахстан.

– Вернётесь?

– Нет, не вернёмся, – жёстко отвечает Дмитрий. – Жизнь в России не сложилась. В Казахстане хоть сможем узаконить рождение ребёнка.

– О вас узнал белгородский губернатор Савченко. Готов забрать!

– Мы столько натерпелись, что уже никому не верим. Да что теперь говорить, мы в поезде, скоро казахстанская граница. Пути назад нет…

Жаль, что новость из Белгорода пришла слишком поздно. Но всякому терпению людскому есть предел. В течение месяца, сколько ни набирал телефон Дмитрия, слышал в ответ: «Телефон выключен или находится вне зоны действия сети».

Порадуемся за дружественный Казахстан: число его жителей увеличилось ещё на одного русского человека.

06.07.2017

Источник: Литературная газета

Последнее обновление ( 12.07.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей