25.09.2017 г.
Главная arrow Главная arrow За что сражается Донбасс?





За что сражается Донбасс? Печать E-mail
Автор - публикатор   
17.07.2017 г.

Язык, идентичность и свобода: размышления итальянского ученого

 

Элизео Бертолази

bertolasi_eliseo.jpegВ Малом зале Государственного Кремлевского дворца в Москве прошла международная конференция «Русский мир: настоящее и будущее», приуроченная к десятой годовщине фонда «Русский мир». В ней приняли участие представители более 80-ти стран – деятели культуры, науки, преподаватели русской литературы и языка, политологи, писатели, представители СМИ, православного духовенства. Участники конференции солидарны в понимании Русского мира как уникального фактора цивилизации, духовной общности ценностей, независимо от гражданства, национальности, веры и т.д.

На встрече обсуждались вопросы идентичности и консолидации Русского мира, сохранения классического наследия и развития русского языка и культуры. Вспоминаются слова русского писателя Александра Ивановича Куприна: «Язык – это история народа! Язык – это путь цивилизации и культуры. Именно поэтому изучение и сбережение Русского языка является… насущной необходимостью».

Хочется отметить содержательное и важное выступление историка и политолога Вячеслава Никонова, автора книги «Лидерство по-русски», на обложке которой он процитировал А.В. Суворова: «Мы русские и потому победим». В. Никонов обратился с благодарственной речью ко всем присутствующим, и особенно к тем русским, которые живут за рубежом, но продолжают чувствовать себя частью Русского мира.

Русский язык и русская литература – это бесценный вклад России в мировую культуру. Это наследие, безусловно, принадлежит не только русским, проживающим на территории России, но и всем тем русским, часто дискриминируемым, которые проживают в государствах, возникших на обломках СССР. Это духовное богатство принадлежит и тем, кто не говорит по-русски, но находится в русскоязычной среде и тем, кто из любознательности или любви к русской культуре изучает русский язык.

Это духовное наследие нуждается и в изучении, и в охране. В охране, потому что язык – часть материальной и духовной культуры народа – постоянно подвергается воздействию внешних факторов, зачастую его загрязняющих. И это не только влияние английского языка, который все больше становится языком международного общения, но и новых способов коммуникаций, введенных современными технологиями, которые, безусловно, несут риск прогрессирующего языкового обнищания.

Дэвид Кристл в своей книге «English as a global language» («Английский как глобальный язык») о превращении английского в общемировой язык говорит: «Это будет мир, в котором выжил только один язык». Этот сценарий теоретически может воплотиться в ближайшие пятьсот лет, что было бы небывалой интеллектуальной катастрофой. Честно говоря, с трудом удается представить подобное развитие событий. Мы предпочитаем рассматривать языковое разнообразие как бесценное достояние, от которого хотя бы часть человечества ни в коем случае не откажется.

Каждый язык, подобно людям, на нем говорящим, обладает своей идентичностью, индивидуальностью и душой; преподавание языка или его изучение не сводятся лишь к приобретению навыка письма и речи, это попытка передачи или освоения его идентичности, индивидуальности и души.

 

Родной язык – это право на идентичность

Строго говоря, для передачи какого-либо сообщения можно без проблем использовать любой язык. Но эта функция языка вторична по сравнению с тем, что язык – это носитель идентичности.

Разве язык не является важным элементом, отличающим один народ от другого, «нас» от «них»? Элементом, который, к примеру, в прошлом отделял людей античной цивилизации от тех, кто мог издавать только странные и невразумительные гортанные звуки. Именно на этой лингвистической основе, эллины и противопоставляли себя варварам.

Даже сегодня употребление конкретного жаргона служит для обозначения принадлежности к определенной субкультуре, которая стремится подчеркнуть свое отличие от любой другой или от окружающего общества.

Бесспорно, язык и идентичность находятся в тесной взаимосвязи.

Лингвистическая гомогенность часто расценивается этнологами и лингвистами как показатель социальной, этнической и культурной однородности. Язык в большей степени, чем другие аспекты культуры, дает возможность провести историческую реконструкцию и установить происхождение разных народов, выявить их общие корни. После установления связи «язык = культура, общество, этническая группа» легко проследить историческую схему как образования языков, так и образования народов. Этот вывод является следствием развития индоевропейских лингвистических исследований.

В системе, ставящей в центр человеческую личность с ее неотъемлемыми правами, решающее значение имеет родной язык, которым человек пользуется для выражения себя, своих эмоций. Это язык для общения с теми, кто находится в той же группе культурного происхождения. Понятие «родной язык» подводит нас к вопросу о культурной самобытности и, более конкретно, к праву на культурную самобытность.

Родной язык, вместе с верой (религией) и традициями является одним из наиболее важных факторов в развитии и укреплении культурной идентичности.

На нашей планете ныне существует около шести тысяч языков, каждый из которых является выражением определенного видения мира, представляет целостную систему ценностей и смыслов, а все вместе они справедливо отражают культурное разнообразие человечества.

Действительно, надо уделить большое внимание связи и взаимозависимости между языком, культурой и идентичностью. Каждый из этих трех факторов не может существовать независимо друг от друга. Сегодня для россиян самыми важными являются традиционные ценности: семья, страна, защита ее границ и идея многополярного мира. Эти ценности Русского мира противостоят сегодня идеям западных прогрессистов, которые яро пропагандируют свои «не-ценности» и свой образ мышления: глобализм, неолиберализм и релятивизм. 

«Мой город стоит на крови, за то, что не встал на колени»

Однако есть ситуации, когда в одном ряду с понятиями «язык, культура, идентичность» появляется новое – «свобода». Бывает, когда именно этот фактор позволяет народу заявить о своем праве говорить на родном языке, сохранить свою идентичность, свою культуру и традиции. Самый яркий такой пример в наши дни – это борьба народа Донбасса за сохранение своего законного права выбора.

Борьба украинских националистов за использование украинского языка велась с позиции «потеря языка – это потеря Украины». При этом подразумевалось, что украинский язык станет антагонистом русскому языку. Украинский президент П. Порошенко 7 ноября 2014 года сказал: «Мы, украинцы, говорим на разных языках, но только один язык – украинский – имеет и будет иметь особый государственный статус, потому что мы твердо знаем: живет украинский язык — живет Украина, и никогда не дадим поставить его под угрозу».

Только ли язык определяет украинскую идентичность, позволяет чувствовать себя украинцем? Или этот элемент идентичности становится на Украине запредельно высоким символом нации в борьбе за сохранение своей жизнеспособности?

В такой многонациональной и многоязычной стране как Украина в вопросе языка всегда чувствовалась напряженность, особенно в отношении русского языка, языка меньшинства, но одновременно и основного языка в стране.

С момента переворота в феврале 2014 года и прихода к власти в Киеве хунты, националистов, сделавших своим знаменем русофобию, в отношении русского языка произошли мгновенные и радикальные изменения. Закон «Об основах государственной языковой политики», который был инициирован пророссийским крылом Партии регионов, официально вступил в силу 10 августа 2012 года и был отменен в Верховной Раде в день захвата власти хунтой 23 февраля 2014 года, хотя тогдашний президент Александр Турчинов отмену закона не подписал.

Это был первый политический акт правительства, которое пришло к власти в результате путча и массовых беспорядков Евромайдана. Страна – в огне, фактически разделена на две части, с перспективой предстоящей гражданской войны (что вскоре и произошло). Что при этом делает новое правительство? Отменяет использование русского языка, а по сути, подвергает дискриминации миллионы своих граждан. В то время, когда страна должна объединить все усилия в поисках общей позиции и компромисса, отмена закона о языковой политике еще более усиливает скептицизм регионов Юго-Востока в отношении новой власти, которая с самого начала повела себя по-русофобски. Это вскоре переросло в вооруженное восстание регионов Луганска и Донецка против Киева.

Депутат от украинской партий «Свободы» Ирина Фарион на заседании Верховной Рады 11 апреля 2014 года, обращаясь к «москва-говорящими» (русскоговорящим), заявила: «Русский язык – язык оккупанта» или «Хамов просто посылают, а оккупантов расстреливают», и «тогда у нас будет согласие на языковом фронте».

Русскоязычные Донбасса и юга Украины просто хотели сохранить свой язык, свое право свободно говорить на родном языке, и никогда не выдвигали требования жителям Центральной и Западной Украины отказаться от украинского языка в пользу русского.

На мой взгляд, нынешняя война Донбасса имеет специфические особенности с точки зрения идентичности. В этой связи я называю её «первой после распада СССР войной русских за свою самобытность, за свои ценности».

Донбасс, однако, является регионом этнически довольно однородным, из-за ряда исторических причин имеющим высокий процент русских. С приходом к власти самых радикальных фракций украинских националистов здесь четко поняли, что теперь им грозит потеря российской идентичности и полная украинизация, ассимиляция. Вот причина того, что народ Донбасса восстал с оружием в руках – чтобы защитить не только свою землю, но и собственную идентичность, в том числе и право говорить на родном языке.

Как антрополог и этнограф я всегда пытаюсь поддерживать свои утверждения конкретными примерами. Вот два из них.

Осенью прошлого года в одной из школ в Донецке я увидел лозунг, написанный учениками, он точно и кратко выражает концепцию этой войны: «Мой город стоит на крови, за то, что не встал на колени». «Встал на колени» здесь означает жизнь в подчинении с точки зрения идентичности.

В декабре 2014 года я присутствовал на уроках в другой школе Донецка. За окнами слышен был грохот бомб… Меня очень тронуло, когда преподаватель русской литературы, после нескольких лет обязательного преподавания предмета на украинском языке, открыла русские книги и взволнованным голосом, со слезами радости на глазах сказала своим ученикам: «Дорогие мои ребята, проводим урок на русском языке, нашем языке, языке нашего народа, языке наших отцов. Поговорим о поэте Сергее Есенине, одном из крупнейших в русской литературе, “нашей” литературе». И школьники и учителя радостно обнимали друг друга! Некоторые даже не сдерживали слез…

Сейчас в школах Донбасса изучают русский язык, а украинский язык преподается факультативно как иностранный.

Говорить на родном языке – это простой и естественный как дыхание акт. Но отсутствие этой возможности ощущается человеком как отсутствие воздуха, невозможность дышать.

Язык – это жизнь, и от родного языка человеку невозможно отказаться. 

 

Фонд «Русский мир» был учрежден указом президента Российской Федерации В.В. Путина 21 июня 2007 года. Организация осуществляет преподавательскую деятельность, занимается продвижением русского языка и русской культуры за рубежом. Фонд открыл более 250 центров в 73 странах по всему миру. На сегодняшний день его партнерами являются около пяти тысяч организаций и учреждений в более чем ста странах мира.

14.07.2017

 

http://www.stoletie.ru/rossiya_i_mir/za_chto_srazhajetsa_donbass_417.htm

__________________


Элизео Бертолази - итальянский ученый: антрополог, этнограф и журналист.

 

 

 

Последнее обновление ( 17.07.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей