19.08.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Георгий Павленко. К нескончаемому «булл, булл, булл!»





Георгий Павленко. К нескончаемому «булл, булл, булл!» Печать E-mail
Автор - публикатор   
19.07.2017 г.

Это колокольное «булл», что в заголовке настоящей статьи, вместо аббревиатуры БУЛ (Библиотека украинской литературы), я позаимствовал у писателя Сергея Сокурова.

Лет десять тому назад на глаза мне попалась его взрывная публицистическая работа «Охота на бронтозавра», в которой шла речь о центре укронационалистической, русофобской пропаганды не где-нибудь за новыми границами РФ, а в её столице, о протестных акциях патриотической молодёжи Москвы у стен БУЛ. Названная статья легко открывается в и-нете. [См. также др. его статью «И вновь БУЛ!» из цикла публикаций о "БУЛ". - Ред.] sokurov.jpg

С.А. Сокурова я знал с начала 90-х годов. Тогда, будучи активистом Международного Фонда славянской письменности и культуры, я был послан редакцией «Славянского вестника» во Львов для ознакомления с деятельностью возникшего на западе Украины, в Галиции, Русского общество им. А. Пушкина. Имя его основателя и руководителя, писателя Сергея Анатольевича Сокурова, было всюду в среде соотечественников нового зарубежья на слуху. По результатам своей поездки я опубликовал в прессе России материал о русских жителях Прикарпатья, отстаивающих в недружественном окружении родную речь, культурные учреждения и русские школы. Позже я узнал, что С.  Сокуров, в знак протеста против набирающей силу русофобии в Галиции, вышел из украинской «спилкы пысьмэнникив», зарегистрировался в СП России и, возвратившись на Родину в звании Почётного координатора РО им. Пушкина, его официальным представителем в РФ, поселился в Подмосковье.

И вот эта «Охота на бронтозавра». Не статья, а снаряд, посланный в гущу русоненавистников! С тех пор я не выпускал из виду ее автора. Узнал, что его приняли главным библиотекарем в БУЛ. Неудивительно: Сергей Анатольевич, почти полвека проживший на Украине, отлично владеет «мовой», её галицийским диалектом; он читает произведения украинских авторов на языке оригинала, знает всю подноготную межнациональных русско-украинских отношений. Ничем этим не обладала новая директор БУЛ Н.Г. Шарина. Поэтому опытный украинист стал для неё находкой. Он сразу обнаружил на легко доступных полках учреждения буквально залежи русофобской литературы «на языке Степана Бандеры», составил список «грязных книг» для директора, указал ей на недостатки в организации работы библиотеки, пользователи которой были, по преимуществу, «украиномовные» граждане России.

Гражданской обязанностью директора БУЛ, коллектива работников было участие в воспитании патриотов России, а не случайных жителей страны, не западников. Как реорганизовать это учреждение, коему надлежит быть и воспитательным, Сокуров предлагал в служебных записках на имя Шариной. Кроме того, главный библиотекарь, имеющий опыт работы в учреждениях культуры (он возглавлял Русский культурный центр во Львове, служил начальником отдела издательства и информации в одном из департаментов ПМО), разработал и подал Н. Шариной «Концепцию работы Библиотеки украинской литературы».

Директор БУЛ Шарина (с солидным стажем, способный библиотекарь, по мнению Сергея Анатольевича) вначале прислушивалась к предложениям своего главного библиотекаря, высказывала намерения начать должные преобразования во вверенном ей учреждении ГУК ЦАО Москвы. Но вскоре, как предполагает Сокуров, у Натальи Григорьевны появились настойчивые советчики, умелые в убеждении плохо информированных и колеблющихся слушателей. А директор Шарина совсем не ориентировалась ни в чём, что касалось Украины, говорит бывший украинский долгожитель. Скорее всего, думает Сокуров, среди тех советчиков могли быть заместитель директора Крикуненко, какие-то лица из общественной организации украинской диаспоры в Москве, возможно, посольские, от Киева, люди. Как бы то ни было, Шарина, как говорится, «в один прекрасный день» приступила к решительному противодействию планам мероприятий, кстати, ею накануне одобренным, своего главного библиотекаря.

Так, в День украинской соборности (один из главных праздников незалежной Украины) был демонтирован стенд, наглядно рассказывающий посетителям библиотеки об истинных фигурах нашей общей истории, благодаря которым разрозненные, разобранные по разным странам украинские этнические земли оказались собранными в одно целое – в УССР и нынешнюю Украину. Этот стенд задумал и своими руками осуществил Сокуров с одобрения Шариной. Но в урочный день вместо него появилась выставка, посвящённая событию ложному, прославляющая утверждённый президентом Кучмой петлюровский «Дэнь злукы» (единенеия) в 1919 году, когда исключительно на бумаге «соединились» в Киеве УНР и львовская ЗУНР, которые в реальности уже не существовали.

Далее, Шарина под различными предлогами отказалась отмечать в библиотеке годовщину Петровского Гражданского шрифта, общего для двух народов, проигнорировала чествование одного из юбилеев русско-украинского первопечатника Ивана Фёдорова, чья жизнь неразрывно связана со Львовом, уклонилась от представления в библиотеке результатов творчества тех писателей-малороссов, которые в своих произведениях воспевали русско-украинское единство. Все эти мероприятия были предложены и готовились Сокуровым при помощи замдиректора по связям с общественностью Б.А. Беспалько. В 2009 году попечительством Правительства Москвы была выпущена книга С. Сокурова «Мотивы новой Руины» - сборник очерков о тех трагических событиях на Украине, которые разрушали единство двух родственных народов, ослабляли общее государство восточных славян. Сборник удостоился премии, Диплома ПМ и Союза журналистов Москвы, автор был назван в числе «Журналистов Года». Честь не только для него, но и для места его работы. В мэрии Москвы наметили презентовать «Мотивы» в БУЛ, в присутствии представителей МИД РФ и Правительства Москвы. Шарина презентацию отменила под предлогом выраженного ей по телефону недовольства «братьев и сестёр» из Украинского центра на Арбате (так объяснила своему сотруднику), вызвав недоумение приглашённых. Видимо, что-то более важное и соблазнительное для неё стояло на кону. Что? Этот вопрос через несколько лет предстояло решить суду. Однажды, в отсутствие Сокурова, Шарина приняла как дорогого гостя навестившего Москву из Киева – поэта Дмытра Павлычко, чью книгу «За нас», воспевающую стихами Джохара Дудаева, Шамиля Басаева, их банду, главный библиотекарь потом обнаружил в читальном зале. Но Шарина могла сослаться, что украинских стихов она читать не способна (скорее всего, она вообще ничего не знала о «гетмане русофобов», как называет Сокуров поэта, у которого в стихах названного сборника победители Гитлера идут по залам Кремля «по колена в крови»). Говорят, что эта книга фигурировала в суде над Шариной в числе других подобных. Довелось Шариной с такой же помпой принимать и депутата ВР Украины, печально известного Ляшко, тоже русофоба из русофобов, но это уже другая история, моего героя не касающаяся. Уверен, если бы на этих приёмах оказался Сергей Анатольевич, то это были бы совсем другие приёмы…

Потеряв надежду перевоспитать Наталью Шарину, как говорит Сокуров, эту гражданку нерусского мира в русскую патриотку, главный библиотекарь БУЛ, которую он назвал «оранжевым пятном в центре Москвы», поставил своей целью привлечь внимание к «пятну» общественность страны своими статьями. И они брызнули с его пера, злободневные и острые. Я познакомился со многими из них, «забивая» в и-нет имя автора и название библиотеки. Обратите внимание на «Дело Кононенко живёт и побеждает Наталью Шарину». Голос Сергея Анатольевича в прессе поднял на новые акции протеста у порога БУЛ патриотическую молодёжь из ОД «Местные» и «Евразийцев», появилось в печати письмо неравнодушных москвичей в адрес мэра С.С. Собянина. Преподаватель МГИМО, издатель, академик А.Н. Самарин предоставил Сокурову, уже уволенному Шариной, возможность провести весной 2011 года пресс-конференцию в Москве под названием «Библиотека украинской русофобии», вызвавшую интерес прессы России и Украины. Муниципальный депутат района Якиманка Д. Захаров заявил в печати о своей решимости ликвидировать это «бандероское подполье» и, по всей видимости, именно он обратился в «органы правопорядка» [http://www.newsru.com/russia/29oct2015/bibl.html]. Сокурова и других причастных к делу допросили. Года два назад Сокуров дал большое интервью «День-ТВ», в котором несколько раз убедительно повторил: Шарину не надо судить, её просто надо снять с занимаемой должности за неумение, за нежелание справляться с проблемами специфического учреждения культуры http://www.dentv.ru/content/view/sergej-sokurov-natalyu-sharinu-sazhat-ne-nado/.

 

Далее известно: многолетнее, с перерывами, следствие, суд, признавшей Шарину виновной по предъявленным обвинениям, не помню формулировку, что-то сказано об экстремистской литературе, кажется, статья 282…

sharina_v_zale_suda.png

О финальных событиях я узнал позже. Насколько мне известно, последние годы писатель в деле Шариной не участвовал. Свой долг он выполнил - печатным словом возбудил общественное мнение. Разумеется, недруги России и равнодушные к её судьбе, считающие «общечеловеческие ценности» дороже ценностей отечественных, принялись отыгрываться на общественном обвинителе, инициаторе всему делу, составляя компанию уже освобождённой от домашнего ареста экс-директорши, которая с помощью правозащитников-либералов продолжает искать защиту её якобы поруганной чести в России и за границей. Она раздаёт интервью, не заботясь о доказательствах обвинений в адрес тех, кто, по её мнению, привёл её на скамью подсудимых.

 

Меня поразила необъективность интервью, взятого у Н. Шариной Зоей Световой. Мало того, что журналистка ограничилась мнением только одной стороны о событиях в БУЛ - мнением особы, признанной виновной и осуждённой (слава Богу) условно. Интервью получилось ещё как бы и обвинением в адрес нескольких лиц и организаций, в первую очередь в адрес С. Сокурова. Невольно возникают различные догадки и подозрения. Их, разумеется, не возникло бы, если бы вслед, впритык, публиковалось бы и другое интервью, взятое, например, у Сокурова. Он легко, документальными фактами опроверг бы большинство высказываний, исходящих от раздражённой, обиженной женщины, считающей себя невинной жертвой какого-то заговора против неё. Не мог, например, и это я знаю доподлинно, Сокуров возмущаться отказом Шариной чествовать Ленина, ибо писатель не принадлежит к числу его апологетов. Не точна, мягко говоря, Наталья Григорьевна и в трактовке львовских событий: Почётный координатор РО Сокуров и по сей день является официальным представителем организации соотечественников львовщины в России. Нет возможности опровергать и дальше все эти разнознаковые и порой противоречащие друг другу вымыслы. А вот парное интервью (с Шариной и Сокуровым, вместе или отдельно) было бы объективным. Впрочем, второе и брать не было особой нужды. Оно есть в материалах сайтов «За возрождение отечественной науки», «Русский мир. Украина», на том же «День-ТВ».

 

Отдав с молодых лет свои помыслы и творчество, практическую деятельность всему тому разнообразному и неисчислимому, что зовётся «кратким словом Русь», Россия, я, автор этой статьи, считаю свою встречу с Сергеем Сокуровым в далёком 1992 году, удачей своей жизни. Ибо я нашёл пример для подражания – пример верного служения Родине, стойкости, неутомимости, честности и чести. Сокуров ставит цель и достигает её прямым путём, открыто: «Иду на вы!». И, возможно, этим осложнчяет свою жизнь.

 

http://zavtra.ru/blogs/k_neskonchaemomu_bull_bull_bull

______________

См. также:  Библиотека украинской литературы в Москве как зеркало Майдана

 «Охота на бронтозавра»

 

Последнее обновление ( 19.07.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей