19.08.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Мы платим США дань как уже побежденные





Мы платим США дань как уже побежденные Печать E-mail
Автор Редактор   
27.07.2017 г.

Профессор Катасонов: что хотят замаскировать скорым объединением ФНБ и Резервного фонда 

Валентин Катасонов 

Тема валютных резервов Российской Федерации сегодня стала очень популярной. Недовольство финансовой политикой растет. Сегодня даже домохозяйка знает, что, наращивая валютные резервы, мы помогаем другим странам, а не своей экономике.

katasonov_10_a.jpg 

Значительная часть валютных резервов РФ представлена долларами США. Понятно, что это не бумажные банкноты, которые размещаются в своих хранилищах. Доллары размещаются в виде банковских депозитов на счетах зарубежных, прежде всего — американских банков. Разве это не поддержка американкой банковской системы?

Еще большая часть долларов США в долговых бумагах американского казначейства. Разве это не поддержка нашего геополитического противника? Ведь покупая американские казначейские облигации и другие долговые бумаги, Россия кредитует американское правительство, помогает ему закрывать образовавшуюся бюджетную «дыру». А «дыра» возникла, как признают американские эксперты, в результате гигантских военных расходов. Против кого направлены военные приготовления Америки? Очевидно, в первую очередь, против России.

Получается, что собственные банковские структуры работают против России. И правильнее их было бы назвать сегодня филиалом Федеральной резервной системы США.

Вот вам самые свежие данные из официальной американской статистики. В мае 2017 года банковская система РФ нарастила портфель казначейских бумаг США на 3,8 млрд. долл. по сравнению с апрелем. Этот портфель достиг величины 108,7 млрд. долл. В списке иностранных держателей казначейских бумаг наша страна поднялась с 14-го места на 13-е, обойдя Сингапур.

Отмечу, что когда начались экономические санкции против России весной 2014-го, наметилась некоторая тенденция к сокращению нашего портфеля казначейских бумаг США. В октябре прошлого года его величина опустилась до 74,6 млрд. долл. И вот за последние полгода портфель увеличился на 34,7 млрд. долл. (или на 45,7%).

Трудно сказать, чем обусловлен такой стремительный рост. Может быть расчетом на то, что администрация нового президента Трампа ослабит экономические санкции против России? Но мы видим, что Трамп наоборот — обещает их до конца года ужесточить.

Может быть, причина в нашей слабости? Или в предательской политике финансистов? Не знаю.

Вот на днях произошло очень знаковое событие. Наша прокуратура объявила, что в отношении банка «Югра» было вынесено незаконное решение (у него отобрали лицензию и ввели временную администрацию). На моей памяти это первый случай такого вмешательства прокуратуры.

Конечно, отзыв лицензии у «Югры» — серьезное действие. Но думаю, что еще более важным вопросом для прокурорского расследования могла бы стать политика финансовых структур в области формирования и размещения валютных резервов. «Цена вопроса» несопоставимо выше по сравнению с делом «Югры».

На 1 июля 2017 года международные резервы Российской Федерации составляли 412,24 млрд. долл. Из них — 343,47 млрд. долл. — валютные резервы. 68,77 млрд. долл. — монетарное золото. За год прирост международных резервов составил почти 10 млрд. долл. И финансовые институты, и правительство гордятся тем, что резервы растут. Но зачем они нужны?

Сразу обращу внимание на то, что и все международные и валютные резервы РФ делятся на две части: одна принадлежит Банку России, другая — Минфину. Назначение их разное. Резервы Центробанка необходимы для того, чтобы обеспечивать стабильность валютного курса рубля. Резервы Минфина — чтобы покрывать возможные дефициты бюджета, а также для покрытия иных потребностей государства в будущем. Для этого почти все валютные средства Минфина выделены в специальные фонды — Резервный фонд (для покрытия бюджетных дефицитов) и Фонд национального благосостояния (для более долгосрочных целей).

Между Минфином и Банком России имеется соглашение, согласно которому последний осуществляет управление валютными средствами Минфина (те размещаются на депозитах Центробанка). В первые годы существования Российской Федерации большая часть валютных средств принадлежала Минфину. Еще в 1997 году доля Минфина составляла примерно 60%. А сегодня? Наоборот.

Самое интересное и печальное, что, согласно российскому законодательству, большая часть международных резервов РФ нашему государству не принадлежит. Ни президент России, ни правительство не имеют права даже принимать участие в обсуждении и принятии решений по этим средствам.

Таким образом, в международных резервах аккумулируются значительные финансовые результаты деятельности большей части российской экономики. Но эти результаты ни правительству, ни (тем более) народу не принадлежат. Это дань, которую наши финансовые институты собирают с подведомственной им территории и направляют в метрополию, называемую «Америка».

А у России, при разрушающейся экономике возникают проблемы с пополнением государственного бюджета. Уже три года российский бюджет дефицитен. Я утверждаю и готов доказать, что главная вина за это лежит даже не на Минфине. «Дыры» в бюджете затыкаются с помощью Резервного фонда.

Вот как выглядит динамика остатков средств в Резервном фонде РФ с момента его создания в начале 2008 года (млрд. долл.):

01.02.2008 — 125,19;

01.09.2008 — 142,60;

01.06.2015 — 76,25;

01.06.2016 — 38,60;

01.06.2017 — 16,50.

Как видим, Резервный фонд быстро тает. Даже сам Минфин признает, что до конца этого года средства данного фонда будут исчерпаны.

А вот картина по Фонду национального благосостояния (млрд. долл.):

01.02.2008- 32,00;

01.05.2011 — 94,34;

01.06.2015 — 75,86;

01.06.2016 — 72,99;

01.06.2017 — 74,18.

Как видим, лучшие времена ФНБ (в 2011 году были максимальные объемы) уже позади. Но на фоне Резервного фонда ФНБ он пока выглядит вполне прилично.

Именно из-за исчерпания средств Резервного фонда и было принято скоропалительное решение (в этом месяце) об объединении двух фондов. Такое «объединение» фактически маскирует «смерть» Резервного фонда. При сохранении нынешних дефицитов государственного бюджета средств «объединенного» фонда может хватить еще года на два.

По состоянию на 1 июня 2017 года совокупные ресурсы двух фондов были равны 90,68 млрд. долл. Напомню, что на этот же момент в международных резервах РФ было 405,72 млрд. долл. В том числе валютные резервы — 326,66 млрд. долл. Получается, что доля двух минфиновских фондов во всех международных резервах Российской Федерации (включая монетарное золото) составила 22,4%. А их доля в валютных резервах (без монетарного золота) — 27,76%.

Делая такие простейшие расчеты, я неожиданно вспомнил о сделанном несколько дней назад заявлении руководителя Центробанка Кувейта: «У нас достаточно наличной валюты, чтобы перенести любые потрясения». Мы знаем, что Кувейт оказался в экономической блокаде со стороны своих арабских соседей. Но эта страна достаточно оптимистично оценивает ситуацию, полагаясь на свои международные резервы. Руководитель Центробанка этой крохотной (по территории и населению) страны сообщил, что ее международные резервы составляют 340 млрд. долл. Это сопоставимо с резервами Российской Федерации. Но не размере резервов суть.

Главное, на что я обратил внимание, — их структура. Как отметил глава Центробанка Кувейта, из названной суммы 40 млрд. долл. — резервы Центробанка. А 300 млрд. долл. принадлежат Кувейтскому инвестиционному фонду. Это минфиновский фонд типа нашего Резервного фонда или Фонда национального благосостояния.

Так вот: если в международных резервах России на Минфин РФ приходится менее ¼ всех ресурсов, то в Кувейте этот показатель приближается к 90%. При такой пропорции Кувейт (в отличие от России) действительно в состоянии выдерживать внешнее экономическое давление очень долго.

Интересно, а когда будут исчерпаны средства «объединенного» валютного минфиновского фонда, может ли наше правительство поставить вопрос об использовании валютных резервов для возможного пополнения государственного бюджета? Знаю, что власть на эту тему не только не заикается, но даже не думает о ней.

Сегодня активно обсуждается вопрос: могут ли США заморозить валютные резервы России, размещенные в казначейских бумагах США и на депозитах американских банков? Отвечаю уверенно и однозначно: нет! Американцы не собираются ломать ту конструкцию, которую создавали столько лет. Эта конструкция обеспечивает передачу финансовой дани из России в Америку при активном наших финансовых институтов.

Механизм передачи (перекачки) продолжает работать, несмотря на военно-политическую конфронтацию России и Америки. Лишь в одном случае возможна заморозка резервов. Если банковская система России перестанет выполнять возложенные на нее обязанности по перекачке финансовой дани за океан.

Простых вариантов выхода у России из сложившегося тупика нет. Но пути надо искать. Лично я склоняюсь к варианту перевода ЦБ России под контроль государства.

Да, тогда мы рискуем потерять очень большие валютные резервы. Но свобода и независимость страны намного дороже.

24 июля 2017

https://svpressa.ru/politic/article/177422/ 

См. также: Профессор В.Ю. Катасонов: Россия сползает в черную банковскую бездну

 

Последнее обновление ( 27.07.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей