22.11.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Открытое письмо о модели оценки компетенций учителей





Открытое письмо о модели оценки компетенций учителей Печать E-mail
Автор - публикатор   
11.09.2017 г.


Открытое письмо Министру образования и науки РФ 

  Васильевой О.Ю.

  Руководителю       Федеральной службы по надзору

в сфере образования и науки

   Кравцову С.С.

Председателю Общероссийского

  профсоюза образования  

Меркуловой Г.И. 

 

И.о. ректора РПГУ им. А.И.Герцена
  Богданову С.И.
                                                                                           

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Уважаемые идеологи и авторы модели уровневой оценки компетенций учителей!

Учительская общественность ознакомилась с моделью и выражает Вам глубокую благодарность за такое внимание к вопросам организации неусыпного контроля наших «компетенций» (ранее это, правда, называлось профессиональным уровнем, но об этом чуть ниже). Мы понимаем, каких усилий воли Вам стоило предание забвению того, что квалификация учителя уже подтверждена государственным дипломом, а единственная система внешнего контроля  таковой – аттестация – уже предусмотрена Законом об образовании.

            Особую благодарность просим передать тем региональным руководителям, которые с не меньшим  усилием воли также сумели заставить себя забыть о Законе и таки направили своих учителей на апробацию данной модели.

            Невозможно не сказать и о восхищении Общероссийским профсоюзом образования, который в очередной раз, со свойственным ему мужеством, не стал обращать внимания исполнительной власти на нарушение прав своих членов и, как часовой почетного чего-то, преданно смотрит вперед, не смея вымолвить ни слова.

            Но если все же  отбросить такую мелочь, как  права и свободы учителя, гарантированные  Законом об образовании и другими Законами, а также наши государственные дипломы, которые сегодня все чаще несут смысловую нагрузку фигового листа, то сразу надо отметить,  что период апробации выбран просто идеально! Лучшего времени для проверки учителя найти было бы невозможно! Ведь именно в сентябре наши учителя маются от безделья и тоски, ходят из угла в угол своих кабинетов и не знают, чем им заняться. Да, да! Им совершенно нечего делать! Ну, если не считать таких мелочей, как: получение в библиотеке и выдача отрокам учебников и пособий, приведение тех же отроков в рабочее состояние после долгих каникул; введение нового расписания и его «притирка» к кабинетам; родительские собрания; заполнение журналов; сдача планов и программ; оформление статотчетов; инструктивно-методические совещания, методические объединения; приемы и приемки санэпидемиологов,  пожарных инспекторов, медработников, представителей ГИБДД и прочих «дорогих» гостей; проведение дней здоровья, турслетов, верстка планов внеурочной деятельности; оформление договоров на оказание допуслуг,  услуг по присмотру, услуг по уходу, услуг по соц-пед. сопровождению, услуг по псих-пед. диагностике и опять по сопровождению, ну и прочие третьестепенные (сегодня)  мелочи, типа: ведения уроков и подготовки к ним, проверок заданий, классных руководств и дежурств на переменах…

            И вот тут учителю в самый раз озаботиться съемкой двадцати (!!!) уроков и сдачей всевозможных проверочных работ. Естественно, действовать будем по принципу: между работой и проверкой всегда выбираем последнее.  Мы, конечно, привыкли, но знаете, одно дело проверяться, а совсем другое — «оцениваться»…

            Вообще, такой бесценный опыт по оптовой «оценке» не должен остаться внутри одной системы. Его надо срочно тиражировать! Ну почему одним учителям такое счастье? Тем более, раз ее авторы из РПГУ им. Герцена  утверждают, ни много — ни мало, а то что: «РАМОЧНЫЙ ПЕРЕЧЕНЬ КОМПЕТЕНЦИЙ В ДОСТАТОЧНОЙ МЕРЕ ОДНОРОДЕН ДЛЯ ЛЮБОЙ ПРОФЕССИИ»… Тогда надо предложить Минфину проверить банкиров и просеять «офисный планктон». Минздраву срочно «оценить» компетенции врачей — после этого последние точно начнут резать глубже и быстрее, а выписывать рецепты прямо на стойках гардероба. Вот еще Минкульту можно всех писателей экстренно на оценку писательских компетенций направить. Представляете, как они после этого запишут? Никоим образом нельзя забыть об артистах театра, кино и цирка — этих в первую очередь. Прямо в костюмах (можно с декорациями) и прямо с сентябрьских премьер. Циркачей вместе с медведями и тиграми. Если звери заупрямятся или заболеют, зовите нас — подменим и подыграем. Нам не привыкать. После того, как нас публично отхлестали по щекам добровольно — принудительной сдачей ЕГЭ, пара — тройка ударов плеткой, нам – что комариный укус… Просим также не забыть об инженерах, сотрудниках ЖКХ и других профессиональных сообществах.

            Однако же, если мы признали идею и время проведения апробации модели весьма удачными, самое время рассмотреть саму модель, предложенную нам авторским коллективом, под руководством директора института педагогики РПГУ им. Герцена С.А. Писаревой.

            Сказать, что по прочтении документа мы пребываем в восхищении — равно не сказать ничего! Мы буквально раздавлены глубиной и смелостью научной мысли авторов. Такое обилие «научных» открытий в разных направлениях науки, так «ясно» изложенных на нескольких печатных листах, делает этот документ беспрецедентным как по содержанию, так и по форме изложения. А выводы, сделанные авторским коллективом, переворачивают наше представление не только о педагогической науке, но и о системе образования в целом… Например, мы даже не подозревали того, что в научно-методическом труде, именуемом:  «Модель уровневой оценки компетенций учителей и ее апробация в 2017 году» совершенно не обязательно соблюдать правила русского языка! Теперь оказывается на титульном листе можно не склонять название учреждения: «…кафедрой методики обучения метематикИ и информатикЕ». В нем можно излагать столь расплывчатые мысли, даже без использования в предложении подлежащего: «При выполнении первой части диагностической работы с результатом ниже 13 баллов делает возможным вывод о недостаточном уровне для преподавания соответствующего предмета в образовательном учреждении и необходимости повышения квалификации в направлении предметной подготовки и базовой методической подготовки». Видимо авторы все же считают, что учителя умные и сумеют домыслить то, что они пытались донести. Мы, конечно, польщены, но, честно говоря, поняли не все… Третья часть демоверсии — профессиональная задача — изложена таким языком, что понять что-либо вообще не представляется возможным: «Этические нормы и/или права, которые могут быть нарушены, которые предотвращают предложенное действие»; » Вопрос, на который нужно найти ответы для поиска решения задачи». Разрабатывая «пошаговую инструкцию», авторы явно «перешагали» в неизвестное им самим направление и заблудились окончательно…

            М-да… С русским языком  нам все понятно — в РПГУ им. Герцена он явно не в чести. И что примечательно, именно при и.о. ректора университета,  который является: Заместителем председателя Правления Фонда «Русский мир», членом Бюро Общества русской словесности, членом Совета по культуре речи при губернаторе Санкт-Петербурга и многих других общественных объединений, призванных защищать этот самый язык…

            В целом, текст модели можно считать вполне сбалансированным, так как его содержание  вполне адекватно уровню владения языком…  Поэтому с тезисами, определениями, и выводами авторов надобно разбираться отдельно и весьма предметно. Пожалуй, еще нигде и никогда вакханалия антинаучного безумства и академического невежества не разворачивалась с такой легкостью и безудержностью. Начнем с того, что авторы путают понятия «компетенции» (competency) и «компетентности» (competence). Понятие «компетентность» описывает, что нужно уметь делать для качественного выполнения работы в рассматриваемой области (совокупность знаний, умений и навыков) — синонимы: квалификация, профессионализм. Понятие «компетенция» означает право принятия решения в рассматриваемой области, полномочие, правомочность (совокупность трудовых прав и обязанностей). Удивительно, но в словарях русского языка эти термины уже давно понятийно разведены и определены! Нам следует выбросить все академические словари?..

            Теперь берем первое основополагающее определение авторов:

— «Под компетенцией в самом общем плане понимается совокупность взаимосвязанных качеств личности (знаний, умений, навыков, способов деятельности), задаваемых по отношению к определенному кругу предметов и процессов и необходимых для качественной продуктивной деятельности по отношению к ним»…

1.    Определения не даются «в общем плане» Тем более «в самом». И уж совсем неудобно напоминать авторам о том, что прежде чем давать явлению (понятию) свое определение, в научном мире принято опровергать предыдущее и аргументировано обосновывать новое…

2.    «Качество личности» — существенно более сложное понятие, чем его трактуют авторы. Но и его явно недостаточно. Ведь оно определяется как: «стабильные внутренние особенности человека, оцениваемые позитивно. Это позитивные черты характера, знания, умения и навыки». При этом авторы «модели» не ведают о существовании более широкой категории: черты личности, куда включаются как позитивные, так и другие свойства личности». А негативные черты мы рассматривать не будем? Учителю можно быть раздражительным, злым, глупым и пр.?

3.    «Способ деятельности» не обязан быть «взаимозависим» с чем-то еще. Способ вообще не является величиной постоянной. Он меняется от действия к действию и определяется целеполаганием, имеющимся набором средств и многими другими факторами. И даже в одном (сложном) действии может быть применено множество способов. И, как мы выяснили ранее, к «качеству личности» он не имеет никакого отношения.

4.    Вообще, почему и откуда взялся некий: «способ деятельности»? Может быть все же у «деятельности есть не способ, а вид? Хотя понятно, почему не «вид». Если бы написали его, безудержная глупость была бы еще более очевидной…

5.    «…качественная продуктивная деятельность по отношению к ним» (…) Простите, к кому или к чему?! К предметам и процессам?

6.    Вообще, «отношение к предметам и процессам» имеют в основном невротики и шизофреники…

            Дорогие авторы, мы же не против, но проясните, пожалуйста, так что же Вы собираетесь у нас «оценивать»?             Ведь если все же «компетенции», то это совсем не к нам, а к тем, кто их установил — работодателям. А если  «компетентности» (квалификацию и профессионализм), но вне аттестации?..  То логично было бы сначала отобрать у нас дипломы и, конечно, отменить итоги тех аттестаций, которые мы уже прошли ранее… Правда, стоит ли торопиться? Или, может быть, отбирать надо совсем не у нас? И не только дипломы, но и научные звания, и должности? Ведь если  посмотреть, что Вы пишете далее, то станет понятно, кого надо проверять на профессионализм (компетентность), а по итогам проверки экстренно лишать так опрометчиво предоставленных ранее должностей и соответствующих им компетенций…

            Ведь желая «оценить» учителя, Вы утверждаете: «В кабинете, где вы работаете, имеется необходимое оборудование в соответствии с ФГОС общего образования.»  И оно было бы хорошо, если бы в ФГОС был хотя бы один раздел, посвященный вопросам обеспеченности средствами обучения. Однако его нет и не было. И сие говорит нам о том, что авторы некоей «оценочной модели» сами ФГОС никогда до конца не читали…

            Задавая вопрос: «Какие элементы предметной среды и каким образом вы будете
использовать при проведении обобщающего урока в двух разных классах (например, в 5 и 10)? Чем будут отличаться данные уроки?»,  
Вы доказываете нам, что ни методику, ни примерные программы тоже не знаете! Урок  математики в пятом классе отличается от урока в десятом прежде всего тем, что в последнем нет математики, но есть алгебра, начала математического анализа и геометрия… И обобщающие уроки там (равно как и уроки вообще) – это величины совершенно разных методических порядков, не подлежащие профессиональной сравнительной характеристике!

            Но Вы не только мало знаете и имеете весьма смутное представление об образовании, но и провоцируете нас: «Укажите, какие этико-правовые нормы профессиональной деятельности педагога могут быть нарушены в процессе реализации вашего решения.»  Простите, но для чего нам вырабатывать решения, нарушающие какие-либо нормы?

            Апогеем либо безумства и полнейшей безответственности, либо проявлением откровенного хамства по отношению к учителю стало возжелание авторов увидеть по 20 (двадцать!!!) отснятых уроков  каждого «оцениваемого» учителя. Не говоря о том, какого титанического труда это будет стоить учителю. Следует сразу спросить авторов: «А как? Какими силами  Вы, дорогие «оценщики», будете все это отсматривать и анализировать?» Ведь таким ресурсом не обладает ни один институт и ни одна методическая служба страны! А собрать такой, сработанный невероятным трудом учителя, материал и заведомо свалить его на полку — есть именно хамство!

            Если же внимательно рассмотреть задания, изложенные в демоверсиях «диагностической работы», то можно легко заметить, что половина из них есть ни что иное, как «творчески переработанные» КИМы из материалов ЕГЭ (правда местами несколько подпорченные ошибками и некорректно поставленными вопросами и заданиями)… А вторая часть, как бы посвященная проверке методического уровня учителя, есть унизительно плоско-двумерная имитация выявления невнятных знаний и умений студента пед. ВУЗа. Вообще, определять методический уровень учителя в тестовом режиме — занятие заведомо глупое и оскорбительное для него. Но главное — заведомо никчемное. Таким образом, мы можем констатировать лишь то, что учителя проверяют не на предмет профессионального роста, а на его знания, полученные в школе и ВУЗе. Но тогда что мы культивируем – профессиональный рост или деградацию? Складывается впечатление, что авторы преднамеренно поставили себе задачу окончательно выжечь из учителя академический подход, творческую составляющую и вернуть систему к средневековой схоластике.

             Но и это было бы относительно терпимо, если бы не следующее «открытие» авторов, превращающее всю предложенную «модель» в полную абракадабру: «Компетенции формируются и проявляются в процессе решения жизненных и профессиональных задач разного уровня сложности»… Но тогда, следуя этому «величайшему из открытий», никого ничему учить вообще не нужно — все само сформируется и все сами всему обучатся! Но тогда школы и ВУЗы закрываем, мы тихо расходимся по домам, а Ольга Юрьевна готовит приказ о прекращении деятельности всей системы образования?

            Но, Ольга Юрьевна, что-то подсказывает нам, что без нас с Вами, с неким самостийно регулируемым процессом «формирования в процессе решения жизненных и профессиональных», получится не совсем хорошо. Точнее – будет совсем плохо. И вот в это «совсем плохо» нас загоняют идеи о штурмовых «оценках» чего-либо, подкрепленные откровенно антинаучными изысками.  Авторы банально заигрались в науку и методику, не ведая не только ни того ни другого, но и самой научной этики и культуры. Эта работа достойна пера самонадеянного первокурсника, но никак не директора института педагогики и заведующего кафедрой методики одного из крупнейших педагогических университетов.

            Остается непонятным только одно. На каких планетах живут люди, считающие, что отдельно взятый тотальный контроль всего и вся решит проблемы качества образования? На каких планетах живут люди, считающие, что «компетенции» и «компетентность» означают одно и то же и им позволено до бесконечности шельмовать научные понятия  и мучить родной язык?  Наверное, это приятные для  проживания  планеты, и  мы, в целом, рады за их обитателей.  Но мы-то, пока еще, живем на другой. И мы не понимаем, почему те, с  чуждых нам планет, считают нас глупым, бездушным, безропотным винтиком выдуманной ими субстанции.

            Уважаемая Ольга Юрьевна!

            Пожалуйста, прикажите вашим подчиненным хоть немножечко думать. Думать, прежде чем говорить, и тем более думать, прежде чем что-то делать. Прикажите им сначала много читать, прежде чем что-либо писать. Прикажите им видеть и уважать нас, учителей и детей, которые сидят в наших классах. Надеемся, что они послушаются Вас. Еще было бы очень неплохо заставить их выучить и осознать то, что это не мы для них, а они должны существовать и действовать для нас. Это выражается в одной фразе: «Люди, занимающиеся педагогической работой, нуждаются не в советах, а в условиях».

И вот тогда, только после этого, наши планеты если и не объединятся полностью, то хотя бы выйдут на одну орбиту.

Андрей Ламздорф-Игнатенко

 

http://www.edustandart.ru/otkrytoe-pismo-o-modeli-otsenki-kompetentsij-uchitelej/

 

 

 

Последнее обновление ( 11.09.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей