22.10.2017 г.
Главная arrow Быт arrow Александр Щербаков. В хорошие руки



Александр Щербаков. В хорошие руки Печать E-mail
Автор - публикатор   
23.09.2017 г.

Рассказ попутчика

Электричка, отошедшая от городского вокзала, уже набирала скорость, когда из вагонного тамбура в салон вошли, оживлённо беседуя о чём-то, два довольно крепких старика; один в олимпийке, некогда модном спортивном костюме, и с рюкзаком за спиною, другой в поношенном долгополом пиджаке, с хозяйственной сумкой в руках.  

Kotjata 1

Вагон был полупустым. Седые пассажиры опустились на ближайшую свободную скамью и продолжили разговор, видимо, начатый ещё на перроне. Всем нам, кто оказался с ними по соседству, с первых слов стало понятно, что деды увлечённо толковали о наличной действительности с её разными «загогулинами» в экономике и политике, в нашем полузабытом быте, в общем, о тех самых «гримасах» дикого рынка, которые корчит он перед нами на каждом шагу.

     Говорил в основном тот старик, что был в олимпийке, блеклой и немного мешковатой, но ещё ловкой и «боевитой»; говорил убеждённо и напористо так, что другому оставалось только кивать да изредка вставлять короткие реплики. Хотя в его несколько рассеянном взгляде читалось явное желание самому сообщить нечто содержательное. И действительно, едва дождавшись первой паузы в монологе собеседника, он тотчас перехватил инициативу:

   –Это верно, старина. Но ты, как в телевизоре, всё больше про далёкое да высокое: про курсы валютные, про власти казнокрадные, про олигархов с дворцами в Лимпопо. А ведь рынок этот ползучий проник уже во все кутки и закоулки нашей житухи, захватил не только людей, но даже и зверьё взял в оборот.

     – Какое зверьё? – в недоумении вскинул залысины первый дед.

     – Да любое. Возьми хотя бы кошек домашних.

     – Что, уж и кошки подорожали?

   – Не то слово. Послушай, приведу живой пример…

     И далее последовала действительно живая и наглядная история, похожая на притчу, какие в избытке плодит нынешняя повседневность.

                                                 --------

     – Жили-были у нас в квартире две кошки, – начал дед, отставив с колен на сиденье сумку и расправив полы пиджака. – Мать с дочкой, Маркиза и Ксюша. Беленькие обе, с тёмно-рыжими подпалинками. Пришла весна, наступил дачный сезон, мы со старухой увезли их за город, на свою фазенду, да и оставили там, чтоб не таскать в корзинках туда-сюда. И вот наши кошки блаженствуют на природе, что твои олигархи на Канарах. Привольно им там, еда от пуза (мы оставляем и соседи балуют), подружек-друзей тоже хватает в околотке.

       Вскоре начались кошачьи свадьбы. Женихов к нам набежало видимо-невидимо, всех мастей со всех волостей. Поистоптали грядки, паразиты усатые. Старуха командует: «Гони их вместе с невестами!». Мы приезжали раза два в неделю, обычно с ночевой, и кошки наши поначалу аккуратно являлись к приезду, кормились свеженьким, отдыхали на диванчике в кругу семьи. Потом стали приходить всё реже. И порознь: сперва одна придёт, торопливо похватает с блюдца и уходит. За ней другая таким же манером. По виду мы, конечно, смекали, что у них появился приплод, но где хоронится, долго не знали.

     К исходу лета кошки стали прибегать в избушку всё более нервными, беспокойными: мечутся, мяукают в два голоса. И решили мы при первых заморозках забрать домой наших дачниц вместе с потомством, если обнаружится. И вот приезжаем однажды под вечер – дом пуст, кошек нет. Двери на веранду, как всегда, приоткрыты, вход свободный и доступ к кормам. Затопил я печку, чайку вскипятил… Наконец, является одна, мать Маркиза, поела молча и ушла. И тишина. Поужинали мы со старухой, спать улеглись. А с утра пораньше – в огород, на грядки-делянки.

     Вдруг голос: «Бог в помощь! – сосед по дроге идёт, с электрички. – Вон ваша кошка поймала кого-то, вроде зверька, в зубах тащит» Разогнул я спину, гляжу – Маркиза пересекла дорогу, пролезла под воротами и юркнула на крыльцо. Бросаю лопату, подбегаю – верно: за шкирку держит котёночка маленького. Сама бело-рыжая, лохматая, а котёночек сплошь чернявенький, гладенький, глазёнки, что смородинки мокрые, поблескивают. Прыгнула на диван, положила его и замяукала: вот, дескать, принесла, посмотрите на моё чадо. Прилегла рядом, полежала чуток, потом заволновалась, сорвалась – и под дом. Исчезла. Через какое-то время возвращается, но не одна, а со своей дочкой Ксюшей, и в зубах у каждой – по котенку, по чернявенькому опять. Мы со старухой, понятно, забеспокоились: ёкэлэмэнэ, это ж если обе окотились, то сколько натащат!

     На диване уже трое их. Сидят там на подушках, свечки глазастые. А кошки рядом отдыхиваются. Потом одна остаётся, другая уходит. И приносит ещё одного, четвёртого! Затем отправляются вдвоём. Мы в страхе ждём пополнения, однако глядим – подбегают пустые. Ну, слава Господу. Пора забирать всех в город, определять на зимние квартиры, потому как уже холодновато по ночам, да и дачники поредели, попросить доглядеть некого. Погрузили в коробку молодняк вместе с матерями, привозим домой. И тут начинается самое интересное.

     Подрастая, котята становятся всё шумнее, носятся друг за дружкой, прыгают по кроватям, по диванам, по шторам вверх-вниз, обдирают обои,

да ещё и метки оставляют по углам. От такой весёлой жизни давай мы названивать соседям, знакомым, опрашивать, не нужны ли кому котята. Даже объявления по подъездам расклеили, мол, отдадим в хорошие руки. Но что-то за живыми подарками к нам не спешили. Откликнулась одна дама, да и та в последнюю минуту передумала. А другая вздохнула с пониманьем и подсказала, что у Старого рынка есть такое заведение «Кошкин дом», где якобы принимают котят. Мы со старухой, измученные буйными зверятами, сгребли их в корзину и повезли в этот кошачий приют.

     Приезжаем. Действительно стоит павильончик с боку рынка, написано: «Кошкин дом» и мурка нарисована с выгнутой спиной, чёрная и глазастая, вроде наших разбойников. Входим. Запашок шибает в нос, котята там и сям: дремлют в корзинках, ползают в вольерчиках. За барьером сидит полная дама. Встречает радушно. Показываем живность, она любезно разъясняет:

   – Да, примем ваших питомцев с удовольствием. Но есть небольшое условие. Сперва их надо будет свозить в ветлечебницу, на улицу Пролетарскую. Там осмотрят котяточек, сделают прививочки, дадут справочку на каждого индивидуальную, привезёте с этими документиками и тогда…

     Поморщились мы от нарисованной перспективы, но делать нечего, потащились со своими домашними любимцами на Пролетарскую. Считай, на окраину города, с двумя пересадками на автобусах, да не без претензий кондукторов к таким спецпассажирам. Нашли ветлечебницу. Очередь там поболе, чем в человечьей больнице. Сидят, стоят страдальцы с собаками, с кошками, с хомячками, свинками разными. Рычанье, лай, мяуканье, писк. Отстояли мы часика этак полтора. Наконец, молоденькая ветврач, не иначе студентка-практикантка аграрного вуза, занялась нашими питомцами. Дала по таблетке против глистов и прочих паразитов, выпоили мы их с грехом пополам. После осмотра и прививочек на каждого ушастика получили соответствующую справочку. Не бесплатно, конечно, под сотенку штука.

     Собрали мы всю эту документацию в файлик и, на радостях забыв про обед, рванули мимо родной пятиэтажки в «Кошкин дом» по знакомой уже дороге. Прибыли. Начали оформлять новосёлов. Тоже не даром, между прочим. За кормление и проживание до предполагаемой передачи в «хорошие руки» пришлось выложить опять по сотняжке за голову, да ещё и с гаком, забыл уж, за какие услуги. Словом, где-то в зелёненькую с хвостиком точно обошлись все процедуры, не считая транспортных расходов.

     И вот едва успели мы закончить приёмо-сдаточные дела и расплатиться, как вбежала женщина средних лет, броско одетая блондинка, должно быть, из новых русских и, тотчас заметив наших котят, живо заинтересовалась ими. Правда, не всеми, а двумя:

   – Ой, мне бы вот этих, черепахового цвета! Говорят, они сейчас в тренде.

   А я и масти такой не слыхал. Но два котёнка действительно были чуть посветлее, вроде с дыминкой. Восторги гостьи тут же подхватила хозяйка «Кошкиного дома»:

     – Да-да, такие высоко котируются. И не зря. Дело не только в красоте и редкости меха. Давно замечено, что именно черепаховые легче других адаптируются в новой обстановке, а главное – приносят в дом богатство, счастье, семейный лад. Это, можно сказать, живые обереги и талисманы. В хорошие руки отдам недорого: по тысчонке за чудо.

   – Ну-у, это, пожалуй, многовато, – свела брови покупательница.

   И начинают они торг, перекидываясь цифрами, что на твоём аукционе, пока, наконец, не сходятся на кругленькой сумме в семьсот рэ за «чудика». Домовладелица кошачья упаковывает двух черепаховых в картонную коробку, а мы со старухой от порога наблюдаем за всем этим, онемелые, как в той гоголевской сцене. У меня вообще челюсть в отпаде, но бабка, шмыгнув носом, ещё пытается что-то возразить:

   – Как же так? Мы ж только что сдали…за проживанье, за питанье …

   – А вы кто такие? – поднимает на неё хозяйка хищные шары. – Я вас впервые вижу. Не шантажируйте! И вообще освободите помещение. Или полицию позвать?

   Я дергаю дверь и тяну мою «шантажистку» за рукав, чтоб не связывалась. Счастливая обладательница наших «черепашек», приносящих богатство и семейный лад, выходит следом с коробкой, перевязанной лентами, и ныряет в свой «Лексус». А мы бредём старой дорогой на автобусную остановку. И я говорю старухе в утешение:

   – Не горюй, есть в этом и что-то хорошее. Считай, ещё дешево отделались при нынешнем-то рынке. А главное – освободились от лишней обузы…

                                                 --------

   – Да, и ничего личного, только бизнес! – подытожил рассказ соседа бодрый старик в олимпийке и, хохотнув, добавил: – Кошачий.

   – Звериный!– поправил его собеседник, затем резко встал, махнул на прощанье и заспешил к выходу с сумкой в руке. Объявили его платформу.

   – Вот и страну сдали в такие «хорошие руки», – вздохнула бабка в белом платочке, сидевшая напротив меня. Но на её реплику никто не откликнулся. Все мы опустили глаза и промолчали.

Красноярск

Последнее обновление ( 23.09.2017 г. )
 
След. »
Экспорт новостей