22.10.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Школа для детей или дети для школы





Школа для детей или дети для школы Печать E-mail
Автор - публикатор   
11.10.2017 г.
Владимир  Мартышин

 

В августе российское образование стало центром внимания всей страны. Удивительного в этом ничего нет: в этот месяц и в иные времена приковано внимание к школе и это обычно связано с началом учебного года.

shkoljniki.jpgВ последние два десятилетия мы, профессионалы, с особой опаской ожидаем этого времени - это время новых директив министерства, это пора нововведений. Иногда безболезненных, а часто и потрясающих школу, иногда умных, а порой и не знаешь, какое той или иной инициативе дать определение...

Разрушительная поступь директив. Но поступь реформ такова, что пока больше в них разрушительного. Идет целенаправленный процесс разрушения через школу основ государственности, семейных ценностей, традиционного мировоззрения и вообще менталитета нашего народа. Ради справедливости следует отметить, что не все только плохое несут реформы, так весьма полезны нововведения по внеурочной работе, прекрасна концепция духовно-нравственного воспитания. Но это всего лишь волосы на снесенной голове. Самое опасное это то, что запущен процесс формирования антитрадиционных ценностей как основы национального самосознания, то, что называют ментальностью. И нынче перед началом учебного года мы получили немало вводных, но, пожалуй, самый яркий пример некомпетентности министерства - это введение второго иностранного языка. Это в стране, где в большинстве школ нет квалифицированных специалистов и на один-то язык, особенно на селе. И это очевидно... Директора, конечно, выкрутятся, сделают учителями иностранного математиков, «трудовиков»... В конце концов, сторожей или уборщиц. Так это было два года назад  с введением третьего часа физкультуры... Кто, конечно, не разбирается в учебном плане и в нагрузке, тот может заявить, что, мол, учителя иностранного при учебе в вузе изучали второй язык.  Да, это так, но нагрузка-то сегодня в самой обычной школе у учителя иностранного двадцать восемь часов. Это пять-шесть уроков в день. При такой нагрузке подготовиться качественно к уроку невозможно. А это означает, что при введении второго языка мы должны подыскать второго учителя. Что, впрочем, мы и сделали. Но каждая ли школа на селе имеет подобный кадровый резерв, где часто нет и единственного специалиста...

При этом, заметим, что  второй иностранный язык вводится на фоне сокращения уроков русского, литературы, истории, предметов, формирующих мировоззрение, ментальность... Получается, что это место занимает  иностранный. При этом содержание программ иностранных языков у нас большей частью вне контроля. Я, например, изучал немецкий язык, поэтому не могу проанализировать даже степень влияния, скажем, программ английского, французского на мировоззрение наших детей. Вся надежда на учителя... А ведь через иностранный язык формироваться душа ребенка, его ментальность может ускоренными темпами. Так как ученик механически заучивает то, что ему дают на этих уроках. «Присваивает» эти ценности. И это со второго класса, когда еще ребенок не прошел становление, не укрепился в отеческих наставлениях. Семьи, попавшие в эмиграцию, ощущают это особенным образом и констатируют этот факт. Некоторые продвинутые программы начального обучения, которые мы анализировали, не вписываются в контекст традиционной ментальности. Они формируют эгоистическое начало, что «я» это центр вселенной, что все и вся должно крутиться вокруг меня. То есть, нацелены на воспитание индивидуализма, не индивидуальности, а именно индивидуализма. К сожалению, эта тема у нас замалчивается.

В  августе этого года образование стало самой популярной темой еще и в связи с переменами в Министерстве. Назначен новый Министр. Министр, как будто бы имеющий традиционные взгляды. Это известие все люди доброй воли восприняли с большой надеждой. Мы тоже ожидаем позитивных перемен. Во всяком случае, из личного опыта общения с Ольгой Юрьевной Васильевой я знаю, что это человек глубокий и государственных взглядов. Но теперь даже с трудом можно представить, что можно что-то изменить в  системе образования, ведь болезнь загнана глубоко вовнутрь, разрушительный характер реформами заложен в образ жизни и мыслей.

Если даже наши надежды и пожелания окажутся реальными, то вылечить образование  будет крайне трудно, так как создана система вытеснения принципов русской жизни не только  из образования, но и из информационного пространства, из быта. Она утверждена на уровне законодательства. Закон доводит ситуацию до абсурда. К примеру, как можно воспитывать трудолюбие, если законом запрещено детям убирать классы, да и вообще за собой убирать, трудиться на огороде. Как исполнять свой долг перед ушедшими в иной мир, если детям запрещено приводить в порядок могилки на кладбище, а в поисковые отряды разрешено брать детей лишь с 14 лет. По закону внукам запрещается жить у бабушки в деревне без оформления опеки... Подобных примеров можно приводить много. Последние поправки к закону, получившего наименование антисемейного, пугают не злодеев, которые только и раздают подзатыльники своим детям, а тех, кто ни разу в жизни и не шлепнул свое чадо. Этот закон поражает степенью вмешательства в интимный процесс жизни семьи. Но надо предполагать, это только первый шаг наглого вмешательства в традиционный уклад семьи, а за ним последуют и другие.  Естественно, чтобы школы поставить на рельсы отечественных традиций (а настоящая школа только такой и может быть), необходимо привести законодательство в соответствие с традициями.

Отчетность сделала учителя роботом. В современной школе, в учебно-воспитательном процессе, чего бы мы сегодня не коснулись, везде присутствует горечь формализма. Создается впечатление, что пролоббированы выгодные финансовые проекты, и они любыми путями продавливаются. И только спустя какое-то время в них вносятся коррективы или они отменяются. Ни капли не сомневаюсь, что такими проектами являются и ЕГЭ, и замена линейной системы изучения предмета на концентрическую (что нацеливает на поверхностное знакомство с предметом и лишает ребенка глубины знания), и приверженность электронике, и реформа высшего образования, и система отчетности...

Система отчетности сделала нас, работников школы, роботами. Школы сегодня работают не на ученика, а на чиновника. Мы вынуждены создавать целый штат работников для отчетности. Контролирующие органы теперь словно под лупами издалека рассматривают статистику работы школы. Мы часто чувствуем себя, что мы как будто живем в аквариуме, но при этом никого не интересует, организуем мы живую работу с детьми или нет, главное, чтобы все было выставлено на сайте, размещено в АСИО. Именно это является критерием работы школы. Теперь, кстати, так же оценивается и работа педагогов при аттестации, никто не приезжает посмотреть, а как учитель общается с детьми, как он строит учебно-воспитательный процесс, как он выстраивает отношения с коллегами, с родителями... Никого это не интересует. Главное цифры, выложенные в электронном отчете... Вообще, создается впечатление, что реформы нацелены на то, чтобы не школа была для детей, а дети для школы.

Не сомневаюсь, что по отработке того или иного коммерческого проекта он  становится  не нужным и отходит на второй план. Как, например, еще недавно школы области писали отчеты на сотне страницах по самооценке. Было же видно, что это сущая глупость, но нас заставляли. Защитил человек диссертацию и все, оказывается, и правда, это не нужно. Угаснет интерес и к другим проектам. Даже и к ЕГЭ. К сожалению, мы уже вырастили поколение мировоззрения ЕГЭ. Это ослабленное творчески, а возможно и умственно, поколение. Дело свершилось таким образом, что сдача этого пресловутого экзамена стала для большинства смыслом жизни. И это в возрасте, который является одним из необыкновенно творческих периодов в жизни человека. Это знает каждый педагог, а введя у себя в школе два десятка лет назад ряд творческих предметов, мы в этом еще раз убедились.

Так вот,  система ЕГЭ, подготовки к нему уродуют этот творческий потенциал, деформируют личность, характер подростка, его мировоззрение, способна повлиять на ценностные ориентиры. И при этом в ЕГЭ заложена сладкая пилюля, делающая его привлекательным - сдал один раз и подавай документы веером в вузы. Подобная система поступлений воспитывает безразличие к выбору профессии. Главный принцип здесь таков: не достигнуть поставленной цели, а лишь бы куда-нибудь поступить. Ради пресловутого ЕГЭ реформировали программы изучения предметов. Так было отменено написание сочинения. Спустя несколько лет последовал окрик Президента и Министерство сделало одолжение - якобы вернуло написание сочинения. Почему «якобы»? Да потому, что к написанию сочинения нужно готовиться, этому нужно учиться, а для этого должно быть отведено время в учебной программе. Пишет хорошо тот, кто хорошо мыслит. А вот это-то не предусмотрено в нынешней школе. Литература является основополагающим предметом в русской школе. Для немцев, скажем, таким предметом является философия. Нас учат мыслить Достоевский, Пушкин, Лесков... А на «общение» с ними сокращено время до минимума. И там, где раньше произведение изучалось 8-10 часов, сегодня два-три. И поэтому возврат написания сочинения в таком формате - это формальность, это опять проявление некомпетентности...

Самое интересное, что наиболее слабые концепты реформы подаются под соусом  сильных и важных (с точки зрения разрушения традиции  они действительно сильные). Здесь только один небольшой пример: электронные дневники. Впрочем, кажется окончательно провалившийся эксперимент над традиционной семьей и традиционной школой. Сила нашей отечественной  школы во многом зиждилась на взаимоотношениях ее с семьей учащегося, на общении учителя с родителями. В жертву молоху приносится разрушение этой созидательной связи.  Причем внедряется он как обязательный элемент современного образования директивно. И,  к сожалению, многие школы опять же пошли на поводу у этой инициативы и вывели из «оборота»  и  школьный дневник и школьный журнал - живых свидетелей творческого процесса взаимоотношения ребенка, семьи со школой. Я здесь в стороне оставляю такой аспект, как увеличившаяся  занятость учителя,  который  теперь во время перемены или после уроков вынужден уделять внимание не школьнику, а компьютеру...

Вообще анализируя деятельность школы за последнюю четверть века, мы видим, что устойчивого взгляда на образование у нас так и не выработано. Действия министерства часто это какие-то судорожные действия. В начале 90-х вводили ряд предметов: этику, экологию, основы цивилизации, МХК ... затем отменили. Лет десять назад вводили предпрофильное и профильное обучение, краеведение, тоже отменили... Так не нужно это детям, что ли? Зачем тогда вводили? Отменили экзамен по сочинению. Президент приказал, снова ввели. Премьер-министр сказал ввести основы религиозных культур - ввели, приказал третий час физкультуры ввести - ввели. Не понятна логика Министерства. Что, обязательно нужен окрик сверху, а своя концепция только на разрушение направлена?

Ущербность проведенных образовательных реформ особенно видна на примере отношения государства к учителю. Чаще всего, когда хотят представить это отношение в положительном свете, то говорят о заработной плате, о ее росте. Это слишком примитивное понимание проблемы. Хотя заработная плата должна быть, несомненно, достойной. Но личность учителя сведена до уровня парикмахера, оказывающего услуги. Понятное дело, что уважительно нужно относиться к любому труду, но все же роль учителя в обществе особенная, именно в его адрес звучали ставшие когда-то знаменитыми слова немецкого канцлера: «эту войну выиграл учитель». Наверное, они не безосновательны. И здесь в ряду мероприятий по ослаблению могущества нашего государства, которые проводились в 90-х, измененное отношение к личности педагога вписывается в этот ряд со всей очевидностью.

Педагог, школа - это вещи,  имеющие характер стратегический в  каждом государстве. Видимо, поэтому нас, учителей, видят потенциально опасными людьми для реформ. Только так можно объяснить, что реформы вводятся без обсуждения с профессиональным сообществом. Нас отодвинули от обсуждения подобных вопросов. Учителя окончательно сделали винтиком в казенной, безразличной ко всему системе. Вот от сих пор до сих - ваша компетенция. Мы должны только выполнять спущенные директивы. Даже, если это противоречит здравому смыслу. И так вот уже на протяжении четверти века. И если у нас в образовании сохранилось что-то основательное, доброе, то именно благодаря консерватизму учителя, и школа все еще, хотя и редко, является бастионом государственности.

Так что же делать? В сложившейся в образовании ситуации, естественно, встает вопрос, а что же делать, как противостоять всему этому и вообще возможно ли это? Вот именно поэтому мы и надеемся, что с приходом новой команды в Министерство в образовании произойдет революция. А раз в образовании, то и в обществе. Мы эту революцию у себя в школе осуществили еще двадцать два года назад, когда разрушительной реформе противопоставили созидание, патриотизм, творчество, традицию, нравственность. Министерство в 90-х спускало нам директивы, что школа должна заниматься только учебой и ни в коем случае не касаться воспитания. Подобных, мягко говоря,  сомнительных указаний было не мало.  К сожалению, многие наши коллеги  в стране начали их выполнять.

Политике верхов мы противопоставили разработанный и осуществленный нами проект школы целостного развития. Невозможно в нескольких словах раскрыть содержание созданной нами педагогической системы, но скажу, что в отличие от государства, которое потеряло целое поколение, мы не потеряли ни одного ученика. Школа создавалась в 1994 году на базе той, которой в этом году исполняется 155 лет. Она была не перспективной, училось в ней тогда 56 человек. В прошлом году у нас было уже 180 ребят. В те годы мною был сделан анализ общепринятой системы образования, и я обнаружил, что в ней нет многого необходимого. Дети не знают истории родного края. Они не знают истории родной семьи. Они далеки от нравственных и духовных традиций. Они не знают истории нашего Отечества! Не знают русский язык! Они удалены от искусства и от культуры. Поэтому нами и был разработан ряд программ: по Добротолюбию с 1-го по 11-й классы, по Отечествоведению (1-10 классы), по старославянскому языку (5- 7 классы), по красноречию (1- классы), по каллиграфии (1-5 классы). Во всех одиннадцати классах были введены предметы хореографии, музыки, живописи. Такая программа не отразилась на преподавании ни математики, ни физики, ни других базисных предметов, они сохранены в том же объеме. Кроме того, нами был создан кадетский корпус, хоровая школа, поисковый отряд, клубы «Горница», «Мужской разговор», «Женский разговор», клуб исторической реконструкции. Еще в 1993 году мы начали осуществление проекта «Русские балы», активно работают научные кафедры, успешно осуществляются проекты «Погружения в исторические эпохи», «Дорога в небо». И вот - начали новый проект «Дорога в поле». В прошлом году нами разработана программа стратегического развития до 2025 года «Сельская школа будущего».

И при этом мы должны не упускать в работе все новшества образовательной реформы, осуществлять весь тот комплекс мероприятий, который к образованию и воспитанию ровным счетом никакого отношения не имеет. И который, мы очень надеемся, подвергнется в ближайшее время серьезной ревизии и анализу.

Результаты работы школы на протяжении двух десятилетий нас радуют. Так, например, в этом году трое выпускников закончили школу с золотой медалью, средний бал сдачи ЕГЭ по русскому «отлично», а по математике всего одна лишь удовлетворительная оценка, остальные «четыре» и «пять». Диапазон выбора будущих профессий нас поражает самих. Это лучшие вузы страны: МГУ, Военная медицинская академия, медицинские академии, сельхозакадемия, педагогические, военные, технические вузы, военные, летные и морские училища, духовные семинарии, музыкальные, театральные вузы и училища.За двадцать два года десятки выпускников получили прекрасные профессии и работают на благо Родины во многих отраслях хозяйства, выращивают хлеб, служат в вооруженных силах, бороздят моря и просторы неба. Но самое главное, наш проект позволил оживить целый уголок русской земли. За последнее десятилетие к школе переехало жить более 360 человек со всей России и Ближнего Зарубежья. В Ивановском на Лехте и в прилегающих деревнях строительный бум. Наши ученики с радостью возвращаются после окончания вузов и учебных заведений в деревню. Создают семьи, рожают по четыре-пять детей... Вот это и есть настоящая жизнь. Вот ради такой жизни и должно существовать образование, а в конечном счете, и государство.

В.С.Мартышин, директор Ивановской средней школы Борисоглебского района Ярославской области, почетный работник общего образования, член Союза писателей 

 

http://ruskline.ru/special_opinion/2016/oktyabr/shkola_dlya_detej_ili_deti_dlya_shkoly/

 

Последнее обновление ( 11.10.2017 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей