21.10.2018 г.
Главная arrow Главная arrow Людмила Марава (Донецк). Хотелось бы…





Людмила Марава (Донецк). Хотелось бы… Печать E-mail
Автор - публикатор   
16.01.2018 г.
ПОСЛАНИЕ ФЁДОРУ ТЮТЧЕВУ, ФИЛОСОФУ, ПОЭТУ ВЕКА XIX, ДОВЕЛОСЬ БЫ ЕМУ СТАТЬ СОВРЕМЕННИКОМ ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ В НЫНЕШНЕМ, XXI ВЕКЕ…

                                                      tjutchev_fedor.jpg “Когда мы постигнем лучше самих себя, нам совсем не придет в голову каяться в этом перед кем бы то ни было.” ФЁДОР ТЮТЧЕВ, 

  Что есть жизнь человеческая? Задав самой себе недавно этот вопрос, я решительно отвергла из своего сознания слово – игра. Как однажды хорошо заученный и предрешённый ответ на такой совсем нелегкомысленный вопрос, хватко вбитый в головы потомков великим Шекспиром. Думаю, славно позабавился тогда автор, подумать только, много веков назад, воссоздавая в своем игривом воображении некое пестрое разнообразие картинок будущего о том, как будут люди, целые народы(!) много и с наслаждением цитировать эти его слова: актеры сплошь и тут, и там. Ведь жизнь игра, а люди в ней актеры. Такая участь у тебя…

 


 Так что же, выживать на протяжении томительно долгого времени в блокадном городе в XXI веке – это игра? Или плачевная участь заведомо обреченно-прокаженных? В одночасье, скопом выпавших из реального Земного времени… Но продолжающих жить силой инерции, накопленной в своих заблудших душах в былые годы… И наблюдая из своего паряще-отшельнического полубытия за Землей, которая, между тем, как ни в чем ни бывало, продолжает вертеться под их ногами…, по хорошо обкатанной миллионами лет орбите… Случайно попавшие или насильно втиснутые в бездонно мрачную прорву сверхсовременного кошмара наяву… Который тяжелым, многотонным маятником безостановочно, стремительной горячей силой уже четвертый год подряд, пытается сотрясти небеса холодного космоса одним и тем же многоголосым вопросом: за что?

 

doneck__05_2017.jpg

 Но равновесие торжественно застывшей в апатии небесной гармонии седовласой Вечности нарушить невозможно… В отличие от надрывно и ежеминутно дребезжащего в Земном пространстве хаоса… Который всеми силами препятствует своей укоренившейся по всем воздушным меридианам природой установлению хотя бы где-нибудь какого-то подобия спокойствия… Извечное противостояние могущественных сил света и тьмы… 

  Уверена, моя первая попытка ответить на этот вопрос, ЗА ЧТО?, своей статьей ПРИВЕТ ИЗ ГОРОДА NON-GRATA…, год назад, аккурат в самом начале цветуще-благоухающего мая, не была спонтанной и безрезультатной. Как оказалось, помнить и свидетельствовать все, происходящее в твоей жизни – это не есть непосильное бремя для взбунтовавшейся совести, больно прищемленной тисками случившейся несправедливости в таких трагических обстоятельствах. А на поверку – ЭТО СУДЬБА. Но никак не игра на наспех сколоченных деревянных подмостках человеческих жизней, с лицами, любезно приглашенных поучаствовать в действе, намеренно застывшими в окостенелых масках умело нагримированного страдания…, в черно-серых, с чужого плеча поношенных костюмах отчаявшихся страдальцев. Как навязанное извне требование обыгрываемой в этот тревожно исторический час мизансцены…

  Но проникнуть вглубь такой условно зацементированной бутафории возможно. Остаются глаза человека… Когда они широко открыты, в них читается все: и правда, и ложь, и притаившийся в глубине души страшный порок, и дикая страсть, и целомудренное смирение, и взбесившееся бунтарство, и… Да, и неуемное желание познать себя. Чтобы  остаться самим собой. В обстоятельствах, которые властно и беспощадно гнобят и принуждают им покориться… Ликуя от своего всепоглощающего всесилия на самом пике исторического сумбура.

  Одного и того же человека можно описать взглядами многих, наблюдающих за ним со стороны. Точно так же, как и события, формирующие жизнь. Прилежно сопоставляя неопровержимо достоверные факты и неминуемые собственные ощущения от переживаемого. Возможна, допускаю, одна, но весьма значимая особенность такого важного действа: личностное потрясение от переживаемого… Заменяющее собой все остальное, бренное и несущественное, в отдельно взятом историческом моменте… 

 

  “Подлинная жизнь народа никогда не проявляется в напечатанных для него книгах, за исключением, пожалуй, немецкого народа; она состоит в его инстинктах и верованиях, а книги (нельзя не признаться) способны скорее раздражать и ослаблять их, чем оживлять и поддерживать.”

ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

  Так вот, уважаемый Федор Иванович! Вы были правы тогда, в XIX веке. Но, задумайтесь, как же безвозвратно пал неприступный когда-то бастион нравственности! Поверьте, книги сейчас мало кто читает. Пора признать, что утеряна, сознательно или нет, культура чтения книг. Молодые люди бьются в истерике под магазинами, где вот-вот начнется продажа последней модели заветного I-PHONE. А дальше – сутки напролет потворство заветному желанию - сделать как можно больше selfe (сэлфи). И наводнить окружающий мир своими бездумно обезличенными лайками. Какой восторг для не обремененной чтением книг души! Или соизмеряют свою жизни с успехами любимой спортивной команды. Каково Вам будет увидеть плакат в руках счастливой девушки: мой парень обещал жениться на мне, если выиграет его любимая футбольная команда!?

И уже не так трудно поверить в то, что появился новый вид болезни – интернетная зависимость. Да нет, точнее сказать, особый вид болезни с симптомами поголовного человеческого равнодушия к тем, кому еще нужна забота – нашим детям. Нет, понимаете, нет книг, написанных и прочитанных, любимых и так себе, не очень. А есть сегодня маленькая, почти невинная и ползучая, как паутинная плесень, ложь на стенах жилищ, оклеенных обоями в виде книжных полок, с книгами на них с глубоким, травмирующим сознание нормального человека, подтекстом.

Если сознание находится в состоянии своего активного развития, то такое стремительное наступление развлекательно-фэйковой реальности на любого, наверняка, закончится, рано или поздно, полной капитуляцией всех радужных надежд сделать мир, среду человеческого обитания, лучше…    

    И как же вырваться из этого уже свершившегося человеческого одичания и напомнить людям, что были времена, когда книгу с книжной полки было принято брать чисто вымытыми руками… Собственно, таким естественным способом определялось истинное нутро человека… Мне претит делать нравоучения кому бы они было. Но, как показало время, с потерей культуры чтения началось и ментальное падение человечества с Олимпа веками создаваемого им же, человечеством, недосягаемого для всего остального животного мира благочестия.  Каким же недолговечным он оказался, этот Олимп здравых рассуждений и красноречивых поступков… Хотя…, как здорово же он когда-то блистал во Вселенной именами Земных могучих титанов литературы и поэзии… Ах, да… Наверное, та часть игры, в соответствии с ее правилами, канула в Лету… Но остались выпестованные беспристрастным холодом Вечного Разума Великие Имена… На века. Для кого?

 

…И Донецкая реальность из лета 2016 года. Город и люди, живущие здесь сегодня, стараются всеми силами сохранить свое достоинство перед лицом выпавшего им исторического жребия. Во имя того, чтобы выжить, Понимаете – ВЫЖИТЬ! И победить обстоятельства. Смелая мотивация людей, не падающих духом. И хлесткая альтернатива унизительной покорности. Такое целеустремленное побуждение не возникает просто так из ничего. Его невозможно представить, как нечто материальное. Это есть жизненный эликсир, целительно-бодрящая подпитка человеческому сознанию, мятущемуся от повсеместных недомолвок и жаждущему знать правду, с помощью которой всегда творится история. В случае сегодняшнего Донбасса, измордованного ниспосланными Свыше испытаниями – Всемирная История Всего Человечества. Без преувеличения.       

 

   …Заключительный концерт завершившегося концертного сезона в Донецкой филармонии, состоявшийся в концертном зале 3 июля 2016 года, вне всякого сомнения, войдет в историю всего Донбасса не только, как образец профессионализма, но и, как в своем роде исторический. Так как во втором отделении этого незабываемого действа солировал подданный Ее Величества, Королевы Елизаветы II, пианист Питер Сейврайт. Стоит ли говорить, что исполняемый им четвертый концерт Сергея Рахманинова для фортепиано с оркестром, которым тем вечером мастерски дирижировал дирижер Владимир Заводиленко, отражал глубину и значимость событий июля 2016 года. А именно: к тому времени уже третий год продолжались и блокада, и обстрелы Донецка. Но город и Дончане самим фактом своего жизнелюбия доказали: из двух сторон жизни, светлой и мрачной, они выбрали – первую. Обо всем этом я с огромным энтузиазмом написала тогда в Департамент Культуры Шотландии. Из этой части Великобритании приехал в Донецк господин Сэйврайт.

 

 И каким же удивлением было для меня прочитать немедленный ответ от министра культуры, госпожи Фионы Хислоп, содержащий и такие слова:

    “Шотландское Правительство ценит искусство, особенно – классическую музыку, за ее мощь и энергию в преобразовании жизни. Я – в восторге оттого, что Вы и многие другие, кто присутствовали на концерте, наслаждались им, как значимым событием.

 Я поддерживаю Вас всеми возможными способами в вашем стремлении общаться с нами на предмет таких важных событий, как этот концерт, которые обогащают жизнь.”

   Поистине, когда звучит хорошая музыка, невозможно делать ничего плохо. Или - плохого. В такие минуты – все в Мире есть Добро.  А слова, пусть и заморской  поддержки, они мне очень пригодились.

 

   “Благодаря согласию растут малые государства, из-за раздора гибнут великие державы”. ГЕНРИК СЕНКЕВИЧ.

  Наверняка, Вам, уважаемый Федор Иванович, довелось однажды прочитать эти многозначительные слова Вашего современника. Не сомневаюсь, в своей молодости Вы зачитывались трудами этого Мастера Слова, автора известных и занимательно-поучительных исторических романов.  И довелось Вам заслушиваться музыкой Сергея Рахманинова, возможно самого русского композитора. Да что там заслушиваться! Господи! ВЕСЕННИЕ ВОДЫ! Настой бессмертного шедевра, плод Вашего творческого союза с Рахманиновым. А здесь - ВСЕ: буйная страсть русской души, любовь к Родине, поэзия и музыка – как единое целое! Как один зашкаливающий своей запредельной радостью ликующий восторг: родиться и быть в России! Как славное дитя двух разных, но таких схожих, по сути, движимых сердечной рассудочностью характеров. Страдающих, мятущихся на чужбине, будучи не в силах избавиться от кровных пуповин своего родства со страной, где однажды появились на свет…  

  “Сестра музыки – это поэзия. А мать ее – грусть…”. СЕРГЕЙ РАХМАНИНОВ.  

  И в то же самое время… Не есть ли это печаль, не есть ли это страдание – любить Россию всем сердцем… И жить вдали от нее…


                                          Весна идет! Весна идет!»
                                          И тихих, теплых майских дней
                                          Румяный, светлый хоровод
                                          Толпится весело за ней.               ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

1830 г.   

 

  “В усадьбе – праздник! Весна.   - А, ведь, правда, папа, совсем весной пахнет! – Повторил и я…”                                                 Сладостно-щемящее возбуждение из Бунина…

 

  Слаб человек по своей природе… Слаб и ущербен… И не имеет значение, где он родился… 

 Сегодня, как никогда ранее, осознаю: есть два понятия, которые, являясь абсолютными антиподами друг друга, в конечном итоге, как два сверхмощных полюса Земли Обетованной, притягивают к себе и сближают людей, говорящих на разных языках и живущих в разных уголках планеты Земля: это – радость и, к сожалению, горе. Но радость можно пережить и в одиночку. Хотя, одиночество такого рода, как правило, не терпит долгого затворничества. И вскоре коротковолновые и легко улавливаемые импульсы неожиданного, но свершившегося в Вашу честь восторга, которыми радость щедро и стремительно насыщает Ваше жизненное пространство, легко преодолевают неприступные, как казалось ещё совсем недавно, границы всего частного и государственного. И, громогласно заявляя о себе, такие импульсы легко улавливаются подсознанием людей, Вас окружающих. А вот горе... В такие минуты любой человек, пригубивший волею своей Судьбы из ниспосланной ему горькой чаши свершившейся беды – особенно бессилен, беспомощен, беззащитен, безоружен, БЕЗЫНТЕРЕСЕН себе подобным. Импульс тревоги и безысходности, исходящий от человека в моменты переживаемого им отчаяния и горя, намного медленнее преодолевает пространство. Потому что очень часто он тормозится, вязнет, как в вязкой топи непроходимого и одичавшего в безвестности захолустного болота, в эгоистическом безволии и невежественном равнодушии счастливого на данный момент большинства обитателей планеты Земля, успешно обжитой ими на протяжении веков и пространств. Полюс человеческого горя – он сам по себе. Зловеще настороженный и пугающе неприступный, он очень часто изнывает сам от запредельного градуса мерзлоты в человеческих сердцах. Именно здесь она сегодня и скапливается. И хранится в своём омерзительно первозданном виде годами.

Но когда критическая масса сознательного равнодушия не выдерживает больше давления на границы своего безмолвно обширного владения, тогда, по закону физики, происходит взрыв. И, как ответная реакция – дикий разгул страстей. Дрожит Земля, громко стонет и завывает потревоженный ветер. Взметаясь с яростно неукротимой силой то ввысь разверзшихся небес, то ударяясь искореженными деревьями о Землю, он мечется в поисках причин своего пробуждения. Недовольство его так велико, что с каждым своим новым порывом он становится всё напористее и сильнее. Границ у полюса горя больше нет. Они стёрты с лица Земли. Пусть на время, но зло, мгновенно и навсегда смешавшись с окружающим миром, нейтрализовалось.

Но сразу же, пока ещё не восстановились его прежние границы, начинается новое скопление невидимой энергии. Её воздушная лёгкость – это только внешне. Её назначение – улететь, как можно дальше. И, оставив обжигающий след на лице каждого, кто повстречается на пути, заставить, наконец, его очнуться. И, хотя бы на какие-то доли минут, пока не исчезнет ноющее недоумением внезапное недовольство с щеки, правой ли, с левой, заставить понять: беды чужой не бывает.

 Не знаю… Недоумение и недовольство от происходящего вокруг Донбасского безбрежного горя испытать не довелось. Но, познавая и переживая личную трагедию в кровавой блокаде моего любимого Донецка, в безумно жестоком лете 2014 года, в городе, бесчеловечно брошенном большинством горожан на растерзание невежественному вандализму, обрела понимание понятия: горе Вселенское. Оно накрыло с головой здесь, на Донбассе всех и каждого. Оно безжалостно и без скидок на возраст перемололо и перекроило в своём бездонном и кровожадном чреве сотни, миллионы человеческих душ… С сытым презрением насытившегося чревоугодия выплюнув потом их непрожёванные остатки подальше в сторону.

 

  Горе Вселенское… Его пережили и жители Италии… В разрушительном землетрясении в августе 2016 года.

  Дикий разгул стихии и разрушительно-смертельная сила обезумевшего человеческого разума, направленная на уничтожение себе подобных. Последствия от первого, и от второго – одни и те же. Это – повсеместные разрушения и смерть людей. И, если посмотреть на фотографии, сделанные после землетрясения в Италии и после бездушно-жестоких обстрелов жилых кварталов Донбасских городов, и увидеть плачущих, а, очень часто, и убитых людей на них, на фоне чудовищных разрушений, то, маловероятно, что сможешь с точностью до последней существенной детали в описании увиденного, выхваченного из хроники событий, определить причину произошедшего. И назвать область или регион, где произошло убийство людей. И только посредством краткого языка репортажа журналистов, которые всегда бывают первыми очевидцами трагедий, узнаешь и причины, и последствия произошедшего.  

  Не подлежит сомнению: выражать сочувствие страждущим – это по-людски. Незамедлительно отослала свои печальные слова поддержки после трагедии в Италии в консульство страны в Москве. Ответ пришел менее, чем через сутки:  

 

 “Добрый день,

Спасибо большое за моральную поддержку

от имени Генерального Консула Италии.”

 Да, именно с выделением жирным шрифтом второй и третей строчек…

                                                                

О Петербурге… Думаю, был он чрезвычайно люб и мил Вашему неравнодушному сердцу, глубокоуважаемый Федор Иванович. Иначе, не родились бы под Вашим пером эти поэтические строчки:

 

Глядел я, стоя над Невой,
Как Исаака-великана
Во мгле морозного тумана
Светился купол золотой.

Всходили робко облака
На небо зимнее, ночное,
Белела в мертвенном покое
Оледенелая река.

 

Ну…, а потом – неожиданное признание:


О, если б мимолетный дух,
Во мгле вечерней тихо вея,
Меня унес скорей, скорее
Туда, туда, на теплый Юг…

На теплом юге и думается теплее… А жизнь в Петербурге, наполненная Вашими фатальными предчувствиями, и по сей день идет своим чередом… Как сухой перечень событий, как неизбежность славянского рока, как прилюдно обнародованное завещание потомков городу. Где есть все: вечные стоны не упокоенных душ, в страданиях своих нечеловеческих строивших город, таинственно-мистические истории, замешанные на яви и на блуждающих над Россией слухах, и, наконец, люди, которые жили в этом построенном городе, которые живут там сегодня. И которым еще предстоит родиться. И понять, как многому обязует звание Петербуржец. 
   

“Именно заклятые враги России в большой степени способствовали ее возвеличиванию.” Федор Тютчев.

Очевидно, это так. Но то, что сплоченность людская проявляется в совместно переживаемом горе – это факт. Пусть в этом – вызывающий споры пафос убежденной мысли. Но и свершаемое моральное очищение, через пролитую кровь, через покаяние во имя человечности в адовом чистилище равнодушия – тоже.

Петербург… Ленинград… Петербург…

Город Чести и Вечной Славы! Гордый Город с Большой Исторической Судьбой. Город Отчаянной Смелости и Венец Творенья Человеческих Рук. Город-Мечта, Ставший Былью. Город-Символ. Город – Вечная Быль! Город – Прозрение. Город – Нравственное Очищение. Город – Разум. Город – Герой. Город – Легкие Земли…

Как бы далеко ни проживать от тебя, все равно осознаешь, что живешь, существуешь и дышишь в том же ритме, что и ты… В этом – история многих народов.

Так получилось…, 3 апреля 2017 года, сбился ритм твоего дыхания, ты задыхаешься от боли… Не хватает сейчас воздуха и в Донецке… Гордый Балтийский Исполин… Ты приглушенно стонешь, видя пролитую человеческую кровь на своей Земле… Донецк скорбит от понимания, что так много человеческой крови проливается сегодня по всей Земле… Ты – не приемлешь подлости. И Донецк знает, что такое изощренно проштампованная человеческая подлость… Приправленная дежурными, по протоколу словами бессердечного сочувствия.

…Страдания, как это ни печально, всегда способствуют душевному прозрению…

Твоя насильственная сегодняшняя боль, Петербург, пронзительным отголоском отозвалось в моей душе. Да, существует нечто, перед чем отступают безразличие планет в безбрежности Звездной Галактики ко всему Земному и вечный шепот океанских волн… И что укрощает, наконец, ад страстей, что царит в душах современников, мятущихся в совестливом смятении и в недоуменной растерянности застигнутых печальными обстоятельствами врасплох…

А дальше… Да не очерствеют сердца людские… И не заменится сущность видимостью… Да не смешается пролитая людская кровь с придорожной пылью…

 

"Уважаемая Людмила! Так же, как и Вы, глубоко опечален известием о трагических событиях 3 апреля.”

 Таковы первые строчки послания от Председателя Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководителя фракции "Справедливая Россия" в Государственной Думе ФС РФ, С.М. МИРОНОВА.

    По сути и по факту, единственного ответа из огромного множества на мои послания, отправленные 4 апреля во многие общественные организации России, ко многим общественным деятелям, в печатные органы страны. Послания, отправленные не славы ради. А во имя того, чтобы доказать беснующемуся сегодня над Землей демону человеческого раздора незыблемость человеческих ценностей: сочувствие к беде ближнего своего, понимание ужаса свершившейся трагедии – они не испарились в обывательских распрях освобожденного самобичевания, они продолжают существовать в этом бренном Мире.

Я настоятельно подчеркиваю, что ни при каких обстоятельствах я не хочу касаться политических аспектов осуществлённого в Петербурге зла, прекрасно, однако, понимая, что 3 апреля 2017 года есть уже пропечатанная злым роком страница не только Российской, но и Всемирной Истории. Написанная человеческой кровью в расплавленном от бушующего повсеместно адовом огне человеческом доме. 

 

  И немного бравады… Наверное, Петербуржцы - все-таки народ особенный. И истина в том, что звание Петербуржцы – это не только, как знак города, в котором проживаешь. Это – и бремя ответственности. Отрезвляющей ответственности, измеряющей истинную стоимость вещей и событий по их значимости. Предстоит пережить городу и ВСЕМ ВАМ, Петербуржцы, пустоту подлости. Предстоит научиться жить с осознанием присутствия опасного зла в окружающем пространстве. Предстоит научиться засыпать со снотворным. Предстоит…, предстоит…, предстоит…

Предстоит переосмыслить давно забытые слова: честность, непредвзятость. Правда.

И понять: мир ароявляет себя таким, каким мы сами его делаем.

 И как же в нем жить после случившегося…? Но, ведь, остались надежды, мечты… И не грозит сплоченному бедой народу одиночество. Не лучший путь сближения…, право… Но все же… Вековая мудрость…

  Петербург! Грех и святость! Безумие и слабость! Вечный порочный азарт и неустанные поиски добродетели! Все это случалось много раз в твоей жизни. Это же – все ТЫ! Ты, который никогда не был побежден! Никем!

  Вот и шагайте запросто, Петербуржцы, по улицам своего прекрасного города. Город ВАШ, обитель славного Петра, ВАС сохранит!

Душа хотела б быть звездой,
Но не тогда, как с неба полуночи
Сии светила, как живые очи,
Глядят на сонный мир земной, —

Но днем, когда, сокрытые как дымом
Палящих солнечных лучей,
Они, как божества, горят светлей
В эфире чистом и незримом.

Хотелось бы…, уважаемый Федор Иванович, прислушиваясь к Вашим словам, чтобы это было так… Дневные звезды… Умытые звонкими лучами утреннего Солнца и девственно-нежными каплями утренней зари… Солнца, удивленного таким приятным соседством… Звезды, блистающие чистотой безгрешного Света, противостоящего порокам Тьмы...  

  А на деле…

 “Ибо к ощущению прошлого — и такого же старого прошлого, — присоединяется фатально предчувствие несоизмеримого будущего.”      ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

 

     Говорят, нет срока давности у дела, которое прямо и косвенно касается человеческого достоинства и человеческой чести. Скоро будет три года, как пытаюсь я передать свою книгу “Мысли вслух из блокадного Донецка” родным и близким погибших на Донбассе Российских журналистов в жестоко-кровавом лете 2014.
 Как ни странно, именно с того времени продолжается отсчет новейшей истории Священного Донбасса, которая воедино и навсегда связала судьбы многих миллионов людей. Оказавшихся в жерновах то ли злой доли, предопределенной Вселенной, то ли в убийственно непреодолимой, туго затянутой петле неизбежного витка осознания всего того, что было заранее предначерчено провидением прожить и прочувствовать здесь, на Донбассе, всем нам.
   Можно по-разному рассматривать смысл этих фатальных обстоятельств. Согласитесь, война, продолжающаяся в этом регионе уже четвертый год – это не радость. И, если одним аспектом этой трагедии есть ее историческое определение, то другим аспектом этой нескончаемой скорби есть реальные судьбы людей, оказавшихся не по своей воле на бушующем злобой, а отнюдь не добродетелью, гребне мощнейшего всплеска Всемирной Истории. Люди, которым, по большом счету, абсолютно все равно, почему все происходит так, а не иначе. Впрочем, так оно всегда и происходит. Человек свободен только в своих мыслях. И лишь до тех пор, пока обстоятельства его бытия не ставят его перед фактом сделать свой выбор. В отличие от всех тех, кто наблюдал и продолжает наблюдать за всей этой трагедией Вселенского масштаба со стороны, я, как и многие и многие другие здесь, на Донбассе, переживаю ее с того самого дня, как она началась. Оказавшись в самом центре этой адовой драмы и став, по сути, и ее участницей, и ее свидетельницей. Одновременно.

 

В моей душе нет сожалений о том, что мне помнится ВСЕ. Меня мучает глубокое сожаление о том, что люди, которые давали возможность узнавать об этом ВСЕМ, что здесь тогда происходило, оказались в вакууме забвения. Сейчас, когда начинается новейшая история Донбасского региона, должно вспомнить имена погибших на Донбассе Российских журналистов – Анатолия Кляна, Антона Волошина, Игоря Корнелюка, Андрея Стенина. Мне, как человеку ни на минуту не покидавшей Донецк с начала жестокой, кровавой его блокады, и многим сотням других Донбассовцев, сегодня абсолютно понятно, что все, что происходило на Донбассе, в той его части, что задыхалась от пролитой человеческой крови и лютой ненависти новых ублюдков (название фильма Тарантино), нам становилось известно благодаря именно им, Российским журналистам. Написавших первые главы истории Донбасса ценой своих жизней. Их телевизионные репортажи о происходящем поразили своей правдивостью. И смелостью. Потому что велись они, в полном смысле этого слова, под огнем сверхмощного оружия, целенаправленно разрушающего густонаселенный промышленный регион.
 Но они не вернулись туда, откуда приехали на Донбасс однажды. Там, откуда они приехали остались мирные жизни их родных и близких. Остались их матери, жены. Их дети. Которые никогда не смирятся с потерей своих близких. В тех мирных жизнях остались их неосуществленные планы. Будущее единого целого, их семей, лишилось своего дальнейшего смысла. Надолго. Потому что невозможно никакими силами и способами найти замену тем, кто больше ни на что не способен, кроме как, быть людьми.
  Осознание потери близкого человека, в полной мере, жуткому нравственному аду подобно. Потому что родственные узы – это есть прежде всего, память об ушедших родных. И особенно нестерпимым кровоточащим страданием оборачивается память о безвременно и внезапно ушедших в дни праздников. Когда веселье вокруг еще более усугубляет душевную боль. Когда вокруг бурлит море человеческой радости. А сознание твердит: не придет…, не придет…, не придет.
    Не позвонит…, не позвонит!!!!!!!  НИКОГДА БОЛЬШЕ! 

…Мне часто думается о том, что даже случайное упоминание названия моего дорогого мне Донецка при таких обстоятельствах может быть причиной длительного рецидива ментальной и душевной боли во всех семьях, где присутствуют незримые нити связи и с Донецком, и с Донбассом. Где не видно конца страданиям. И где всеми силами пытаются выживать сегодня в этих страданиях люди.

    Слово. При любом удобном случае повторяется: с него все начинается. И, наверное, не раз произнеслось в тех семьях слово Донецк. Куда предстояла ребятам командировка. И что интересного было в этом слове тогда, да и сейчас – нечто важное: здесь началась война. Она продолжается. О ней должны знать все. Мой город, мой Донецк, который я всегда воспринимала, как самый лучший на всей Земле, оказался синонимом страшной печали для неизвестных мне людей. 
   Хотелось бы… Чтобы слова памяти из Донецка о погибших здесь безвременно Российских журналистах – были бы словами их вечной памяти. Слово – это и метод взаимодействия между людьми. Слово – оно нивелирует границы между домыслом и реальностью. Зачем додумывать, как оно все тогда происходило, если есть пропечатанные словами страницы памяти.
                                    А В ПАМЯТИ НЕ ПОЛОЖЕНО ОТКАЗЫВАТЬ…

 Не получила я никакого ответа на эти строки, пересланные писателю и общественному деятелю Захару Прилепину. Не мог потеряться его возможный ответ. Тихий океан интернета все же не так часто штормит, как его тезку у Американского материка. Или не штормит вообще.        
  

   Как сердцу высказать себя?
  Другому как понять тебя?
  Поймет ли он, чем ты живешь?
  Мысль изреченная есть ложь —
  Взрывая, возмутишь ключи,
  Питайся ими — и молчи...”    ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

 

  Я выделяю из уже выделенного мною отрывка самые поразившие меня Ваши, Федор Иванович, слова: мысль изреченная есть ложь… И живо вспоминаю лаковую обложку на книге Джонатана Свифта о Гулливере: гигантский исполин, опутанный коварными лилипутами толстыми веревками, пробуждается от сна, после случайного прикосновения к его носу копья стражника. Апчхи! И в недоумении пребывает он, с улыбкой на своем лице наблюдая, как копошатся на его теле, рядом с телом, смешные крошечные человечки… Как какие-то букашки презренные. 

   Думаю, так выглядит сейчас Правда, опутанная словами подлой лести и припачканного болтовней обо всем и о ни о чем конкретного подобострастия, обильно льющимися сомнительным звездопадом на нее со всех сторон. Из пробегающего мимо военно-тревожного времени, метко поражающего выбранные мишени трассирующими пулями хитросплетенных недомолвок и бравирующих увиливаний. А История тихо и скромно пропечатывает свои увесистые драгоценные листы, в безмолвии упорядоченных фактов. С именами Героев. Совестно, однако, признавать, выставленных “акустической комиссией по отбору достойных” в унизительную очередь на признание…  

“Я говорю с глубокой убежденностью: основное и самое трудное для нас — обрести веру в самих себя; осмелиться признать перед самими собой огромное значение наших судеб и целиком воспринять его. Так обретем же эту веру, эту смелость. Отважимся возродить наше истинное знамя среди столкновений разных мнений, раздирающих Европу, а тогда отыщутся помощники там, где до сих пор нам встречались только противники. И мы увидим, как сбывается славное слово, сказанное при достопамятных обстоятельствах. Мы увидим, что даже те, кто до сих пор яростно нападал на Россию или тайно интриговал против нее, почувствуют себя счастливыми и гордыми в стремлении присоединиться к ней и принадлежать ей.” ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

Вот и думается мне, принадлежать России – не есть ли это уметь понимать, что нет страны, открыто презирающей свою память. Хотя…, страна – это же не есть абстрактное понятие. В своем глубоком значении – это люди, ее населяющие. Но… “Разве современное поколение так заблудилось в тени горы, что с трудом различает ее вершину?..” Из Ваших же слов…

  Очевидно, заплуталось, если возможно ответить на обращение по сути:

  Уважаемая Людмила, Министерство не занимается никакими передачами. Есть Союз журналистов, волонтерские организации и т.п.. В Министерство все обращения поступают официально, через Управление делами. Всего доброго

А из волонтерских и т.п. организаций – пожелание мирного неба нал головой и сообщения о том, что это дело – НЕ НАШ ФОРМАТ!!!

 И далее:

Вы хотите, чтоб я отвезла Ваши книги? У меня на руках два родных очень старых человечка – 88 и 96 лет.  Я каждый день с 5 утра и до работы у них. Папочка, прошедший Великую Отечественную войну и прорыв блокады. Не надо мне говорить таких слов и упреков. И мне не до смеха, как Вам. Вот Вам Россия и весь патриотизм, где эти старики НИКОМУ не нужны. Всего доброго. Прошу больше мне не писать, это не в моей компетенции.

  Совестно приводить эти слова. А с какой совестью они написаны? Или вообще без нее? Людьми, занимающими руководящие позиции в государственных ответственных организациях. И все это – гнилые веревки на теле горемычной Правды…  Под лживо-праздничные фанфары о консолидации сил добра… Которые оживают, раздуваются от притворного величия, когда становится понятно: кто – с кем, кто – куда. Конформизм, одним словом, живет и процветает. А главное в нем – спеши, но не поспешай. Разгоняйся, что есть силы, и дави на тормоза. ОДНОВРЕМЕННО! Да вот только, веревки, стоит великану-исполину резко пошевелить своими челнами, мгновенно рвутся, превращаясь в обтрепанный словесный фетиш.     

Вот и получается, к глубокому сожалению: 

“Подлинная жизнь народа никогда не проявляется в напечатанных для него книгах, за исключением, пожалуй, немецкого народа; она состоит в его инстинктах и верованиях, а книги (нельзя не признаться) способны скорее раздражать и ослаблять их, чем оживлять и поддерживать.” ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

  И остается, в таком случае, вопрос: и что же, более, чем сто лет, со дня написания этих строчек, предназначенных грядущим поколениям, ничего не изменили в среде человеческого обитания? Отвечаю сама себе: изменили, если есть возможность гласно поспорить. Главное, на деле, а не на словах окунуться в творческое наследие философа и поэта, Федора Тютчева. И, осмыслив хотя бы часть, сказанного им, оставаться на своей занятой позиции. Ибо: 

              Угоден Зевсу бедный странник,
              Над ним святой его покров!..
              Домашних очагов изгнанник,
              Он гостем стал благих богов!..          ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

 Каков глубинный смысл сказанного… Вот и повторюсь: у благого дела срока давности – нет. Ибо – “угоден Зевсу бедный странник, над ним святой его покров…” И не престало говорить об этом вполголоса. А препятствия… Через тернии – к звездам…, однако… Потому что не бывает истории с вырванными листами.

19 марта. В приложении к № 78 «Allg. Zeitung» от 18 марта я прочел статью о русской армии на Кавказе. Среди прочих странностей в ней есть одно место с таким приблизительно смыслом: «Русский солдат нередко напоминает французского каторжника, сосланного на галеры». Ну что ж, люди, уравниваемые подобным образом с галерными каторжниками, те же самые, что почти тридцать лет назад проливали реки крови на полях сражений своей родины, дабы добиться освобождения Германии, крови галерных каторжников, которая слилась в единый поток с кровью ваших отцов и ваших братьев, смыла позор Германии и восстановила ее независимость и честь. Таково мое первое замечание.

Далее: если вам встретится ветеран наполеоновской армии, напомните ему его славное прошлое и спросите, кто среди всех противников, воевавших с ним на полях сражений Европы, был наиболее достоин уважения, кто после отдельных поражений сохранял гордый вид: можно поставить десять против одного, что он назовет вам русского солдата. Пройдитесь по департаментам Франции, где чужеземное вторжение оставило свой след в 1814 году, и спросите жителей этих провинций, какой солдат в отрядах неприятельских войск постоянно выказывал величайшую человечность, высочайшую дисциплину, наименьшую враждебность к мирным жителям, безоружным гражданам, — можно поставить сто против одного, что они назовут вам русского солдата. А если вам захочется узнать, кто был самым необузданным и самым хищным, — о, это уже не русский солдат.  Эти и многие другие, с ними связанные думы, — о чем вам столь же хорошо известно, как и мне, — живут в Германии во всех сердцах, а посему они совсем не нуждаются в каком-либо месте в газете. В наши дни — благодаря прессе — нет более неприкосновенной тайны, названной французами тайной комедии; во всех странах, где царит свобода печати, пришли к тому, что никто не отваживается сказать про подлинную причину данного положения вещей то, что каждый об этом думает. Отсюда ясно, почему я лишь вполголоса раскрываю вам загадку о настроении умов в Германии по отношению к русским. После веков раздробленности и многих лет политической смерти немцы смогли вновь обрести свое национальное достоинство только благодаря великодушной помощи России; теперь они воображают, что неблагодарностью смогут укрепить его. Ах, они обманываются. Тем самым они только доказывают, что и сейчас все еще чувствуют свою слабость.”

                                                                                                                     ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

 После этих Ваших слов, уважаемый Федор Иванович, я могу, наконец, не сомневаться в своем праве отстаивать не вполголоса честь и национальное достоинство людей, приехавших на Донбасс в его минуты роковые. Уверена, нет большего великодушия потомков, чем их усилия сохранить об этих людях их Светлую Память.

  “И опять повторяю: Российские журналисты, как неприступный оплот, на всех направлениях от центра, залитого кровью Донбасса, и до его окраин. Бесстрашно снимающие ужасающие по своей сути картинки исторического безумия обреченного на страдания региона…
  И вдруг, сегодня, о нашем городе: город non-grata… Брошенные люди с окраин…
  Кошмар самообмана… Что-то омертвело в воздухе... Вырванные страницы истории… Начался забег наперегонки, кто сегодня больше расскажет, кто больше напишет. Кто больше удивит…?
  СЕГОДНЯ! А ТОГДА? ДВА ГОДА НАЗАД? В ПУСТЫННОМ, БРОШЕННОМ ГОРОДЕ?” Строчки из моей статьи
ПРИВЕТ ИЗ ГОРОДА NON-GRATA, май 2016 года.                     

                           

С глубоким уважением, Людмила Марава. Донецк. Май, 2017 года.

 

         P.S.   Очень много трагических событий произошло в мире после написания мною выше названной статьи. О том, что написана она была, в мае 2016 года, не случайно, говорит многочисленное количество последующих моих публикаций в изданиях ВЕЛИКОРОССЪ, в моем блоге в газете ЗАВТРА, в Петербургском издании ABSOLUTTV, в издании КРАСНОЯРСКОЕ ВРЕМЯ и многих других. На основе этих публикаций и подготовлена статья ХОТЕЛОСЬ БЫ…. Таким плодотворным оказалось воздействие на мою сущность творческого наследия Великого Федора Тютчева. Продолжается его Земная жизнь, поддерживается Величие Российской Исторической Дипломатии. И дается таким образом возможность думающим людям осмысленно понять текущие исторические события.  Хотя, многих других это заставляет изрядно понервничать.

 И полукавить…  

Сей дивный мир, их рук созданье,
 С разнообразием своим,
 Лежит развитый перед ним
 В утеху, пользу, назиданье…”

                                                                  СТРАННИК, ФЕДОР ТЮТЧЕВ.

 

И хотелось бы…, чтобы теперешние, важные, по сути, выдержки из моих статей, написанных, в пределах года - от мая 2016 до мая 2017, не воспринимались, как надоевший и заезженный повтор. Ибо, заметно, ох, как заметно, очерствел мир людей, упал их интерес к своей истории и к людям, ее творящим. Да Вы и сами об этом знаете, уважаемый Федор Иванович…                       

Последнее обновление ( 16.01.2018 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей