21.10.2018 г.
Главная arrow Главная arrow Людям уже некуда затягивать пояса: Россия достигла экономического дна





Людям уже некуда затягивать пояса: Россия достигла экономического дна Печать E-mail
Автор Редактор   
17.03.2018 г.

Михаил Головнин 19.02.2018

По их данным, потери основных фондов страны за последнюю четверть века сопоставимы с ущербом от Великой Отечественной войны. И чтобы их компенсировать, потребуются инвестиции в объеме 28 триллионов рублей. В качестве источника наращивания инвестиций предлагается сократить в шесть раз доходы состоятельных граждан. 

 

По сути, речь идет о прогрессивном налоге, на котором не раз настаивал и академик РАН Сергей Глазьев: "Практически все экономисты сходятся в том, что прогрессивная шкала - это необходимое условие для нормального развития экономики, потому что, во-первых, это снижение социального неравенства. Это приведение нашей системы регулирования в соответствие с нашими нравственными ценностями, где ключевую роль играет ценность социальной справедливости. Кроме того, это способ получения дополнительных доходов для бюджета".

Брать деньги для наращивания инвестиций специалисты Института экономики РАН предлагают не только у состоятельных граждан, но и у обычных людей со средним и даже низким доходом. По расчётам экспертов, у подавляющей части населения потребление должно снизиться на треть. Хотя куда уж меньше. И без того беднеющие граждане России, доходы которых продолжают падать, перешли на режим строжайшей экономии. Людям приходится сокращать свои траты не только на отдых и развлечения, но также на лекарства и продукты питания.

За счет чего планируется перезапускать экономику в то время, когда население России нищает, а промышленное производство стагнирует, Юрий Пронько выяснил у первого заместителя директора Института экономики РАН Михаила Головнина.

Михаил Головнин: "Начнем с корней проблемы - мы уже знаем, что у нас на протяжении двух лет шел экономический кризис — 2015-2016 годы. Если смотреть по реальным финансовым показателям, он начался с 2014-го. В прошлом году вроде бы появились положительные итоги - Росстат дал предварительную оценку роста ВВП 1,5% за год. Но, во-первых, давайте сопоставим 1,5% с теми 2,7%, которые экономика потеряла за предыдущий кризис, и очевидно, что мы пока еще не вернулись в начальную точку кризиса.

Во-вторых, мировая экономика сейчас развивается достаточно динамично — порядка 3,6-3,7% в год, а это означает, что мы сейчас отстаем не только от развитых стран, от которых мы и так далеки, но и от развивающихся стран с формирующимся рынком, с которыми, собственно говоря, обычно и сравнивается Россия. Они-то растут гораздо больше, чем развитые страны, и их темпы роста гораздо выше, чем среднемировые".

Экономист уверен, что сегодня ключевая задача российского правительства - это достижение высоких темпов роста и увеличение реальных доходов населения, которые продолжают падать. За три года в сумме они упали на 10,4%.

Михаил Головнин: "Когда внешняя ситуация очень нестабильна, цены на нефть, хоть и периодически растут, продолжают оставаться на низком уровне, основным источником может служить только наращивание внутреннего спроса. Это объективная реальность, в которой находится российская экономика. Насколько эффективными могут быть инвестиции в стагнирующую экономику, и кто будет потреблять продукцию, которая производится с помощью этих инвестиций?

На мой взгляд, центральная проблема - это как раз доходы граждан, это конечный спрос домашних хозяйств. Не увеличив доходы населения, мы не достигнем высоких темпов экономического роста — просто не будет источника спроса на ту продукцию, которая производится".

То есть рост реальных доходов обычных людей - это фундаментальная основа реформ. Если этого нет, то нет ни роста, ни развития. Растущий внутренний рынок порождает дополнительные инвестиции. Сейчас в стране идет предвыборный период, нужно выполнять майские указы президента, соответственно, некоторые положительные тенденции можно увидеть в моменте. Например, некоторый рост зарплат бюджетников. Но если мы стремимся к устойчивому экономическому росту, это означает, что и заработные платы тоже должны расти устойчиво.

Михаил Головнин: "Здесь, мне кажется, некий выход из замкнутого круга - масштабные инвестиции, но именно в инфраструктурные проекты. Такой проектный подход необходим, чтобы решить проблему доходов населения. Рост производства в этих отраслях приведет к росту доходов, а, с другой стороны, к решению фундаментальных проблем российской экономики".

Получается, нет проблем запустить эти механизмы, деньги есть, инфраструктуру развивать необходимо, благо, что страна настолько огромная, что есть, куда "руку приложить". Если есть понимание среди экспертов, почему это не делается? Что мешает?

Михаил Головнин: "Мешают некие догматические установки, которые используются правительством. Например, для ЦБ это зацикленность на режиме инфляционного таргетирования с неизвестно откуда взятой цифрой 4%. На конец прошлого года была годовая инфляция 2,5%. В таких условиях нужно стимулировать совокупный спрос. У нас отрицательная динамика кредитования финансового сектора идет с сентября 2016 года.

Очевидно, потому что реальная ставка процентов по кредитам в условиях низкой инфляции и не очень активно снижающейся ключевой ставки ЦБ на высоком уровне. И еще один момент, который я бы хотел подчеркнуть — сохраняющаяся неопределенность. В стагнирующую экономику вряд ли захотят инвестировать внутренние инвесторы, нужно продемонстрировать эти первые признаки серьезного роста, а продемонстрировать их без активной политики правительства, без активной промышленной политики в этих условиях мы вряд ли сможем".

Но есть ли у государства инструментарий стимулировать реальные доходы граждан? В правительстве уверяют, что в этом году будут проиндексированы зарплаты во исполнение майских указов президента. Кстати, и здесь есть очень нелицеприятный момент - решение властей о разделении пенсионеров на работающих и не работающих, отказ первой группы от индексации пенсий. Мало того, что это абсолютно неэтичное решение, но оно еще и контр-экономическое — вы сами провоцируете снижение потребительского спроса, сами высушиваете потребительский спрос. Каким образом можно решить проблему падающих доходов?

Михаил Головнин: "Поскольку заработная плата - это часть доходов, на какую величину реальные доходы больше, чем зарплаты? На величину трансфертов. Например, те же самые пенсии, а какой источник, мы все прекрасно понимаем, - это бюджет. Все развитые страны стимулируют экономическую политику, наращивают дефицит бюджета. Вот, пожалуйста, первый источник для наращивания доходов населения".

А мы в это время наращиваем налоги и фискальную нагрузку, хотя министры убеждают российский народ в обратном. Они лгут! И разъяснения Минфина касаемо имущественного налога на теплицы, бани, летние кухни и так далее, говорит о том, что и туда решили сунуть нос наши чиновники. А заявление Максима Орешкина об обложении самозанятых 6% граждан налогом с оборота тоже как-то поможет разбогатеть нашему населению? Зачем все эти инициативы именно сейчас? Выйдите на устойчивое развитие, тогда и стремитесь к бездефицитному бюджету и вводите новые налоги.

Есть еще элемент справедливости. Ведь у нас по-прежнему даже не обсуждается введение прогрессивного подоходного налога.

Михаил Головнин: "Я именно об этом. Говоря о налоге на имущество, конечно, в первую очередь речь должна идти о налогообложении имущества с высокой стоимостью, то есть имущества сверхбогатой категории. То есть проблема, которую испытывает российская экономика, откровенно отрицательной динамики доходов – это, конечно, проблема социального расслоения".

Министр финансов категорически против прогрессивной шкалы. Интересно, почему? За "своих" переживает? Он вновь и вновь произносит мантру: "Если мы введем прогрессивную шкалу налогообложения, это приведет к тому, что богатые и успешные будут уходить из нашей резидентуры, будут пытаться скрыть свои доходы".

Я убежден: идет серьезная подготовка к так называемому налоговому маневру, когда либо будет принята формула 21/21 либо 22/22 за счет якобы снижения соцвзносов и повышения прозрачности бизнеса. Увеличение НДС до 21 или 22%, на мой взгляд, чистая провокация. Они не получат эффекта "обеления", потому что у нас давно и безвозвратно подорвано доверие между государством и гражданами.

Михаил Головнин: "НДС легче всего администрировать и легче всего взимать, но страдают от повышения НДС все. И мы еще раз консервируем проблему неравенства, о которой я уже говорил, поскольку от повышения НДС страдать будут, прежде всего, категории граждан с низким доходом. По большому счету, решая фискальные проблемы, потому что проблемы бюджета могут решаться не только ростом налогообложения, но и ростом долгового финансирования бюджета, и здесь у нас запас очень большой — наш госдолг весьма низок по отношению к ВВП, но, тем не менее, могут приниматься такие непопулярные решения".

Я убежден, необходимо прямо сейчас приступать к перезапуску экономики, под которым я имею в виду и стимулирование реальных доходов населения, и запуск масштабных инфраструктурных проектов. По нашим сведениям, Минэк и Минфин уже занимаются разработкой серьезных проектов, которые вскоре будут вкачивать в экономику чуть ли не триллионы рублей.

Силуанов, Кудрин, Орешкин с удовольствием рассуждают: налоговые маневры приведут к тому, что мы увеличим финансирование образования и здравоохранения — так называемый человеческий капитал. Все вроде очень красиво выглядит, но в Институте экономики РАН считают, даже если начать сегодня, эффект будет только через 10-15 лет.

Михаил Головнин: "Чтобы нам выйти на нормальный уровень для страны с формирующейся рыночной экономикой, существенно сократить отставание от развитых стран, потребуется, возможно, и большее время, но это не означает того, что не надо начинать прямо сейчас. Мы сегодня фактически должны заложить основу для долгосрочного экономического роста и процесса догоняющего развития".

К сожалению, ни в политике федерального правительства, ни ЦБ это не прослеживается. Они гордятся макроэкономической стабильностью, но если ее начать расшивать, как нитки, одна за другой, гордиться-то нечем. Я уже не говорю, что это монетаристская дурь чистой воды - стремиться к 2020 году к бездефицитному бюджету. Этот документ, между прочим, уже принят и одобрен. А.Силуанов нарисовал к 2020 году 0% дефицита бюджета. Непонятно только, зачем.

Михаил Головнин: "Одна из самых опасных ловушек - это ловушка самоуспокоения, при которой может случиться еще худшая ситуация — когда нефть подрастет, тогда все окончательно самоуспокоятся, и мы попадем в очередной виток такого успокоения до очередного падения цен на нефть и очередного ухода в пике российской экономики.

Пока мы не создадим базу для нормальной дифференцированной структурной экономики, мы все время будем зависеть от этих качелей: самоуспокаиваться, пока нефть растет, и впадать в панику и ступор, когда нефть начинает падать. Вот что значит, когда нет активной политики.

Мы устанавливаем дефицит бюджета на какую-то перспективу в 0%, это означает, что бюджетно-налоговая политика становится самодостаточной, а она должна, на мой взгляд, определяться состоянием экономики, и если экономика не вышла на уровень устойчивого экономического роста, то, наверное, имеет смысл проводить стимулирующую бюджетно-налоговую политику. То же самое относится и к денежно-кредитной политике. Требуется искать какие-то новые инструменты сочетания той и другой, чтобы развивать другие сектора экономики, помимо топливно-энергетического".

Мировая экономика развивается семимильными шагами. Технологии, которые еще вчера казались фантастикой, сегодня стали реальностью. Боюсь, мы вообще можем оказаться на обочине развития. Я очень надеюсь на господина Орешкина, который, по словам его коллег, разрабатывает серьезные программные вещи, призванные в будущем кардинально изменить модель российской экономики. Только стимулировать население и бизнес нужно немедленно.

За последние годы доверие между государством, гражданином и бизнесом было сильно подорвано - если в нашей стране чуть голову поднимаешь, ее тут же сносят. Что мешает пойти на эту решительную меру - отказаться от плоской и перейти на прогрессивную шкалу? Уверен, это доктринальный вопрос, и он снова упирается в либеральный подход так называемых "монетаристов", хотя непонятно, на что он опирается, большинство развитых стран давно и успешно используют прогрессивную шкалу налогообложения.

Будем надеяться, что лозунги все-таки рано или поздно (лучше бы рано) уйдут в прошлое, а реальная работа во благо страны, ее экономики и граждан станет реальностью. Иначе нас ждет окраина в глобальной динамично развивающейся высокотехнологичной экономике.

 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей