13.12.2018 г.
Главная arrow Наука arrow Борис Кашиг: "Главные виновники — в Кремле"



Борис Кашиг: "Главные виновники — в Кремле" Печать E-mail
Автор - публикатор   
31.05.2018 г.

Беседу с Б.С.Кашиным вёл Виктор ТРУШКОВ.

Назначение главой министерства науки и высшего образования РФ бывшего руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) М.М. Котюкова по-прежнему остаётся в центре внимания научной общественности. 

kashin_b_optim.jpg

Общественный клуб академиков и членов-корреспондентов РАН «1 июля» подготовил резолюцию с резкой критикой нового министра и прогнозируемых последствий его деятельности. Президиум РАН намерен высказать своё отношение к событиям, способным повлиять на судьбу академии, в письме президенту страны В.В. Путину. «Правда» о последних событиях, связанных с назначением нового министра науки и образования РФ, выступала 24 мая («Бухгалтера в Вольтеры») и 31 мая («Академики протестуют против министра науки»). Продолжая важную тему, мы обратились к члену ЦК КПРФ, действительному члену Российской академии наук Борису КАШИНУ.

— Борис Сергеевич, в Российской академии наук неоднозначно отнеслись к назначению министром науки и высшего образования России бывшего руководителя ФАНО Котюкова. Чем, на ваш взгляд, можно объяснить такую реакцию?

— Я объяснил бы разброс мнений тем, что не все в академии концентрируются на самом главном.

— А что вы считаете самым главным в нынешней ситуации?

— Самым главным я считаю провал государственной научно-технической политики. А за неё несут ответственность перед страной прежде всего Путин и его советник по науке Фурсенко. С этой точки зрения сосредоточивать огонь на Котюкове — не самая лучшая позиция. Она означает выведение из-под критики главных виновников нынешнего совершенно неудовлетворительного состояния науки. Котюков был поставлен во главе ФАНО для выполнения технических функций, на него был возложен контроль за хозяйственной жизнью институтов РАН. Он не принимал политических решений. Стратегические решения по развитию науки должны были принимать работники министерства образования и науки. Но там на научном направлении с давних пор провал. Поэтому, выступая на общем собрании Академии наук, я предложил поблагодарить министра Васильеву за то, что она избавила министерство от кадров ливановского призыва.

Сложилась небывалая ситуация: отсутствие во власти квалифицированных людей в сфере управления наукой. Например, министерству образования и науки была поручена разработка нового закона о науке, но реально готовить этот документ некому. Тех, кому была поручена эта работа, пришлось за ненадобностью увольнять. Власть расписалась в полной своей неспособности руководить наукой. На мой взгляд, Котюков поставлен во главе министерства, чтобы сфера науки и высшего образования не развалилась технически. Конечно, есть опасность дальнейшего разрушения науки. Но корни-то этой опасности в самой системе российской власти, когда все решения принимает один человек — Путин, а у него советником по науке является Фурсенко.

Переводить огонь на Котюкова — означает защищать тех, кто определяет научно-техническую политику России. Поэтому декларация, предложенная клубом «1 июля», страдает наивностью, из-за чего не все в академии её поддерживают. Если руководство государства сохранит курс на развал науки, то оно будет это делать при любом министре.

— Борис Сергеевич, а могли бы взять на себя руководство министерством науки сами учёные из РАН? В советскую пору Государственный комитет по науке и технике обычно возглавляли крупные учёные, тесно связанные с Академией наук СССР.

— Такой вариант можно было бы приветствовать. Но сегодня в РАН ощущается серьёзный кадровый голод. 25 лет такого отношения к академии не прошли бесследно. В государстве нет не только вразумительной научно-технической, но и кадровой политики. Ею просто не занимаются. И, главное, выход из кризиса возможен только при заинтересованном сотрудничестве власти и учёных. Пока этого нет.

— Каков ваш прогноз дальнейшего развития на этом направлении?

— Определённые надежды оставляет то, что внешнеполитическая ситуация развивается настолько сложно для России, что в таких условиях продолжать наносить удары по науке равнозначно разрушению не только страны, но и самого кресла, в котором сидит президент, кресел, в которых сидят его советники, помощники, министры и т.д. Есть надежда, что они не будут рубить сук, на котором сидят.

— Трудно на это надеяться, когда наукой по-прежнему руководят люди, которые разрушали её или в ней ничего не понимают. Сегодня легче найти примеры безразличия к науке, чем её применения. Думаю, и ваша личная практика это подтвердит.

— Здесь не могу с вами не согласиться. Важнейшие решения принимаются без научной экспертизы. Возьмём, к примеру, пенсионную реформу, которую готовит власть. На днях Совет по актуарной деятельности при Банке России принял обращение к Силуанову, Голиковой и Набиуллиной с предложением к правительству задействовать актуариев в пенсионной реформе.

— Давайте сначала объясним читателям, кто такие актуарии.

— Это специалисты с математическим образованием, осуществляющие деятельность по анализу и количественной оценке финансовых рисков, а также занятые разработкой и оценкой эффективности методов управления финансовыми рисками. В развитых странах они играют ключевую роль при преобразованиях пенсионной системы. Наше правительство, принимая волюнтаристские решения в пенсионной сфере, не привлекает учёных к решению этого важнейшего вопроса. Наука могла бы серьёзно помочь, но власть её игнорирует.

— Чем это объяснить?

— Иногда непониманием возможностей науки, а иногда корыстными интересами.

«Правда», №56 (30699) 1—4 июня 2018 года.

 

Последнее обновление ( 31.05.2018 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей