12.12.2018 г.
Главная arrow Главная arrow Олигархи внакладе не останутся: О регулировании цен на бензин





Олигархи внакладе не останутся: О регулировании цен на бензин Печать E-mail
Автор - публикатор   
18.11.2018 г.

Татьяна Куликова, экономист

В среду 7 ноября премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, имеющее целью стабилизацию цен на бензин.

kulikova_tatiana_3.jpg

 Основой для этого постановления стала достигнутая в конце октября договоренность между правительством и крупнейшими нефтяными компаниями о заморозке цен на бензин до конца марта следующего года. На первый взгляд может создаться впечатление, что власти наконец-то «нагнули» олигархов ради защиты интересов государства и населения. Однако все совсем не так однозначно… 

В этом году тема роста цен на автомобильное топливо приобрела особую остроту. Напомню вкратце хронологию событий.

Первый за этот год скачок цен на автобензин произошел еще весной. Так, по данным Росстата в апреле цены производителей увеличились сразу на 13% по сравнению с мартом, а в мае этот рост отразился и на розничных ценах на автозаправках – они выросли на 5.6%. Так, например, средняя цена бензина марки Аи-95 в марте составляла 41.07 рублей за литр, в апреле она поднялась до 41.49, а в мае скакнула сразу на два с лишним рубля – до 43.78 рублей за литр.

В мае рост цен производителей не просто продолжился, а даже ускорился: за месяц цены производителей выросли еще на 18.7%.  Это означало, что рост цен топлива на автозаправках должен был ускориться еще сильнее; ситуация накалялась с каждым днем.

Правительство, опасаясь социального взрыва, приняло экстренные меры, позволившие на время стабилизировать ситуацию. В частности были снижены акцизы на топливо, и в обмен на это крупнейшие нефтяные компании согласились заморозить цены на своих автозаправках на уровне конца мая. В итоге рост розничных цен на бензин за июнь составил «всего лишь» 2.1% (цена бензина Аи-95 в июне поднялась еще на девяносто копеек – до 44.69), а затем цены стабилизировались; в июле и августе они даже немного снизились – на 0.2 и 0.3 процента соответственно.

Стабилизация розничных цен произошла во многом за счет сокращение маржи автозаправочных станций – большинство из автозаправочных сетей, не связанных с крупными нефтяными компаниями, в течение лета работали на пределе рентабельности. Это долго продолжаться не могло. Поэтому в октябре рост розничных цен на автомобильное топливо возобновился. По итогам октября розничные цены в среднем выросли на 0.4%, а за десять месяцев с начала года их рост составил 9.4%.  Средняя цена литра бензина Аи-95 в октябре составила уже 44.80 рублей за литр (что более чем на рубль больше, чем в мае).

Чтобы не допустить негативного развития ситуации, правительство опять перешло к ручному управлению: в конце октября была достигнута принципиальная договоренность между правительством и крупнейшими нефтяными компаниями о заморозке оптовых цен на бензин до конца марта 2019 года.

Точнее, соглашение предусматривает, что крупнейшие нефтяные компании до конца года зафиксируют свои отпускные оптовые цены на уровне июня; с января цены увеличатся на 1.7%, что отражает эффект от повышения НДС; а с февраля цены могут быть повышены еще на 4.3%, что соответствует прогнозу по инфляции. Также в соглашении есть пункт о том, что нефтяники обязуются поставлять на российский внутренний рынок не менее 17.5% производимого топлива. Если же хотя бы одна из нефтяных компаний нарушит эти условия, то правительство введет запретительные экспортные пошлины. На основе этой договоренности было подготовлено постановление правительства, которое было подписано премьер-министром Медведевым и вступило в силу 7 ноября.

Чтобы понять, насколько эффективно будет работать это соглашение и кто в итоге окажется в выигрыше, рассмотрим подробнее причины наблюдавшегося в этом году ускорения роста цен на нефтепродукты. Главных причин две – резкое повышение рублевой цены барреля нефти и завершающийся налоговый маневр в нефтяной отрасли, состоящий в постепенном снижении экспортной пошлины на нефть с одновременным увеличением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и изменением структуры акцизов.

Обе эти причины способствуют тому, что экспорт нефти и нефтепродуктов для нефтяников становится более привлекательным, чем поставки на внутренний рынок, и пока эти фундаментальные причины действуют, нефтяники будут пытаться либо каким-то образом обойти наложенные на них ограничения, либо ввести какие-то дополнительные комиссии, сервисные сборы и т.п.

Так, например, уже на следующий день после подписания правительственного постановления – 8 ноября – газета «Коммерсант» опубликовала материал о том, что многие крупные топливные компании отменяют скидки по корпоративным топливным картам, а также вводят дополнительные сервисные сборы «за использование топливных карт» и «за информационные сервисы». И хотя некоторые из нефтяных компаний, упомянутых в этой публикации, в ответ заявляли, что все эти действия делаются в рамках долгосрочных бизнес-стратегий и никак не связаны с нынешней заморозкой цен, нам вряд ли стоит верить таким объяснениям.

Поэтому неудивительно, что многие эксперты в области рынка нефтепродуктов не верят, что рост цен благодаря договоренности правительства с нефтяниками остановится. Так, например, вице-президент Независимого топливного союза Дмитрий Гусев в интервью РБК предположил, что в январе 2019 года цены на бензин будут на 3-5 рублей выше, чем сейчас. Также многие эксперты высказывают опасения, что если цены на топливо все-таки будут удерживаться на указанных в соглашении уровнях, то это приведет к дефициту топлива и очередям на автозаправках.

Такие негативные последствия действительно вполне возможны – при условии, что мировые цены на нефть возобновят свой рост и экспорт будет оставаться для нефтяников более привлекательным, чем внутренний рынок. Однако сейчас цены на нефть устойчиво падают  полтора месяца подряд, уже потеряв более 20% от максимумов. Более того, динамика развития событий в мировой экономике и мировой финансовой системе по многим параметрам напоминает 2008 год, так что нельзя исключать и противоположный сценарий – существенное падение мировых цен на нефть на фоне мирового финансового кризиса. В этом случае соглашение нефтяников с правительством о фиксации цен будет работать по сути как инструмент монопольного сговора, не позволяющий ценам на топливо снижаться вслед за ценой нефти; в итоге в выигрыше от соглашения окажутся нефтяники, а потребители проиграют.

Такой сценарий на первый взгляд кажется фантастическим, поскольку бытовой опыт подсказывает нам, что «цены на бензин не снижаются никогда – ни при растущей нефти, ни при падающей».  Статистика Росстата в значительной мере подтверждает это «правило», однако были и исключения. Так, с октября 2015 года по февраль 2016 года средняя цена литра автомобильного бензина упала с 35.30 до 34.85 рублей, а цена литра бензина марки Аи-92 за этот период упала даже немного сильнее – с 34.37 до 33.82 рублей, то есть более чем на 50 копеек.

Таким образом, ситуация, когда цены на бензин на российском внутреннем рынке падают, в принципе возможна. Она иногда возникала в те периоды, когда мировые цены на нефть, пересчитанные на рубли, значительно снижались. Они снижались, например, во второй половине 2015 года (см. график), и именно это стало причиной удешевления бензина с октября 2015 года по февраль 2016 года. Такая зависимость внутренних цен на нефтепродукты от мировых цен на нефть, выраженных в рублях, объясняется тем, что именно рублевые цены влияют на относительную привлекательность экспорта по сравнению с поставками на внутренний рынок.

А то, что в России цены на топливо реагируют на снижение мировых цен на нефть столь слабо, объясняется сравнительно низким уровнем конкуренции на российском рынке нефтепродуктов: на нем безусловно доминируют несколько крупнейших вертикально интегрированных нефтяных компаний. Для сравнения, в США во второй половине 2014 года розничная цена бензина упала примерно вдвое – с 1.0 до 0.55 долларов за литр, что довольно точно соответствует величине падения долларовых цен на нефть за этот же период – они тогда упали примерно со 110 до 50 долларов за баррель.

Для того чтобы понять причины ускорения роста цен на топливо в 2018 году и попытаться спрогнозировать, что будет дальше, посмотрим на динамику рублевой цены на нефть за последний год. Начиная со второй половины 2017 года, рост рублевой цены на нефть резко ускорился: в конце июня 2017 года цена барреля нефти составляла примерно 2800 рублей, а к началу октября 2018 года она превысила 5500 рублей. Так что совсем не удивительно, что цены на бензин на внутреннем рынке в этом году начали стремительно расти. В такой ситуации самым простым и надежным решением со стороны властей было бы повышение экспортной пошлины. Однако под давлением нефтяного лобби власти предпочли переход к ручному управлению при сохранении описанного выше налогового маневра.

Стремительный рост рублевых цен на нефть продолжался до конца сентября, но с начала октября он сменился столь же стремительным падением. Если это падение продолжится, то вполне могут сложиться условия для некоторого снижения цен на топливо. Однако из-за того, что эти цены теперь зафиксированы, этого снижения не произойдет; наоборот, в феврале цены еще вырастут на величину инфляции, то есть примерно на два рубля.

Насколько такой сценарий вероятен? То есть насколько вероятно значительное падение мировых цен на нефть? Я не берусь утверждать, что оно обязательно произойдет в ближайшие несколько месяцев: мировые цены на нефть зависят от многих факторов, причем спекулятивный фактор – в краткосрочной перспективе один из наиболее значимых. Однако есть серьезные основания полагать, что такой сценарий высоко вероятен. Как уже говорилось, по многим параметрам ситуация на мировых финансовых рынках и динамика ее развития напоминают 2008 год, а в том году, я напомню, мировые цены на нефть за полгода с июля по декабрь упали в 3.5 раза – со 140 до 40 долларов за баррель.

Интересно заметить, что нефтяники заключили соглашение с правительством как раз тогда, когда рост цен на бензин и без этого соглашения, скорее всего, начал бы замедляться или даже повернул бы вспять из-за начавшегося падения мировых цен на нефть – как долларовых, так и рублевых. То есть, если падение нефтяных цен все-таки продолжится, то получится, что нефтяники на несколько месяцев удачно зафиксировали себе отпускные цены вблизи их максимума.

Кстати, за девять месяцев 2018 года чистая прибыль компании «Роснефть» (по российским стандартам бухучета) выросла почти в пять раз по сравнению с соответствующим периодом прошлого года и составила 490 млрд рублей. Так что не стоит думать, что переход к ручному управлению на рынке автомобильного топлива означает, что власть наконец-то делает что-то для народа за счет олигархов. Не беспокойтесь: олигархи внакладе не останутся…

 tseny_benzin_grafik.jpg

Последнее обновление ( 18.11.2018 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей