18.01.2019 г.
Главная arrow Главная arrow Открытое письмо А.Ю. Голику, депутату Законодательного Собрания Вологодской области





Открытое письмо А.Ю. Голику, депутату Законодательного Собрания Вологодской области Печать E-mail
Автор Редактор   
08.12.2018 г.

 

Ленинградский писатель Анатолий Стерликов значительную часть времени проводит на Вытегорщине. Живет в деревне Курвошской Погост, странствует по лесам Оштинской долины. .Е. Стерликов, и Т. Краснов.

  

Публиковался в газете «Наш голос» Вологодского регионального отделения КПРФ. Редактор газеты Олег Ларионов также рассказывал о его природоохранной деятельности на страницах газеты «Правда».

Как видно из обращения писателя к депутату-коммунисту А.Ю.Голику, экологическая ситуация в последнее время в Южном Прионежье не только не улучшилась, а даже ухудшилась. Чудовищный Левиафан роет могилу человечеству, выражаясь словами писателя. Между тем, читатели, наверное, еще помнят, что юбилейный для нашего народа 2017 год был торжественно объявлен «президентским годом экологии», в пику коммунистам, как мы догадываемся…

sterlokov_a_e.jpg

Предлагаем вниманию читателей текст письма Анатолия Стерликова.

Уважаемый Алексей Юрьевич!

Выполняя обязанности народного депутата, Вы не однажды были в селе Оште и в деревне Курвошский Погост. Снимали на камеру «лунные кратеры» в деревне, хищнические вырубки по склонам и террасам Оштинской долины, по водосбору реки Ошты, реки первой категории. Словом, проблемы Вы наши знаете, пусть и читатели народной газеты узнают об этом.

Жители деревни, потомки русских крестьян, колхозников и так называемые  «дачники» из Петербурга и Петрозаводска (большинство из них тоже потомки местных жителей – Климшиных, Силиных, Эховых, Авдеевых, Игновых, Ониных) уже почти 30 лет отчаянно цепляются за клочки деревенских угодий, обрабатывая их, сражаясь с репьями-сорняками и бурьяном, атакующими со всех сторон пахотную, взрыхленную землю. Тем самым сохраняется плодородие земли, ее пахотные свойства. А пахотная земля, известно, в цене только увеличивается. Кроме того, мы, по мере своих сил, благоустраиваем деревенские родники: обновляем срубы, выкашиваем вокруг источников бурьян, укладываем мостки, следим за стоком. Жизнь в деревне иногда обходится нам в копеечку. Особенно когда всех нас накрывает очередное цунами цен на бензин и солярку. Мы умеем считать, и видим, что выгоднее покупать картошку и морковь в городе, чем ехать в деревню из города за 250 километров (а из Петербурга – все 400) и заниматься здесь огородничеством. Но мы любим землю, реку Ошту с шумными живописными перекатами, как в фильмах про Швейцарию, уникальную природу Оштинской долины, пусть уже разграбленную местами, но еще не утратившую свое очарование. Цепляемся за наши избы и бани, за грядки с луком и чесноком, пашем мотоблоками (или даже ковыряем земельку плужками на ручной тяге мощностью в одну человеческую силу) картофельные «рассадники».

Это и о нас тоже сказал депутат-коммунист М. Щапов, выступая в Госдуме РФ: «Пора осознать, что люди, живущие в дальних поселках, совершают свой маленький подвиг ради страны, и специфика их жизни должна учитываться… Мы всегда сохраняли территорию нашей страны вот такими малыми поселками, расселяясь по ней, занимая опорные  точки, удерживая их даже под угрозой вторжения…»

К сожалению, Алексей Юрьевич, так получилось, что в нынешнем ХХI веке, не внешний враг угрожает нам здесь, в деревне, не мигранты дремотной Азии, а могущественные компании. Несколько лет назад компания ВАД («Высококачественные автодороги») вторглась в деревню Курвошский Погост, расковыряла бульдозерами и экскаваторами плодородную землю, захламила деревню мусором; ее работнички, сорвав запоры, хранили в избе художника-прикладника Валерия Горбунова солярку и бензин. Потом в деревне появились экскаваторные погрузчики и самосвалы ОАО «Дорстройнеруд», а теперь ее сменила организация с длиннющим названием. (Полагаем, тот же «Дорстройнеруд», ну, может еще кто-то присосался). Не оформив надлежащим образом разрешительных документов, брали песок и гравий. Оставили глубокие «лунные кратеры», срезали часть горы Погост, где жители косили сено и на котором расположены кладбище и разрушающийся сруб православного храма. Между прочим, никаких предварительных археологических изысканий в деревне не проводилось. А ведь лет населенному пункту, пожалуй, не меньше, чем знаменитому Анхимовсому Погосту. (Зато здесь орудуют «черные археологи», даже нашли серебряный крестик, который дочь уронила в сугроб зимой, когда возвращалась из бани на лыжах).

Не проводились до начала карьерных работ в деревне и ее окрестностях и гидрологические и гидрогеологические изыскания. Только запасы песка и гравия определили геологи-изыскатели. При том же и не очень добросовестно, если верить работниками дорожно-строительных организаций, которые нынче буровят деревню.

Обычно прокуроры-экологи из Череповца и Твери уверяют нас, что все разрешительные документы у компаний «имеются в наличии», «основания для аннулирования лицензии отсутствуют». Но даже руководители Волжской межрегиональной (экологической) прокуратуры отлично знают, что бумаги оформлены задним числом и кое-как (и после наших писем руководству страны), о чем свидетельствует такой ответ: «В результате принятых мер прокурорского реагированияпредприятием утвержден горно-отводный акт на месторождение «Оштинское», получение которого является существенным условием лицензии на пользование недрами».  Это знают и в Череповецкой природоохранной прокуратуре. Один из сотрудников этого надзорного органа пытался привлечь «Дорстройнеруд» к судебной ответственности, но проиграл дело и тут же уволился. К сожалению, молодой сотрудник прокуратуры не проявил волевые, бойцовские качества, не стал продолжать борьбу за сохранение деревни Курвошский Погост, ее родников. (Не все же такие, как наш В. Коновалов в Хакасии). Возможно, он видел ущербность экологического законодательства, считал бесполезной дальнейшую борьбу. Но мы-то так не считаем.  

В лицензии, выданной ОАО «Дорстройнеруд», всё ясно и понятно: «участок расположен в 0,5 км к востоку от пос. Курвошский Погост». Ссылаясь на этот документ, показываем чиновникам карьерные отвалы, глубокие колеи карьерного выезда рядом с крайним домом, вымеряем расстояние до могил кладбища, а нам отвечают: «Расстояние измеряется от центра карьера». Обычная ссылка чиновников природоохранных ведомств на МЕТОД измерения («от центра карьера») – подмена понятий и самое настоящее жульничество. Сказано «0,5 км к востоку….» – извольте отмерить 500 метров от моего крайнего дома по адресу Лесная, 2. Представители Волжской прокуратуры, присылающие нам ответы, могли бы задуматься: а соответствует ли они той самой реальной жизни, которую сегодня в интернете комментируют после встречи премьера Медведева с президентом страны? Это легко понять, даже и не покидая офис прокуратуры. Включите интернет, господа, нажмите на кнопку и увидите на спутниковой карте, что край карьерной выработки (в виде отвалов грунта и всюду разрушенного почвенного покрытия) находится в 60-70 метрах от крайнего дома и в 20-30 метрах от крутопадающего берега Сепручья.

Но получаем очередную тупую отписку… Умоляю Волжскую прокуратуру не присылать мне ответов, подписанных М.Н. Пушкиной. Депутат Госдумы РФ посылает запрос на имя президента РФ, и опять получаем цидулю, подписанную М.Н. Пушкиной… У меня целое собрание сочинений этой самой Пушкиной! Сам В.В. Путин вроде бы негодует, обращаясь к главе правительства страны: «Что там в реальной жизни происходит, не на бумажках, а в реальной жизни»?! Зря возмущаетесь, уважаемый Владимир Владимирович, Вы же и создали такую вертикаль власти. Олег Ларионов, писатель и журналист из Вологды, на страницах «Правды» пишет, что чиновники в современной России занимаются тотальной дезинформацией на всех уровнях, а это уже вопрос государственной безопасности.

Полное равнодушие к деревне и экологическим проблемам, тупое преступное равнодушие, показывают и сотрудники Россельхознадзора, на которых мы надеялись, поскольку помогаем государству сохранять пахотную землю. Инспекторы этой госнадстройки почему-то защищают интересы организаций, добывающих в деревне гравий и песок. Я был свидетелем, как инспектор Сковородникова на моих глазах, вопреки протестам общественности, отодвинула границу карьера в сторону опор ЛЭП, кладбища и жилых домов. (Кладбище и сруб полуразрушенного храма – в центре деревни). При этом чиновная дама одному настойчивому общественнику, комментировавшему происходящее язвительными замечаниями, даже угрожала судебным преследованием. Не такие ли чиновники, как мадам Сковородникова, способствовали тому, что прекрасные пахотные угодья, когда-то радовавшие глаз нивами, пастбищами и сенокосами, были в одночасье переведены в «промзону»?

Между прочим, водители самосвалов и экскаваторщики недобрым словом поминают своих работодателей, поскольку ковш экскаватора тут и там натыкается на пласты глины, а груженые самосвалы застревают в местах выхода родников. Был случай, когда в жидком грунте, в том месте, где вскрыли водяные жилы и водоносные пласты, утонул экскаватор, его с большим трудом вытащили. Именно по этой причины родники закатывают.

Алексей Юрьевич! Это горестное письмо я пишу в Петербурге, и вполне возможно, что в этот час в деревне опять орудует кампания ВАД (или какая-нибудь аффилированная к ней организация), и в деревне закатывают очередной родник. Ведь чиновники области поклялись любой ценой завершить вялотекущую реконструкцию участка дороги «Лодейное Поле – Вытегра». Возможно, «Онеголеспром» уже рубит лес непосредственно в пойме реки Ошты. Собирая грибы в приречных березняках и ельниках минувшим летом, я видел свежие тески на деревьях – границу новых делянок в бывшем колхозном лесу. До этого чёрные лесорубы, «законно» аффилированные с «Онеголеспромом», рубили по склонам и террасам Оштинской долины и ее водосбору. Но вот: добрались и до полосы защитных и водоохранных лесов, до светлых березовых рощ в пойме реки Ошты. А родники и ручьи в пойме, как это водится, когда рубят и волокут громадные хлысты деревьев, повсеместно, будут зашпалены и закатаны.

Но почему так случилось? Почему отличную плодородную землю и сенокосные угодья, увлажненные тут и там родниками, превратили в «промзону»? Хорошо помню ответ правительственного чиновника из Вологды В.В.Рябишина, который нагло и цинично нам отвечал: «Земли в урочище Курвоши… не являются ценными пахотными угодьями». Он же в своем другом послании любезно сообщил, что в деревне постоянно проживает всего лишь три человека. Дескать, людей нет (подумаешь, какие-то три человека, ну, еще там «дачники», но они же не прописаны…), ценных пахотных угодий нет в «урочище Курвоши», и толковать не о чем… Выставлял важный чиновник и такой железобетонный аргумент: «Установлено отсутствие других, кроме «Оштинского» месторождений валунно-гравийно-песчанного материала…», якобы крайне необходимого для ремонта Вытегорского тракта. Между тем, В.В.Селифанов, руководитель Волжской прокуратуры в своем ответе сообщает нам: «Кроме указанного месторождения на территории Оштинского сельского поселения Вытегорского района имеются 5 месторождений песка и песчано-гравийного материала, а также 16 перспективных площадей запасов полезных ископаемых». Ценная информация компетентного специалиста! Только почему-то сотрудники означенной прокуратуры не подсказали руководителям ОАО «Дорстройнеруд» и кампании ВАД, что, имея такой выбор, преступно устраивать «лунные кратеры» и замусоренные «пруды» в живой деревне, закатывать родники, вскрывать водоносные жилы и горизонты, питающие не только «хайрюзовую» Ошту, но и Онегу. Странно, что сотрудники Волжской прокуратуры до сих пор не отозвали фальсификат-лицензию, не аннулировали «право» на уничтожение деревни Курвошский Погост. И несмотря на наши письма и запросы депутатов Госдумы РФ (коммунисты С.М. Сокол и С.М.Пантелеев), значительная часть песка и гравия, добытого в деревне, израсходована на ремонт лесовозной дороги, на устройство лесных волоков, а также и на строительство автозаправочной станции в селе Оште. Эта новая АЗС – еще один загрязнитель поверхностного и подземного стока, пополняющего Онегу. Хотя есть автозаправка рядом с Оштой – в Вознесенье, каких-то 15 километров, и до Вытегры не так далеко, куда оштяне на своих разбитых лохматках постоянно мотаются по своим надобностям.  

Это же так очевидно: чиновники видят в деревне только запасы минерально-сырьевого продукта, видят источник прибыли, а людей и самой деревни с родниками и превосходной пахотной землей не видят. Вот так и живем, Алексей Юрьевич! Родникизакатывают, вскрывают водяные жилы и пласты Онежского горизонта, а родниковые белые и холодные ручьи в лесу –зашпаливают…. И ведь не только плодородная земля, но и вода дорожает с каждым годом; в Европе она уже дороже бензина. Экологи не устают напоминать, что на планете уже каждому третьему человеку не хватает стакана пресной воды.

Памятная нам публикация Олега Ларионова в «Правде» заканчивается на оптимистической ноте: он высказал уверенность, что жители Курвошского Погоста «сломают стену корыстолюбия, продажности и равнодушия власть имущих…».

Помогите, Алексей Юрьевич, защитить деревню и еще сохранившиеся местами еловые и сосновые боровины Оштинской долины, форелевые, «хайрюзовые» перекаты и омуты реки Ошты. Конечно же, нужен законопроект, придающей уникальной Оштинской долине и реке Оште с ее чудесными сладкозвучными родниками, с холоднымибелыми и теплыми родниковыми ручьями-притоками, статус охраняемой территории, что позволит нам добиться установления на свертке в деревню знаков, запрещающих  въезд промышленных самосвалов, экскаваторов и лесовозов… Или найти другой способ, предотвращающий разрушение благоприятной среды обитания, вроде бы гарантированной каждому гражданину России Конституцией РФ. Было бы правильно заставить кампании, разграбившие первобытные леса Оштинской долины, изъязвившие её «лунными кратерами»,  выплатить коренным естным жителям (вепсам, а также русским с корнями лесного народа) солидную компенсацию за ущерб, как это делается во всём цивилизованном мире, на что любят ссылаться и чиновники, и депутаты от «Единой России». Если же за давностью лет не найти виновных, то государство должно это сделать. Надо же как-то «обротать» жадных руководителей и владельцев ресурсных кампаний. А также – и чиновников. Ведь все мы видим: на расстоянии однодневного пешего перехода из деревни до Онеги чудовищный Левиафан хвостом и рогом роет могилу человечеству!

Прошу, Алексей Юрьевич, считать это письмо моим официальным обращением к депутату Законодательного собрания, причем и от имени и жителей и «дачников» деревни Курвошский Погост, владельцев домов и картофельных «рассадников».

С уважением, Анатолий Егорович СТЕРЛИКОВ

http://vologda.bezformata.com/listnews/royut-mogilu-chelovechestvu/71230219/

 

P.S.

Прим. ред. сайта «Русский Лад». В публикации сиспользован видеосюжет о выживании в лесах Северо-Запада. Авторы - члены КПРФ А

Последнее обновление ( 09.12.2018 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей