25.08.2019 г.
Главная arrow Общество arrow А.В.Иванов. Власть и антивласть



А.В.Иванов. Власть и антивласть Печать E-mail
Автор - публикатор   
22.03.2019 г.

Сказанное в этой статье кому-то может показаться общеизвестным, но, на мой взгляд, четкая расстановка акцентов всегда небесполезна.

Итак, начнем с того, что власть по своей природе призвана быть  отчужденной волей народа, действующей в его общих и долгосрочных интересах.

Именно общим интересом, превалирующим над интересами отдельной личности, рода или корпорации, призван руководствоваться  человек, находящийся на государственной службе.

Испокон веков именно за честную службу «служилый человек» приобретал  уважение соотечественников и получал заслуженные награды. Нередкими, правда, были случаи, когда приказ сверху приходил в противоречие с нравственными устоями его жизни. Тогда чиновник или военный  человек уходили со службы или отказывались исполнять преступные или разрушительные  с их точки зрения приказы начальства, ясно понимая, что за это предстоит отвечать по закону вплоть до потери социального статуса и даже самой жизни. 

На протяжении всей человеческой истории нравственная правда и истинное знание, к сожалению,  весьма  часто расходились с писаными законами и реальной деятельностью государства. Особенно острый характер это противоречие приобретало и приобретает тогда, когда власть и ее рабочие органы в виде государственных институтов заинтересованы  в воспроизводстве самих себя, а не народа; а «служилые люди» озабочены в первую очередь собственными, семейными  и корпоративными, а не общегосударственными  интересами. Тогда начинается и стремительно прогрессирует общее разложение власти, неизбежно заканчивающееся потрясениями и национальными катастрофами. Еще великий Платон писал: «Истинное искусство государственного правления печется не о частных, но об общих интересах – ведь эта общность связует,  частные же интересы  разрывают государство…» (1).

Процесс деградации власти,  оторвавшейся от народа и превратившейся в антивласть, характеризуется рядом общих черт, по крайней мере, на протяжении двух последних столетий. Эти черты не зависят  ни от типа государственного устройства,  ни от господствующих идеологий, ни от социокультурных условий функционирования власти. Как рак одинаковым образом и с приблизительно одинаковыми симптомами поражает человека независимо от его возраста и национальности, так и метастазы антивласти приблизительно одинаково поражают различные государства. Остановимся вкратце на этих  симптомах. Они в принципе известны, но их полезно систематизировать.

Во-первых, антивласть подразумевает превращение правящей элиты в антиэлиту, которая все больше «закукливается» внутри себя, обрастает родственными и корпоративными связями, всевозможными привилегиями и преференциями. Антиэлита живет в особом времени, заботясь преимущественно о сохранении своего настоящего положения и все более утрачивая способность действовать в согласии с объективными целями развития страны. Отсутствие сильных общенациональных проектов, устремленных в будущее – отличительная черта деятельности антиэлиты. Это маскируется продуцированием бесконечных «программ» развития всего и вся, которые  не выполняются и за которые никто никогда не отчитывается. Потом просто принимают новую программу.

Высшие слои антиэлиты погрязают в роскоши, устраивают соревнования в богатстве и комфорте, не стесняясь залезать в государственную казну. На этом фоне рядовой чиновник, не имея столь широких возможностей заботы о самом себе, занимается коррупцией или, пользуясь служебным положением,  развивает бизнес родственников и друзей. Для него общие интересы народа и государства также отходят на второй план.

Антиэлита живет и в особом пространстве, отгораживаясь от простых людей стенами служебных кабинетов, крепостей, дворцов, вилл и корпоративных поселков с соответствующей охраной. У нее есть свои элитные места отдыха и свой элитный круг общения. Верхняя часть антиэлиты живет также  в особом информационном пространстве даже в условиях современного Интернета, имея весьма превратное представление о реальном положении дел в стране и мире, ибо получает препарированную информацию от ниже стоящих чиновников, которые кровно заинтересованы в том, чтобы о них сложилось хорошее впечатление у начальства относительно дел в их ведомствах или регионах. Не мудрено, что объективная критика власти со стороны простых людей воспринимается как ограниченность и некомпетентность обывателей, свидетельство  отсутствия у критиков панорамного государственного видения или же как прямое оскорбление власти. Антивласть тщательно следит за комфортностью своего устоявшегося жизненного пространства, а вовсе не за тем, является ли оно органической частью социального и жизненного пространства собственной страны.

Еще одна отличительная черта антиэлиты – отсутствие так называемых «социальных лифтов». В высшие управленческие круги  кадры отбираются в первую очередь из числа родственников, друзей или бывших сослуживцев, а также по принципу личной преданности. Из новичков туда попадают  те, кто  прошел через жесткую кадровую проверку на безусловную готовность принять правила игры антиэлиты и, соответственно, получить доступ к ее «сверхпотреблению». Антиэлита неизбежно подвержена  моральному  и интеллектуальному разложению, ибо ее главные цели – власть, чувственное наслаждение, телесный и психологический комфорт. Особенно страдают  дети антиэлиты, формируя ряды так называемой «золотой молодежи». Об этом  Платон писал еще свыше двух тысяч лет назад: «Пусть также никто не будет корыстолюбив ради детей – чтобы  оставить им возможно больше богатства: это нехорошо и для них, и для государства» (2).

В конце концов, ради сохранения власти, сверхкомфорта и сверхпотребления антиэлита в любой момент может пойти на предательство национальных интересов. Она органически не способна в отличие от подлинной национальной  элиты служить своей стране и чем-то жертвовать ради ее блага.

Во-вторых, антивласть никогда не чувствует себя спокойно и постоянно ощущает свой моральный  и идейный разрыв с народом. Чтобы искусственно заполнить этот все более разрастающийся вакуум она создает «образ внешнего врага», перед лицом которого всем необходимо сплотиться. Любопытно, что антиэлиты разных стран друг в друге в этом плане очень нуждаются. Взаимное конструирование  образов врага помогает им удерживать власть, отвлекать людей от осмысления и решения насущных проблем в собственных странах. Иногда, и это особенно опасно, во внешних врагов антивласть пытается превратить другие народы, культуры и системы религиозных верований. Это служит питательным рассадником национализма,  шовинизма или религиозного  фанатизма, т.е. псевдопатриотизма,  вполне устраивающего правящие антиэлиты.

Возможен, правда, и противоположный парадоксальный  вариант – превращение собственного народа в главного врага, централизованное культивирование сверху стыда за свою историю и культуру, за свои национальные традиции и святыни. В результате формируется идеология космополитизма, которая является оборотной стороной национализма, причем обе эти разрушительные системы взглядов прекрасно уживаются и подпитывают друг друга. Иногда антивласть специально сначала доводит одну  идеологическую крайность до предела, чтобы потом она перешла в свою противоположность, позволяя, ничего не меняя по существу, эффективно управлять массовым сознанием и направлять недовольство масс в нужное русло.

В-третьих, власть, озабоченная исключительно самосохранением и самовоспроизводством, всегда заинтересована в создании  культа сильного государства с максимальным подчеркиванием роли армии и правоохранительных органов в обеспечении безопасности граждан и процветании страны. На силовые структуры тратятся огромные бюджетные средства, их полномочия постоянно расширяются, а сотрудники обеспечиваются максимальными социальными льготами. С этим еще можно было бы мириться,  учитывая постоянные конфликты и войны, которые сопровождают все существование человечества, если бы параллельно антивласть не насаждала культа так называемой державности, особого значения централизованного государства и непогрешимости национального лидера.

При этом даже не допускается мысль, что сильное государство еще не означает сильного и просвещенного общества; а подлинная  сила государства состоит вовсе не в степени его централизованности и управляемости сверху, а, наоборот, в способности пробуждать и поддерживатьтворчество широких масс, всячески способствовать народной самоорганизации, самоуправлению и кооперации снизу.

Не удивительно, что культ сильного централизованного государства неизбежно переходит в свою противоположность – в слабость местной власти, в ее рабскую зависимость от решений, спускаемых  сверху. К тому же «разбухание» государства и вторжение его во все сферы народной жизни неизбежно сокращает пространство для деятельности  разнообразных общественных организаций, гасит их инициативу, ставит в зависимость от произвола чиновников. В результате вместо общественных организаций и профессиональных объединений, как необходимых партнеров государства, выполняющих в обществе очень важные функции контроля и стимулирования государственных органов, власть вырывает между собой и народом еще большую пропасть, провоцирует недовольство среди широких масс людей. Поддержка  карманных общественных организаций и движений, которые не критикуют государственные органы и проводимую в стране политику, лишь способствуют нарастанию общественного недовольства и формированию радикальных настроений, особенно среди молодежи.

В-четвертых, антивласть  втайне не любит интеллигенцию, деятелей науки, культуры, образования. Она чувствует в них угрозу для своего сытого и комфортного существования, от них исходят новые идеи, дух творчества и свободы, там много вдохновляющих примеров бескорыстного служения своему делу. Наконец, наука, культура и образование формируют не пассивных потребителей и карьеристов, а людей образованных и критически  мыслящих, которым не так просто навязать сугубо материальные жизненные интересы,  националистические или космополитические идеи. Когда-то Н.А. Бердяев писал: «…Старый русский национализм никогда не дорожил русской культурой, он дорожил государственной мощью, его героями были генералы, министры, губернаторы, а не поэты, художники, философы, ученые, реформаторы и пророки» (3).

Поэтому в условиях господства антивласти антиэлит никогда не стоит надеяться на серьезную поддержку культуры, науки и образования. Из них будет всячески вытравливаться свободный и творческий дух,  будет навязываться формализм и канцелярщина. Государственная  бюрократия будет пытаться превратить ученого и преподавателя в  беспощадно эксплуатируемого  и бесправного наемного рабочего, который должен знать свое место. Хорошо оплачиваться будет та часть интеллигенции, которая поддерживает антиэлиту. Таким ученым и художникам, правда весьма немногочисленным, обеспечивается доступ к сверхпотреблению.

В-пятых, в отличие от духовных сфер культуры, антиэлита боготворит спорт, всячески его популяризирует и поддерживает. На это тратятся огромные суммы денег из госказны. Победы в спорте становятся  чуть ли не национальной идеей, зарплаты спортсменов намного превышают зарплаты профессоров, а спортивным соревнованиям на телевидении отводится больше времени, чем культуре, науке и образованию вместе взятым. Спорт вместе с  индустрией зрелищ и массовых развлечений предоставляет антивласти широкие возможности для манипуляций сознанием: приятно и удобно быть патриотом на стадионе или с бокалом пива перед телевизором. Гораздо труднее бороться за искоренение общественных пороков и недостатков внутри своей страны, типа коррупции и бездеятельности чиновников, разрушения памятников культуры  или загрязнения окружающей среды.

Можно привести и другие черты, свойственные власти, забывшей о  своей коренной функции – служении своему  народу. Здесь возникает старый вопрос «что делать?», как бороться с разложением власти? Простых ответов здесь нет, кроме одного: эта борьба не может быть насильственной, потому что на другой стороне всегда будут твои сограждане, живые люди с семьями и детьми.

Самая действенная форма – активная гражданская позиция, неравнодушие к делам твоего поселка, города, страны; объединение вокруг защиты национальных природных и культурных святынь; великих имен и великих дат собственной истории. Надо заставлять государство считаться с собственным народом, ибо если народ безмолвствует и бездействует, то сам и создает оптимальные условия  для разложения власти. И, самое главное: никогда нельзя медлить и никогда нельзя бояться, ибо то, что позволили нынче совершить антивласти, часто позднее уже не исправить; а труса, промолчавшего или отсидевшегося сегодня,  завтра все равно  настигнет распоясавшееся зло. 

 

Иванов Андрей Владимирович, д.ф.н., профессор

Алтайского государственного аграрного университета, 

 

г. Барнаул

См. также:  

 ______________________________ 

1.    Платон. Собрание сочинений в 4т.Т.4. М.: Мысль, 1994, с.332.

2.    Там же, с. 180.

3.    Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М.: Республика, 1994, с.353.

Последнее обновление ( 02.05.2019 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей