28.06.2017 г.
Главная arrow Общество arrow Ю.А. Квицинский. Если не успеем, нас сомнут



Ю.А. Квицинский. Если не успеем, нас сомнут Печать E-mail
Автор Редсовет   
05.03.2009 г.
Внутреннее положение России, которая оказалась ввергнутой в глубокий кризис в результате горбачёвской перестройки, а затем политики клики Ельцина и его последователей, на наших глазах быстро осложняется. Нынешний российский режим еще пару месяцев назад старательно вдалбливал людям в голову, будто кризис позади, и Россия вступила на путь быстрого оздоровления и роста.

 И люди верили в это, с доверчивой радостью реагировали на посулы, которые щедро расточал Кремль. Сейчас наступает отрезвление и разочарование. Начавшийся в мире финансовый и экономический кризис быстро развеивает радужные иллюзии,  с каждым днем убеждает людей, что объективное положение России остается безрадостным и имеет тенденцию не к улучшению, а к ухудшению.
Иначе оно и не могло быть. Обстановка определяется рядом долгоиграющих факторов, ни один из которых не был преодолен за последние годы.

Мы потеряли 5 из 22 млн кв. км своей исторической территории, которые подгребли под себя наши геополитические противники. Мы утратили половину своих прежних производственных мощностей и ни по одному показателю объемов производства до сих пор не вышли на уровень 1989 года. Мы учетверили или даже упятерили внешнюю задолженность бывшего Советского Союза, хотя это скрывалось с помощью утверждений, будто долги набрало не государство, а частные фирмы и компании. Начался кризис, и оказалось, что по этим долгам должно расплачиваться государство, а не наши так называемые эффективные собственники. Мы продолжаем терять население темпом по 500-700 тыс. чел. в год. Наши наиболее способные ученые, прежде всего молодежь, утекли из страны за границу и вряд ли уже вернутся назад. У нас почти не осталось высококвалифицированных специалистов на производстве, а попытки возрождать его без подготовленных кадров - это химера. Наше сельское хозяйство доведено до ручки, заброшены пахотные земли, вырезан скот, разорены деревни, отсутствуют сельхозмашины и удобрения, а страна находится в жесткой зависимости от импорта продовольствия из-за границы. Развалены наука, просвещение и высшее образование, которые были ранее гордостью страны. Полным ходом идет культурная деградация, Россия теряет облик великой самобытной цивилизации, превращаясь в еще одну составляющую часть обширного пространства суррогатной американской масс-культуры.
Иллюзией оказалось представление, будто благополучие и стабильность страны могут держаться на усиленном экспорте за границу ее природных богатств, прежде всего энергоносителей, причем по низким ценам и в необработанном виде. Запасы этих богатств небезграничны и по многим показателям близятся сейчас к исчерпанию. Это, кстати, касается нефти и газа.
Нынешняя российская власть самоуверенно утверждала, будто она управляет экономикой страны. Сейчас все видят, что это не так. Цены на сырье и энергоносители, т.е. то, на чем держится экономика России, покатились вниз. Причем всем становится ясно, что эти цены определяются не Москвой, а мировым рынком, где Москва не заказывает музыку. Россия не участвует ни в одном из международных инструментов, которыми регулируются эти цены. Ее валютные резервы находятся в руках иностранных банков. В обстановке начавшегося падения цен Россия не может позволить себе для их повышения сократить экспорт своих ископаемых богатств или приостановить его, поскольку немедленно окажется перед угрозой экономического и социального коллапса. Она встает поэтому на путь наращивания экспорта все тех же нефти, газа, древесины, несмотря на стремительное падение цен, а следовательно, будет вынуждена искать новых кредитов и идти на различные политические уступки в ущерб интересам страны. Наступает расплата за годы неправильной экономической политики, за дикую и вредоносную приватизацию, за отказ от собственного производства и переход в тотальную зависимость от внешних рынков.

Из этого следует, что нужно видеть опасность и неустойчивость складывающейся ситуации и быть готовым к любым поворотам событий. Нынешний бонапартистский режим, сложившийся в результате острой борьбы за власть олигархических кланов и постоянно балансирующий между крупным компрадорским капиталом и основной массой населения, дискриминируемого этим капиталом, по самой своей природе весьма неустойчив и не способен справляться с теми масштабными проблемами, которые вызревали в России после 1991 года и резко обострились в настоящее время в связи с кризисом. Он может предлагать в лучшем случае какие-либо паллиативные решения, лишь загоняющие болезнь вглубь, а потому будет хитрить, изворачиваться, заниматься демагогией и обманом как бедных, так и богатых.

Его единственная цель - сохранить статус-кво   и удержать в руках власть. В этих целях он будет искать компромиссов со всеми противоборствующими силами внутри страны, не исключая и КПРФ. Он будет искать партнеров и на международной арене, не проявляя большой разборчивости в выборе и готовность к сдаче национальных интересов под видом приверженности к бесконфликтной политике, миру и международному праву. Это будет иметь своим следствием наряду с усилением внутренних трудностей нарастание и внешних угроз.
Когда Г.А.Зюганов предупреждал на XIII съезде об опасностях, подстерегающих Россию вовне, он вовсе не сгущал краски. По сравнению с временами Советского Союза они не только не уменьшились, а заметно возросли. Это, кажется, начинают понимать и в Кремле. Во всяком случае, нам, слава Богу, все меньше доводится слышать, что у России нет больше противников, нет врагов, а кругом одни друзья и доброжелатели. Прозрение начало проявляться еще во время последнего выступления в Мюнхене бывшего российского президента Путина. Оно вскоре получило свое трагическое подтверждение в результате нападения Грузии на Южную Осетию, а затем в ходе так называемого газового конфликта с Украиной, в котором и США, и Европа не замедлили встать на сторону Киева.
Это нападение наглядно обнаружило все стратегические промахи, упущения и недоработки российской внешней политики на протяжении последних 17 лет. В ельцинские годы Россия пятилась назад и вставала каждый раз по стойке смирно, внимая указаниям вашингтонского обкома в надежде на то, что будет вознаграждена и станет ближайшим другом и союзником США и Западной Европы. Из этого ничего не вышло. Россию держали за парию и помыкали ею, сколько хотелось.

Затем была взята линия на раздачу «авансов» несообразительным западным партнерам: мы, дескать, по своей инициативе отказались от Лурдеса и Камрани, досрочно выплатили свой государственный долг Западу, простили миллиардные советские долги другим странам, согласились считать Запад равным нам игроком на пространствах бывшего СНГ, поддерживали себе в ущерб позицию Запада в отношении нашего южного соседа Ирана, саботировали создание Союзного государства с Белоруссией, покорно мирились с дискриминацией русских в Прибалтике, разгулом приспешников немецких оккупантов в этих республиках и на Украине и т.д. Авансы были розданы, причем немалые. В ответ была получена фигура из трех пальцев. НАТО продолжало двигаться на восток, замахнулось на Кавказ и Среднюю Азию. В непосредственной близости от нашей границы стали расставляться американские ракеты. Нас не пустили в ВТО, не отменили пресловутой поправки Джексона-Вэника, продолжали враждебную кампанию в СМИ. Верхом неблагодарности   наших западных «партнеров» стало нападение Грузии на Южную Осетию, т.е. на республику, населенную нашими гражданами, где размещались наши миротворцы.
На этом политика раздачи авансов - хотелось бы надеяться - потерпела окончательный и позорный провал. Пришлось, хоть и нехотя, защищаться и сопротивляться. Означает ли это, однако, начало существенного поворота во внешней политике России? Сказать с уверенностью, что это так, пока что не получается. Скорее всего, это будет процессом сложной внутренней борьбы в российских верхах. Значительная часть нашей так называемой элиты хотела бы продолжения прежней политики, которая соответствует классовой сути нынешнего Российского государства как государства крупной буржуазии и  тесно связанного с ней чиновничества.

Чтобы обезопасить себя и обеспечить уверенное будущее, у России нет иного выхода, как совершить решительный рывок вперед. Для того чтобы сделать это, у нас остается все меньше времени. Начавшийся кризис обостряет ситуацию внутри и вовне. Опасность того, что мы не успеем и нас сомнут, велика. И дело тут не в том, что в России нет достаточных сил и возможностей для совершения такого рывка. Такие силы и возможности, как это не раз проявлялось в критические моменты нашей истории, у нас всегда находились. В решающий момент наш народ всегда умел сплотиться и мобилизоваться. Дело в другом - в нашей правящей элите, самозванно присвоившей власть в России и ее богатства. Она мало что знает и умеет, не привыкла за что-либо отвечать и, более того, была убеждена, что и делать-то ничего не нужно, поскольку за нее все задачи управления страной и вывода ее из кризиса автоматически решит свободный рынок. При этом нас призывали не волноваться, проявить терпение и брать пример с богатых и сильных капиталистических стран.
Да, в США есть свободный рынок и американская буржуазная элита, во Франции - французская, в Германии - немецкая и т.д. Но нигде нет такой элиты, которая, подобно нашей, последовательно разоряла бы страну, разбрасывалась ее землями и богатствами, презирала свою историю и была бы готова мириться с внешним правлением. Нигде нет такой элиты, которая полтора десятка лет
сознательно губила бы свою     промышленность и сельское хозяйство и становилась по сути дела иммигрантами в собственной стране. Нигде нет такой элиты, которая за иностранные деньги соглашалась бы ломать и корежить вооружения, созданные трудом и жертвами нескольких поколений своего народа. Нигде нет такой элиты, которая всерьез полагала бы возможным обходиться без сильной армии и флота, лишь бы иметь достаточное количество полицейских и вооруженной охраны для своих владений и подавления возможных проявлений недовольства среди населения этой «совковой» страны.

В результате государственного переворота 1991 года и сговора в Беловежской Пуще Россия оказалась в положении, сходном с положением России после Брест-Литовского мира или Германии после Версальского. После Беловежья Советский Союз был расчленен и разорен. По сути дела была реализована без единого выстрела программа кайзеровской, а затем гитлеровской Германии, преполагавшие колонизацию России и использование ее жизненного пространства. К власти в России пришли духовные преемники власовцев, а в бывших союзных республиках - поклонники СС.
В 90-е годы было принято говорить, что все это является благом для России. Поскольку результаты случившегося с нами были вполне сравнимы с поражением в третьей мировой войне, наша официальная пропаганда с пеной у рта утверждала, что никакой войны Россия не проигрывала и в действительности даже чрезвычайно довольна и горда тем, что избавилась от «коммунистической диктатуры» и «балласта» 70 лет Советской власти. На Западе оценки были совершенно иными. Буш-старший в начале 1992 года поздравил Америку с победой над Советским Союзом, достигнутой без войны. Руководствуясь логикой победителей, американцы с тех пор почитали себя вправе участвовать в определении внутриполитических процессов в России, создав у нас обширный аппарат влияния, а применительно к российской внешней политике, полагая, что она должна свестись к следованию в кильватере политики США.
Развал, хаос и глубокая деградация российского общества, происходившие в годы правления Ельцина, сознательно стимулировались и подогревались Вашингтоном. Там отлично понимали, что ни о каком строительстве демократии и развитии эффективного рыночного хозяйства в России речь не идет. Речь - о планомерном разграблении и дальнейшем ослаблении бывшего главного геополитического соперника США, которые выполнялись руками российской правящей элиты и горсткой тесно связанных с Западом компрадоров. Это теперь открыто признается нашими так называемыми американскими и натовскими партнерами, которые цинично заявляют, что Россия получила то, что сама и хотела.
Подобное положение не могло, однако, продолжаться бесконечно долго. Худо-бедно, но Россия начала постепенно восстанавливать свой потенциал, а ее сказочно обогатившиеся за 17 прошедших лет новорусские хозяева стали претендовать на равенство со своими западными партнерами и все неохотнее уступали им жирные куски российских богатств. Соответственно антикоммунистическая истерия и огульное отрицание всего советского прошлого стали последние года два идти на убыль.  Одновременно росла ностальгия по великому прошлому России, расширялись патриотические настроения, проявлялось раздражение по поводу бесцеремонности наших западных партнеров.
Проще говоря, Россия, обильно поливаемая золотым дождем нефтедолларов, стала предпринимать попытки подниматься  на ноги в материальном и духовном плане. Это медленный и противоречивый процесс. Он сейчас серьезно замедлился и осложнился начавшимся кризисом. Но он неизбежно будет развиваться дальше, ибо диктуется объективными условиями. Не может такая великая страна, как Россия, дольше оставаться в том униженном и зависимом положении, в какое она попала после 1991 года. Она будет заявлять о себе и своих естественных интересах, будет стремиться восстановить суверенитет во внутренних и внешних делах. Это будет происходить вне зависимости от того, хотят или не хотят этого наши верхи.  Объективные интересы страны придется, хочешь или не хочешь, защищать и обслуживать, либо же выбыть из игры. Не случайно наши правители стали срочно переделываться в патриотов и государственников и даже дерзить Западу.

Победители в холодной войне, разумеется, эти процессы не приветствуют и оказались к ним не очень-то готовы. В их расчеты, если верить Бжезинскому, входило либо закрепить подчинение России единоличному «мировому лидеру», либо же, в случае сопротивления, изолировать ее, усилить ее внутренние, внешние проблемы и затем повести дело к дальнейшему территориальному расчленению России. Боюсь, что в этом вопросе республиканцы и демократы США мыслят примерно одинаково. Во всяком случае, руководитель американского совета по внешней политике Ричард Хаас в своей недавно изданной книге «The Opportunity» в отличие от позитивной оценки перспектив развития Китая перспективу дальнейшего существования России как единого государства ставит под большой вопрос.
Показательно, что в связи с мюнхенским выступлением Путина, войной на Кавказе, нашими попытками противодействовать развертыванию элементов американской ПРО в Европе на Западе усиливается разговор о возможности возникновения крупных войн в период до 2025 года, направленных на сдерживание России и обеспечение беспрепятственного доступа к ее энергетическим, водным и другим природным ресурсам. Обама Обамой, а тем временем госсекретарь Хиллари Клинтон откровенно рассуждает о продолжении применения в своей политике жесткой и мягкой силы или сочетания того и другого, смотря по обстоятельствам. Ясно однако, что политика силы остается стержнем политики США
Таким образом, в своих отношениях с Западом мы вступаем сейчас в очень сложный период. Близится момент истины. Кто-то поймет, что возрождение России неизбежно, и что самое разумное и выгодное не мешать ему, а может быть, и поддержать его к своей собственной пользе. Но таких будет, к сожалению, немного. Большинство постарается препятствовать этому. Возвращение сильной России на международную арену, бесспорно, не в интересах США. Невыгодно оно и Европе, которая по понятным причинам боится русских и не доверяет им еще больше, чем американцы. Американцам и европейцам, в меру их нынешнего понимания, гораздо больше подходит продолжение совместного наступления на Россию, ослабление ее, присвоение ее ресурсов и территорий. Пока что это у них неплохо получалось, поскольку сопротивление они встречали минимальное. И сейчас они собираются искать выход из кризиса за счет России и Китая.
С появлением элементов сопротивления положение может начать меняться, в рядах Запада намечается расслоение. Не всем хочется в случае обострения обстановки таскать каштаны из огня для англосаксов. Кому-то захочется отойти в сторону и посмотреть, что будет получаться, а кому-то - попытаться договориться с нами за спиной своих союзников. Эти тенденции начинают наблюдаться. Их пытаются сдерживать путем укрепления и расширения существующих западных блоковых структур, таких как НАТО и ЕС и др. Но по поверхности этих структур продолжают идти трещины.
Задачи нашей внешней политики в этих условиях будут быстро усложняться, а роль дипломатии и разведки на порядок возрастать. Нам следует критически взглянуть на подписанную летом этого года президентом Медведевым новую внешнеполитическую доктрину России. Она не отвечала стратегическим интересам России еще до кавказской войны, а после нее, очевидно, серьезно разошлась с реальной жизнью.
Не вызывают сомнений, что в обстановке нарастающей агрессивности ведущих империалистических государств в борьбе за стратегические ресурсы, и их нынешние попытки перевалить тяжесть системного кризиса капитализма на более слабые государства. Россия намного более привлекательна для них как объект экспансии, нежели как союзник и партнер. И показывается это нам все более беззастенчиво. Россия всегда была опасным соперником и конкурентом как для США, так и для Европы. Поэтому ставка делается на ее последовательное дальнейшее ослабление и низведение до роли банановой республики - процесс, начатый Ельциным и его государственным путчем 1991 года, а затем безумным решением ликвидировать наше Отечество - Союз Советских Социалистических Республик.
К сожалению, у нас  в политике все еще достаточно много людей, которые не желают видеть и понимать это. Они обязательно заведут ведомых ими в яму. А равнодушные, которых тоже немало, трусливо отойдут в сторону и умоют руки, как только над страной, над всеми нами нависнут тучи катастрофы. Неудивительно, что в связи с развитием кризиса в верхних эшелонах нашей страны все чаще стали говорить о необходимости «поменять головы». Очевидно, что в коридорах власти не очень знают, что и как дальше делать, мечутся от одного непродуманного решения к другому.
Единственная из действующих в России политических партий, которая обладает солидным опытом руководства страной как в светлые, так и в мрачные времена - это КПРФ. У нас есть целостная политическая программа, принятая съездом партии, есть план краткосрочных и долгосрочных действий. Мы обязаны в интересах реализации нашей программы во весь голос говорить о подстерегающих страну рисках и опасностях, стараться предотвращать просчеты и ошибки, которые неблагоприятно отразились бы на положении России и наших возможностях действий. Наш голос важен для того, чтобы геополитические противники России знали и чувствовали, что наша страна пока еще не превратилась окончательно из страны несгибаемых патриотов, великих политиков, дипломатов и мыслителей, страны высоких помыслов и легендарных героев в страну бессовестных крупных жуликов и ко всему равнодушных мелких жлобов-стяжателей.
Кризис впервые за последние годы дает реальную возможность левым патриотическим силам укрепить свои позиции и вырваться из той изоляции, в которую стараются загонять нас наши политические противники. Такая возможность представляется историей не так уж часто. Поэтому необходимо действовать, решительно привлекать на свою сторону новых друзей и попутчиков, помогать  самоорганизации наших сторонников, число которых объективно будет расти, проявлять настойчивость и гибкость, выступая как сплачивающая сила в борьбе за демократию, социальные права и возрождение России как великого государства. Это непросто. Но это необходимо. В этом веление момента.

Советская Россия.

 [05/03/2009]

Последнее обновление ( 05.03.2009 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей