20.07.2019 г.
Главная arrow Главная arrow Что можно ожидать от нового Договора по стратегическим вооружениям





Что можно ожидать от нового Договора по стратегическим вооружениям Печать E-mail
Автор Редсовет   
18.03.2009 г.
7 марта 2009 года в Женеве государственный секретарь США Х.Клинтон и министр иностранных дел России К.Лавров торжественно нажали символическую кнопку «Перезагрузка»,

фиксирующую начало новых, или, точнее, обновленных отношений между США и Россией, одним из фрагментов которых является проведение переговоров между нашими странами  о дальнейшем сокращении стратегических вооружений, под которыми понимаются межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования (МБР), баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и тяжелые бомбардировщики (ТБ).

Долгие годы в сознании многих людей, в том числе и высоких руководителей, сохранялось представление о том, что стратегические вооружения наряду с самолетами, танками, кораблями, стрелковым и другими видами вооружений предназначены для ведения боевых операций, поражения противника и достижения победы. Однако со временем идея о том, что стратегические вооружения нельзя приравнивать к обычному оружию, стала получать все большее распространение.
Неконтролируемая гонка стратегических вооружений закончилась в 1972 году, когда был подписан «Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны» (Договор по ПРО - 1972), по которому Сторонам разрешалось иметь только по одному району, защищенному системой ПРО с числом ракет-перехватчиков не более 100 единиц, а также Договор ОСВ-1, которым были установлены предельные уровни стратегических вооружений. Договорами ОСВ-2 (1979 г.) и СНВ-1 (1991 г.) была расширена область ограничений и зафиксированы уровни, до которых Стороны обязались сократить свои вооружения. Договором СНВ-2 (1993 г.) предусматривалось дальнейшее уменьшение к 2003 году числа боезарядов у каждой из сторон до 3000-3500 единиц. Для сравнения уровней стратегических вооружений использовались объективные контролируемые критерии:
- число развернутых стратегических носителей (МБР, БРПЛ и ТБ);
- число установленных на них боезарядов (боеголовок);
- суммарный забрасываемый вес МБР и БРПЛ. 
24 мая 2002 года в Москве президенты РФ и США В. Путин и Дж. Буш-младший подписали «Договор между РФ и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов» (Договор по СНП), в котором Стороны обязались провести дальнейшее снижение ядерных потенциалов и сократить к 31 декабря 2012 года число своих ядерных боезарядов до 1700-2200 единиц.
В настоящее время США уже проводят мероприятия по реализации требований Договора по СНП, но делают это, практически ничего не уничтожая. В наземной группировке с боевого дежурства уже сняты 50 МБР МХ, но при этом все ракеты и боеголовки перевезены на хранение в арсеналы. В морской группировке снимаются с боевого дежурства и утилизируются только 190 устаревших ракет «Трайдент-1», а с каждой ракеты «Трайдент-2» снимается половина боеголовок (4 из 8), которые отправляются в арсеналы, но платформа, на которой устанавливаются боеголовки, не меняется, остаются также все системы и устройства для разведения по индивидуальным целям всех 8 боеголовок, что позволит при необходимости практически одномоментно и без всяких затрат установить боеголовки обратно, что разрешено подписанным президентом России Б.Ельциным Договором СНВ-2, Статья III, п.2.d которого гласит: «не требуется уничтожение платформы боеголовок МБР или БРПЛ, за которой числится уменьшенное количество боезарядов, и ее замена новой платформы боеголовок». Кстати сказать, предыдущий Договор СНВ-1 требовал безусловной замены платформы в этом случае, но это было в СССР. Американцы на законном основании пользуются такой льготой Договора СНВ-2, что позволяет им сохранять огромный «возвратный потенциал» (около 2000 боезарядов, снятых с МБР и БРПЛ и хранящихся в арсеналах).
Разумеется, мы тоже можем пользоваться этими положениями Договора СНВ-2, но мы не снимаем боеголовки с имеющихся ракет, мы просто уничтожаем все ракеты, доставшиеся России в наследство от Советского Союза, вместе с боеголовками, а с вновь изготавливаемых российских ракет снимать нечего, поскольку у МБР «Тополь-М» всего одна боеголовка, а у «Булавы» пока никто не знает, сколько их будет. Оптимисты утверждают, что 6 или даже 10, пессимисты уверены, что при забрасываемом весе «Булавы», равном 1,15 т, разместить на ней больше 3 боеголовок с зарядом средней мощности невозможно. Кто из них прав, узнаем, когда «Булава» научится летать на межконтинентальную дальность. Высшие чиновники уже много лет подряд утверждают, что она будет принята на вооружение в следующем году...
Таким образом, американцы выполняют требования Договора по СНП с минимальными затратами, практически ничего при этом не уничтожая. У нас свой принцип: сломать все до основания...
В первую очередь были сняты и уничтожены твердотопливные ракеты последней разработки. Это 36 самых современных и самых эффективных твердотопливных МБР РТ-23УТТХ железнодорожного базирования (всего 360 боезарядов). В августе 2005 г. с боевого дежурства снят последний (12-й) боевой ракетный железнодорожный комплекс (БЖРК), а ракеты отправлены на утилизацию. Это 120 твердотопливных БРПЛ Р-39 морского базирования, размещавшихся на 6 ПЛ проекта 941 (всего 1200 боезарядов), которые выведены из боевого состава ВМФ и утилизируются. Жидкостные МБР снимаются с боевого дежурства по мере истечения сроков их боевой эксплуатации, новые жидкостные МБР не изготавливаются и не разрабатываются. Исключением является жидкостная БРПЛ «Синева», но ей отведен недолгий срок, поскольку 6 оставшихся ПЛ проекта 667БДРМ, для которых она предназначена, построенные в 1985-1990 гг., находятся в завершающей стадии эксплуатации, а новых ПЛ под эту ракету не строится. Напомним, что уничтожаемые МБР и БРПЛ имеют забрасываемый вес в диапазоне от 2,5 до 8,8 т.
Восстановление уничтожаемых наземной и морской группировок поручено Московскому институту теплотехники, который разрабатывает для этого МБР «Тополь-М» с моноблоком (забрасываемый вес - 1,2 т), а также с РГЧ (РС-24), и БРПЛ «Булава» с РГЧ, забрасываемый вес - 1,15 т. Такое резкое снижение забрасываемого веса у вновь разрабатываемых ракет в условиях развертывания США системы противоракетной обороны вызывает естественное недоумение, поскольку для преодоления противоракетной обороны (ПРО) необходимо размещать на ракетах комплекс средств преодоления противоракетной обороны (КСП ПРО) и (или) управляемые маневрирующие блоки, что влечет за собой безусловную необходимость серьезного увеличения забрасываемого веса.
-- --------------
Что же можно ожидать в этих условиях от нового соглашения между Россией и США по сокращению стратегических вооружений?
1. Можно было бы возвратиться к формулировкам Договора СНВ-1, который обязывал при уменьшении числа боеголовок соответственно дорабатывать платформу для размещения боеголовок, чтобы исключить возможность сохранения «возвратного потенциала». Но американцы с этим никогда не согласятся. Они будут продолжать делать вид, что сокращают число боезарядов, а мы будем делать вид, что верим этому.
2. Можно было бы возвратиться к Договору по ПРО и запретить развертывание систем противоракетной обороны. Но американцы никогда не согласятся с этим и будут продолжать развертывание систем ПРО, а мы будем продолжать делать вид, что нас это не волнует, поскольку у нас уже есть ракеты «Тополь-М» и «Булава», которые способны преодолеть любую систему ПРО.
3. Можно было бы принять решение о ликвидации авиационных стратегических группировок, т.е. о ядерном разоружении всех ТБ и переводе их в разряд неядерных вооружений, но американцы никогда с этим не согласятся, поскольку у них много ядерных ТБ, а противовоздушная оборона (ПВО) России малоэффективна, а мы согласимся сохранить авиационные группировки, хотя наша группировка состоит всего из 15 Ту-160 и устаревших Ту-95МС, и мы прекрасно понимаем, что для ответного удара эти ТБ непригодны.
4. Можно было бы ограничить зоны патрулирования подводных лодок с БРПЛ соб­ственными прибрежными зонами, что нам выгодно, поскольку выбраться из Кольского залива и незаметно прорваться в Мировой океан нашим ПЛ очень трудно, а у американцев кругом океан, но американцы с этим никогда не согласятся, и мы будем делать вид, что нам все равно, поскольку любимая всеми «Булава» долетит и из Кольского залива куда угодно.
5. Можно было бы включить крылатые ракеты с ядерными зарядами в число стратегических вооружений, потому что выпущенные с ПЛ, патрулирующих вблизи от наших берегов, крылатые ракеты представляют не меньшую опасность, чем баллистические ракеты, но американцы с этим никогда не согласятся, потому что крылатых ракет у них видимо-невидимо, а мы согласимся с этим, поскольку, как утверждают наши генералы, наш любимый «Тополь-М», гуляющий по российскому бездорожью, никакая космическая и любая другая разведка обнаружить не сможет, а все рассуждения относительно всевидящей радиолокационной космической разведки - это просто бред гражданских профанов, не заслуживающий внимания.
6. Можно было бы привлечь к переговорам другие страны, обладающие стратегическими вооружениями: Великобританию, Францию, Китай. Но американцы не согласятся с этим и будут утверждать, что главные враги - это Бен Ладен, Иран и КНДР, а мы будем делать вид, что согласны с этим.
7. Можно было бы вырваться из ограничений Договора СНВ-2, запрещающего разрабатывать новые МБР с РГЧ. Если мы этого не сделаем, то для нас эта петля затянется навсегда, что для России совершенно неприемлемо. Будем надеяться, что на этот раз наши переговорщики не допустят такого позорища, как это было сделано при подписании Договора СНВ-2.
8. Можно было бы договориться об ограничении не только числа боезарядов (боеголовок), но и числа носителей (МБР, БРПЛ и ТБ), как это делалось ранее в договорах между СССР и США. Американцы с этим, безусловно, согласятся, поскольку у них (кстати, и у Великобритании, и у Франции, и у Китая тоже) все ракеты с разделяющимися головными частями (РГЧ). Поэтому им, чтобы доставить к цели 8 боеголовок, требуется только одна ракета с РГЧ «Трайдент-2», а нам, чтобы выполнить аналогичную задачу - 8 ракет «Тополь-М», не говоря уже об экономике, поскольку 8 ракет существенно дороже одной. Мы с удивительным упорством продолжаем клепать одноголовые ракеты, и пресса с восторгом сообщает, что уже 40 одноголовых «Тополей-М» установлены в шахты. О том, что из этих шахт выгружены 40 ракет УР-100НУТТХ с РГЧ с шестью боеголовками каждая, пресса умалчивает. Итог примитивно прост - если из этих 40 шахт раньше могло стартовать 240 боеголовок, то теперь только 40, а чтобы стартовало 240, как раньше, нужно построить еще 200 ракет «Тополь-М», что нереально в условиях нашего штучного производства, а также построить еще 200 шахт, что невозможно, поскольку строительство новых ракетных шахт запрещено соответствующими договорами. Поэтому для нас красивые разговоры о снижении числа носителей - это «бесплатный сыр в мышеловке». Как только сыр будет съеден, а договор с ограничениями числа носителей подписан, мышеловка захлопнется.
-----
Что же тогда можно ожидать от нового Договора? Единственно - это уменьшения верхнего уровня числа боезарядов с 2200 единиц, оговоренных Договором по СНП, до уровня, например, 1500 единиц. Американцам это все равно, ну снимут они еще по одной боеголовке с ракеты и отвезут их в арсенал - и условия нового Договора выполнены. Нам это тем более все равно, поскольку при существующем в настоящее время темпе изготовления ракет для нас и эта цифра недостижима. Зато и большим нашим чиновникам, и так называемым экспертам откроется огромное поле для разговоров о новой нашей победе в деле разоружения, а также о принятии на вооружение в ближайшие годы новейших ракет конструкции Московского института теплотехники, которые нельзя обнаружить как в море, так и в лесу, не доступных для перехвата на коротком активном участке траектории, способных маневрировать на гиперзвуке и преодолевать любую систему ПРО.

Юрий Григорьев,
доктор технических наук, профессор.

Советская Россия, 17 марта 2009

Последнее обновление ( 18.03.2009 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей