20.07.2019 г.
Главная arrow Соотечественники arrow Вл.Воробьев. Советская империя



Вл.Воробьев. Советская империя Печать E-mail
Автор Редсовет   
29.10.2009 г.
Империя как форма общественно-государственного управления при народовластии? Как это? Народовластие, коммунизм и - империя, император! Диктатура, единовластие, самовластие!? Негативное отношение к понятию «империя» возникло в советское время более всего от ленинской формулы «Империализм - высшая стадия капитализма».

Империалисты отнимают независимость, суверенитет, свободу - это пуга'ло. И в жизнь прочно вошло советское неприятие империалистического капитализма. Вовсе не зря, как показал кризис 2008 года. Кафедральные марксисты так боялись оторваться от этой формулы, что до сих пор где-то на кухнях продолжают повторять милые им цитаты и удивляться, почему от этого ничего не происходит. Они так и не поняли, почему партбюрократы «неожиданно» отказались от неё, враз обернулись в демокрадов, вслед за Рейганом стали повторять, что «Советский Союз - империя зла», а потом яростно уничтожать всё советское и дурачить и грабить народ. Но почему «империя»? Стали думать. И кое-кто (Ваш собеседник в их числе) неожиданно сделал «немыслимый» вывод, что он русский советский империалист. А вскоре считать себя им стало модно. В слове imperial (величественный, великолепный) никакой свирепости, как это часто считают, нет. Но у всех ли империй эти понятия адекватны?

Империи бывают разные. На Западе - это были объединения народов и стран силой метрополии, порабощения, ограбления и истребления подчиненных народов: Испанская, Британская, Французская, Голландская империи. В измененном виде они остались и сейчас. К ним добавилась наиболее циничная, кровожадная, бесчеловечная, лживая и двуличная - иудеократическая североамериканская империя. Во всех них была господствующая нация. Назовем их националистическими. Именно в них развивался капитализм, и к ним относится ленинская формула. В последнее время их империалистическая политика стала именоваться глобализмом, а их объединение в наднациональную гиперимперию - глобализацией.

Другое дело евразийские империи в прежние и недавние времена -  объединения народов и стран на основе мировоззрения или идеологии и без национального угнетения: Персидская, Римская, Александра Македонского и даже Русотюркская, по недоразумению именуемая Монголо-татарской. Когда-то малограмотные европейцы перевели её латинское название Мегалион Тартариа (Великая Татария) как Монголо-татария, о чем настоящие монголы несколько столетий не подозревали, но раз все вокруг настаивали... поставили памятник Чингиз-хану, зачислив его в монголы, хотя по некоторым данным он был рыжий. Вы много видели рыжих монголов? Впрочем, большинство и настоящих-то монголов толком не видели. Это что, монголы ушли и никаких этнических следов не оставили? Полноте! Татар - скольку угодно. Сколько помнит наша история, и дрались мы с ними, и дружились - чего не бывало, но, если разобраться, у нас всегда было одно мировоззрение - континентальной цивилизации. Легенда о монголо-татарском иге была навязана народам Российской империи, да и сейчас навязывается нам Западом, чтобы, стравив, уничтожить обе (славянскую и тюркскую) её национальные ветви. Известно, что удельные князья этой федеративной империи порой очень враждовали. Бывало, славянские князья дрались между собой более жестоко, чем русские с татарами. Чего стоит только Святополк Окаянный. А царевич Касим был верным союзником Москвы, его имя теперь носит город Касимов. Так что, возможно, и «покорение» Казани и Астрахани Иваном Грозным было усмирением тогдашних самостийщиков правителем, к которому перешла центральная власть империи. А мы всё говорим о «монголо-татарском иге». Хотя даже штандарты высших церковных иерархов этой империи одного, зеленого, цвета. Империю Великих Моголов тоже так назвали, сдвоив название Великий, поскольку Могол - это и есть Великий правитель.

В Византийской (Ромейской) империи (позже в Российской) объединяющей идеей было Православие. Национального гнета не было, наоборот, центральная власть и образующая империю нация помогали национальному развитию более отсталых народов материально и культурно. Для этого совсем не обязателен наследственный император-самодержец. Декабристы Славяно-русскую державу так и видели - империей без самодержавия.

Власть неограниченная равно гибельна для правительства и для общества, что ни с правилами святой веры нашей, ни с началами здравого рассудка не согласна; русский народ, свободный и независимый, не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства. Благоугодно будет с помощью Всевышнего учредить Славяно-русскую империю. Конституция декабристов.

Назовем такие империи идеократическими.

Идеократической народной империей был и Советский Союз. Когда во главе него стоял общепризнанный общенародный вождь Сталин.

В 20-м веке на самодержавные империи напал мор. Погибли Австро-Венгерская, Османская, Российская, Германская империи. Потом менее авторитарные, но не менее национальстические Французская и Британская. Время идет, и об них уже забывают. Просуществовав даже тысячу лет, разрушались и идеократические империи, и демократы и ельцепуты решили отождествлять их с динозаврами, которые обязательно должны были вымереть и вымерли. Советской империи вообще досталось семьдесят лет.

Но не исчезла имперская идея. В начале 20-го века Освальд Шпенглер писал о силах, готовых вступить в борьбу за мировое господство «Imperium мundiXIX веке лишь в тайных документах его адептов. Сегодня она обретает зримые черты, а множество вновь появившихся «независимых» национальных государств - это лишь строчки планов этих проектов создания мировой империи. Какой? Американской? Иудейского Всемирного каганата, проект которого существует столько, сколько существует иудаизм? (мировой империи)» - мечты мондиализма, бывшего в

Другое дело идеократические империи. Они могут жить хоть бесконечно, пока поддерживают статус свободного национально-культурного развития входящих наций. Ромейскую и Российскую империи объединяло православие, Османскую - ислам, Советскую - идеология коммунизма. Разрушились они, когда от их объединяющих идей оставалась одна скорлупа. Так случилось с дореволюционной Россией и Советским Союзом.

При капитализме понятие Империя (и понятие Аристократия) приобрело негативное содержание, а в социально-политическом лексиконе утвердилось понятие Демократия. Буржуазным революциям, согласно фундаментальному социальному закону демократии «Демократ врет всегда», очень было нужно скрыть свою природу. Эта смена ориентиров была грандиозной манипуляцией сознанием населения практически всех стран Мира. Началась она с подмены термина «демос», когда это очень ограниченного числа граждан, имеющих право голоса на городском форуме, было названо народом. Разница между этими понятиями, как говорил в похожем случае Ираклий Андроников, как между словами «милостивые государи» и «Государь-император». Теория одурачивания бывших советских строителей Ковчега жизни, а ныне трудящихся демократического Гулага, рассмотрена выдающимся современным русским философом Сергеем Георгиевичем Кара-Мурзой в книге «Манипуляция сознанием» [5] и в систематизированном практикуме по этой теме «Манипуляция сознанием - 2» [31]. Манипуляция сознанием - главное и всеобъемлющее содержание демократии, и оно уже много лет действует почти безотказно. Наиболее яркий пример - «наша» «перестройка» и образование на месте мощного Советского Союза, где достаточно успешно действовало Народовластие, уродливого мутанта Ельцепутии. Даже после грандиозных провалов всей внешней и внутренней политики и экономики и близкой угрозе полной гибели страны и многотысячелетней русской цивилизации ставшие демозаврами строители русского коммунизма до сих пор просто влюблены в это одурачивание.

Главная правящая сила демократических стран - извращение Аристократии - Олигархия. Но если в прошлом олигархи выходили на ристалище государственных отношений с открытым забралом, нынешние, подмяв под себя массовые средства информационной манипуляции сознанием населения, предпочитают быть в тени. На всеобщее обозрение они выставляют демократических марионеток президентов (как в Ельцепутии) и полностью независимые ни от чего, кроме олигархических денег, парламенты (Госдума Ельцепутии). Это наиболее омерзительный вид демократической олигархии, а, точнее, олигархо-охлократии, тем не менее, успешно теснит страны традиционных форм правления, которые они называет тоталитарными, сделав это понятие страшилищем, хотя эти общества опираются на матрицу семьи и общины, поддерживая их, а не разрушая, как демократия. Тоталитарные, если уж кому-то хочется так их называть, общества защищают интересы народа, применяя к тем, кто их нарушает, методы принуждения. Какие? Те, которые устанавливают действующие в них традиционалистские схемы правления по Платону-Аристотелюзаинтересованные в развитии общества, тогда как олигархо-демократы атомизируют семьи и общество, чтобы получить полностью управляемых биороботов-демозавров, и у них это хорошо получается. Царство-Аристократия-Народовластие,

Русь-Россия всю свою историю придерживалась этой традиционной тоталитарной схемы. Во времена первых устойчивых государственных структур Рюрика, Олега, Игоря или даже несколько раньше у неё был вид Князь-Дружина-Вече. В Новгороде и Пскове долгое время главенствующим органом было Вече, пока Иван Грозный его не порушил, а в Киеве и других княжествах - Князь. Вплоть до Октябрьской революции князь (царь, император) защищал страну от внешних врагов и препятствовал  междуусобицам, для чего на собираемые подати держал войска. А сельские и городские общины управлялись сами, часто «по совести», а не как на Западе - «по закону», защищающему этих самых олигархов («Теперь и в России!»). Конечно, элементы этой схемы, то больше, то меньше склонялись к своим извращениям (по Платону-Аристотелю Тирания-Олигархия-Охлократия), но в целом сохранялась.

Попытка после Октябрьской революции создать беспредельное народовластие не удалась, быстро стало понятно, что прежняя схема всё же лучше. Вопрос лишь в том, какой элемент в ней доминирует. Возникла Советская империя, хотя называть её так по упомянутым причинам стеснялись. Однако в империи должен быть Император. Если не по званию, то по смыслу. Кому из советских руководителей это было по плечу? Хрущеву, Брежневу, Андропову? Может быть Черненко или Г...

Император. Только Сталину, хотя он даже от титула Генсека отказался. В 1934 году по предложению Сталина должность Генерального секретаря в партии была упразднена. Это - очень симптоматичный факт, по-видимому, это было уже реальное начало борьбы Сталина с засильем партбюрократии.

Но Сталин был общепризнанным общенародным вождем именно этого уровня, а по форме - Председателем Совета министров и одним из секретарей ЦК партии. На 19-м съезде КПСС Сталин также воспротивился восстановлению поста Генсека. Однако, убив Сталина, группа Хрущева в 1953 году восстановила этот пост. Хрущев сначала стал «координатором» секретарей ЦК, а потом и Генсеком. Вождем партии. Точнее партбюрократии. Но не народа. Если следовать логике Платона-Аристотеля, произошло вовсе небывалое извращение - партохлос («передовой отряд»? - не смешите: куда он завел?). По Марксу, бюрократия - собственник государства вместе со всеми его гражданими (как в Ельцепутии), а партбюрократия была собственником еще и партии (в Ельцепутии - тоже). По логике Платона-Аристотеля можно сказать, что Ельцепутия - это многоэтажное извращение Советской империи, с имперскими замашками и  полной импотенцией всех её элементов - пустая скорлупа, но с демократическим уклоном в виде манипуляции сознанием населения (одурачивания). Создавать его начал незабвенный «дорогой Никита Сергеевич». Первым его шагом была замена объединяющей идеи Русского коммунизма - Ковчега жизни целью всеобщей халявы. Какое-то время страну держали кадры советской империей. Когда они закончили свой жизненный путь, страну постигла перестройка, приведшая её в Ельцепутию, а цель всеобщей халявы естественным образом сменилась на олигархо-бюрократический грабёж национальных богатств страны и уничтожение рядовых халявщиков, которые всё продолжают что-то ждать. 

И о каком государственном деятеле за эти два десятка власти олигархо-демократии больше всего написано книг и статей?

О г-не Горбачеве? Которого сатана отметил своей печатью?

О г-не Ельцине? Который забывал, для чего существует туалет? И благодаря которому, Россия ограблена по совокупности по разным подсчетам примерно на двадцать триллионов долларов.

О г-не Путине? С его постоянной озабоченностью, как у него стоит рейтинг? И как под его руководством восемь лет из России выкачивали нефть и газ, а потом все полученные деньги фукнули в СШ. Или его двойнике?

О либерасте Гайдаре? Рожа которого напоминает совсем другую часть тела не только по форме. 

О символе ельцепутинской демократии г-не Чубайсе? Разве что только о фальшивом покушении на него, сокрушаясь, что не было настоящего.

Больше всего написано о Сталине, который становлению советской власти, советской империи отдал всю свою жизнь.

Шел он от дома к дому,

В двери чужие стучал.

Под старый дубовый пандури

Иосиф Сталин

  stalin_iv.jpg

 

Нехитрый мотив звучал.

В напеве его и в песне,

Как солнечный луч чиста,

Жила великая правда -

Божественная мечта.

Сердца, превращенные в камень,

Будил одинокий напев.

Дремавший в потемках пламень

Взметался выше дерев.

Но люди, забывшие Бога,

Хранящие в сердце тьму,

Вместо вина отраву

Налили в чашу ему.

Сказали ему: "Будь проклят!

Чашу испей до дна!..

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!"

Иосиф Джугашвили (по [6]).

 

Ваш собеседник - человек материалистического склада ума, в религиозных исследованиях он видит не теологию, а мировоззренческое содержание. Но иногда некоторые явления материалистически ему объяснить не удается. В этих удивительных стихах времен Тифлисской духовной семинарии юный Сталин образно и точно показал видение (ведание) своей миссии нести народам России Правду и судьбу своих великих идей и дел. И собственной судьбы, вплоть до чаши с ядом, которую ему, образно (точнее фактически) говоря, поднес Хрущев.

Мне вспомнились высказывания Ивана Петровича Павлова... Он определенно считал, что самые редкие и самые сложные структуры мозга - государственных деятелей. Божьей милостью, если так можно выразиться, прирожденных. Особенно ясно для меня становится это, когда в радио слышится Сталина речь... такая власть над людьми и такое впечатление на людей... В. И. Вернадский.

Это могло исходить только от человека глубинного ведания (связь с ведью, ноосферой) сути явлений и их будущего. Возможно, Сталин - вообще не познаваемое до конца явление. Если тупо повторять подленькие измышления о нем радзинских, волкогоновых и прочих млечиных, никакой правды о Сталине не узнаешь, но стоит хоть немного вдуматься в его дела и написанное им, сразу скажешь: «Боже! Как эти демократы глупы и омерзительны!» Их маразм хорошо виден, когда они пытаются описать поступки Сталина. Естественно, они пытаются встать на его место, но тогда получается не Сталин, а глупый и подлый недоносок, как они сами. Конечно, на месте Сталина они так и поступали бы, но разве Сталин был, как они? Руководить на таком уровне, значит, глубоко знать все проблемы страны и тысячи сопутствующих мелочей, иметь перспективу её развития, а способны они на это с их куцым умом и местечковыми привычками? Кто-то из них  писал, что Сталин подслушивал телефонные разговоры сотрудников. Конечно, именно так они и поступали бы на его месте, ни на что другое у них не хватает ума. Что получается, когда такие пигмеи получает власть такого уровня, показал Хрущев с его обувной дипломатией. Или лицо, именующее себя президентом Медведевым. Он с детства завидовал «выездным», и когда зигзаги демократии вынесли его на его нынешнее место, оказались, что его способности не выходят за пределы «дипломатического туризма» и раздувания щек подобно незабвенному Кисе Воробьянинову.

Все они, неприлично егозя, говорят о необразованности Сталина, а Тифлисскую духовную семинарию представляют подобием церковно-приходской школы, хотя сами не тянут на выпускников даже этого уровня. Они с удовольствием повторяют байку Хрущева, что в ссылке в Туруханском крае Сталин свои тарелки после еды доверял мыть своей собаке Яшке. Похоже, сам Хрущев эту процедуру знал хорошо. Правдоподобие этой истории они «доказывают» тем, что в одной избе со Сталиным жил еще один ссыльный - Яков Свердлов. Но тогда и много позже в Сибири, на Урале и во многих областях Средней России были в ходу не тарелки, а глиняные плошки. Очень, кстати, неплохая и даже красивая посуда, особенно, если они обливные. Но они даже этого не знают, не говоря обо многом другом.

Тифлисская духовная семинария была одним из лучших высших учебных заведений России. В ней естественные науки, латинский, греческий и другие языки, классическую философию и богословие преподавали великолепные профессоры. Во всех науках, особенно в математике, Сталин был очень успешен. Кроме того, у каждого семинариста был монашествующий куратор, который занимался моральным обликом подопечного. У Сталина это был грек, человек глубоких знаний, высокой морали и даже определенных эзотерических возможностей. Люди, знавшие Сталина по семинарии, говорили, что у него уже тогда было заметно предвидение уготованной ему судьбой роли руководителя очень высокого положения. Получив еще в двадцатые годы по представлению Ленина пост Генерального секретаря партии, он какое-то время даже противился такому ходу событий, несколько раз даже пытался подать в отставку. Потом смирился, будто получил команду «свыше». Откуда эти «сверхъестественные» прозрения и предвидения? От Бога, ноосферы?

Конечно, Сталин хорошо знал Новый завет, русскую историю и мировоззрение, а потому со временем хорошо представил себе социальную природу русского народовластия при социализме. Он упорно, через многие преграды шел к нему, убедил народ в его необходимости и имманентности, оно уже стало неплохо работать, но мы не уберегли его от троцкистских недобитков и оказавшейся смертельной для неё холеры (парт)бюрократизма. Теоретические труды Сталина в разных областях знаний, но особенно в этой, еще не получили должного признания и применения, но они не могут пропасть зря, поскольку это не искусственные схемы, вроде демократической либерастии, а имманентное русское мировоззрение. Если русские народы всё же оправятся от нынешней мощной демократической оплеухи, то именно их они должны будут применить для восстановления прерванной ельцинским путчем своей миссии в Мире.

Демократы приписывают феномен восхождения Сталина к власти его неуёмному стремлению к ней. Само по себе оно их не удивляет, оно, де, свойственно всем «нормальным» людям, то есть таким, как они, но никак не поймут, почему Сталин не использовал её, как «нормальные» ельцепуты, никитамихалковы, ридигеро-гундяевы, то есть для обогащения. И относят это на паранойю Сталина. Всё, что не лезет в их скудоумные головы и не вызвано неуемной алчностью, для них - паранойя. Хотя к паранойе можно отнести как раз либерастную алчность абрамовичей и прочих ельцепутов. В этом и есть разница между русским мировоззрением и иудаизмом. 

На уровень эффективного управления страной Сталину удалось выйти только спустя достаточно долгое время. Сразу после революции он относился ко второму эшелону советского руководства, хотя его руководящие таланты были заметны, и его «бросали» на наиболее ответственные участки революционно-партийной работы. А это были военные участки. И он с ними прекрасно справлялся. Например, его организация царицынской обороны. Конечно, этот его успех можно отнести (так часто делают демократические историки радзинского роста) на недооценку его военного таланта белогвардейскими генералами, но разве этому их учили в царских военных академиях, не таких-то уж и плохих, кстати говоря? Аналогичных успехов у представителей «ленинской гвардии», которую Ленин привез с собою в «запломбированном» вагоне, что-то не замечалось. Конечно, у Троцкого в Красной армии было важное положение, он даже ездил по всем фронтам гражданской войны в бывшем царском поезде, но чем он его отметил? Обострением положения на Южном фронте после того, как в ответ на политику расказачивания армия белых пополнилась казаками? Или его фактического союза с генералом Красновым против «мироновщины»? Или разгромом Красной армии под Варшавой?

Даже после того, как в роли Генерального секретаря ЦК ВКП(б) Сталин получил много большие возможности влиять на кадровую политику, она не была единой. Троцкистско-бухаринское большинство в ЦК долго держало во главе ОГПУ (госбезопасность) троцкиста Ягоду, даже когда его поведение в деле об убийстве Кирова было более чем сомнительным, и тот вплоть до 1937 года продолжал руководить НКВД, расставляя своих людей в этой важнейшей для государственной безопасности структуре. Даже в ближайшее окружение Сталина входили враждебные ему люди. Сталина можно обвинить даже в излишней доверчивости, Например, он долгое время способствовал карьере Тухачевского. Тот отвечал за протокол к Рапалльскому договору 1922 года о военном сотрудничестве с Германией, и, по некоторым данным, немцы завербовали его в 1926 году, результатом чего за несколько лет до войны возник «заговор маршалов».

Человек с головой ученого, лицом рабочего, в одежде простого солдата, живет в небольшом домике. Кто бы Вы ни были, лучшее в Вашей судьбе - находиться в руках этого человека. Он подлинный вождь. Анри Барбюс.

Осознавал ли Сталин своё положение? Да, конечно. И то, что оно мало кому по плечу. Это же осознавали и друзья Русского советского народовластия, и его явные и скрытые враги. Одни из них относились с уважением к этой его миссии, кто-то, возможно, с завистью, потому что добиться такого не могли, другие - с явной или скрытой враждебностью.

Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

Многие публикации, оценивающие роль Сталина в истории, приводят слова Черчилля из его речи в палате общин британского парламента 21 декабря 1959 года по случаю 80-летия со дня рождения Сталина. Для большей достоверности ссылаются на «Британскую энциклопедию» издания 1964 г, том 5, страница 250. Приведем эту «цитату» полностью:

«Большим счастьем для России было то, что в годы тяжёлых испытаний Россию возглавил гений и непоколебимый полководец И.В.Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой воли, резким, жёстким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить.

Сталин, прежде всего, обладал большим чувством сарказма и юмора, а также способностью точно выражать свои мысли. Сталин и речи писал только сам, и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей всех времён и народов.

Сталин производил на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей было неотразимо.  Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, встали и, странное дело, почему-то держали руки по швам.

Он обладал глубокой, лишённой всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Сталин был непревзойдённым мастером находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения. В самые трудные моменты, а также в моменты торжества, он был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих и заставил нас, которых открыто называл империалистами, восстать против империалистов.

Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире, диктатором. Он принял Россию с сохой, а оставил оснащённой атомным оружием.

Нет! Что бы ни говорили о нём, таких история и народы не забывают».

Слово «цитата» здесь в кавычках. При всём моем желании, чтобы их не было. Сомнения в её истинности появились у меня с самого начала её хождения. Из всего, что известно о Черчилле, никак не получалось, чтобы Черчилль мог сказать, тем более, публично, что он держал перед Сталиным руки по швам. Может, и держал, это не удивило бы, но заявлять об этом в Палате общин? Черчиллю? Ни-ко-гда! Об этом, как кажется, нет и ничьих других высказываний. Хотя, конечно, это мог отметить только сам Черчилль.

Величие Сталина отмечали все его исторические современники, даже противники Советского Союза. Посол СШ в Советском Союзе военных лет Аверелл Гарриман считал, что Сталин превосходил Рузвельта и Черчилля реалистичностью мышления, глубиною знаний, но, особенно, военным талантом. Личный помощник Рузвельта Гарри Гопкинс видел у него стремительность и четкость мысли, простоту общения, ясность решений, будто бы обдуманных много лет назад. Сын Франклина Рузвельта Эллиот отмечал его ум, целеустремленность, энергию, уверенность и выдержку.

«Сталин изначально произвел на меня впечатление своим дарованием, и мое мнение не изменилось. Его личность говорила сама за себя, и ее оценка не требовала преувеличений. Ему были присущи хорошие естественные манеры, видимо, грузинского происхождения. Я знаю, что он был безжалостен, но уважаю его ум и даже отношусь к нему с симпатией, истоки которой так и не смог до конца себе объяснить. Вероятно, это было следствием прагматизма Сталина. Быстро забывалось, что ты разговариваешь с партийным деятелем... Я всегда встречал в нем собеседника интересного, мрачноватого и строгого, чему часто обязывали обсуждавшиеся вопросы. Я не знал человека, который бы так владел собой на совещаниях. Сталин был прекрасно осведомлен по всем его касающимся вопросам, предусмотрителен и оперативен... За всем этим, без сомнения, стояла сила». Антони Иден (The Eden Memoirs. Facing the Dictatiors. London, 1962, p. 153).

«При всей своей властности, суровости, я бы сказал жесткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений... Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооруженных Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках». Устинов Д. Ф. Во имя победы. М., 1988, с. 90, 92.

 «Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел «приручать» своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений. Сталинская Россия - это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено...» (Де Голль Шарль. Военные мемуары. Кн. II). В этих словах великого француза видна и определенная обеспокоенность будущим Советского Союза.

«Явление Сталина весьма сложно и касается не только коммунистического движения и тогдашних внешних и внутренних возможностей Советского Союза. Тут поднимаются проблемы отношений идеи и человека, вождя и движения, значения мифов в жизни человека, условий сближения людей и народов. Сталин принадлежит прошлому, а споры по этим и схожим вопросам если начались, то совсем недавно». Милован Джилас.

В 1943 году американский журнал «Тайм» в 1943 году назвал Сталина «Человеком года» за 1942 год.

В 2000 году Будапешт сохранил за Сталиным звание своего почетного гражданина, присвоенного в 1947 году.

О величии Сталина говорят и высказывания смертельных врагов его самого и русских народов.

Сила русского народа состоит не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба Сталина. По своим политическим и военным качествам Сталин намного превосходит Черчилля и Рузвельта. Это действительно мировой политик, достойный уважения. Наша задача - раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина в нем не появлялись. Гитлер.

Горбачев и ельцепуты этот завет Гитлера выполнили и продолжают его развивать. Теперь уже как Код Путина. С Гитлером солидаризировался  Вацлав Гавел, бывший демократический президент Чехии: «Лучше больная Россия, чем здоровый Советский Союз».

Положительно о Сталине высказывались и другие его оппоненты.

Сталин был великий человек. Двое было таких в России: Петр I и он. Оба сделали Россию державой. Керенский.

Один мой друг, Георгий Дмитриевич Мантейфель, истинно русский человек из фамилии православных немцев, в 1996 году провел миниопрос среди примерно 20 человек. Это было время максимального наката демократического сдвига умов, когда люди еще не опомнились и не содрогнулись от отвращения к происшедшему. Он спрашивал, кто победил бы на президентских выборах, если бы среди кандидатов был 60-летний Сталин, о котором бы было известно все, что известно, даже ложное. Не все проголосовали бы за него, но ответ был 100%-ный: «Победил бы Сталин, как бы демократы ему ни гадили!»

Однако вернемся к «цитате» из Черчилля. Эта её версия взята с сайта http://mera.com.ru/2008/01/27/stalin-global-politics (в других местах приводятся текстуально совпадающие, но все же отрывки). На нем еще сказано, что ничего этого Черчилль не говорил, и этой его речи не было. Что в «Британской энциклопедии» такой цитаты тоже нет. Доказательства приведены убедительные, но, всё же, эта «цитата» здесь приведена. Почему? Есть много других выступлений Черчилля, которые позволяют считать, что он думал именно так, и что мог такую речь произнести, хотя не тогда и не там. Потому что именно так думал. Возможно даже, что он готовил такую речь, и именно так было написано в её черновике, из которого она и попала в обращение. Она очень точно отражает оценку личности Сталина тех времен в определенных зарубежных кругах, даже недружественных Советскому Союзу, но заинтересованных в объективной оценке роли Сталина в мировой истории. Черчиллем тоже. Вот, например, выдержка из речи Черчилля в палате общин 8 сентября 1942 года, Обратите внимание на то, что в цем-то она напоминает вышеприведенную «цитату».

«...Это большая удача для России в ее отчаянной борьбе и страданиях - иметь во главе великого и строгого военноначальника. Он - сильная и выдающаяся личность, соответствующая тем мрачным и бурным временам, в которые его забросила жизнь, человек неистощимой храбрости и силы воли, прямой и даже резкий в речах, против чего, я, воспитаный в Палате Общин, совсем не возражаю, особенно когда мне самому есть что сказать. Прежде всего, он - человек, обладающий тем спасительным чувством юмора, которое необходимо всем людям и народам, в особенности великим людям и великим народам. Сталин произвел на меня впечатление глубокой, холодной мудростью, полностью лишенной всякого рода иллюзий. Я полагаю, что мне удалось убедить его в том, что мы будем хорошими и преданными товарищами в этой войне - но, в конце концов, все решают не слова, а конкретные дела».

В результате Октябрьской революции и гражданской войны в России победили идеи социализма, по своей сути имманентные традиционному русскому мировоззрению, Русской идее, Русскому коммунизму. Но это была победа скорее мировоззренческая, чем практическая. В стране была экономическая разруха. От царизма досталась бюрократическая структура управления, которая рассматривала население как заведомо «другую» часть общества. Процветала правовая неразбериха, начиная с анархического понимания сути народовластия, «законы» «именем революции», которыми прикрывались, кто угодно, вплоть до прямых врагов советской власти, то есть фактический произвол, стремительная череда правительственных декретов, часто служивших частным случаям и противоречащих друг другу, уголовная преступность. Большой радости у здоровых национальных сил это положение не вызывало. Большинство населения уже понимало внешнюю опасность самому его существованию как народа и государства, и невозможность противостоять ей при тогдашнем беспорядке в нем самом и во власти в центре и на местах. И народ ждал организованной и стабильной власти, без чего жизнеспособное и развивающееся общество невозможно. Он просто жаждал вождя, который принял бы решительные меры. И он пришел. Нечто подобное видно и сейчас, хотя деморализация населения значительно  больше, и такого социального явления как Сталин пока не видно. Попытки г-на Путина встать на это место не удались. Они и не могли удасться по причине, что им движут только его личные меркантильные цели.

Для наведения порядка нужны были совсем другие кадры, другие моральные принципы, другое отношение к делу, адекватное национально-цивилизационному русскому мировоззрению.

Есть основания полагать, что к моменту, когда Сталин фактически стал ведущим руководителем страны после смерти Ленина, он прекрасно отдавал себе отчет, что России необходимо возвращение классической триады управления по Платону-Аристотелю. Только оно могло преодолеть внутренние трудности управления страной и сохранить и упрочить советское государство в условиях враждебного внешнего окружения, которое с установлением советской власти еще более усилилось. Именно это понимание подвигло его к решительному шагу взять власть в стране в свои руки, облачив это в почти мистическую форму клятвы заветам Ленина. А ведь у него были и очень сильные конкуренты. Троцкий, например, который даже на похороны Ленина не приехал из Кисловодска, полагая, что бедные осиротевшие большевики сами прибегут к нему слезно просить, чтобы он возглавил страну.

Сталин приступил к мобилизации населения Советского союза в единый многонациональный народ как реальный вершитель своей истории,  обратившись к глубинным историческим архетипам в первую очередь русского народа. Для стратегии жизни, во имя которых народ совершил Октябрьскую революцию, ему была нужна обновление модели его самоидентификации, картины мира и системы ценностей. По классической схеме Платона-Аристотеля, её центральным архетипом был «народный царь» [33], который объединил бы его на это общее дело. Он должен был обеспечить ему безопасность и защиту от внешних врагов, от беззакония и преступности, от воров чиновников  - тогдашних бояр, от «врагов народа» - предателей и изменников. Этот общенародный лидер должен был воплощать идеал справедливости, Русской идеи и надежду на лучшую жизнь.

Прежде мировоззренческой основой России была традиционная схема власти «Царство-народовластие», с её объединяющей идеей народа-богоносца. Однако со времен Петра шло постепенное обмирщение РПЦ и потеря ею авторитета в народе, и она потеряла свою сакральную силу. Взамен Сталин предложил более впечатляющую: «народ-герой, творящий историю» [33]. Конечно же, другой стороной этого звания был «народ-хозяин». Конечно, во главе такого народа должен быть народный вождь, и Сталин включил этот элемент в эту схему, когда почувствовал в себе возможность быть им. Это было очень ответственное и непростое решение, история тех лет показывает, что Сталин не сразу его принял. Это только демократы, которые обо всём судят только по обустройству собственной кухни, и то не всегда, считают это «жаждой власти». Власть ради блага народа - это вне возможностей их ума.

Исследователи русской цивилизации говорят об одном противоречии русской души. В условиях внутриконтинентальной срединности у русских людей возникло внутреннее понимание, что одни только семейно-родовые узы не могут гарантировать им безопасность. У них выработался сильный государственно-общинный инстинкт, стремление к мощному русскому государству. Одновременно русский человек анархист и революционер. Он («униженные и оскорбленные») постоянно сталкивался с притеснениями и унижениями от местных властей - бояр, их чудовищным воровством, казнокрадством, взяточничеством и беззаконием, потому в нем издавна сидит бунтарство. Сталин и сам вдоволь нагляделся этих пороков, он хорошо знал историю государства российского, и его задачей было слить в один поток обе эти могучие народные силы. Он понял, что русский человек до последнего будет стоять за «народного царя», который держит в руках «бояр» и дает народу волю самим управляться в общине. Этим объясняется и подбор им кинофильмов перед войной и после неё, которые показывают великолепные примеры единения народа и его героев. И он с этой задачей справился.

Произошло нечто сверхосознанное, народ поверил Сталину еще тогда, когда никаких особо видимых признаков изменения принципов народовластия еще почти не было видно. Люди пошли учиться, на заводы и стройки, в колхозы не только потому, что это обеспечивало их жизнь, но и  потому, что почувствовали себя хозяевами страны, потому что это было нужно стране, народу, его будущему. И видимые результаты появились быстро, что еще более укрепило веру в Сталина как в народного вождя. Возникла сакральная вера в Сталина, а также в собственные силы и миссию Русской идеи, изменилось сознание людей. Прежнее (и нынешнее демократическое) отношение к труду как к вынужденным тяготам жизни сменилось на «труд - дело чести, славы, доблести и геройства». Народ почувствовал свою ответственность за свою судьбу. Конечно, оставались и те, кто всегда и везде «устраивался», им нужно было принуждение, и был принят закон, наказывающий за опоздания на работу. Но он почти не применялся. Почему? Демократы, конечно, считают, что всё дело в страхе. Любая работа для них наказание. Он вновь начал действовать и в Ельцепутии. Но тогда он был одним из признаков Коммунистического тоталитаризма, а теперь, хоть он и более безжалостен - по нему не судят, а просто выбрасывают на улицу умирать - это признак свободы капиталистического предпринимательства. Им не по уму, что в сознательном трудовом коллективе прогульщикам житья нет вовсе не потому, что за это их «посадят» - сам коллектив не позволит. С приходом демократии всё «стало на место». Труд стал проклятьем, пропитанным страхом, что уволят.

Тогда же быстро установилась всеобщая обстановка ответственности людей за свое дело. 60-70-е годы для меня были временем напряженной производственной деятельности, и тогда были еще сильны привычки приходить на работу во время или пораньше, опаздывать было неприлично, а уходить иногда и попозже. Производственная работа была для людей их собственным делом. Это не вызывало ни восторгов, ни удивления, это было обыденно, не зависело от статуса людей и распространялось на инженеров, рабочих, партийных работников, крестьян, народных артистов, генералов, жен и детей известных людей и членов Политбюро. Мне в свое время довелось работать рядом со скромным человеком кандидатом наук Владимиром Андреевичем Андреевым, отец которого еще в послевоенные годы был членом Политбюро. Несколько раньше судьбы часто сталкивала меня с руководителем Центракадемснаба Виктором Нифонтовичем Долгополовым. На протяжении примерно сорока лет он уходил домой, чтобы только переночевать, и ни разу не был в отпуске. Его работа была его жизнью. Все его сотрудницы, в основном женщины, просто боготворили его. Однажды я пожаловался одной из них на то, что её шеф что-то мне не подписал. Она в ответ не только всё объяснила мне, но и отчитала меня за мою непочтительность. Академия наук его просто не замечала, поскольку снабжение в ней работало как хронометр.

Всё постепенно стало меняться с приходом Хрущева, в организации НИКС (не помню расшифровки) Ленинскую премию за работы по ракетной технике в список лауреатов был включен дипломник Сергей Хрущев.

После революции быстро выявились истинные цели иудотроцкистов, изначально и длительное время потом бывших в большинстве в руководстве партии и органов власти. Это было их личное обогащение и длительное обеспечение этого своего шалома, что полностью совпадало со стратегией иудаизма вообще. Даже при определенном соперничестве друг с другом, они не забывали о своем главном - построении Российского каганата, прикрываемым призывами к Мировой революции. Сталин хорошо видел устремления этого упорного и изощренного врага и серьезно опасался поражения советской власти и возвращения капитализма, так что тезис об обострении в условиях капиталистического окружения классовой борьбы по мере продвижения к коммунизму был совсем не абстрактной теорией, а глубоким понимание (веданием) сути этой Борьбы Мiров.

Отношение к Мировой революции было одним из основных тезисов марксизма. Общеизвестно провозглашение Ленина с броневика на Финляндском вокзале при его возвращении в Россию в 1917 году, что мировая революция свершилась. Как оказалось, тут Владимир Ильич несколько погорячился.

Мировая революция по Ленину. Ленин сделал четыре фундаментальных открытия (к ним мы еще вернемся) относительно цивилизационных особенностей социалистической революции в России, но продолжал оставаться сторонником Мировой революции согласно марксистским представлениям истмата. По-видимому, из опыта Октябрьской революции он сделал поправку и считал, что каждая страна придет к революции своим путем, но потом все они всё же как-то найдут общий язык и будут создавать социально нечто единое для всех. По крайней мере, я помню, что кафедральные марксисты объясняли, что не может быть русского, немецкого или китайского социализма. Вообще говоря, пока дело не дошло до реальной практики, такое представление выглядит естественно, по крайней мере, с позиций классического марксизма, который привел Маркса и особенно Энгельса к выводу о неизбежности гибели в процессе пролетарской революции «пастушеских народов», включая русской [9].

Мировая революция по Троцкому. Внешне Троцкий следовал  позиции Ленина. Но глубинная цель у него была другая: Мировой каганат. Почему его очень активно и поддерживали еврейские банкиры.

Мировая революция по Сталину. Главной целью политики  Сталина было укрепление российского социализма. Особой заинтересованности в Мировой революции он не проявлял. Даже Коминтерн, орган Мировой революции, большинство персонала которого по странному стечению обстоятельств было демократической национальности, распустил. Но это не значит, что он был её противником. Просто его позиция совпадала с Русской идеей Достоевского. Он добивался построения Русского коммунизма в России, с тем чтобы, глядя на его привлекательность, другие народы, пусть и на свой лад, но тоже начали его создавать. Это и будет мировая революция.

Партию и другие управляющие органы страны сталинская группа в возглавила примерно с 1929 года, но полностью эту уже сложившуюся коррумпированную, непрофессиональную и безответственную партбюрократию она еще не контролировала. Сталин понимал, что превратить Советский Союз в единую корпорацию, способную выиграть и мирное строительство и войну на выживание с её помощью, собственные шкурные интересы которой были для неё превыше всего, невозможно. Необходимо было самым жестким образом её реконструировать. В целом та ситуация очень напоминала нынешнюю, разница в том, что сам г-н Путин является неотъемлемой частью этого бюрократического кагала.

Так что вплоть до 1937 года единой кадровой политики в стране не было. ОГПУ возглавлял  троцкист Ягода, который продолжал расставлять своих людей в этой структуре государственной безопасности даже уже после организованного троцкистами убийства наиболее талантливого помощника Сталина - Кирова, что было понятна и Ежову. Но Сталин понимал, что большинство ЦК ВКП(б) его и ему подобных ему не сдаст. Скорее свергнет его самого с его шатким меньшинством. Более того, Сталин часто был, можно сказать, излишне доверчив. Он длительное время поддерживал Тухачевского, который отвечал за выполнение закрытого протокола к Рапалльскому договору с Германией 1922 года по военному сотрудничеству. Пользуясь этим, немцам удалось завербовать его еще в 1926 году, и заговор высших военных перед самой войной стал драматической реальностью.

Жесткий контроль над бюрократией Сталину удалось установить только  в 1939 году, всего за два года до начала войны.

Сталинский опыт советского государственного строительства был основан на классической триаде царство-аристократия-народовластие Платона-Аристотеля. По ней, Сталин был истинным «народным царем» [33] Советской империи, положению, утерянному с приходом демократии, управляя ею по разуму и справедливости, по воле народа и согласно предначертаниям Веди.

Если во времена игумена Филофея для существования и развития Руси как Третьего Рима вполне доставало первого её элемента. Однако сами  авторы этой классификации отмечали, что в «чистом» виде их схема действует редко, и позднее в Российской империи действовал её триадный вариант, а деградация всех трех элементов этой схемы привела её к крушению. Крушение советской системы власти удивительно точно напоминает агонию её предшественника. В обоих случаях она началась с разрушения её центрального элемента - «царя». В первом случае из-за личных качеств Николая, во втором - из-за несоответствия этой роли сменщиков Сталина. Удивительно похожим образом деградировала  и бюрократия. При царизме особо щепетильным отношением к источникам своих доходов она не отличалась никогда. Однако всем российским императорам удавалось поддерживать приемлемый (сообразно своему времени) уровень её порядочности подбором кандидатур из аристократии и применением жестоких мер проворовавшимся. Кроме Николая Второго. Тот проникся идеями капиталистического развития и считал, что, независимо от способов добычи, приобретшие капитал будут способствовать благу России. Ошибся, однако. Если Отечественная война 1812 года показала, что состоятельные сословия повально жертвовали своим достоянием ради победы над Наполеоном, то японская война 1904-05 годов, а особенно германская война, показали, что бюрократия и новоявленные бизнесмены в своей массе тогда, как и сейчас, ради своего беспредельного обогащения готовы были жертвовать миллионами жизней граждан. Николай же одерживал министров, которые пытались преследовать капиталистических воров и бюрократических казнокрадов и взяточников.

Сейчас очень распространен миф о единовластии Сталина. Его яростно поддерживают враги советской власти, им во чтобы то ни стало нужно противопоставить олигархической диктатуре Ельцепутии «сталинский» произвол и «сталинские» репрессии как чудовищное нарушение демократии, благодаря прелестям которой сейчас народы прежнего Советского Союза теряют ежегодно по два миллиона человек («патриоты» считают только потери России, дескать, прежние наши сограждане их теперь не интересуют). Хотя эти «нарушения» в сравнении с демократией и делами олигархов и «шалостями» их милых деточек, надо бы отнести к заслугам Сталина. Этот миф поддерживают и сторонники Сталина. Они люди простые и, глядя на Ельцепутию, поняли, что «дети Арбата» не зря «сидели», а клиентов для Гулага  сейчас сверх меры.

Кадры решают всё! Сталин.

Этот лозунг стал академическим. Он подходит всем формам правления, включая нынешнюю олигархо-демократию. Она хорошо знает, что Европа её поддержит, но какое-никакое управление нужно и ей.

На нем построена и послевоенная политика обучения и управления кадров как основы знаменитого «The Japanese Way» в её экономике.

В начальный период советской власти он был вопросом жизни или смерти новой государственно-общественной организации российского общества. Решив всерьез взяться за руководство страной на пути строительства общества Русского коммунизма, Сталин начал усиленно искать реальных и надежных по убеждению, а не только по личной преданности действующих помощников в построении этой схемы народовластия, а также возможных преемников в еще не остывшей от революционной борьбы стране. И тут он вплотную столкнулся с тем, что у почти полностью захватившей руководство страной партбюрократии иудейской принадлежности совсем другие цели.

Сталин развернул широкую подготовку кадров для всех сторон и уровней жизни будущего советского общества согласно этой классической триадной схеме. На первом месте было всё же организационное и экономическое укрепление страны. Как и другие мировые лидеры Сталин тогда знал о неизбежности новой мировой войны, глобального передела мира и того, что она решит судьбу Советского Союза и его народов. Знал, что противник СССР - Германия, которой Российская империя фактически проиграла в Первой мировой войне.  СССР вел стратегическую разведку, и Сталин первым из советских лидеров прочел «Майн кампф», и в 1931 году писал: «Если мы резко не рванем вперед, то через десять лет нас просто раздавят». Основания тому были. Военной промышленности почти не было, население, особенно на селе, оставались неграмотным, гражданская война, голодные годы и разруха резко снизили нравственность общества [33]. Церковь потеряла своей авторитет, а коммунистическая идеология не стала объединяющей идеей. В правящих верхах шли бесконечные дискуссии, а их отрыв от народа был велик.

Гражданская война и сложившийся вариант НЭПа подорвал правовое и  общественное сознание. Новый правящий класс не стал коммунистическим, но зато был непрофессиональным и безответственным, быстро освоил бюрократию, казнокрадство, взяточничество, повсеместное воровство и обман центральных органов. Сталин не случайно любил кинофильм «Волга-Волга» - яркую карикатуру на нового советского бюрократа. В стране появилась и быстро росла партийная олигархия [33] с заметным национальным отливом, откровенно стремясь к Русскому, а через Мировую революцию и Мировому каганату. Государственное законодательство, включая Конституцию, постоянно и быстро менялось в угоду текущим интересам определенных групп внутри ставшей неоднородной партии большевиков и сиюминутным политическим и идеологическим  веяниям. 

Сталин хорошо понимал смысл и важность подготовки кадров всех уровней для отпора ожидаемому гитлеровскому нашествию и для будущего страны. Внешние условия страны вынудили ее принять тогда директивную схему управления, и права и возможности бюрократии были расширены. Расчет оправдался. За 10 лет нежданно для Запада Советский Союз стал мощной державой, что и доказал во время Отечественной войны. Все эти годы страна под руководством Сталина держала бюрократию под жестким, а иногда и жестоким контролем, и привлекала туда талантливых и бескорыстных руководителей. Но Сталин также понимал, что жесткий контроль бюрократии не адекватен управлению государством и обществом и задался целью создать такую структуру управления, чтобы сам смысл советской власти был в том, чтобы укрощать бюрократию посредством народного самоконтроля на всех уровнях.

Решающую роль в этом перед войной сыграли миллионы советских граждан. В тридцатые годы по инициативе Сталина был принят закон, который обязывал правоохранительные органы расследовать все сигналы граждан, включая анонимные. Доносительство с точки зрения абстрактной нравственности и русских традиций морали аморально, но история постоянно доказывала, что бесконтрольность власти, особенно со стороны народа (как сейчас в Ельцепутии), много хуже. Этот закон был откликом на всеобщую жажду порядка и законности и в том сложном положении. Эти «органы» должны были по этому закону «расследовать», но в период ежовщины часто выполняли его совсем иначе. Так что от ложных наветов, бывших по большей части в корыстных целях, пострадало много невинных людей, хотя цифры, которые сейчас называют демократы и демозавры, завышены в 100 и более раз. Однако положительный эффект это укрепление дисциплины и порядка в стране был многократно больше.

После смерти Сталина по настоянию Хрущева закон об обязательном рассмотрении обращений граждан перестал действовать, он был чрезвычайно опасен для партбюрократии и Хрущева лично. Народный контроль должен был стать важным признаком советской власти, и позже всё-таки был создан специальный орган с таким назначением и названием, но быстро нарастающая коррупция охватила и его. Партбюрократия всё более входила во вкус, её цели не совпадали с интересами народа, и она стала главным фактором разрушения Советского Союза.

В создаваемой Сталиным триадной схеме управления государством и обществом большую роль должна была сыграть высоко грамотная и преданная советскому социалистическому строю

Аристократия. Это - очень важная и сейчас почти забытая (подмененная её извращением - Олигархией) частью классической триады благонамеренного управления обществом. Главным назначением советской аристократии было служение советской социалистической империи. Она должна была вытеснить бюрократов-погонял, особенно, если с первым членом упомянутой триады (царство) дело выгорит не скоро. Сталин понимал, что её воспитание - дело не скорое, и начинать его надо с массового школьного, профессионального, культурного и идеологическая образования. Вплоть до начала 30-х годов в школах шли педологические троцкистские эксперименты по созданию «нового человека», более похожего на робота. С каким напором они проводились, вплоть до доносов, «куда следует», если где-то в школах было что-то «старорежимное», можно судить по «Педагогической поэме» Макаренко. Это была целенаправленная политика, поскольку Российскому каганату именно такие «граждане» и нужны. Такое образование по «двухкоридорной» схеме - университетское для детей буржуазной аристократии и мозаичное для детей трудящихся существует в капиталистических странах [5]. Сейчас оно со всеми его ЕГЭ насильно внедряется группой Путина-Фурсенко в Ельцепутии. В советской школе эти троцкистские эксперименты были прекращены. И в этом не обошлось без Сталина. По какому-то случаю он сказал, что раз лучшим образованием в школах царской России считалось аристократическое гимназическое, то и советская школа должна придерживаться его. И ей было возвращено глубокое и университетское по сути изучение естественных наук, истории, русской и классической западной литературы, русского и иностранных языков, начиная с начальных классов. Педагогические ВУЗы по всем этим предметам стали готовить учителей высокой квалификации. Сторонники традиционного русского школьного образования еще земской подготовки, бывшие до этого в загоне как чуждый революционным преобразованиям старорежимный элемент, будто только и ждали этого сигнала приступить к своему благородному делу и стремительно развернули возвращение советской школе её фундаментальных русских традиций. В школах вводились предметы классических гимназий, а также пение, танцы, правила хорошего тона. В 50-х годах на нашем курсе в ВУЗе учились Наташа Костанян и Галя Паршина, которые говорили, что их школу так и называли «Институт благородных девиц» (тогда еще было раздельное обучение, введенное во время войны, тоже направленное на аристократизм школьного воспитания).

Сталин считал, что коммунизм могут построить только культурные и высокообразованные люди, понимающие и развивающие его теорию. По его инициативе в программы образования были включены такие предметы как логика и психология. В разгар Отечественной войны Сталинские премии получили «Основы общей психологии» С.Рубинштейна (1942 г.) и «Логика» Асмуса (1943 г.). В 1947 году Сталин предложил создать «Общество по распространению научных и политических знаний», которое возглавили крупнейшие ученые страны. Издательство иностранной литературы стало потоком издавать книги по физике, астрономии, химии, биологии, генетике. Сталин даже предлагал учредить ордена для деятелей науки. Орден Ломоносова - за заслуги в общих проблемах естествознания, орден Менделеева - за заслуги по химии, орден Павлова - за достижения в биологии. Даже образцы орденов были. Но эту идею партбюрократия похоронила - ведь ей-то они были недоступны!

Однако эти образовательные преобразования не удалось закрепить практикой времени. Лично мне повезло, в школе я попал на пик этой школьной реформы. Потом долго по инерции считал, что это образование так и продолжается дальше, пока спустя пятнадцать-двадцать лет не столкнулся с тем, что от неё осталось.

Когда в высшее руководство страны пришли люди уровня Хрущева, который, по отзывам референтов, даже порученческой записки не мог граммотно написать, появился «демократический» стиль руководителей, «которые гимназиев не кончали». Реформа в школах «молча» пошла обратно. В педагогические ВУЗы вместо преданных делу образования энтузиастов земского уровня кинофильма «Школьная учительница» пошли соискатели легких дипломов. Им бы получить «корочки» для непыльного партбюрократического положения, а не несения призвания педагогики. По случаю, в 1985 году мне довелось познакомиться с  выпускником Волгоградского педВУЗа по фамилии, кажется, Кормильченко. Студентом он в учебе явно не тянул, но отличался на общественной работе, не скрывая, что готовится в партийные работники. Его диплом был уникальной специализации «физик с трудом». Можно позавидовать юмору выдававших такие дипломы, не найдя иного способа выразить свое отношение к выпускникам такого рода, но третьим секретарем Серафимовичского райкома КПСС он стал быстро, и этому району завидовать было нечего. Тем более, его первый секретарь Лапин был убежден, что прочность его кресла пропорциональна числу стягов мяса и ящиков с копченой сеньгой, которые он переправлял обкомовскому начальству. Так тогда на руководящей партийной работе на местах и в центре собрались люди, которые руководителями стали потому, что с некуководящей работой они справиться не могли. Попробуйте представить с какой неруководящей работой могли бы справиться Горбачев или Ельцин. Так, начиная с «дорогого Никиты Сергеевича», советская аристократическая школа стала превращаться в свое извращение. Особенно это коснулось идеологического воспитания, ставшего  идеологическим двуличием, что и сыграло свою роль при перестройке, поскольку к этому времени советская интеллигенция, из которой Сталин предполагал создать советскую аристократию, уже не имела патриотической идеологической основы и с удовольствием упражнялась на тему «Россия - Родина слонов» и «Советский паралич - самый прогрессивный». Так эта несостоявшаяся аристократия стала своей противоположностью -партохлократией, причем наследственной. «Верные марксисты-ленинцы» старательно пристраивали своих деток в перспективные райкомы, подобно тому как чадолюбивые батюшки пристраивают своих наследников в перспективные приходы.

В Ельцепутии «аристократия» стала своим классическим извращением «из грязи в князи» - олигархией.

Сталин же перед войной в этом элементе всеобщей управленческой советской структуры добился многого.

В народном хозяйстве страны он решительно начал заменять махровых партбюрократов на уже появлявшуюся профессиональную аристократию, которая вскоре получила гордое звание сталинских наркомов: Косыгин, Вахрушев, Бенедиктов, Завенягин, Первухин, Зверев, Устинов, Тевосян, Малышев, Хрулев, Ванников, Байбаков, Паршин... Свою состоятельность они доказали в отечественную войну и восстановительный период. Сравните их с вороватыми кудри-зурабовами, намного превзошедшими советскую партбюрократию в казнокрадстве.

В отечественную войну сложилась также блестящая военная аристократия Сталинских маршалов, обеспечивших победу Советского Союза на её фронтах. Одно только назначение маршала Рокоссовского командующим Закавказским военным округом во время Караибского кризиса 1962 года привело к тому, что Турция отказалась от размещения американских ракет на своей территории.

В предвоенное и послевоенное время сложилось советская академическая аристократия. Пожалуй, никогда и нигде не было такой могучей научной силы: Капица, Вернадский, Курчатов, Келдыш, Королев, Семенов, Александров - только самая её верхушка. Многие ли нынешние академики могут стать с ними вровень? Палаточник Велихов и постоянный клиент синагоги Гинзбург? В военные времена бытовал анекдот, который показывает, какую важную роль отводил науке Сталин. После разгрома немцев под Москвой он, якобы, сказал: «Товарищ Жюков думает, что это он разгромил гитлеровскую армию под Москвой. Но товарищ Жюков ошибается. Её разгромил академик Ребиндер, который разработал такие машинные масла, что во время этой жестокой зимы советские танки успешно передвигались, а немецкие танки стояли». Возможно, реально такого эпизода не было, но принципиально его реальность отрицать невозможно.

Наследственная монархия, как это отмечали и декабристы, не соответствовала этой триадной схеме. Она не гарантировала формулы «единовластие по воле подданных, управляемое разумом и по справедливости». То же можно сказать и о аристократии и дворянстве. Тем не менее, достойных представителей в них было много. Случилось, мне лично довелось быть знакомым с некоторыми такими её представителями.

Наше знакомство Георгием Сергеевичем Голицыным состоялось на научно-исследовательском судне (нис) «Дмитрий Менделеев», проводившем в 1974 году гидрофизические исследования приантарктической области на границе Тихого и Индийского океанов южнее острова Тасмания. Экспедиция была приурочена во времени к международной ассамблее по физике океана и атмосферы, проходившей в Мельбурне. Там мы с ним побывали в городской картинной галлерее. В ней в хорошо подобранной экспозиция живописи были представлены, наверное, все жанры живописи, кроме, как кажется, крутого авангарда. Среди прочих был и портрет кого-то из Разумовских. Георгий Сергеевич, подумав, сказал, в каком родстве он с ним находится. Кроме науки, он занимался генеалогией своей семьи и при случае рассказывал о ней и дружественных Голицыным фамилиях, к которым, помнится, относил, Разумовских, Шереметевых, Юсуповых. В их роду было много заслуженных ученых разных специальностей. Георгий Сергеевич прекрасно знал русскую литературу, цитировал Бердяева, о котором тогда даже слышали не все, относительно роли России в мировом развитии, свободно по-английски полемизировал с бывшими в экспедиции американцами, австралийцами, новозеландцами и всегда без задержек откликался на просьбы помочь кому-то в роли переводчика. Ко всем своим научным коллегам он относился ровно, однако по его поведению было понятно, кого он не уважает.

В 90-е годы я как-то познакомился с Валентиной Александровной Киселевой, урожденной Шуйской. Она рассказала, что в восстановленном Дворянском собрании она - единственная боярыня, а не графиня или княгиня. В революцию её мать все свое домашнее хозяйство раздала окружающим, попросив оставить ей только перину. Всё же ей и её семье пришлось изменить свою фамилию на Киселевых. Её братьям, квалифицированным инженерам, это не помогло, они попали в ссылку, где активно участвовали в развитии тамошней промышленности, да так, что теперь сейчас там стоит город Киселевск. Сама Валентина Александровна была активной комсомолкой, а во времена нашего знакомства - консультантом фракции КПРФ в Госдуме по русской стилистики думских документов.

Эти и некоторые другие личные знакомства показали, что такое есть  истинная русская аристократия, которая оставалась со своим народом даже на сложных поворотах её истории.

Известно, что на создание аристократии уходят поколения. Маршал Рокоссовский в неё вписался, а из маршала Жукова, при всех его заслугах в Отечественную войну, аристократ не вышел, уж больно он любил трофейные ковры. Косыгин, что мне известно из отзывов близких мне людей, под это определение подходил, были вокруг него и другие достойные этого звания люди, но не все, даже если они трудились на благо народа много и честно. Число академиков в Ельцепутии выросло втрое и достигло уже 500, но среди них почему-то доминируют экономисты, а фундаментальная наука в полном провале (экономика тоже), и на слуху, кроме, возможно, только Алферова, нет ни одного имени. Из личного опыта я знаю, что достойные академики у нас пока есть, но возможности достойно применить свои таланты у них нет.

Народовластие. Укрепление народовластия Сталиным по времени совпадает с размышлениями Вернадского об обществе разума, «эпохе ноосферы». Вернадский считал, что поколение его внучки «будет жить в ноосфере» и полагал такое развитие советского общества неизбежным, потому что законы ноосферы диктует Космос. Ноосферу он видел единством человека, человечества и Космоса. В 1941 году писал: «Сейчас исторически ясно, что, несмотря на многие грехи и ненужные - их разлагающие - жестокости, в среднем они вывели Россию на новый путь. Если - как я уверен - есть все основания думать, что борьба с Гитлером кончится победой - исторически Ленин и Сталин стояли на правильном пути».

На уровне общин в предреволюционные годы действие этого элемента данной триады было подорвано столыпинскими реформами, направленными на разрушение крестьянских общин, во многом выполнявших эту функцию, в пользу западнического фермерства, кулацко-хуторского хозяйства, что серьезно продвинуло страну к революции.

Советское народное царство (формула «народ-герой, народ-хозяин»). В 1931 году Сталин сказал, что у страны всего 10 лет, чтобы решить ряд сложных задач причем в условиях тогдашней разрухи в экономике и в мозгах. За это время нужно было преодолеть саботаж кулачества, чтобы страна более не вставала перед угрозой голода, создать легкую, тяжелую и военную промышленность, поставив во главе неё грамотных специалистов, которых в достатке еще не было. Нужно было поднять уровень образования, науки и культуры, а уровень сознания народа до социалистического. Это было непростым делом, никогда за всю историю человечества ни перед одной страной мира не было и десятой доли такого количества проблем, и Сталин хорошо это знал. Этот срок оказался очень точным, но Великая отечественная война показала, что страна под водительством Сталина с этим справилась. Это удалось потому, что для управления советской социально-экономической системой Сталину удалось создать прежде неизвестный вариант русского народовластия, адекватный его исконному мировоззрению. [10, 19, 20]. И это происходило в условиях мощного противодействия его политике партбюрократии в руководящих органах в центре и на местах.

В 90-е годы в американской историографии (а кто еще у нас авторитет?), как видно в ответ на зловонный накат демократов на советский период России, появился тезис, что жертв репрессий в России было много меньше, чем называли солженицыны. Огромная популярность у Сталина была, как сказали эти историки, потому что он передал власть в стране рядовым труженикам, а его теория преобразования страны соответствовала национальным традициям, интересам и мировоззрению России, что и дало ей победу в Отечественной войне.

Гениальное создание Сталина - матрица «народ-герой, народ-хозяин» как часть объединяющей идеи советской власти. Она похожа на прежнюю матрицу «народ-богоносец», которая была разрушенной в результате колонизации западным капиталом экономики, казнокрадства и взяточничества бюрократии, потери веры в царя-батюшку из-за расстрелов народа и «столыпинских галстуков», поражений в японской и германской войне и обмирщения церкви («Все попы пьяницы и охальники»). Создать её Сталину удалось вопреки яростному противодействию иудотроцкистов, пытавшихся из детища Октябрьской революции создать Российский каганат, в котором русским народам отводилась роль дров в пожаре мировой революции (по Марксу) ради торжества Мирового каганата. Эта борьба сопровождалась большими жертвами с обеих сторон. Иудотроцкисты, скрытые непримиримые враги Русского коммунизма, иезуитски уничтожали всех, кто подходил для его строительства: Фрунзе, Дзержинского (нашедшего-таки управу на Свердлова за его мало-мало не удавшееся покушение на Ленина), Куйбышева, Кирова, Жданова, Горького, а во времена гражданской войны тех, кто проявил свои таланты в военном деле: Котовского, Щорса, Думенко, Миронова, которые, как и многие менее известные герои тех времен, пали от рук совсем не белогвардейцев. Обстоятельства их гибели и даже их имена иудотроцкисты старательно порочили, когда могли, вычеркивали из советской истории. Сталин старался их защищать, но справиться с троцкистстами тем или иным способом приводивших их к гибели, смог только позднее, и то, как оказалось, не до конца. Единственно, что он для них сделал, это отдал честь их памяти, как бы прося прощение за то, что не смог их спасти, впоследствии о некоторых были созданы кинофильмы. А этот долг иудотроцкистам он отдал позже.

Эта матрица «народ-герой, народ-хозяин», а не лично Сталин за десять лет создала державу, разгромила Гитлера, раньше всех восстановила народное хозяйство, даже карточки отменила раньше всех в Европе. В 1938 году народ облегченно вздохнул, увидев, как отряд за отрядом иудотроцкистов и партбюрократических угнетателей, которых он тогда хорошо знал, отправляют туда, куда прежде они отправляли народ.

Сталин создавал общество свободных людей, и, чувствуя себя ответственным за судьбу страны, этот народ победил в отечественную войну и послевоенном развитии экономики страны. Но, как оказалось, до конца освободить советскую власть от партбюрократии Сталин всё-таки не успел.

После революции управление страной на всех уровнях внешне быстро вернулось к прежней структуре, а советское содержание в ней создавали партийные органы, которые, согласно ленинской идее однопартийности, должны были играть роль всеобъемлющей обратной связи по вертикали и горизонтали. Вообще говоря, осуществить это удалось. Однако практически с первых дней  в административной и партийной составляющих советской власти начались процессы деградации. Главное свойство и назначение управленческих структур - необходимая для этого власть, а она неодолимо влечет в ее монолитные ряды людей, цель жизни которых - личное обогащение и ничто другое. Они всегда готовы к коррупции, казнокрадству и присвоению  собственности, кому бы она ни принадлежала. Служить не обществу, а только себе, у бюрократа неистребимо. Особенно в этом мы убедились с наступлением демократии. Любой человек сейчас видит это так часто, что перестал это даже замечать, считает это нормой.

После революции этим особо увлекались «пламенные революционеры» демократической национальности. Градоначальники Москвы и Петрограда Каменев и Зиновьев обзавелись особняками бывших царских вельмож. Их коллеги по национальной привычке к шалому Моисей Урицкий, Яков Свердлов, Лев Троцкий и другие коллекционировали царские золотые монеты и драгоценные украшения. Советское народовластие даже в сталинский период было серьезно ослаблено тем, что советские органы управления, ответственные по Конституции за всё, всё более подменяла партбюрократия, которой очень нравилось всем командовать, ни за что не отвечая.

Какое-то время Сталин был не в силах освободить высшее руководство партии и страны от функционеров партбюрократического склада ума, пытался приспособить их к эффективному руководству страной, но вскоре почувствовал, что к нему следует применять другие меры воздействия. На 17-м съезде ВКП(б) в январе 1934 года слова Сталина, обращенные к ним прозвучали уже как достаточно серьезное предупреждение: «Бюрократизм и канцелярщина аппаратов управления... отсутствие ответственности... - вот где источники наших трудностей, вот где гнездятся теперь наши трудности». Это было засилье старых революционеров, обсидевших за 10-15 лет посты секретарей обкомов и крайкомов партии и ничему не желавших учиться: «Это люди с известными заслугами в прошлом, люди, ставшие вельможами, люди, которые считают, что партийные и советские законы писаны не для них, а для дураков...» (по [18,19]).

Вернадский в своих записках отмечал: «Реальные условия жизни вызывают колоссальный приток всех воров, которые продолжают лезть в партию, уровень которой в среде, в которой мне приходится вращаться, ярко ниже беспартийных. По-видимому, по рассказам, он (Сталин) готовил себе заместителем Кирова, убийство которого партийными кругами, может быть, смертельный удар для партии... Все недостатки аппарата сказываются. Не коммунисты сейчас ведущие, а патриотизм народных масс. Государственный человек один Сталин, а «аппарат» ниже среднего...» То есть, Вернадский отмечает, что матрица «народ-герой, народ-хозяин» начала действовать, но и то, что хорошо видел народ: что за публика собирается в партбюрократических кругах.

Сталин, конечно, тоже понимал, что гибельную опасность  партбюрократических пороков, а потому Вернадский отмечает не только опасность партбюрократизации, но и заслуги Сталина в победе в Отечественной войне, и «патриотизм народных масс» как ведущую силу общества. Вернадский был в числе немногих ученых, с которыми Сталин обсуждал ключевые социальные проблемы развития советского общества, и в записках Вернадского просматривается убеждение Сталина в необходимости отстранить от руководства страной партбюрократию в пользу народовластия.

Во многом это ему удалось, поскольку он глубоко понимал существо, роль и значение Русской идеи (Русского коммунизма) для будущего России, для сохранения и развития не только Русского народа, но и всего человечества, и верил в неё. Он возродил великую Русскую империю и распространил в имманентном для неё виде её влияние на весь Мiръ. Массовая поддержка населения помогла ему поставить советскую бюрократию под жесткий контроль и в существенной мере освободиться от саботажников-троцкистов, воров и некомпетентных лодырей. А у трудящихся появилось чувство ответственности за выполняемое ими дело, люди стали работать творчески и с максимальной отдачей, как этого особенно требовали внешние и внутренние условия тех лет. Однако Сталин понимал, что без определенных организационных форм, которые тогда еще нужно было найти, сдерживать по существу естественный процесс появления в обществе какой-то части паразитических элементов невозможно.

О деградации бюрократии в социалистическом обществе размышлял и Иван Ефремов. Используя терминологию герметиков, он назвал это явление законом Стрелы Аримана или отрицательного отбора, считая его одним из основных законов двойственности Ноосферы. Он считал, что при социальном и биологическом развитии человечества возможны перекосы в инферно, при которых выживают и начинают доминировать не лучшие его представители, а человеческая дрянь, к ним приспособленная. В романе «Час Быка» он описывает ситуацию во внеземной цивилизации планеты Тормас: «Он чувствовал ту безнадежную пустоту вокруг себя, которая неизбежно образуется, когда из окружения устраняют порядочных людей, всегда несогласных с несправедливостью. Неумолимо идёт процесс замены их ничтожествами и невеждами, готовыми восхвалять любые поступки владыки. Советники, охрана - всё это человеческая дрянь. Верность их обеспечивается лишь подачками и привилегиями. Друзей нет, душевной опоры ни в ком, всё чаще подступает страх перед возможным заговором. Гребёнка террора время от времени прочесывала массы «джи», сановников-«змееносцев», учёных и «глаз владыки», оставляя неизгладимый ужас. Боязнь ответственности лишала людей инициативы. Боязнь любого риска и поиск оправданий на все случаи жизни было едва ли не главным в работе этих людей. Они сделались негодным человеческим материалом, подобно людям, пережившим катастрофу, которые более не могут вести борьбу ни с какими трудностями, так как прежние испытания парализовали их мозг и волю». Обратим внимание на это провидческое описание Ефремова  возможного поведения людей, переживших катастрофу. Не нас ли он предупреждал? Риторический вопрос. Именно нас.

И Сталин пошел по пути конституционной реформы советского общества, которая должна была опираться на традиционное русское мировоззрение народов Советского Союза.

Сталинская конституция. На меры Сталина по созданию адекватной современности структуры народовластия Русского коммунизма, исследователи обращают мало внимания. По крайней мере, ничего заметного на эту тему не видно. Более всего обсуждается сталинское единовластие, которого по существу не было, была лишь очень гибкая его политика в высших руководящих кругах страны (Политбюро и ЦК ВКП(б)-КПСС), в которых он всегда был в меньшинстве.

С семинаристских времен Сталин был лучшим знатоком истории Российской империи, её положительных сторон и недостатков, которые вызвали её крах. Среди большевиков ему в этом не было равных, и Ленин с полным основанием, хотя и в шутку, называл его «русским великодержавником» [33]. Успехи Сталина в строительстве Советской империи объясняются тем, что своих социальных достижений и военных и народнохозяйственных побед советский народ добился потому, что Сталин во время переформатировал русскую историю («народ-герой»), заложив обновленные основы русского исторического сознания. Советский народ почувствовал себя хозяином своей истории и страны, движителем исторического процесса, что и доказал массовым геройством на фронтах Отечественной войны и при строительстве экономики, которую сейчас воруют, воруют, но никак не разворуют демокрады. Стержневые системные понятия этого Сталин публично и целостно отразил в своем «Кратком очерке истории ВКП(б)».

Эта конституционная реформа не была борьбой с троцкистской политической группой или даже течением, она не была борьбой с каким-то классом, это была борьба за укрепление мировоззрения Русского коммунизма в противопоставлении его демократии и капитализму. Сталин так и представлял ее, предупреждая об обострении борьбы этих двух формаций. Долгое время нам это казалось большим преувеличением, мы представляли, что социализм в Советском Союзе так силен, что ему уже нечего опасаться. Это было трагическое заблуждение, прав оказался Сталин - капитализм вернулся в самом зверском своем обличьи.

Укрепление народовластия через альтернативные выборы не было сменой генерального курса на социализм, это было его усиление посредством отстранения от власти дискредитировавшей себя бюрократии. Известный писатель Михаил Пришвин говорит в своих дневниках о тогда еще проекте Сталинской Конституции: «Спрашиваю себя, кто же этот мой враг, лишающий меня возможности быть хоть на короткое время совсем безмятежным? И я отвечаю себе: мой враг - бюрократия, и в новой конституции я почерпну себе здоровье, силу, отвагу вместе с народом выйти на борьбу с этим самым страшным врагом всяческого творчества» [18,19].

Демократы, понятно, эти заслуги Сталина отрицают, а то, что отрицать невозможно, приписывают его врагам. Авторство Сталинской Конституции они отдают Бухарину. Какая-то формальная правда в этом есть, но в самой мизерной степени. К их огорчению при чистке по приказу Хрущева партийных архивов для скрытия его чемпионства в «сталинских» репрессиях, которые были скорее хрущевскими и троцкистскими, черновик Бухарина с примерно тысячью правками и репликами Сталина уничтожить не удалось. Видно всё внимание чистильщиков было обращено уничтожить кровавые следы Хрущева. Этот черновик Конституции показывает глубокое знакомство Сталина с работами по устройству государства практически всех философов мира от Гераклита до Канта, Гегеля, Гоббса, Локка и опыта русской истории. После этого Конституция была полностью переписана.

Сталин верил в силу народа и Советской власти, а партбюрократии в Конституции места не оставлял.

В 1936 году Конституция была принята. Но троцкистское большинство ЦК ВКП(б), славословя Сталина, изъяло из её проекта статью об альтернативных выборах в Советы всех уровней с правом выдвигать кандидатов не только партией, но и профсоюзами, кооперативами, молодежными и культурными обществами и даже религиозными общинами. А этому Сталин придавал особое значение. Партбюрократическое большинство ЦК быстро сообразило, что такая Конституция грозит им из-за их антинародного правления на местах и потери из-за этого доверия народа потерей власти, что и вызвало это ее яростное сопротивление. Сталин предвидел возможность такой обструкции, и провел широкую пропаганду альтернативности выборов, в том числе в зарубежной прессе. Американскому журналисту Говарду он говорил: «Очевидно, избирательные списки на выборах будет выставлять не только коммунистическая партия, но и всевозможные общественные беспартийные организации. А таких у нас сотни» (по [18,19]). Не вышло. Вместо альтернативных выборов в Конституции появилось полуопереточное понятие Блока коммунистов и беспартийных.

Нет, чтобы ехать, выбрали шашечки: «Почувствуйте разницу!»

В этом виде она очень понравилась ударникам партбюрократического труда. По указаниям коллег свыше они дотошно считали проценты и число коммунистов (в большинстве тех же партбюрократов) и беспартийных, ученых и народных артистов, рабочих и доярок. Так Сталинская конституция повисла в воздухе и Эти недостатки Конституции были хорошо заметны непредвзятым людям, например, я помню по своему опыту, студентам. «Старшие товарищи» как-то неубедительно объясняли нам, что она была лишь вывеской Советской власти, что-то вроде агитплаката, не имеющего практического значения, чтобы всем заявлять о народовластии, которое будет уже потом, когда умные райкомычи укомплектуют этот блок. Конечно, в эти списки попадало много достойных людей, но и маркзахаровых в них хватало, и они хорошо показали себя во время ельцинского путча. Возможно, в депутатах бывал и известный «народный артист» и, как оказалось, омерзительно двуличный Алексей Баталов. Всю жизнь он создавал образы благородных и даже романтичных советских русских людей, но, оказывается, все это время его распирало еле сдерживаемое зловонное их отрицание. Ужас, а не жизнь!

И ни слова не говорилось о предполагавшихся альтернативных выборах, врагом которых партбюрократы-демократы опять же объявили Сталина («Демократ врет всегда!»).

Судя по первоначальной редакции Конституции, Сталина укрепление народовластия заботило зело. Его не удовлетворяло царство во главе с ним самим, хотя в своей приверженности интересам народа он был уверен. Однако он знал, что примеров тирании в истории человечества много, а реальная власть в стране, особенно на местах всё больше попадает в руки партбюрократов-погонял. А что они такое есть, он хорошо знал по первым дням советской власти. И видел, что народ от реального участия в управлении страной и обществом будет при таком варианте Конституции отстранен. Что и получилось, в результате чего в 1993 году ему даже пришлось вступить в кровавую схватку с пьяным ОМОНом во главе с алкашом Ельциным.

При подготовке Конституции Сталин в борьбе вначале занимал очень жесткую позицию за внесение в неё положений по укреплению народовластия в виде альтернативных выборов [19, 20], но под нажимом троцкистской партбюрократии ему всё же пришлось отступить. В результате всю полноту власти и ответственности за последствия этого ему пришлось взять на себя. Теперь демократы представляют это так, что этой максимальной полноты власти он, вроде бы, как и Ельцин, и добивался ради неё самой, а ему просто некуда было деваться. Внутренняя и особенно внешняя обстановка требовала немедленных мер по отстранению особо безнадежных представителей сложившейся  после революции верхнего слоя партбюрократии в органах власти и народного хозяйства. Взамен нужно было срочно ввести молодых и талантливых руководителей, поскольку некоторые уже отобранные Сталиным соратники, вроде Кирова, были иудотроцкистами уничтожены. И, оставив на время конституционные формы правления, Сталин принялся за укрепление народнохозяйственного сектора управления экономики кадрами, которые он исподволь готовил - железными сталинскими наркомами.

Категорически не приемля альтернативные выборы как потерю власти, партбюрократия пошла ва-банк. Большая ее группа с мест предложила начать репрессии против «повстанческих движений» кулачества. Если бы Сталин и его сторонники, согласно своему курсу, не согласились бы с ними, их можно было обвинить в оппортунизме и изгнать из Политбюро, и все достигнутое они бы потеряли. С позиций ортодоксального марксизма они действительно были оппортунистами. Никакие возражения о творческом развитии Сталиным марксизма-ленинизма с учетом стоявших перед страной обстоятельств и проблем не были бы приняты. Не понимают ведь сейчас марксисты-надомники, что почти все положения марксизма не оправдываются в современной жизни. Рецидивом троцкистского курса на мировую революцию были угрозы троцкиста и бухаринца в одном ботинке Хрущева «закопать капитализм» и после завершения войны горячей много сделавшего для разогрева войны холодной.

И 2 июля 1937 года Политбюро разрешило всем первым секретарям ЦК нацкомпартий, обкомов, крайкомов создавать «тройки» и проводить репрессии. «Широкомасштабные репрессии, да еще направленные против десятков и сотен тысяч крестьян, были выгодны прежде всего первым секретарям обкомов и крайкомов», поскольку им при альтернативных выборах угрожало «самое страшное - потеря одного из двух постов, советского,.. гарантировавшего обладание неограниченной властью» [19,20]. А потом всё это партбюрократы, враз став демократами, все свалили на Сталина.

Массовые репрессии были нужны и НКВД, иначе его разросшийся аппарат после завершения политических процессов терял смысл. Поэтому  махровый партбюрократ Ежов был готов устранять всех, кто на выборах мог предпочесть таким, как он, других депутатов. Массовыми репрессиями партбюрократия заблокировала новую избирательную систему и тем самым сохранила свои посты. Для Сталина и его приверженцев массовые репрессии, которые Ежов планировал завершить к выборам, были полным поражением.

Так партбюрократия и НКВД, борясь против Сталина, организовали репрессии [19]. Но Сталин не отдал им победу без боя, а обрушил на них же созданный ими маховик репрессий: «Сегодня уже трудно усомниться в том, что репрессии первых секретарей ЦК нацкомпартий, крайкомов и обкомов стали неизбежным и логическим развитием давнего противостояния их с реформаторами, сталинской группой, перешедшего с мая 1937 года в новую фазу - безжалостную и кровавую» [19,20]. Но штучное укрощение партбюрократов уже не могло изменить обстановку психоза от массовых репрессий. Деловая критика стала невозможной. Каждый альтернативный кандидат мог быть ошельмован, осужден и расстрелян практически по единоличному решению местного партбюрократа. Хозяйственника снимали за неумение работать и бюрократизм, а НКВД, ставший еще более независимым (нарком Ежов в приказе 00447 указал, что отныне не Политбюро, а только он утверждает состав республиканских, краевых и областных троек), «пришивает» его «делу» «политику» [19].

Даже в этом виде Сталинская Конституция 1936 года была крупнейшим достижением социальной мысли, актуальным до сих пор, но также и сокрушительным поражением Сталина из-за изъятия из неё статей об альтернативности выборов. Предвоенная обстановка, война и послевоенное восстановление народного хозяйства затормозили заданный Сталиным законодательный процесс. И он решил подойти к проблеме укрощения партбюрократии с другого конца: реформировать саму партию так, чтобы у неё не было возможности подмены функций советской власти и препятствия развитию советского народовластия, которым должны заниматься лучшие представители народа. Эту попытку он предпринял на 19-ом партсъезде.

19-й Съезд КПСС. Его решения по существу содержали всего три ключевых положения.

1. Партия полностью отстраняется от административного управления страной на всех государственных и народнохозяйственных уровнях.

2. Главным элементом традиционной русской триады управления должно было стать Народовластие в лице Верховного Совета, избираемого на альтернативной основе, хотя вопрос альтернативности на съезде прямо не стоял. По-видимому, Сталин предполагал его решать как следующую редакцию Конституции высшими советскими органами после того, как решения съезда прочно войдут в жизнь страны.

Стратегическое и законодательное управление должно было полностью перейти в ведение Верховного Совета, а исполнительные функции - Совета министров и исполнительных комитетов местных советов. Все решения Верховного Совета должны были готовить его рабочие комитеты, включая юридические и административные согласования и активное обсуждение в средствах информации, а его съезды их утверждать. Конечно, могли и не утвердить, но к этому времени процесс их подготовки, включая процедуры всенародного обсуждения, был уже достаточно хорошо отработан.

3. Партия направляет свои усилия на фундаментальную теоретическую работу по идеологии Русского коммунизма и подбора и идеологической подготовки кадров для всех сторон деятельности советского государства, организации вертикальных и горизонтальных обратных связей советского государства и общества для оптимизации оперативного административного и народнохозяйственного управления. За парткомами производственных и других предприятий и организаций закрепляется рекомендательное право влиять на кадровый состав их руководства, разрешение конфликтов между трудящимися и администрацией и привлечение трудящихся к решению производственных вопросов.

После 19-го съезда Сталин сказал руководителям сектора науки ЦК: «Вы вошли в Президиум ЦК. Ваша задача - оживить теоретическую работу в партии, дать анализ новых процессов и явлений в стране и мире. Без теории нам смерть, смерть, смерть!» [10]. Он смотрел в будущее и оказался к нашему горю убийственно прав.

Практика партхозактивов на производстве дожила до самого свержения советской власти, но была двойственной. В сильных рабочих коллективах, где были заинтересованные в общем успехе парткомы, она давала хорошие результаты. Там же, где партбюрократия в союзе с администрацией занимала позицию шкурнического произвола, они были лишь «мероприятиями».

Превращение партбюрократии во всесильную «парящую вершину» стало всеобщим к 80-м годам. Люди жили прошлыми представлениями, ставшими уже иллюзорными, а страна уже быстро катилась в пропасть и была обречена. Тогда у меня по этому поводу было одно характерное наблюдение. Партийные чины мои были невелики, но мне иногда мне приходилось бывать в Волгоградском райкоме Москвы. Там молодой и напористый инструктор Червотенко по какому-то поводу пригрозил: «Придется сделать вам накачку!» Я объяснил ему, что результатом накачек всегда бывают только приписки и больше ничего. Этот ответ обескуражил его, он ничего не ответил, но свои привычки поменял вряд ли.

У партхозактивов были свои предшественники, рожденные в самих рабочих коллективах, - общие собрания, часто возникавшие стихийно. На одних предприятиях, парткомы их поддерживали и старались извлечь из них максимум полезного, там же, где партбюрократия уже основательно окрепла, она всячески давила их, как «антисоветские». Лично у меня было два наблюдения таких инициативных собраний.

В 1949 или 1950 году (время самого разгара «сталинского произвола» и этих «страшных чекистов») в техникуме, где я тогда учился, был случай, в правдивость которого нынешняя молодежь не верит. Стихийное общее комсомольское собрание, шедшее два дня с утра до вечера. Занятия были отменены, а на собрании были не только комсомольцы, которых тогда было немного меньше половины состава студентов, почти все студенты и преподаватели. Речь шла об увольнении директора техникума Емельянова. До него директором был Вержбицкий, он был обходительным, постоянно общался со студентами и всем нам нравился. Но его Министерство освободило от должности, якобы, за какие-то нарушения, во что мы не верили. Более правдоподобно выглядело объяснение, что освобождали место для провинившегося чиновника из Министерства. И вместо широко доступного Вержбицкого мы получили кабинетного начальника с секретаршей. Он ничего не преподавал, и видели мы его мало. Одной из причин нашего вотума недоверия была его вдумчивая приверженность к напиткам повышенной кондиции, которая, как ходили слухи, подвела его и в Министерстве. Само по себе это особых возражений не вызвало. В техникумовском буфете свободно продавалось пиво, а по обе стороны проходной техникума были пивные типа «Не проходи мимо», в которых продавалось всё. Но Емельянов перешел все пределы. Как-то наш бригадмильский патруль, в который в этот раз входил и я, подобрал его в совершенно бесчувственном состоянии. Мы отнесли его на руках в техникум, а потом по тогдашним понятиям чести об этом помалкивали, даже на том собрании. В техникуме Емельянов держался недоступно, проходя по коридору, не в пример Вержбицкому, ни с кем не заговаривал, на занятия не заглядывал. Но «чашу терпения» переполнил тем, что в мужском туалете устроил себе директорскую кабинку под замком. Кто был инициатором собрания, я не помню. Но, чтобы оно продолжалось два дня, никто не ждал. С критикой директора выступили и преподаватели. Народу в актовом зале было столько, что многие сидели на подоконниках и стояли в проходах, а от скопления людей с потолка сыпалась побелка. Наше решение об освобождении директора от должности Министерство утвердило. Попробуй, при нынешней «свободе» представь себе что-то подобное! Но тогда было народовластие, даже в студенческой среде, а теперь - демократия, власть денег. По сути дела тогда это и было подобие партхозактива по конкретному поводу.

Другой случай я наблюдал примерно в 1965 году несколько со стороны в институте п/я 3100 (в быту «Институт три по сто»), поскольку в КПСС тогда еще не состоял. Отчетно-выборное партийное собрание, вопреки ожиданиям райкома, не избрало в партком действующего секретаря Матюхина, который был всем хорошо известен повышенной лояльностью начальству. Избрали хорошо знакомого мне Володю Финогенова лет тридцати пяти от роду. Это в институте, где около 12000 сотрудников.

По существу к этому Съезду Сталин подготовил свое завещание народам Советского союза по организации народовластия и структуры управления обществом и государством Русского коммунизма на ближайший исторический период. Сколько он должен был продлиться, зависело от многих условий, включая внешние. Цены этому завещанию нет. Но оно не было по заслугам оценено. Даже сейчас. Даже КПРФ, которая заявляет о себе как о партии, строящей коммунизм. На его основе должен был быть сделан следующий шаг - относительно теоретических основ общества Русского коммунизма, об острой необходимости которого Сталин говорил: «Без теории нам смерть! Смерть!! Смерть!!!» [10].

Если хотите, это было провидение Сталина. Чтобы оно сбылось, зависело только от нас, но мы тогда увлеклись халявным коммунизьмом Хрущева, отказались от него и потеряли уже более полустолетия времени, а с такими партийными идеологами как Суслов и Яковлев заодно и мозги. Конечно, этот теоретический шаг был не менее смелым, чем ревизия марксизма Лениным к моменту Октябрьской революции, к чему мы еще вернемся. Но мы очень смущались и стыдились признать это, сам Ленин не велел, и упорно доказывали, что всё было согласно Евангелию от Маркса.

Если бы тогда эта линия Сталина возобладала, это была бы выдающаяся веха в строительстве Русского коммунизма, а паразитизму партбюрократии был бы сделан решительный укорот.

Значение съезда было бы не меньше, чем Октябрьской революции, это была бы её завершающая часть, завершающий акт титанических усилий Сталина по поиску адекватной  структуры управления советским обществом. Оно и сейчас сохраняет свое принципиальное значение. В основу обновленной теории Русского коммунизма должны войти основные положения ленинизма, актуальность которых возросла после поражения советской власти, сталинские теории относительно экономических проблем социализма, решения 19-го съезда КПСС и критика последующих решений съездов КПСС, особенно 20-го и 22-го. Наибольшее практическое значение в сфере управления государством и обществом должны играть как раз решения 19-го съезда КПСС. Конечно, это могут быть только начальные шаги, пределу совершенствования нет, но с их освоения в наиболее возможном для нашего времени виде, включая структуры развития самого управления и развития советского общества, его экономики, образования, науки, культуры народа, также как и роли партии, должно быть начато возрождение прерванного демократией развития общества Русской идеи, чтобы в возможно большей степени уберечься от (парт)бюрократической чумы в нашем доме.

Этот радикальный шаг Сталина был не на пустом месте. Лозунг Сталина о кадрах значительно глубже, чем это кажется на первый взгляд. После провала сталинского варианта Сталинской конституции троцкистско-партбюрократическим большинством ЦК и даже несколько раньше многоплановая практическая работа Сталина по создания адекватной запросам тогдашнего социалистического общества управляющей структуры была много шире, чем формальное учреждение его конституционных форм. Она опиралась на классическую формулу «царство-аристократия-народовластие», хотя это не декларировалось, внешне особенно заметно не было и воспринималось как естественные улучшения организации советского общества. Они и были естественными, поскольку их основой было русское православное мировоззрение и прошлый исторический опыт Российской империи.

 

Смерть Сталина. Решения 19-го съезда осуществлены не были. Для высшей партбюрократии они были невыносимы. К этому времени она уже набрала силу и сразу же поняла, чем они ей грозят. Её ответ был мгновенным и решительным.

Сейчас существует много предположений, кто из высшего партийного руководства организовал убийство Сталина, многие из них или немногие. Важно другое. В нем были заинтересованы по существу все они. Впоследствии почти все они проговаривались, что участвовали в нем или, по крайней мере, знали, что оно готовится. Да и в высших партийных кругах, оказывается, вначале было широко распространено мнение, что Сталина отравили, что сейчас подтверждают многие современные исследователи.

Почему же смертельные враги Сталина, троцкисты и партбюрократия не уничтожили Сталина раньше? Мораль этого негласного, но фактического блока вполне позволяла им это. Покушение на Ленина, уничтожение ряда сторонников Сталина, во время личного расследования Сталиным убийства Кирова от убийства самого Сталина спас, как это может быть ни странно, Ежов, предусмотревший возможность его ареста ленинградскими чекистами и державшего в «засаде» собственную опергруппу. После провала троцкистским большинством сталинского варианта Конституции, ежовские «органы» уничтожили работавшую под руководством Сталина комиссию по её разработке - Таля, Стецкого, Яковлева [19]. Примеров их безжалостного террора более, чем достаточно. Поэтому они и сами прекрасно понимали, что им от него за все их дела не будет пощады. Надеялись на свой авторитет «верных ленинцев»? Вряд ли. Главное - это они понимали, что без гения Сталина им не выжить самим: не поднять экономику России после разрушений германской и гражданской войны и не выдержать грядущей смертельной битвы с гитлеровской Германией. Вспомним, что было, когда страна попала в руки партпогонялы Хрущева, - бессмысленные дерганья всего, что только можно. Уцелела бы она тогда вместе с ними самими в войну? Они знали свою силу толкачей, но им нужен был  вождь, который бы всё решал и решал верно. И во время войны они, как могли, помогали Сталину. При восстановлении народного хозяйства после войны тоже. Кроме того, партбюрократия надеялась перехватить достижения советской власти в шкурнических целях. Как показала перестройка, не зря.

От планов убийства Сталина главари партбюрократии не отказывались со времен, когда их единомышленные организаторы массовых репрессий и заговора против вождя лишились за это голов, и даже ранее. Но подходящие условия для этого сложились только в начале 50-х годов, когда страна восстановилась после войны и укрепилась экономически. Когда усилиями Сталина советское государство крепко встало на ноги после военной разрухи, партбюрократия не стала ждать и под руководством «дорогого Никиты Сергеевича» нанесла свой подлый удар. Его поспешность определяло то, что ей во что бы то ни стало надо было не дать заработать обновленной структуре советского народовластия, и одновременно были уничтожены все решения съезда, пока они еще не стали реальной жизнью страны. Уничтожив Сталина, партбюрократия с поспешностью, определяемой даже не днями, а часами, вернула себе положение, утерянное ею на 19-м съезде. Это сопровождалось активной пропагандой, якобы, ничтожности этих решений и максимальным сокрытием их содержания, и это возымело успех. Большая часть документов съезда, не успевших попасть в открытую печать, включая четырехчасовой доклад Сталина на пленуме ЦК после съезда, была уничтожена, что-то осталось лишь в конспективных каракулях некоторых его участников, да и те хранить было опасно. Весь последующий период советской власти, а после победы демократии тем более, не видно никаких серьезных исследований сути этих решений. Даже в КПРФ.

Сталин еще дышал, а в соседней комнате его «верные соратники» под руководством Хрущева делили власть. Поделили. Разошлись  возбужденные и радостные. Один Молотов был угрюм и мрачен. Он понял, что делу, которому он с дореволюционных лет отдавал все свои жизненные силы, грозит крах, но человека, который в нужный момент всегда говорил ему «Вячеслав, это надо делать так» с ним уже не было

Средства массовой информации наперебой стали говорить, что его «верные соратники» сплотились в монолитный кулак и продолжают строительство социализма согласно его заветам. Как бы не так! Они тут же начали борьбу за личную власть. Чего и боялся Сталин. До этого они тоже устраняли сторонников Сталина, которые могли бы продолжить его политику после него, но исподтишка. На 19-м съезде Сталин назвал несколько членов Политбюро, которые, по его мнению, уже не были адекватны современному состоянию советской власти. Из них, например, Молотов, Ворошилов были твердо верны Сталину, надежны и исполнительны, но выдающимися стратегическими талантами и решительностью не отличались. Без надежной опоры на сталинское плечо они были не способны на решительные действия, и это в скором времени сказалось.

Способных на такие решительные действия было двое: Берия и Хрущев. Опытный руководитель системного мышления, сторонник сталинского пути развития советского общества, грамотный профессионал - и махровый партбюрократ-погоняла. Их взгляды были прямо противоположны.

Берия не без серьёзных оснований считал, что после Сталина он лучше других сможет продолжить его дело, хотя и сам был не чужд тогдашних партбюрократических методов. В отличие от типичных партбюрократов, не учившихся как Хрущев даже русскому языку, Берия был сторонником Сталина по избавлению от этих погонял и поддерживал решения 19-го съезда по совершенствованию управления страной. Хрущев, Маленков и компания сразу поняли, что Берия должен последовать за Сталиным как можно быстрее, тем более, что как министр внутренних дел он быстро разобрался в причинах его смерти. Впоследствии высшая партбюрократия допустила «утечку информации», что Сталин не доверял и даже боялся Берия. Что это ложь говорит то, что первым и практически мгновенным изменением в высшем руководстве после смерти Сталина было назначение Берия Министром внутренних дел. Так быстро это могло произойти потому, что оно было предрешено при жизни Сталина и было уже всеми согласовано. Кроме того, Сталин не назвал Берия в числе руководителей, не способных далее состоять в высшем руководстве страны.

Хрущев же просто не понимал, что как руководить таким огромным социально-политическим и народно-хозяйственным континентом. Представить в 1937 году расстрельный, но даже не поименный список на 30 000 человек - это он мог. Позже он со своей обувной дипломатией чуть не начал третью мировою войну. 

Смертельная схватка между этими двумя энергичными представителями высшего партийного руководства была неизбежна.

Получив после смерти Сталина возможности Министра внутренних дел, Берия, по-видимому, считал, что нерешительные союзники Сталина поддержат его верность справедливости и делу социализма.

А на стороне Хрущева была беспринципность, талант интригана и безграничное вероломство. К тому же он расчетливо полагался на партбюрократическую солидарность коллег. И, оказалось, «против лома нет приёма!»

Их противостояние началось еще в 1938 году. Тогда решалось, кто возглавит НКВД после Ежова. У Сталина было заготовлено неожиданное решение: Чкалов. Тот был не только беспредельно смелым летчиком, но и всесторонне талантливым человеком. Основой его смелости была твердая уверенность в своем умении находить решения в самых безнадежных положениях. В этом он напоминал Сталину самого Сталина, тем более, что по этим же причинам не боялся с ним спорить. Но он непонятным образом погиб. Логика подсказывает, что Хрущев успел и тут. Полагая, что его «расстрельное» усердие позволяет ему продвигаться в этом направлении дальше, Хрущев усиленно пер в Наркомы внутренних дел. Сталин этому воспрепятствовал, предложив, по его словам, кандидатуру «более гуманного человека», то есть Берия. Как же Хрущев ненавидел их! А они считали  его дурачком. И он за это рассчитался с ними обоими.

К схватке стороны готовились по-разному. Берия собирал доказательства заговора против Сталина и его убийства группой Хрущева, но ему, по-видимому, не удалось сохранить в секрете результаты. И это решило его судьбу, Хрущев не видел иного, как только как можно скорее его уничтожить. Сделал это он в свойственном ему стиле - напролом. А потом свалил на него все возможные и невозможные преступления, создав образ кровожадного монстра для сокрытия этого и многих собственных предыдущих преступлений. И Берия был уничтожен [6].

Как «операцию прикрытия», Хрущев пустил слух, что убийство Сталина - дело рук Берия. Он, якобы, даже кому-то говорил, что это он «убрал Сталина». С тех пор «все знают», что это было именно так, такой уж Берия кровожадный, хотя Берия убили, когда он докопался, что убийство Сталина организовал Хрущев. Ю. Мухин считает всю историю об аресте и «суде» над Берия целенаправленной ложью, призванной скрыть, что чемпионом по «расстрельным спискам» был Хрущев, и приводит массу фактов, что участники этой операции противоречат в составе фигурантов и даже времени «операции» по «аресту» Берия, суду над ним и даже самому расстрелу [6].  Мухин и сын Берия Серго считают, что Берия убили при задержании. Известен и такой факт, что с «Председателем трибунала», «судившего» Берия, маршалом Коневым другие маршалы после этого перестали здороваться. Кроме того, не осталось никаких следов того, кто, как и где хоронил Берия.  

Берия был единственным верным соратником Сталина по государственной реформе. На похоронах Сталина он подчеркнул роль Совета министров и ни разу не упомянул партийное руководство: «Рабочие, колхозное крестьянство, интеллигенция нашей страны могут работать спокойно и уверенно, зная, что Советское Правительство будет заботливо и неустанно охранять их права, записанные в Сталинской Конституции». В них он ни словом не упомянул о роли партии [6].

Возможно, он как патриот советского строя хотел перехватить эти сталинские идеи, хотя цели личной карьеры при этом тоже могли играть большую роль, но для партбюрократии не имело значения, кто будет от нее избавляться. И она его убила, заодно представив его кровожадным монстром, ответственным за всё неблаговидное или представляемое как неблаговидное, что происходило в трудный период становления советской власти.

Избранные на 19-м съезде КПСС её высшие органы толком так и заработали. Вскоре хрущевская группа безо всякого партийного съезда их отменила. Под руководством «дорогого Никиты Сергеевича» партбюрократическая машина полностью забрала власть в свои руки. Устранив Берия, Хрущев вскоре избавился и от Молотова, Маленкова и других, хотя и не твердых, но сторонников Сталина.

Очень быстро в пику 19-му съезду был введен в ритуал официальных речей устойчивый элемент подтверждения верховенства партбюрократии: «партия и правительство». В практику международных отношений вошла полуприличная практика, когда Советский Союз представляли Председатель Совмина Булганин и Генсек Хрущев. Появился даже анекдот, что на такой-то встрече «присутствовали английский премьер с женой, французский премьер с любовницей и Булганин с Хрущевым». Позже Генсеки отбросили все правила приличия и сами вышли и на международную арену. Международное капиталистическое сообщество это даже приветствовало, его опыт подсказывал, что не контролируемого народом, хотя бы формально,  руководителя страны купить значительно легче. Что впоследствии и было проделало с Горбачевым и ельцепутами.

В своей изощренной клевете демократы, начиная с Хрущева, рисуют Сталина глупым, властолюбивым и кровожадным монстром, погубившим Россию. Кроме логики, у Вашего автора нет сведений, что Хрущева «руководить» страной посадил кто-то из ведомства бесосферы, но можно представить, что этот «кто-то» в ней был очень авторитетен, хотя и остался в глубокой тени тогда и потом. Иногда его неопределенным образом называют Мировым правительством или мировой закулисой. Возможно, об этом не знал даже Хрущев. Но другие знали. Черчилль, великий провидец и непримиримый враг Советской власти отдавал Хрущеву пальму первенства в борьбе с Русским коммунизмом и сказал: «Оставьте его в покое, и он все, что нужно, сделает сам». Не ошибся, однако. Что-то знали другие известные тогда лица. Руководители ряда зарубежных компартий в корне изменили свое отношение к Советскому Союзу, президент Аргентины Хуан Перон, стремившийся сотрудничать со Сталиным, быстро свернул эти контакты, резко отрицательным стало отношение правительств других стран, включая Китай, начались конфликты в лагере социалистических стран.

Началась «хрущевская оттепель» - страна отказалась от выводов Сталина относительно исторической миссии Русской православно-коммунистической цивилизации. Вместо этого недобитый троцкист Хрущев стал втягивать страну в перманентную мировую революцию имени незабвенного Льва Давидовича, помогая «строить социализм» даже странам, которые еще не изжили каннибализм. Наконец, ввязались в «революцию» в Афганистане. По случаю, мне довелось быть знакомым с авторитетным дипломатическим работником Борисом Васильевичем Свечниковым, служившим там в те времена. Он очень положительно отзывался о тогдашнем шахе Афганистана, при котором в этой стране был мир, активно развивались экономические отношения с Советским союзом, к которому население относилось очень дружески. И Свечникова отправили на пенсию.

В брежневские времена были сделаны робкие попытки реабилитировать Сталина, но отойти от решений 20-го и 22-го съездов партии партбюрократический аппарат побоялся. На 22-м съезде идеологическую жизнь страны был запущен расхожий штамп: «В условиях огромных побед социализма стал постепенно складываться и развиваться культ личности Сталина...» Кто его складывал и развивал замалчивалось. Да и играл ли он отрицательную роль.

Верховный Совет, пока в составе руководящих органов страны оставалось руководители сталинского периода советской власти, как-то даже напоминал предложенное Сталиным. Но со временем его формирование перешло в руки партбюрократии, что дало демократам какие-то основания в первое время после путча обливать грязью его работу. Теперь это демократическое ёрничество утихло. Почему? Нынешняя Госдума не просто повторяет порядок его формирования, она стала его извращением. Теперь в ней сидят не «неграмотные доярки», а в прямом смысле неграмотные (например, её председательствующий Грызлов), но купленные олигархатом и полностью послушные ему педросы (партия «Единая Россия»).

После Сталина быстро рос отрыв партии от народа. Сначала появилась устойчивая формула «партия и правительство» (иначе, партбюрократия). Это уже был полный разрыв, «мы» - партбюрократия и «они» - народ. Народ её принял, но в обратном прочтении: «Мы» - народ и «они» - партбюрократия: «Вслед за зимой приходит лето, спасибо партии за это».

Засилье партбюрократии и привело страну к катастрофе. Быть партбюрократом стало выгодно и безопасно, это стало заветной мечтой всех проходимцев и карьеристов. Как сейчас быть чиновником и партбюрократом педросов. Их перерождение шло на всех уровнях, начиная с низовых.

Тогда же оживился типичный советский охлос - «Дети Арбата» («Ах, Арбат, мой Арбат!»),  то есть «комиссаров в пыльных шлемах». Они считали себя безусловно достойными особых привилегий, но презирали любую работу на пользу страны. Из них возникали разные стиляги, фарцовщики и завсегдатаи коктейль-холлов. Какие-то привилегированные доходы у них были, поскольку они быстро нашли общий язык с партбюрократией разного уровня. Я тоже любитель коктейлей, и даже неплохой их изготовитель. Но в моей научно-инженерной среде это было развлечение, а у «детей Арбата» - профессия.

Это был странный союз. Стороны связывала невыносимая жажда к халяве и неодолимое стремление к двуличию, предательству и интеллектуальной капрофагии. И мазохистская завись «невыездных» «детей Арбата» к халявным загранпоездкам партбюрократов, из рекламно-политических соображений оплачиваемых западными политиками: «А жена моя, товарищ Парамонова, в это время пребывала за границею».  В этой среде быстро набрали популярность разные «барды», тоскующие по западной свободе. Родился особый бардачный ёрнический «патриотизм»: «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей». Вроде бы и гордимся, но с этакой презрительной интонацией. Теперь их затаенные мечты сбылись: ракеты по приказу американов демократы почти все распилили, а Саяно-Шушенская ГЭС взорвалась сама.

Смерть Сталина народ принял как национальную трагедию, но постепенно под диктовку партбюрократии стал повторять её рассуждения о «культе личности». Выходит, что Сталину, пока он был жив, верили, но его устремлений не поняли и не приняли. В конце концов, все это закончилось демофашистским путчем и Ельцепутией. Оказалось, Сталин был трагически прав и в этом. Теперь кое-что стали понимать, но и олигарходемократы не дураки, дурачить они стали как раз народ. И вполне успешно.

Хрущев, Горбачев, ельцепуты - это епитимия, наложенная на нас Провидением за наше предательство Сталина и Русской идеи, это наш  позор, но главное еще впереди.

 

Сталин и Борьба Мiров. Как православный русский  интернационалист Сталин разоблачил иудаистский «интернационализм» Троцкого. И либерализм Бухарина в пользу социалистической экономики с русской цивилизационной спецификой и геополитикой. Борьба Мiров!

Сталин был прав в оценке морального облика «революционеров», присвоивших себе звание «ленинской гвардии». В поисках дивидендов за свои часто дутые «революционные заслуги», они наперегонки стучали друг на друга в ими же созданные «органы», заполняя Гулаг конкурентами, чтобы завладеть их благами, квартирами и должностями. Борьба Мiров!

Сталин был прав в стратегии «Не поддаваться на провокации!» перед Отечественной войной, представляемой демократами трусостью и глупостью. Гитлеровская Германия и западная демократия всячески искали повод обвинить СССР в агрессии, чтобы объединиться в Крестовом походе против него. Даже во время «странной войны» 1940-го года с Гитлером Франция и Великобритания разрабатывали планы отторжения от Советского Союза Закавказья и Украины. О том же мечтал Гитлер, а сделали это ельцепуты. А стратегия Сталина позволила Советскому Союзу получить сильных союзников и отсутствие японского, турецкого, возможно, других фронтов. Были спасены миллионы жизней советских людей и существование самой России [21]. Борьба Мiров!

Война ельцепутов в Чечне показала, что утвержденное Сталиным решение о коллективной ответственности чеченцев за массовые преступления во время Отечественной войны было также и их коллективным прощением и сохранило их как нацию. Многие чеченцы, включая Героев Советского Союза, не замешанные в этих преступлениях, восприняли его как заслуженное наказание и с честью вели себя впоследствии. Многие из них стали известными учеными, артистами, инженерами, военными и общественными деятелями. В 1957 году Чечено-Ингушетия была восстановлена, хотя, конечно, память о не лучших годах её истории жила. Горбачевско-яковлевская пятая колонна воспользовалась этим, и в результате её провокаций этот район превратился в зону кровавых национальных столкновений. Десятки тысяч славян в этом незадолго до того одном из самых цветущих районов Советского Союза были убиты, а сотни тысяч стали жертвами издевательств и насилий или были вынуждены бежать. Уничтожение чеченских террористов по демократическим законам привело, согласно чеченским национальным традициям, к появлению на их месте новых - их братьев, отцов и детей. В конце концов, Ельцепутия капитулировала перед ними и теперь ежегодно платит дань, которая, пожалуй, побольше (пропорционально) дани Руси Золотой орде, а криминальный контроль Чечня распространила на все регионы России. Оказалось, акция Сталина, хорошо знавшего национальные традиции Кавказа, была много гуманнее «прав человека» демократов.

Сталин всю жизнь учился и, даже будучи уже за 70, восполнял пробелы своего образования. Он обладал уникальными способностями быстрого чтения и, как говорят, осваивал до четырехсот страниц книжного текста за ночь. О том, какого русского писателя он изучал в определенный момент, можно судить по его статьям и речам, которые он писал всегда сам, аккуратно указывая первоисточники сведений (например, по статистике). А его преемники не могли жить без придворных речеписцев, попадая порой в смешные положения. Отечественные и зарубежные специалисты разных областей знаний отмечали глубокие познания Сталина в тех из них, от которых в тот момент зависели судьбы страны. Будь то военное дело, социология или металлургия.

В начале 30-х годов Советский Союз заключил контракт с США по поставке легированного сортамента в обмен на сырьевые феррокомпоненты легированных сталей. Тогда эту продукцию советские заводы не выпускали, а потребности промышленного строительства были исключительно велики. Эти переговоры вел лично Сталин. И американские переговорщики, вернувшись в СШ, с восхищением говорили, что советскую страну возглавляет крупный специалист-металлург, чего в западной практике и близко не было. Ну, не нашлось среди многочисленной «ленинской гвардии» кого-то, кому это можно было доверить. 

Демократы подленько хихикают относительно работ Сталина по языкознанию, которыми, проводя в жизнь геополитическую миссию России, он занялся, чтобы понять историческую, культурную и гуманистскую роль Русской цивилизации, как первичной относительно других цивилизаций, а русского языка, как  исходного для образования других языков. Но пока никто из профессионалов не опроверг его выводов в ней. Демократы с их обычной безграмотностью и привычкой всегда врать переносят дату этих работ Сталина из послевоенных годов в 30-е. Имя Марра понадобилось им для пропаганды национального превосходства евреев в области научных знаний и для того, чтобы объявить Сталина антисемитом, истребившего известного ученого-еврея. Но Марр мирно почил в 1934 году, дав важные концепции языкознания, которые Сталин затем критически развил.

Сталин усиленно искал теоретические предпосылки, принципы и практические условия построения и совершенствования советской власти, её экономики, культуры и духовности, власти Русской идеи [10]. Он изучал древних и русских философов, марксизм, историю России, проблемную русскую и советскую художественную литературу, Достоевского, общую русскую культуру. Православие он знал много лучше тогдашних и нынешних батюшек, охваченных безудержным сребролюбием и любостяжательством и разжигающих у людей богопротивную ненависть к советскому периоду русской истории. В категориях данного текста можно считать, что у Сталина были определенные информационные связи с ноосферой или, если хотите, Богом. Именно с позиций Русской идеи и православия Сталин боролся с бесовщиной иудотроцкизма, адепты которого за это теперь стараются его представить ненавистником евреев как евреев. Борьба Мiров!

Общеизвестны заслуги Сталина в военной науке. Их признавали все советские маршалы - победители гитлеровской Германии, а также два других члена Великой тройки времен войны с гитлеровской Германией Рузвельт и Черчилль. А «наши» демократы, начиная с Хрущева, всячески стараются их «опровергнуть» или хотя бы принизить. Достойный ответ им в 60-х годах дал английский (а кто еще у нас авторитет?) историк Тейлор. Он как будто предвидел их непристойные действа и, оценивая эту роль Сталина, сказал, что неудачи бывали у всех полководцев, а свою оценку история дает им по окончательному результату.

Сталин был прав в оценке рыночных отношений и закона стоимости, их положительных и отрицательных сторон. Эти его работы были изъяты Хрущевым из обращения, и не общеизвестны до сих пор. Хрущев же устроил такую разруху в управлении экономики страны, что можно только удивляться, что тогда она это выдержала. Добил её либерализм ельцепутов. Борьба Мiров!

Сталин отметил разрушительное влияние на самую суть Русского мировоззрения фетишизации денег: «Деньги уже начинают тормозить развитие нашего общества по всем направлениям. То есть тормозят развитие экономики, отрицательно влияют на нравственность, духовность». Каждое слово этого его вывода потрясает, он будто отлит из пронзительной стали предвидения всего, до чего мы сейчас докатились. Это не случайно. Сталин, кроме экономики, хорошо знал даже Евангелие, из которого следует, что деньги могут подчинить себе все мысли и чувства людей, а в конечном итоге и их души уже не божьим заповедям, а дьявольским велениям, что страсть к деньгам - это богоборчество. Борьба Мiров!

Политику Сталина народ воспринимал как собственную, шаг за шагом отказываясь от элементов недоверия советской власти, обильно насаждаемых её внешними и внутренними врагами, и становясь её решительным сторонником. На руинах царской Империи неимоверно быстро возникла могучая Советская держава, сокрушившая мощную военную машину Гитлера и вышедшая по экономическому потенциалу на второе место в мире. Советский Союз опирался только на собственную социалистическую экономику, тогда как мировой лидер США создал свое могущество, навязав миру статуса доллара и подчинив себе материальные и интеллектуальные ресурсы всего мира («Теперь и России!»). Гитлер трагическим для него, но объективно естественным образом ошибся в оценке социально-экономического и политического состояния Советского Союза, отстав от действительности всего-то года на три-четыре. Но этого было достаточно, что свидетельствует о принципиальном преимуществе социалистической экономики над капиталистической. Согласно американской народной мудрости, этот решительный успех сталинской политики сам по себе безоговорочно доказывает её правоту. Потому русские люди безотносительно к их национальности считали и считают Сталина великим вождем прекрасного общества. Перед ним трепетали Великие тех времен - Рузвельт и Черчилль. А сейчас не только вопреки, но и благодаря этим потокам клеветы на него демократов добрая память о нем возвращается в облике преданного народовластию, интересам народа вождя. Он ведал законы предопределенности развития ноосферы, а потому не имел за душой ничего материального, к чему без удержу стремятся все ельцепуты и киндерсюрпризы, служа собственному шкурническому шалому, а в целом - бесосфере. Борьба Мiров!

Сталин понимал, что только советская власть позволит Русской цивилизации и России жить и развиваться. Главный враг этого - люди, жизненная цель которых беспредельное личное обогащение. Ради этого они готовы уничтожить все: русские народы, Россию, Русскую идею, Русскую цивилизацию. Сейчас они захватили Кремль и успешно выполняют задание, продиктованное им хозяином, добивавшимся этого сотни лет. Цель русских патриотов всех национальностей - вернуть Россию и приверженные Русской идее народы и страны на путь, ради которого Сталин отдал свою жизнь. Борьба Мiров!

Сталин понимал, что континентальная цивилизация Большая Россия, Советский Союз - Hardland человечества по организационной структуре и этнокультурному мировоззрению, может быть только настоящей (не западной) империей, как и прежняя Российская. Она включала многие народы, объединяя их идеей православного мировоззрения - Русского коммунизма, в том числе и её исламскую религиозную часть. У неё были все данные для дальнейшего укрепления и развития не в ущерб окружающим странам, однако враждебной этой её миссии западной морской цивилизацией и её пятой колонной предателей - собственными демокрадами - она была уничтожена. Борьба Мiров!

Сталин и сейчас вызывает страх у демократов-русофобов, и они спасаются от него карикатурами на него в прессе, на радио и ТВ. Мрачными красками рисуют его не защитники русского народа и Российской державы, а ее враги - демократический охлос. Это уже всё более вызывает отвращение и презрение к их мерзости и глупости. «Сталину был нужен балет, и он возвышал Уланову!» - объявили они. Нет, балет был нужен вышедшему к свободной жизни народу, он жадно впитывал самые разные проявления культуры, и Сталин, конечно же, способствовал, чтобы талант Улановой стал его достоянием, ценность которого оценила даже английская королева, но не этот охлос. Уланова стала всеобщей любимицей. Противоположностью ей была Плисецкая. Казалось, у неё всё было не хуже, даже талант, но не любили её русские люди, чувствовали, что всё её существо враждебно им, сочится злобой ко всему советскому и русскому, как ни старались вознести её театральные критики демократической национальности. Я не помню, кто из режиссеров понял это, но его находка Мария-Зарема была очень точной, отражала всю внутреннюю суть этих балерин.

Пожалуй, нет ни одной грани социальной, экономической, культурной, научной жизни страны, в которой советский русский православный император Сталин не показал себя квалифицированным специалистом. Такое не под силу ни одному человеку, если он не пользуется особым покровительством ноосферы. А то внимание, которое его памяти оказывают русские люди сейчас, говорит, что он и сейчас продолжает активно участвовать в нашей жизни.  

Александр Зиновьев рассказал, что его глубоко религиозная мать в Евангелии держала портрет Сталина. Умирая, она сказала: «Он взял на свою душу грех за все». И сын согласился с матерью.

Демокарлики, обсиживающие окрестности трона Ельцепутии, со злобой относясь ко всему русскому, втайне мечтают хотя бы о крупице его славы, а г-н Путин порой даже пытался его копировать. Но получается одна гнусь.

В ходе безудержной клеветы, развязанной Хрущевым, повсюду рушили памятники Сталину, которых, благодаря подхалимам, и, правда, было слишком много. Но в последнее время началось их восстановление в Калуге, Нарыме и других местах.

Кто же он такой, Сталин? Этот вопрос будут задавать в мире всегда.

На него отвечает анекдот, неважно, когда он возник - теперь или давно.

На Тегеранской конференции Рузвельту и Черчиллю очень хотелось вывести Сталина из равновесия, чтобы извлечь себе выгоду на переговорах. И они решили разыграть его. За завтраком Черчилль говорит:

- Дядя Джо, сегодня мне приснился сон, что я стал правителем всего Мира.

Его поддержал Рузвельт:

- А мне приснился сон, что я стал властителем Вселенной.

На что Сталин разгладил усы мундштуком своей трубки и в тон им ответил:

- Мне сегодня тоже приснился сон. Что я не утвердил вас в этих должностях.

Грузин Сталин был Великим русским. Он глубоко сознавал самую суть Русской цивилизации, далеко продвинул практическое воплощение ее мировоззрения, пожалуй, несколько даже опередив Историю.

Сталин и Православие. Святейший Патриарх Алексий I (не ойкументист Ридигер, конечно) в речи перед панихидой по Сталину в Патриаршем Соборе сказал: «Упразднилась сила великая, нравственная, общественная, сила, в которой наш народ ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течении многих лет» (по [18]). 

«В последний период жизни Сталина, эти отношения (с церковью) стали приобретать позитивный характер, и вероятно, если бы Сталин еще задержался на этой Земле, мы были бы свидетелями важных шагов с его стороны именно в этом... Конечно, нельзя забывать, что... у него было окружение,.. и среди этого окружения были очень рьяные противники Русской Православной Церкви. Это обнаружилось сразу же после смерти Сталина в деятельности Хрущева и его помощников... Начались новые гонения на Церковь, на священнослужителей. Стали закрывать церкви... Сталин в силу своей масштабности понимал значение Русской Православной Церкви в жизни русского народа...  Если исходить из того, что Сталин внес огромный вклад в спасение России, и если в России видеть Богоизбранную страну, носительницу Христовой Веры в ее чистоте и полноте, то... его можно считать православным человеком... Нельзя отлучать Сталина от Православия, потому что по конечному характеру своей деятельности, связанной с его значением в истории России, его можно считать православным человеком... Обучение в семинарии во многом способствовало этому. Оно... вырабатывало в нем чувство единения с Православной Русью, чувство соборности. Вся его политическая деятельность была связана не с окраиной, а с самой Россией. Он, активно участвуя в политической борьбе, понимал, что его участие в политике весьма важно для судеб России. Он был сопричастен к исторической судьбе России. Не был безразличен к России, к ее величию, к ее державности. Он не окраинный человек. Он по духу русский человек» [18].  

Был ли Сталин верующим человеком? Большинство людей ответит отрицательно и может добавить, что он даже не поехал на похороны матери, которая умерла 4 июня 1937 года как раз в период самого острого накала борьбы Сталина против нажима иудотроцкистов развязать массовые репрессии. Сталин это сражение проиграл. Но мало кто знает, что и в этих условиях Сталин смерть верующей матери отметил по-христиански. «В день похорон Екатерины Георгиевны из Троицкой церкви подмосковного Подольска в Кремль на личной машине вождя доставили батюшку. На полчаса открыли в древнем Кремле Благовещенский храм <...>, чтобы вождь народов проводил в последний путь мать Екатерину по христианскому обычаю. Священник из Троицкой церквушки уже без приглашения появится в Кремле и на девятый день и на сороковины, и снова откроются двери Благовещенского собора...»[26].

«Сталин на всю жизнь (с семинаристских времен, где он «часто заменял регента хора») сохранил любовь к церковному песнопению. Как-то Сталин после очередного традиционного парада на Красной площади проводил прием в Екатерининском зале Кремля, на приеме присутствовали и артисты Большого театра.

- Товарищ Михайлов, - вдруг обратился Сталин к величайшему басу. - Вы, Максим Дормидонтович, обедню помните?

Михайлов смутился <...>.

- Давайте напомним. Начинайте! - не отступал Сталин.

Максим Дормидонтович справился с волнением и запел: «Благослови, Бог, ныне присно и во веки веков...».

Голос первого баса страны Советов лился ровно, Ему подпевал сам Сталин. Хотя рядом стояли самые высокопоставленные атеисты и среди них будущий порушитель православных храмов Никита Хрущев.

Под утро Чрезвычайные и Полномочные послы зарубежных держав отпишут своим президентом, монархам и премьер-министрам: «Вчера вечером на приеме в Кремле И.В. Сталин предложил артисту Большого театра господину Михайлову исполнить обедню, которая начинается со следующих слов: «Благослови, Бог!» Что это? Отход от идеологии, сложившейся в СССР?» [26].

Дошла ли эта молитва до Бога (ноосферы)? Могла дойти, от баса Михайлова тогда в церквях лопались стекла в окнах. 

Еще один странный пример этому историки обычно замалчивают, а если и вспоминают, то с оторопелым недоумением. Почему Сталин не форсировал окончание Отечественной войны? Настрой войск был таким, что это можно было сделать на несколько дней раньше, но Сталин не настаивал на этом. Конечно, он берег жизни русских солдат, но, возможно были другие причины? Например, чтобы День Победы выпал на 9-е мая. День Троицы троиц.

«Наступление на Россию, разработка тайных операций против России, позиции разного рода тайных организаций на Западе были нацелены на уничтожение России. Сталин обладал безусловной информацией. Он прекрасно знал и, естественно, понимал, к чему стремится Запад. Борьба с космополитизмом в то время должна рассматриваться, прежде всего, с этой точки зрения. Космополитизм это гражданство мира, неотъемлемый признак масонского мышления. Сталин знал, что масонские организации нацелены на уничтожение России. С давних пор, они упорно шли к этому. В начале ХХ века была поставлена уже конкретная историческая задача уничтожения России через ее расчленение. По этому борьба с космополитизмом была своеобразной формой самообороны,.. борьбой за Россию» [18]. 

Холуи тысячелетнего непримиримого врага Руси-России - Запада демократы добились этого расчленения, уничтожения современного государственно-общественного выражения Русской идеи - Советского Союза и с победой демократии он получил свободный доступ беспрепятственно грабить его материальные и природные ценности и ресурсы. Для защиты этой свободы грабежа России они теперь ведут оголтелое наступление на главный редут Русской цивилизации - ее объединяющую Русскую идею. Падет он, Россия погибнет. Один из центральных фортов этого редута, который уже десятки лет стоит на их пути, несмотря изощренные попытки посредством лжи и клеветы его уничтожить, - Сталин. Он был не просто руководитель Советского Союза и вождь его народов в самые трудные годы его становления и торжества, грузин Сталин - уникальный феномен Русской цивилизации, Русской идеи в ее современном виде. Его имя останется жить как главный её памятник, даже если цивилизация Россия уйдет в историю, куда оставшиеся её приверженцы будут приходить плакать о безвозвратно утраченном, не сравнимом ни с какими достижениями демократии, удвоениями ВВП и стабилизационными фондами.

 «Люди такого масштаба как Сталин - это очень редкое явление. Они появляются очень нечасто. В ХХ столетии таких людей можно по пальцам одной руки пересчитать» [18]. Возможно, видный современный историк Игорь Фроянов несколько ошибся. Сталин - единичное явление в рамках истории человечества. Даже члены Великой тройки 20-го века Рузвельт и Черчилль были лишь гениальными патриотами своих государств и своего времени, но они не мыслили, как Сталин, историческими масштабами Мировой цивилизации.

Сталин и «сталинские» репрессии. Основными жертвами репрессий, кроме троцкистской верхушки, стал бюрократический аппарат, крупное чиновничество и та близкая к ним часть интеллигенции, о которой Чехов как-то сказал: «Русский интеллигент может написать все что угодно: от доноса до романа». Никаких массовых социально-политических выступлений против этой политики не было, а представители этой «ленинской гвардии» во время открытых судебных процессов 1937-38 годов согласились практически со всеми предъявленными, даже, как демократы убеждают нас сейчас, абсурдными обвинениями, вполне отдавая себе отчет в том, что это приведет их к расстрелу [33].

Сейчас русофобствующие «свободолюбивые» и златоалчущие звезды демократического одурачивания иной раз показывают кадры времен троцкистско-бухаринских процессов с массовой поддержкой населением страны выносимых на них приговоров. Это квалифицируется как рабская преданность русского «быдла» (определение Окуджавы) сталинскому произволу. Однако, что-то это «быдло» не поддержало недавно в Хабаровске обвинение демократической прокуратуры в экстремизме и борьбе с существующим режимом человека, начавшего свою речь на митинге каноническим православным обращением «Дорогие братья и сестры!» только потому, что в 1941 году именно так Сталин призывал бороться с гитлеровским режимом.

В те времена советский народ реально видел дела и иудотроцкистов, и сталинского руководства. Тогда наступил, возможно, надсознательный «момент истины» не только для трудового народа, но и для троцкистско-бухаринских заговорщиков. Эта сверхестественная сила и заставила их признать предъявленные обвинения. Надо отдать должное их мужеству, пройдя суровую школу революции и гражданской войны, они знали, какая судьба их ждёт, как знали, какая судьба ждала бы их политических противников, буде верх был бы их. Потому что это была ПРАВДА. Сакральная Русская правда.

Тухачевский сразу признался в организации военного заговора и подробно, четким почерком, на 143-х страницах в деталях описал его. Молотов и Калинин продолжали работать в высшем политическом руководстве СССР рядом со Сталиным, когда их жены оказались в лагерях, осужденные за разглашение государственных тайн. Святослав Рихтер, отец которого был расстрелян, был награжден Сталинской премией и с благодарностью её принял. В 1937-м году Исаак Дунаевский написал вдохновенный народный гимн Советского Союза «Широка страна моя родная». Почему всё это так было? У демократов один ответ: страх. То есть Дунаевский писал партитуру своей знаменитой патриотической песни дрожащей от страха рукой? Нет, тогда народ, пережив мировую войну, революцию и гражданскую войну, голод и политическую анархию 20-х годов, не был сборищем трусов [33]. У них были совсем другие побуждения. Это в нынешнее демократическое время страх стал главной движущей силой общества. Страх потерять работу, потерять заработок, страх перед инфляцией, перед нарастающей угрозой поражения от внешнего нашествия, страх быть убитым конкурентом или теми, кого сейчас по недоразумению именуют милицией, страх потерять наворованные миллиарды и купленные «теплые местечки». Он загоняет всех за железные двери и решетки на окнах квартир, высоченные глухие дачные заборы, в зарубежные виллы и глухие таёжные углы. Люди слушают бодрые заверения тандема нанопрезидентов, радуются их красивым словам и обещаниям, но вскоре понимают, что их речами движут совсем другие цели и интересы. Особенно комичен непременный рефрен их бодрых выступлений о «борьбе с коррупцией». Всем уже давно понятно, что никогда они не будут бить своих, а круговая порука коррупционеров угрозой всеобщего саботажа крепко держит их в руках.

Парадоксы гласности открыли многое, прежде скрываемое. Хрущев не смог полностью уничтожить всё, что опровергает его наветы, а его самого уличает в кровавых преступлениях в период так называемого культа личности. Стократ справедливее было бы заменить введенный Хрущевым, а с победой демократии с изощренно русофобской злобой тиражируемый термин «сталинские репрессии» на «хрущевские репрессии» или, точнее, «иудотроцкистские репрессии», выполненные Хрущевым.

В воспоминаниях приемного сына Сталина Артема Федоровича Сергеева приводится рассказ Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко, которого в 1938 году по рекомендации Сталина направили в Белоруссию Первым секретарем её ЦК. Он говорил, что Сталин лично дал ему чёткие указания: прекратить репрессии. «Они чего они добиваются? Что им нужно? Там так много людей пострадало - и до сих пор репрессии продолжаются. Уже был пленум партии по этому вопросу (январь 1938 года). А они не унимаются. Поезжайте, наведите порядок - остановите репрессии». И посоветовал: «Идите в тюрьму. Берите дела, знакомьтесь с ними, вызывайте осуждённого, выслушайте его, и если считаете, что он осуждён незаслуженно, то открывайте двери - и пусть идет домой». Пономаренко ответил: «Товарищ Сталин, там местные органы и разные ведомства могут быть недовольны моими действиями». Сталин подтвердил: «Да, конечно. Не для того они сажали, чтобы кто-то пришёл и выпустил. Но ведомств много, а первый секретарь ЦК один. И если сразу не поймут, поясните им это» [26].

Сталин научил советских граждан уважать Закон. После революции в стране действовал «закон революции», то есть произвол тех, кто считал себя её вершителями - «комиссаров в пыльных шлемах», для которых русские люди были «элементом, чуждым революционным идеалам». Сталин сделал Закон обязательным для всех. После революции 1917 года очень многие руководящие посты в партии и государстве оказались в руках лиц с неумолимым стремлением к шалому, а потому многие высокопоставленные жертвы репрессий 1937 года были простыми казнокрадами и мздоимцами. И как «враги народа» попали в «подвалы Лубянки», были осуждены, а многие расстреляны.

Любовь иудотроцкистов к золоту и власти стала опасной для них еще в 1918 году, но она была так сильна, что они с ней ничего не могли поделать. Тогда лишились жизни руководитель изъятием ценностей в Петрограде председатель городской ЧК Моисей Урицкий и инициатор «красного террора» председатель ВЦИК Яков Свердлов. Главный питерский чекист присвоил часть изъятых у населения и банков ценностей и был застрелен своим единоплеменником. Свердлов организовал покушение на Ленина, рассчитывая после его смерти возглавить Советскую Россию. Но «киллер» лишь ранил Ильича, и Свердлову пришлось скрывать следы участия в этом Локкарта, других европейских дипломатов и своё собственное, но через полгода на митинге кто-то проломил ему голову, и он вскоре умер. Только десять лет спустя его служебный сейф вскрыли и нашли там свыше ста килограммов золота и много золотых украшений с драгоценными камнями. Попытки Ленина бороться с этим падким на золото и взятки окружением не были успешны. Меры железного Феликса тоже не пошли дальше арестов средних чиновников - троцкисты из высшего руководства не позволили, а сам он умер не очень понятно как, вроде бы после жаркой дискуссии холодненькой водички попил. Только много позже Сталин смог покарать этих любителей «красивых вещей», невзирая на ранги и должности. Это не была расправа с политическими противниками, как теперь представляют демократы, которые, как мы видим, сами склонны к подобным и много большим «шалостям», а возмездие уголовникам, наказуемым в любой стране:

- Генрих Ягода - наркомом госбезопасности и подпольный миллионер,  возглавивший этот пост, начиная с ВЧК, 

- Григорий Сокольников (Бриллиант), нарком финансов, и его подчиненные, занимавшиеся валютными махинациями,

- Лев Троцкий. Личное состояние осведомленные современники этого «демона революции» в 1921 году, после того как его жена некоторое время «заведовала» алмазным фондом, оценивали в сто миллионов долларов, а члены его «интернациональной» команды не только хорошо «зарабатывали» на безбедную жизнь, но и помогали своему шефу,

- ряд высших руководителей Коминтерна, обогащавшихся на разжигании пожара Мировой революции.

И другие советские чиновники того же сорта и ранга.

По странному стечению обстоятельств большинство из них были демократической национальности. Были и исключения. Хрущев преследовал железного сталинского наркома Лазаря Кагановича. Видать, знал, из-за чего. Но и после победы демократии власти не замечали его в упор. Перед смертью он написал, что как у настоящего коммуниста у него от его прежде высокого положения не остается ничего, чем он и горд. 

Открыто сообщить тогда очень трудно жившему народу истинные причины этих репрессий Сталин не смог, хотя слухи об этом ходили. Спустя семьдесят лет это за него сделал автор книги «Тайна сталинских репрессий» Александр Север [25]. Однако под репрессии тогда попадали и менее достойные такой судьбы их люди. Кто и как?

В сталинское советское время был создан, как сейчас говорят, лифт,  который мог поднимать самые «низы» - пришедшую с гражданской войны сталинскую «красную сотню» и талантливых людей вообще - на самый «верх» руководства страны, её экономики, научно-технических исследований и достижений. Не перечисляя перечисленное в разных источниках, остановлюсь на одном известном мне лично факте. Перед войной я жил в Останкино в двухэтажном досчато-щитовом доме, множество которых в начале 30-х годов появилось на окраинах Москвы. Сейчас демократы презрительно зовут бараками, а тогда они решили проблемы жилья для многих приехавших с периферии рабочих быстро росшей московской промышленности, студентов, административных служащих и кадров новых научных учреждений. В нашем дворе жил Колька Месяцев, сын нашей управдомши, который был класса на три-четыре старше меня, впоследствии - Николай Николаевич Месяцев, руководитель советского Гостелерадио, или как оно тогда называлось.

Этот «лифт» не нравился «комиссарам в пыльных шлемах» и их «детям Арбата», которые ни в чем полезном замечены не были, но претендовали на особое положение. Был и еще один любопытный социальный слой с большими претензиями «хорошо устроиться». В конце 50-х годов я работал на кафедре МИФИ, и мне поручили быть агитатором предвыборной компании в доме 15 по Кировской (ныне Мясницкой) улицы. В моё ведение попал целый этаж, который с помощью коридора объединял 14 комнат, в каждой из которой жила отдельная семья. Особе мне запомнилось, что в общем туалете было 14 лампочек и выключателей (по числу комнат). В этой коммунальной квартире проживали Эльберты, Пинсоны - других фамилий я не помню, но все они были похожи на эти. После революции в Москву и Ленинград из зон оседлости бросились массы местечковой публики. Она здесь сначала «устраивалась» с таким вот жильем, а потом с помощью единоплеменников устраивалась «на работу». Вот среди этих родителей и «детей Арбата» и прочих пинсонов и было очень распространено использование почти эйнштейновского закона «Скорость стука больше скорости звука» по сверхплановому пополнению Гулага, явно не всегда обоснованному. Однако оно приносило пользователям  определенные блага в виде должностей, квартир и разной мелочи, но часто также и скорое «право» следовать за тем, кому они сами незадолго до этого предоставили такую возможность. В 1960 году мне довелось познакомиться с тогдашним ректором Рижского политехнического института по фамилии Папедис. В 1937-38 годах «сидел» по инициативе таких вот любителей особого вида эпистолярного жанра. Тогда он был сотрудником УФАН - Уральского филиала Академии наук в Свердловске, и двое его коллег сообщили, «куда следует», что он не латыш, а немец, а потому немецкий шпион. С назначением в 1938 году наркомом внутренних дел Берия несколько сот тысяч таких невинно пострадавших от ежовщины людей было возвращено на свободу. При этом Папедис был ознакомлен со своим «делом», включая письмо доносчиков в «органы», и ему было предложено возбудить против них уголовное дело. Он отказался. Не буду говорить, что бы я сделал на его месте, я на нем не был. Так что жертвы репрессий тех лет, были разные. Попадали под них и невиновные люди. По-видимому, говоря об обострении классовой борьбы, Сталин имел в виду и это.

Сейчас в Ельцепутии после принятия властями законов об «экстремизме» и «терроризме» тоже уже раскручивается колесо репрессий с национальной окраской как после революции, когда в стране был мощный разгул иудотроцкизма.

Миллионы советских людей тогда открыто и искренне поддержали политику Сталина по наказанию «врагов народа», которое стало как бы эхом революции и гражданской войны. Недавно моя деревенская соседка Лидия Алексеевна, пожилой человек, перенесший в детстве все сложности Отечественной войны, вдруг сказала безо всякой связи с предыдущим разговором: «Как же мы тогда любили Сталина!» Её семья с наступлением демократии пыталась самостоятельно крестьянствовать, но Лидия Алексеевна в сложившейся обстановке потеряла мужа и 42-летнего сына, прекрасного автомеханика, который за один день мог разобрать и собрать автомобильный двигатель. Вскоре после войны в стране проходили выборы. Специально, чтобы проголосовать «За Сталина!» к нам приехала из Уфы моя тётка, тётя Вера. Она работала в торговой сети и никакого давления в этом на неё, как сейчас всех убеждают демократы и в чем совершенно убеждены демозавры, не оказывал. Некому было. Это был зов её собственной души.  

Возобладавшая формула народовластия изменила трактовку всей российской истории, включая дореволюционную, но одновременно стало складываться такое отношение народа к своему вождю, которое позволило впоследствии Хрущеву и всего его партбюрократического окружения внедрить в его сознание понятие «культ личности». Из воспоминаний современников, близко знавших Сталина, известно, что «вождь народов» иронически относился к массовой пропаганде этого. Но он и понимал, что к матрице «народ-герой» нужен образ вождя, иначе народ станет толпой-вольницей, охлосом. После смерти Сталина его преемники, не тянувшие на этот образ, сначала превратили его в опереточную фигуру, потом в пустую погремушку, а потом он деградировал до нынешнего уровня. А народ - герой и хозяин до уровня быдла, чего так страстно желал вдохновенный борец с «культом личности» Окуджава.

Сталин заложил основы советского исторического самосознания русских, прежде всего славянских и единомышленных с ними народов, и оно стало устойчивым. Массовое общественное сознание, несмотря на ухищрения демократов, и сейчас придерживаться его, ему кажется, что это поможет ему вернуть утраченное. В сельской местности люди упорно называют административные органы сельсоветами, российские товары в народе часто называют советскими, слово «советский» становится эпатажным как противостояние демократии.

Смерть Сталина напоминала уход из жизни Николы Тесла. Тот как бы знал, что должен перейти в другой мир. Сталин тоже. К концу жизни, физически и психически ослабевший от груза возраста, болезней и тридцати лет тяжелейшей борьбы почти в одиночестве с явной и тайной иудотроцкистской партбюрократией, он, как ему казалось, воплотил, наконец, свои идеи народовластия в Советском Союзе, оставив это наследство в решениях 19-го Съезда партии. Но народ не сумел сохранить его, он даже не понял, какое богатство ему досталось, и только после трагического крушения советской власти, практического воплощения Русской идеи, судорожно пытается разобраться, что он потерял.

После этого Сталин, по всей видимости, счел свою миссию выполненной и по существу вышел из дальнейшей борьбы. Он позволил сменить свою охрану и даже отстранить от дел десятилетиями проверенного стража своей безопасности Власика, отказался от наблюдения врачей. Он как бы намекал, что сам готов уйти из жизни. Разные радзинские в своих «художественных» произведениях и «исторических» исследованиях продолжают и в этом периоде его жизни рисовать его как всевластного и безжалостного тирана. Что это? Гипертрофированный страх подлых паскудников, понимающих, чего они стоят, или влияние на нынешнюю жизнь могучего сталинского интеллекта уже как части ноосферного Высшего разума, вызывающее этот заслуженный страх?

Пророчество Сталина. Сталину не удалось создать действенную защиту советской власти от заразы партбюрократии. Что с ней не всё в порядке, он понимал давно. Еще Ленин указывал на бюрократизм как единственного врага, который может нанести ей поражение, и оказался прав. Социально советской власти было тесно в привычных бюрократических формах, взятых из дореволюционных времен, а идея Ленина о партии нового типа не нашла должного завершения благодаря усилиям «верных ленинцев» партбюрократического пошиба.

Демофашистский путч показал, что Сталину не удалось конституционно и фактически закрепить предложенную им конструкцию народовластия в обществе и государстве. Причин несколько. Во-первых, он, убежденный интернационалист, не смог окончательно отказаться от наследства квазиинтернациональной идеологии марксизма в пользу интернационализма Русской идеи, хотя усиленно искал пути к этому, поскольку тогда нужно было пересмотреть всю идеологию ВКП(б)-КПСС, [10, 19, 20]. Похожее положение сейчас у наследницы КПСС - КПРФ: попытки сделать этот шаг делаются, но большинство аппарата её руководства, не хочет расстаться с ней. Во-вторых, у Сталина в этом не было твердых сторонников (как сейчас у Зюганова), а влияние марксизма с дореволюционных времен было (как и сейчас) так сильно, что даже те, кто поддерживал Сталина, верили (как и сейчас), что это наука. Не понимали, в чем это заключается, но считали, раз это наука, то она и решит все проблемы. Но наука не может быть построена на вере.

Многие единомышленники Сталина были безжалостно уничтожали. Если бы круг таких его соратников был достаточно широк, это позволило бы преобразовать партию в национальную державную силу, и переворот 1991 года был бы невозможен [33]. Народ же верил Сталину, но в своей массе не освоил его идей, а потому в нем не сложилось идейного противодействия перерождению партбюрократии и контрреволюционному перевороту.

После войны в Советский Союз вернулась Александра Коллонтай, потомственная русская аристократка и большевичка с дореволюционным стажем, практически все послереволюционное время проведшая за рубежом с успешными дипломатическими миссиями. Сложности предвоенной внутрипартийной борьбы прошли в общем-то мимо неё, возможно поэтому Сталин и поделился с ней своими оценками происшедшего и попытками заглянуть в будущее. И это его пророчество потрясает своим мистическим видением будущего. Каждое его слово - как глава глубокого социального исследования, выполненного уже в наше время.

«Многие дела нашей партии и народа будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний. Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться. Сила СССР - в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено прежде всего на разрыв этой дружбы, на отрыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали. Здесь еще большое поле работы. С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций. В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно взбудоражится Восток. Возникнут острые противоречия с Западом. И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна. Свое будущее они будут строить на нашем прошлом».

Все это спустя 50 лет после его смерти налицо, ничего не нужно доказывать, и паспорта не нужны. В этом пророчестве Сталин большое значение придает роли, которую в жизни России играл тогда и играет сейчас сионизм. В Советском Союзе тогда была большая документальная база о его борьбе с Россией, независимо от того, был ли в ней царизм или Советы. Она была собрана обеими службами контрразведки, а позже дополнена документами, полученными от спецслужб социалистических стран. В ряду преступлений Ельцина стоит еще одно его чудовищное предательство. По его указанию все эти документы из архивов КГБ общим объемом в несколько вагонов были переданы спецслужбам СШ, по сути дела в руки международного еврейства. В результате некоторые события этой в течение многих лет непрекращающейся войны секретов стали недоступны заинтересованным российским органам и исследователям.

В их числе и документы по событиям, связанным с убийством Столыпина, и роли в нем тесно переплетшихся тогда интересов еврейства вообще, сионистов, масонов и многих членов царского правительства. В начале своей деятельности на посту Министра внутренних дел, а потом и премьер-министра, Столыпин, как и его предшественник Плеве, был связан с ведущими сионистами России Герцлем и Вольфзоном. Однако из Парижа стали поступать обстоятельные аналитические доклады квалифицированных российских военных агентов (так тогда назывались военные атташе) о фактическом подчинении французских правящих кругов влиянию масонов, которые в свою очередь были под прочным контролем еврейских капиталистов СШ. Начало этой разведывательно-аналитической работы в Париже положил опытный и талантливый русский разведчик Алексеев. Через какое-то время он вышел в отставку, но эти свои дела не прекратил, оставшись жить в Париже под фамилией Рихтер. На посту военного агента его сменил не менее способный чиновник Ностиц. Он был очень богат, его приемы в Париже пользовались большой популярностью, и на них он собирал ценные разведывательные сведения. В Петербург пошел поток важнейших материалов о деятельности масонов и еврейского капитала против России. Но высшие правящие круги России уже были тесно связаны с сионо-масонством, и содержание этих докладов становилось известным ему уже в тот же или на следующий день. Все же эти сведения, по-видимому, повлияли на отношения Столыпина к сионистским кругам, и это привело его к его трагическому концу. Российские аналитики тогда и позже связывали его с переплетением интересов царизма и российских сионистов и масонов, которые в этой перемене позиции Столыпина увидели для себя опасность. Однако теперь, после этого невозможного для оценки подарка Ельцина американо-еврейским спецслужбам, документальное установление реальных подробностей этого события представляется затруднительным.

Активность Ностица вызвала ответную реакцию заинтересованных спецслужб, и они поймали его на «сладкую приманку», и он был вынужден уйти в отставку. На посту военного агента его сменил Алексей Игнатьев, хорошо известный советским читателям по книге «50 лет в строю», который успешно продолжал его дело. Однако царские министры Коковцев, Маклаков и другие, и будущие министры Временного правительства почти все были масонами и вольно или невольно вели политику в интересах Мирового сионизма. В условиях бифуркационного состояния российского общества они  совершили Февральскую «революцию», чтобы установить в России  «цивилизованный» западный капитализма с теплыми клозетами [34].

Хоть и поздно, но осознание, что созданное Сталиным адекватное современности советское общество Русской идеи разрушено, наконец-то вызвало мучительный пересмотр его роли в истории и будущем России. Он идёт, несмотря на потоки лжи и клеветы на Сталина всей демократической рати. Сейчас народ ждет, когда появится новый Сталин. Вряд ли дождется. Таких людей как Христос, Тесла, Сталин ноосфера посылает человечеству раз в истории, у каждого из них своя роль, а за человечеством остается свобода выбора. Мы своим выбором отвергли идею устройства общества Русского коммунизма, однако образ Сталина возвращается. И даже уже ведутся прикидки, как применить его идеи. С этим связаны и надежды на благополучный выход из той инфернальной дыры, в которую демократы затолкали Россию.

Все русские патриоты православного мировоззрения должны быть благодарны Советскому русскому православному коммунистическому императору Сталину за его великий подвиг, давший образ народовластия общества Русской цивилизации и на семьдесят лет отбросивший установление Российского каганата - торжества бесосферы. 

Ноосферной миссией Христа было установление нравственно-этических и духовных категорий Мiра.

Ноосферная миссия Тесла -  его научно-техническое развитие.

Ноосферная миссия Сталина - его представления о социально-организационном устройстве народовластия - Русского коммунизма, которое может быть прообразом и для других народов.

После смерти Сталина троцкистско-демократическим последышам, начиная с Хрущева, с нашего молчаливого согласия или преступного бездействия удалось взять у «народа-героя» реванш. Шаг за шагом эта матрица была уничтожена, и они привели страну в Ельцепутию, плавно переходящую в Быдляндию. Теперь даже китайцы могут разгромить нашу страну одним ударом, конечно, если найдут в Сибири россиянскую армию под водительством главнокомандующего... не знаю, кто он у нас сейчас.

 

Литература

 

5. Сергей Кара-Мурза. Манипуляция сознанием. М. ЭКСМО. 2003.

6. Ю.И.Мухин. Убийство Сталина и Берия. М. Крымский мост 9Д. 2002.

9. Сергей Кара-Мурза. Маркс против русской революции. М. Яуза, Эксмо. 2008

10. Ю. Жданов. Без теории нам смерть! Смерть!! Смерть!!! http://stalinism.ru/gosudar/zhdan_death.htm

18. И. Фроянов. Сталину удалось сделать то, о чем мечтал Данилевский...

19. Ю.Н.Жуков. «Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг» М. Вагриус. 2003. 

20. Дмитрий Кропотов. Две попытки демократических реформ Сталина...» http://stalinism.ru/gosudar/perestr2.htm.

21. Мухин Ю.И. Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно. М., ГАРТ, 1993.

25. Александр Север. Тайна Сталинских репрессий. М., Алгоритм. 2009

26. Александр Карагезов. Иосиф Сталин. Созидание державы. Палея - Мишин. М. 2000

27. А.С. Мельников. Друзья! Вам сердце оставляю... М., ОЛМА-ПРЕСС. 1999.

28. Исикава Каору. Японские методы управления качеством. М. Экономика. 1988.

29. Владимир Воробьев. Качество управления. М. 2004.

30. Стейн Смааланд. Доктор У. Эдвардс Деминг - отец революции в области качества. «Европейское качество». №3, 2002.

31. Сергей Кара-Мурза. Сергей Смирнов. Манипуляция сознанием-2. Москва. Эксмо. Алгоритм. 2009.

32. Егор Классен. Древнейшая история славян и славяно-руссов до рюриковского времени в особенности с легкин очерком истории руссов до Рождества Христова. Выпуски 1-3. 1854-1861. Изд третье. М. Белые альвы. 2008

33.

Шамиль Султанов. Сталин: царь народный. www.za-nauku.ru. 20.12.2008 г.

34. Борис Старков. Охотники на шпионов. Контрразведка Российской Империи. СиДиКом. 2008.

  ______

См. также недавно помещенную на сайте ДЗВОН статью: 

Сергей Черняховский. Народ и Империя 

 

Последнее обновление ( 29.10.2009 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей