19.10.2017 г.
Главная arrow Главная arrow Летняя жара и аномальная безответственность





Летняя жара и аномальная безответственность Печать E-mail
Автор Редсовет   
30.07.2010 г.
Телевидение и радио по несколько раз на дню с некоторым даже азартом рапортуют все о новых и новых рекордах: не производительных, не спортивных – природных. Так, в уходящем июле температура воздуха в Москве уже шесть раз превышала абсолютный максимум за 130 лет метеорологического наблюдения.

 Подоб­ная ситуация сложилась практически на всей территории Центральной России, а также в некоторых областях Зауралья и Сибири.

Только вот «рекорды» эти страшные. Из-за жары в России полыхают леса и поля, горят деревни и дачные поселки. Сводки с тушения пожаров напоминают военные – как, собст­венно, и последствия стихии. Разрушения, жертвы, спешная эвакуация. 23 дома сгорели в деревне Свеженькая в Мордовии, под тлеющими руинами собственного жилища погиб мужчина. В деревне Подлясово огонь уничтожил 30 домов. Лесной пожар может перекинуться на деревню Вад-Селище – под угрозой оказалось около 160 домов. Пожарные делают что могут, но успевают не всегда и не везде. Пожары перекрыли подъездные пути, специальная техника тоже зачастую оказывается неэффективной. «Сброс воды уже был произведен первым самолетом. Это 60 тонн. Но из-за большого задымления мы не смогли сориентироваться», – поясняет начальник Управления оперативного реагирования ГУ МЧС России по Мордовии Вячеслав Аросланкин.
Тяжелейшая ситуация и в Нижегородской области. Здесь выжжено 25 тысяч гектаров леса, горят торфяники. Практически уничтожено село Семилово, в котором сгорели 25 домов. Всего за полчаса здесь сгорела целая улица. Люди, потерявшие практически все, пытаются спасти хоть что-то из имущества: уцелевших кур и мелкий скот, картошку на огородах. Людей эвакуировали в соседнюю деревню, где временно разместили в школе. В пожароопасной зоне находится еще четыре окрестных села.
Из-за подбирающегося к городским зданиям лесного пожара пришлось срочно эвакуировать и 218 обитателей дома престарелых в городе Борисоглебске Воронежской области. В воронежском селе Каменно-Верховка сгорели 20 домов, среди которых несколько дач. В огне погиб 72-летний инвалид, не сумевший выбраться из дома. «Будто вражеская армия по селу прошла», – говорят местные жители и очевидцы. В Лискинском районе выгорело почти 400 гектаров леса. Между Каменно-Верхов­кой и Березовкой – около 650 гектаров.
Как сообщает пресс-служба МЧС Саратовской области, 24 июля поступило сообщение о возгорании леса и травы между тремя деревнями Саратовского района: Поповка, Махино и Рыбушка. Трава горела на площади 50 гектаров. Возникла угроза распространения пожара на лес и девять населенных пунктов Лысогорского и Саратовского районов. Распространение огня удалось предотвратить. Как подчеркивают пожарные, на обращение к заместителю главы администрации Саратовского района с просьбой срочно произвести опашку населенных пунктов был получен отказ.
Огонь в государственном природном заповеднике «Денежкин Камень» Свердловской области охватил более 1 000 гектаров леса. В тушении пожара задействовано 150 человек, три машины «Урал» и вертолет Ми-8. По словам директора заповедника А.Квашниной, существуют серьезные проблемы с техникой. У учреждения заключен договор с 15-м пожарным отрядом управления ГО и ЧС Североуральска, однако часть его сотрудников и техники тушит лес в Гаринском районе, где положение тоже тяжелое.


Горят и хлеба. У деревни Песочное Орловской области огонь уничтожил 40 гектаров озимой пшеницы.
В Тульской области, в деревне Журово произошел пожар в поле, засеянном пшеницей, на площади более 20 гектаров.
Около деревни Грибоедово Калужской области выгорела пшеница на площади 22 гектара.
Москва в последние недели стала городом, малопригодным для жизни. К 35–37-градус­ной жаре, установившейся в столице, добавился удушающий смог от горящих в подмосковных лесах торфяников. Укрыться от гари и копоти невозможно практически нигде. Особенно тяжело в метро и общественном транспорте. Из-за плохой работы вентиляции метрополитен превратился в настоящую душегубку – порой в прямом смысле слова. 20-летний москвич умер от сердечного приступа на станции метро «Петровско-Разумовская». В тот же день на «Павелецкой-кольцевой» не выдержало сердце 52-летнего жителя Пензенской области: срочно прибывшие медики спасти его не смогли.
Не выдерживают и московские дороги, на которых образуются битумные лужи. Несколько кратковременных, но сильных ливней не спасли столицу от духоты и зноя, однако выявили еще одну проблему: из-за непрочищенных стоков некоторые улицы оказались затопленными.
Время от времени происходят локальные перебои в электроснабжении, вызванные авариями. Пока аварии не слишком серьезные, и энергоснабжение удается быстро восстановить. А москвичам остается только надеяться, что в нынешних поистине чрезвычайных условиях не повторится «блэкаут», подобный тому, что произошел в мае 2005 года.
В Москве довольно много водоемов: это и Москва-река, и многочисленные пруды. Однако подавляющее большинство из них не оборудовано для купания: пляжей нет, вода грязная и опасная для здоровья. Конечно, городским и муниципальным властям куда легче повестить везде табличку: «Купаться запрещено!» (а потом докладывать о 168 утонувших в столице с 1 июня по 25 июля), нежели сделать хоть что-то для организации нормальной жизни обычных горожан.
Иными словами, столичный мегаполис, на обустройство которого потрачены огромные средства, оказался совершенно неподготовлен, скажем прямо, не к таким уж сверхъестественным «катаклизмам».
И здесь неизбежно возникает вопрос: только ли стихия – в данном случае жара – виновна сложившейся чрезвычайной ситуации? Увы, ответ неутешителен. Можно сколько угодно высчитывать, на сколько десятых градуса температура этого дня выше температуры 1972 или 1920 года, но зной от этого не ослабнет, а пожары не прекратятся.
Для любой ответственной государственной власти ликвидация пожаров сейчас, а также их предотвращение в будущем стало бы проблемой №1. Ведь она уже давно вышла за рамки местной и даже региональной. Но, похоже, спасение урожая, компенсации погорельцам, счет которым пошел уже на сотни (а скоро может пойти и на тысячи), а тем более разработка профилактических мер ни президента Мед­ведева, ни премьера Путина, ни других высоких чиновников не волнует. Кажется, они настолько равнодушны к происходящему, что тот же премьер не использует ЧС даже в пиар-целях. Например, чтобы регулярно собирать некий штаб по борьбе со стихией. Да никакого штаба, собственно, и не существует. Регионы справляются с засухой и пожарами, как могут. Или не справляются.
Можно сколько угодно возмущаться отказом местных властей помочь пожарным в той же опашке. Но реальность такова, что у властей этих просто нет денег и техники для опашки, создания противопожарных водоемов и башен для забора воды, в отсутствии которых также упрекают их в МЧС. Если уж на то пошло, МЧС здесь в лучшем положении: это ведомство получает куда больше средств для ликвидаций ЧП, нежели другие – для того, чтобы ЧП не возникали вообще.
Так, если лесные, а особенно торфяные пожары – давняя беда, то пожары, массово уничтожающие целые населенные пункты, – явление последнего десятилетия. Причем происходит это отнюдь не только в аномально жаркие летние дни, но и, например, весной. Одна из главных причин этому – огромные площади заброшенной, прежде – пахотной земли. Земля эта зарастает бурьяном и травой. В результате жары или поджогов трава начинает гореть. А так как, повторимся, денег на опашку, организацию противопожарных площадок, других мер безопасности у местных властей нет, катастрофические последствия оказываются практически неминуемыми. Характерно, что в Белоруссии, где аномальная жара тоже вызвала лесные пожары, деревни не горят. Потому что там нет заброшенной земли.
И заметьте, сегодня никто не спешит, как это случается в России после терактов или громких аварий, обещать пострадавшим денежные компенсации. Слишком много придется потратить на такие компенсации – мол, пусть сами страхуют свое имущество на случай пожара.
Безответственность и халатность страшны не менее, если не более, любого стихийного бедствия. Потому что они – залог того, что режим ЧП становится не чрезвычайным, а обыденным способом существования. Ну а СМИ продолжают браво отчитываться о температурных рекордах и заодно успокаивать граждан: мол, все под контролем. Так, во вторник утром, со слов МЧС, было заявлено, что в Московской области нет действующих очагов природных пожаров. Что называется, не верь глазам своим. Но глазам открывалась совсем иная картина: на Красной площади из-за дымного смога невозможно было разглядеть храм Василия Блаженного, а на востоке и юго-востоке столицы – даже пальцев на собственной вытянутой руке.

Е. ЮРЬЕВА.

Советская Россия 

P.S. читателя нашего сайта из Воронежа Н..

У нас в четверг было страшно: "верховики"  по окраинам города (народ сомневается, что это не теракты). В пригороде сгорело 2 улицы, полностью сгорело 2 турбазы. Сегодня ночью горел лес, в центре города из-за дыма видимость была метров 70, дышать было тяжело. В прессе - всё больше говорят о глобальном потеплении, но...
Помню 1981 год, 23 июня, Киев. На башне городских часов попеременно мигает табло:"22:00" и "+32". Кстати, если ВЫКЛЮЧИТЬ ВСЕ кондиционеры, вентиляторы, работающие моторы припаркованных авто, наружные холодильники продуктовых киосков и хотя бы частично восстановить газоны на улицах (у нас они практически уничтожены), гарантирую, что температура в городах упадёт градусов на 5. И - никаких "рекордов"! 

Прим. ред.  Безголовость и безответственность начальства - гораздо опаснее всяческих терактов. Из Нижнего Новгоорода сообщают, как целая деревня, рядом с которой бушевал пожар, неделю не могла добиться помощи от губернатора, все закончилось ее полным выгоранием. Несгораем и непотопляем только сам Шанцев.

Последнее обновление ( 01.08.2010 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей