21.10.2017 г.
Главная arrow Главная arrow А.П.Нахимов. Народная война на Смоленщине в 1812 году





А.П.Нахимов. Народная война на Смоленщине в 1812 году Печать E-mail
Автор - публикатор   
12.03.2011 г.
12 июня 1812 года более чем  350-тысячное войско «Великой армии» Наполеона перешло Неман и вступило в пределы Российской империи. Так началась  русско-французская война 1812-1814 гг., вскоре превратившаяся в Отечественную войну русского народа  против очередной агрессии западных соседей - «нашествия двунадесяти языков».    [На картине ниже - переход Наполеона через Неман].

Русская армия насчитывала в тот момент на своём западном рубеже не более 210 тысяч. Но уже 29 июня дворянский предводитель Смоленской губернии С.И.Лесли  на созванном им совещании  обсуждает с уездными предводителями меры по защите оте-чества и план действий, принимает проект устройства губернского дворянского опол-чения.  4 июля в Дриссу в ставку Александра I направляется делегация смоленских дво-рян с предложением государю принять  пожертвование Смоленской губернии в помощь армии - 20 тысячное дворянское губернское ополчение.  Император с благодарностью принимает жертвенный порыв смоленских дворян и направляет 6 июля адъютанта кн. Трубецкого в Москву с Манифестом о всеобщем ополчении.

         Сформировавшееся к концу июля ополчение сыграло свою роль в содействии армии по устройству оборонительных сооружений,  в конвоировании пленных, в охране обозов.  Приходилось ополченцам и действовать на полях сражений под обстрелом не-приятеля.

          В августе, ещё до Бородинского сражения создаются первые армейские партии для действия в тылу противника. Так отряд  легендарного Дениса Давыдова помимо казаков включал полторы сотни гусар Ахтырского полка. Подобные летучие партии наводили ужас на оккупантов и ограничивали их действия большой дорогой.

         Ещё раньше, в уездах, подвергшихся грабежам и разбою неприятельских вояк, ста-ли возникать группы и  отряды охраны и самообороны.  Именно это движение преврати-ло войну в Отечественную. И здесь, верные присяге и своему долгу перед отечеством дворяне не оставались в стороне, а часто были инициаторами и организаторами отпора врагу. Видимо, по этим причинам в Советский период тема народной войны старательно замалчивалась или сводилась к легендарным, собирательным фигурам. Настаёт время воздать героям по заслугам, назвать их по именам, вернуть их подвиги нашей памяти.

 

           
Русский  оплот  на  Смоленщине
 
Боевые  действия  в  Сычёвском  уезде

 

Обстановка в уезде накануне вторжения неприятеля

 

Сычёвский уезд осенью 1812 года стал ареной ожесточённых схваток местных партизан и армейских подразделений наполеоновской армии, часто вторгавшихся на территорию округи. Настоящие бои происходили регулярно, начиная с 18 августа. Благодаря предусмотрительности дворянского предводителя уезда Николая Матвеевича Нахимова,  Сычёвский уезд, как никакой другой в губернии, оказался готовым к предстоящим испытаниям.

Отправив в 20-ых числах июля в Дорогобуж 1310 ратников Сычёвского ополчения, предводитель занялся непосредственной организацией вооружённых групп крестьян и обывателей по всему уезду.

Когда через уезд потянулись беженцы от надвигающейся враждебной лавины, и многие сычёвские помещики стали собираться с семьями в соседние губернии, когда управление Смоленской губернией было утрачено, и нужно было принимать срочные меры, чтобы не дать возобладать паническим настроениям, дворянский предводитель берёт на себя всю ответственность за положение в уезде. Действительно, губернатор К.И.Аш вместе с епископом Иринеем срочно покинули Смоленск 5 августа, направившись по слухам в Дорогобуж. Смоленск к эвакуации не готовился, чудом, благодаря инициативе вице-губернатора Аркадия Алымова, удалось в последний момент вывести 3 миллиона казны, гербовой бумаги на миллион и благополучно препроводить в Кострому.

 Последним распоряжением, дошедшим до Нахимова, довольствование Смоленского ополчения губернатор возложил на Сычёвский уезд.

Часть губернского ополчения, включая Сычёвские батальоны, отходила вместе с армией, осталь-ные, числом не менее 10 тысяч, сошлись на три недели в Сычёвский уезд. И уже 1 августа начальник ополчения генерал-лейтенант Н.П.Лебедев доносит из Сычёвок Главнокомандующему 1-ой западной армией и Военному министру: <<имели провизии на 10 дней, но к 1 августа она закончилась, теперь же продовольствуется ополчение от Сычёвского уезда, оно не может быть продолжительно по недостатку провианта в уезде. Прошу Ваше Высокопревосходительство не оставить меня распоряжением: откуда я должен иметь продовольствие, дабы в случае похода в другие губернии вверенное мне ополчение не терпело нужды>>.

Что мог ответить Барклай-де-Толли или Военный министр Горчаков на призывы о помощи начальника ополчения? Выступая в самом начале июля с инициативой сбора 20-тысячного дворянского ополчения, Смоленский предводитель Сергей Иванович Лесли все затраты по организации и снабжению ополчения возлагал на дворян в уездах. Видимо, Сергей Иванович исходил из того, что враг будет остановлен ещё на подступах к Смоленской губернии доблестной русской армией при решающем участии Смоленского ополчения...

Сычёвцы делились с ополченцами своими скудными запасами пока не пришёл приказ выдвинуть ополчение к Можайску.

 

Приход войны в Сычёвскую округу

 

17 августа французы заняли Вязьму и уже на следующий день несколькими отрядами вошли в Сычёвский уезд. Один из них двигался в направлении самой Сычёвки. С какой целью неприятель стремился на север от большой дороги? Возможно, он знал, что в Сычёвку должны были свезти значи-тельное количество продовольствия и фуража для снабжения армии.

Сразу после вступления французской армии на территорию Российской империи Высочайше определены были пункты накопления необходимых запасов для действующей армии. Ими в северной час-ти Смоленской губернии стали Белый, Сычёвка, Вязьма и Гжатск. Стремительно менявшаяся обста-новка внесла свои коррективы, и таким пунктом осталась единственно Сычёвка. В магазины города должны были завести 116,952 пуда муки, 10,960 пудов крупы и 151,176 пудов овса. Но завоз, едва начав, вынуждены были остановить. Об этом можно прочесть в переписке генерал-квартирмейстера, хранящейся в ГАСО (Государственный архив Смоленской области).

Отряд, направлявшийся к Сычёвке, скорее всего, распался на партии мародёров, которых грабёж встречных дворянских гнёзд и храмов привлекал в первую очередь. На свою беду они не знали, что Сычёвский уезд готовился к встрече с ними и окажется весьма негостеприимным.

3 сентября в своём рапорте <<Светлейшему князю, Главнокомандующему всей русской армией и разных орденов кавалеру Михайле Ларионовичу Голенищеву-Кутузову>> предводитель Сычёвского уезда Н.Нахимов подробно доложит о том, что им было предпринято: <<За должное поставляю донести Вашей Светлости, что неприятель, проходя Вяземскую округу, входил разными отделениями и в Сычёвскую, делал убийства, грабительства, сожигал домы господские и селения крестьян, а скот, лошадей и всё имущество забирал с собой, даже и храмы Божие не остались без ограбления. Но как по приближению неприятеля, по предписанию моему, были вооружены в каждом селении крестьяне пиками, учредя по очереди из оных конные разъезды, которые, услыша или заметя о неприятеле, должны немедля давать знать господину исправнику и в ближайшие селения и чтобы из селений вооружённые крестьяне по первому извещению немедленно являлись к назначенному месту, при том убеждая, что за Веру, Отечество и Августейшего Государя нашего не должно щадить жизни>> (ГАСО ф. № 1, оп. № 1, д. № 111 (1813г.), л. 20, 20 об., 20 а). Нахимов в чрезвычайной обстановке рапортует Кутузову как своему непосредственному начальнику, вполне сознавая, какое значение для главнокоман-дующего, принявшего решение об отступлении, будет иметь известие о начале народной войны на оккупированной врагом земле.

 

Дворянский предводитель Сычёвского уезда Николай Матвеевич Нахимов

 

Как мог дворянский предводитель, избираемый из своей среды и лишь её и nahimov_n_m_portret.jpgпредставлявший, отвечать за все сословия, населявшие уезд? Как мог предводитель распоряжаться чужой собственностью, помещичьими крепостными крестьянами, к примеру, без согласия на то владельцев? Вернувшийся после изгнания французов помещик, и не досчитавшийся своих людей, мог обратиться с претензиями к тому, по чьему распоряжению его крепостные участвовали в отражении неприятеля и попали в число невозвратных потерь. Николай Матвеевич со свойственной ему решимостью исполнить свой долг перед Отечеством перешагнул эти очевидные сословные и чиновничьи барьеры. И слава Смоленщине, что в годину испытаний, когда Европой вновь был поставлен вопрос о существовании самой русской государственности, у неё нашлись достойные сыны.

Предводитель сычёвского дворянства Нахимов, кто он? В 1812 году ему 36 лет, избран на второй срок. Холост, православный, почитает преподобного Нила Столобенского, назовёт Нилом своего первенца. Икона Нила Столобенского из Волочковского дома, намоленная самим Николаем Матве-евичем, сохранилась до настоящего времени у моей московской родни. Супруга Белкина Екатерина Михайловна дворянка из имения Богородицкое Вяземского уезда. Сам Николай Матвеевич потомственный дворянин в третьем поколении.

Его прадед Тимофей Квятка из польской шляхты во второй половине XVII века вместе с родителями и братом Даниилой переселяется из Збаража, что под Тернополем, в Ахтырку на Харьковщине, позже поступает на службу в Ахтырский слободской казачий полк. При женитьбе он по настоянию свёкора, переселившегося также из того же Збаража и происходящего  из шляхты, принимает прозвище (фамилию)  Нафимов (ЦГИАУ г. Киев ф. 1801- Ахтырская провинциальная Канцелярия оп. 1, д. 48 Дело о происхождении сотника Нахимова). В следующем поколении по малороссийским обычаям фамилия чаще употреблялась как Нахимов...

Отец, Матвей Нахимов, поручик Ахтырского полка, участник Польской кампании 1767 г., Турецкого похода 1769 г..

В начале XIX века Николай Матвеевич с братом получили по разделу имущества родного дяди Семёна село Волочек с деревнями в Сычёвском уезде Смоленской губернии. [Изображено на картине ниже. - Ред.]. Вскоре Николай выходит в отставку и приобретает в Сычёвском уезде известность успешного хозяина. В 1808 г. он избран уездным дворянским предводителем. Человек чести он не менял своих убеждений, отличался требо-вательностью и верностью данному слову. Был расчётливо распорядителен. Долгов не имел, ссужал деньги друзьям без процентов.

 nahimov_n_dom.jpg

Как это знакомо нам по незабвенному Павлу Степановичу, приходившемуся двоюродным племянником Николаю Матвеевичу.

Среди тех, кто оказал решающее влияние на формирование личности будущего знаменитого адмирала можно выделить три значимые фигуры: воспитатель юного Павла, его дядя и крёстный, Николай Матвеевич Нахимов, легендарные адмиралы Д.Н.Сенявин и М.П.Лазарев. Если Михаил Петрович Лазарев взрастил из мичмана Нахимова  блестящего боевого морского офицера, то нравственные начала привил ему герой народного сопротивления 1812 г. Николай Матвеевич Нахимов, много времени уделявший своему любимому племяннику; а завершил, по моему мнению, Дмитрий Николаевич Сенявин в плавании на <<Азове>> к Англии в 1827 году. Заслуженный адмирал стал на <<Азове>> свидетелем возмутившей его сцены, когда лейтенант Нахимов в компании с мичманом избивал матроса за нерадивое отношение к своим обязанностям. Экзекуторы получили по трое суток ареста, и адмирал составил специальное предписание об отношении офицеров к нижним чинам. Молодой Нахимов понял, что наряду с жёсткой системой капитана 1-го ранга М.П.Лазарева, усвоенной им в годы стажировки в британском флоте, имеет право на существование и система другого великого русского моряка Д.Н.Сенявина, основанная на уважении достоинства рядового матроса, вчерашнего  крепостного мужика. Это был урок, который Нахимов не забывал всю свою 37-летнюю службу на флоте и часто повторял слова Дмитрия Николаевича: <<Для матроса доброе слово часто лучшая награда>>.

А разве нет связи между действиями Николая Матвеевича Нахимова в 1812 году и поступком капитан-лейтенанта Нахимова командира нового, им же построенного, фрегата <<Паллада>>, когда в штормовую ночь августа 1833 года эскадра из полутора десятка судов, ведомая вице-адмиралом Ф.Ф.Белинсгаузеном к его родному острову Эзель (Сарема), потеряла курс и шла на камни, но никто из командиров не решался указать свирепому морскому волку на ошибку в счислении его дивизионного штурмана? Павел Нахимов берёт ответственность на себя и демонстративно выводит свой фрегат из строя, пушечными выстрелами предупреждая эскадру: <<ваш курс ведёт к опасности>>. Честь дворянина, морского офицера не позволила Нахимову укрыться за корпоративной этикой придворного Балтийского флота, он помнил, как поступил его крёстный Николай Матвеевич в   обстановке утраты какого-либо управления Смоленской губернии в августе 1812 года. О последствиях Павел не задумывался, долг велел ему предпринять всё необходимое, чтобы предотвратить гибель эскадры, и то, что потери ограничились гибелью головного линейного корабля «Арсис» и повреждением нескольких других, заслуга командира «Паллады». Но император, не указывая причин, снимает со своих постов командира «Паллады» и его старшего офицера. Это прерывает столь успешно начатую карьеру Нахимова на Балтийском флоте и вынуждает перейти на Чёрное море к Лазареву.   

В Нахимовских семьях, рассыпанным по десятку усадеб различных уездов губернии, Николаем Матвеевичем гордились как десятилетиями позже Павлом Степановичем, а для подрастающей молоди он превратился в кумира, образец верности долгу, царю и Отечеству.

nahimov_dom_vlochok.jpg

 Вид на дом в Волочке (ныне - Нахимовское) с колокольни. За домом виднеется Днепр.

Своему сыну Нилу Николай Матвеевич оставит земли в Смоленской, Тверской и Тульской губерниях, коммерческие предприятия, дом в Москве.

 

Организация обороны поселений уезда

 

karta_smolensk_1812.jpgПризыв предводителя нашёл горячий отклик в уезде, и вооружённые группы были повсеместно образованы. Этому способствовал авторитет предводителя и его личное участие в исполнение пред-писания. Для тех кто не мог оставить своё место, кому некуда было бежать, кто колебался, пришла уверенность, что они не одиноки, что в соседних сёлах и деревнях люди как и они вооружаются и что их не оставят наедине с неприятелем, придут на помощь, что армия скоро перейдёт в наступление и освободит от врага Смоленщину.

С целью оперативного извещения применялись условные сигналы, по которым селение при реальной угрозе могло в короткий срок опустеть, а вооружённые поселяне собраться в условном месте. В вотчине самого Николая Матвеевича в селе Волочек на высокой колокольне усадебного храма во имя Введения Пресвятой Богородицы был устроен наблюдательный пост, и по тревоге зажигали факелы, различимые в соседних поселениях.

Сычёвский уезд, выделенный из состава Вяземского в 1778г. по воле Екатерины II, расположен на север от Смоленской дороги, но южной своей границей тянулся по ней от Царёво-Займища в направлении Гжатска  на протяжении 10 вёрст. Уезд граничил в то время с Вяземским, Бельским и Гжатским уездами. На север его территория распространялась до Тверской губернии. Сами Сычёвки отстояли на 70 вёрст от Смоленской дороги (Большой Московской). С востока на запад уезд протянулся на 70 вёрст, а с юга на север на все 80. Население тогда вряд ли превышало 90 тысяч человек (в 1815г. по православным приходам числилось 80 т.ч. мужского и женского пола. РГИА ф. 796, оп. 97, д. 1303 1816. Ведомость исповедальных Росписей Смоленской консистории). Земли в уезде считались самыми бедными в губернии, урожайность зерновых здесь была самая низкая. Но не одним хлебом жив русский человек, и как выбито на гербе губернии: несгибаемый дух всё превозможет!

 

Потери оккупантов в сражениях с сычёвскими партизанами

 

Созданная система защиты уезда оказалась весьма действенной. В рапорте Кутузову от 3 сентября Нахимов докладывал: С 18 августа по 1 сентября убито неприятелей 572, взято в плен 325, в том числе 3 обер-офицера. Крестьян убито 44, ранено 67.

А в рапорте от 30 октября, когда уезд уже был практически очищен от мародёров-бродяг, Нахимов очередной раз докладывал Кутузову: с 19 августа по 10 сентября в Сычёвской округе убито непри-ятелей 622, взято в плен 335, в том числе 4 обер-офицера. Таким образом, с 1 по 10 сентября ещё 50 оккупантов нашли свой конец на смоленской земле. <<А также таковым же действием с того времени по 30 сентября  ещё убито из неприятельских войск 1098 человек, штаб и обер-офицеров 2, в плен взято 235 человек, в том числе один капитан и 29 унтер-офицеров; с нашей стороны убито крестьян всех 92, ранено 115>>.

За два с небольшим месяца произошло 15 крупных стычек, сам Николай Нахимов неоднократно вы-

езжал с исправником <<против больших партий неприятельских  для распоряжения и поощрения крес-тьян, но, по большей части, один исправник, находясь в округе, присутствовал, распоряжал, поощрял крестьян>> (РГВИА ф. ВУА, д. 3465, ч. 11, лл. 403-404 об. Копия).

12 октября 1814 года в своём рапорте губернатору К.И.Ашу Нахимов в связи с представлением отличившихся к награждению бронзовою медалью в память о 1812 годе сообщает уточненные данные о потерях неприятеля на Сычёвской земле за всё время нашествия: перебито более 3-х тысяч окку-пантов, из них 6 штаб и обер-офицеров, взято в плен 1560, из них 5 штаб и унтер-офицеров; захвачены сотни ружей, большое число различного холодного оружия, отбито несколько орудий. Потери защит-ников уезда составили 97 человек убитыми и 224 ранеными.

Но не легенда ли это, как и многое из того, что кочует из одного издания в другое о событиях 200-летней давности? Такие потери бывают в сражениях регулярных армейских частей, когда участвуют профессионалы, наши партизанствующие Денис Давыдов со своими гусарами Ахтырского полка, Фигнер и другие не докладывали о подобных боевых достижениях. Архивы, к счастью, сохранили неоспоримые документальные свидетельства подвигов сычёвских крестьян, мещан, купцов и их руко-водителей. С некоторыми из них мы имеем возможность познакомиться ниже.

 

Распространение Народной войны

 

Слава о сычёвских удальцах быстро распространилась по соседним уездам, достигла Тверской гу-бернии, где скрывались многие семьи смоленских помещиков. Ржевский уезд составил отряд из 500 "отчаянных голов", готовых идти на помощь сычёвцам и освобождать вместе с ними Вязьму и другие захваченные неприятелем города Смоленщины.

Гражданский губернатор Лука Семёнович Кологривов, вдохновлённый примером Нахимова и его сподвижников, решил действовать, не дожидаясь официального назначения. Он направляет принцу Георгию Гольштейн-Ольденбургскому генерал-губернатору Новгородской, Тверской и Ярославской губерний секретное послание, полученное тем в Ярославле 27 сентября, в котором сообщает, что по его сведенииям, смоленские уезды, граничащие с Тверским уездом, утратили губернское управление и находятся ныне без начальственного надзора и что, <<исходя из чрезвычайно важных военных обстоя-тельств и движимый верноподническими чувствами>>, решил принять эти уезды без разрешения свер-ху в своё заведывание и <<обещает немедленно сделать распоряжение, как относительно успокоения поселян, так и отражения неприятельских нападений путём партизанства по примеру Сычёвского уезда>>. С этой целью Лука Семёнович, по получении от принца разрешения принять управление уездами, дополнительно <<командирует в северные уезды Смоленской губернии своего представителя советника Тверской Гражданской палаты Денисова; тамошние чиновники городской и земской полиции, из числа оставшихся на месте, должны были являться к нему, принимать от него поручения и исполнять их с точностью>> (Слезскинский Александр Народная война в Смоленской губернии в 1812 году>> Русский Архив 1901 г., кн. 2 ,стр. 8). Мы видим, что и в Тверской губернии нашлись достойные сыны отечества, воодушевлённые примером соседей, готовые действовать, не дожидаясь указания сверху.

О полезных действиях Кологривова и об отличных подвигах Нахимова, Богуславского, купцов, мещан и крестьян генерал-губернатор принц Георгий Гольштейн-Ольденбургский повергал особенно-му ЕИВ вниманию и благоволению, ходатайствуя о вознаграждении сих лиц (Слезскинский А. <<На-родная война в Смоленской губернии в 1812 году>> Русский Архив 1901г., кн. 2, стр. 7-11)

Командировав Денисова в соседнюю губернию, Кологривов одновременно послал циркуляр пред-водителям дворянства своих уездов, чтобы он обязательно был прочитан дворянам, укрывавшимся на тверской земле от французов. Циркуляр этот первыми строками восхвалял и ставил на вид распо-ряжения Нахимова, храбрость исправника Богуславского и призывал к патриотическим чувствам гг. смоленских дворян, временно жительствующих во вверенных Кологривову уездах Тверской губернии, чтобы по возможности способствовать благонамеренному очищению имений их от неприятелей, для чего они должны прибыть в свои уезды и принять на себя труд действовать.

Предводитель Ржевского Тверской губернии уезда Карцов собрал беженцев из Смоленских уездов и зачитал им циркуляр губернатора. Дворяне тут же составили прочувственный отзыв и послали его в ответ Луке Семёновичу Кологривову: <<...начнём сближаться к своим пределам для скорейшего очищения Смоленской губернии, которая просит защиты, молит о пощаде; мы, единодушно сохраняя всегда патриотизм, двинемся на сокрушение злодея, в защищение веры, Государя и отечества; будем защищать свои владения также мужественно, отважно и храбро, как действовали наши земляки ─ предводитель Нахимов и исправник Богуславский>>. Отзыв подписали Смоленского уезда ─ Н.Храповицкий, Н.А.Рахин; Духовского ─ И.Маслов, С.Плескачевский; Вяземского ─ А.А.Бонов, Н.Д.Храповицкий; Дорогобужского ─ М.Ф.Станкевич, А.Г.Храповицкий; Бельского ─ Д.Храповицкий. (Слезскинский А. <<Народная война в Смоленской губернии в 1812 году>> Русский Архив 1901г., кн. 2, стр. 13) Обращает внимание, что среди подписантов отсутствуют помещики из Сычёвского уезда.

На мой взгляд, посылка Денисова оказалась запоздалой мерой, собрать  вооружённые группы в других уездах ему не удалось. Но он смог оказать существенную помощь им в защите от мародёров, отправляя  партии бывалых партизан из уездной Сычёвки и других мест Сычёвского уезда. Сычёвцы, получив боевую практику и, овладев разнообразной тактикой борьбы с неприятелем, перешли в актив-ную фазу: не дожидаясь неприятеля в своих селениях, отправлялись на розыск его, навязывали схватку, преследовали до полного уничтожения неприятельской партии.

 

О рапортах предводителя Николая Нахимова

 

Интересна судьба рапортов Николая Нахимова Главнокомандующему всей nahimov_n_m_raporty.jpgРоссийской армией и разных орденов кавалеру Михаилу Илларионовичу Кутузову, отправленных 3 сентября и  30 октября 1812 года. Они в итоге оказались в Смоленской губернии в делах губернатора К.И.Аша, и в  настоящее время находятся в фондах Государственного архива Смоленской области. Можно подумать, что рапорты не покидали губернию вообще. Но, к счастью, в архиве сохранилась также и сопрово-дительное письмо Михаила Богдановича Барклай-де-Толли, которое он адресовал, пересылая рапорты Нахимова 1 июня 1813 года из прусского Рейхенбаха, вернувшемуся к тому времени в Смоленск губернатору Казимиру Ивановичу Ашу.

Составленные рапорты исполнялись писарем, но подписаны они собственноручно изящным почерком рукой самого Николая Матвеевича. Так, спустя два столетия, я располагаю факсимиле своего прадеда.

Фельдмаршал Российской армии, командующий русско-прусской армией, светлейший князь Смо-ленский М.И.Кутузов почил на боевом посту 16 апреля в прусском Бунцлау. Командующим союз-ническими армиями после наших неудач 9 мая был назначен Барклай-де-Толли. 23 мая с Наполеоном было достигнуто перемирие до 29 июля.

Разбирая бумаги Кутузова, Михаил Богданович натыкается на рапорты о партизанских действиях на Смоленщине. Он не знает, предпринял ли что-либо Михаил Илларионович по ним, довёл ли до сведения Его Императорского Величества, как того просил предводитель Николай Нахимов? Вместе с тем, рапорты не оставили его равнодушным, и он в своём письме обращается к Ашу: <<покорно прошу меня уведомить...... по мнению Вашему заслуживают рекомендованные господином предводителем исправник и крестьяне, и действительно ли успели они истребить означенное число неприятелей с такой собственной потерей>> (ГАСО Барклай-де-Толли. Отношение к губернатору Смоленской губернии К.И.Ашу 1 июня 1813г. №465 из Рейхенбаха).

Михаил Илларионович мог получить Сычёвского предводителя от 3 сентября 1812 года после сражения при Малоярославце. Известие о народной войне на Смоленской земле, да ещё и из первых рук, должно было порадовать старого воина, утвердить его во мнении, что нет силы, способной одо-леть поднявшийся на врага народ. Ничего подобного рапортам предводителя Сычёвского уезда в почте фельдмаршала нет. Очевидно, в благодатную почву попали слова Михаила Илларионовича, обращённые им к жителям Смоленщины 17 августа из Царёва Займища накануне вынужденного от-ступления к Москве: <<В самых жутейших бедствиях показываете вы непоколебимость своего духа. Вы исторгнуты из жилищ ваших; но верою и верностью твёрдые сердца ваши связаны с нами священными узами единоверия, родства и единого племени. Враг мог разрушить стены ваши, обратить в развалины и пепел имущества; но не мог и не может победить и покорить сердец ваших!>>.

По всей видимости, Кутузов исполнил просьбу Нахимова довести содержаниеreskript_imp_nahiomov.jpg рапорта до сведения императора Александра I: дворянский предводитель Сычёвского уезда коллежский секретарь Н.М.На-химов и исправник Е.Богуславский после засвидетельствования их особых отличий принцем Георгом Гольштей-Ольденбургским рескриптом от 7 ноября 1812 года  <<В изъявление особенного Моего к вам за сиё благоволения всемилостивейше жалую вас>> орденами св. Владимира 4-й ст. и св. Анны 2-ст. соответственно (Семейный архив Нахимовых. Из рескрипта императора Александра I о награждении 7 ноября 1812 года Сычёвского предводителя дворянства Нахимова.).    Справа - фтография рескрипта.

В 1814 году дворянство Сычёвского уезда обратилось к губернскому предводителю с просьбой <<исходатайствовать Высочайшего у Государя Императора позволения на поднесение Сычёвским предводителю Нахимову и исправнику Богуславскому от имени дворянства шпаг с приличной надписью в знак признательности, чувствуемой оным за сохранение в Сычёвском уезде, во время нашес-твия неприятеля, тишины и недопущение его к распространению разорения...>> Вместе с тем Нахимов позже был повышен в чине награждён сычёвским дворянством шпагой с благодарственной надписью.

 

Боевые действия в Сычёвском уезде во время нашествия французов

 

Начнём с реальной исторической фигуры бывшего крепостного Семёна Емельянова, чьё имя можно прочесть в перечне отличившихся в народной войне 1812 года на стене в воссозданном храме Христа Спасителя в Москве. Многие описания партизанской деятельности на Смоленщине отмечают: в особенности же отличился отставной суворовский майор Семён Емельянов, получивший ранее известность в Суворовском сражении при Цюрихе, когда тяжело раненным спас полковое знамя и сохранял его в плену до  обмена с французами пленными. За что император Павел I жаловал солдату Емельянову офицерский чин. Когда французы явились в качестве захватчиков на его родную землю, ветеран не мог остаться в стороне и, не взирая на старые раны, с готовностью отозвался на призыв вооружиться и быть готовым дать оккупанту отпор. Используя свой непререкаемый авторитет, он сформировал из односельчан отряд, которому придал военную организацию, строй и обучил действию с оружием, отбитым у неприятеля. Обладая боевым опытом, он появлялся со своим отрядом совершенно неожиданно, нападал на противника, часто значительно превосходившего его.

Передано В.Савиным: В селе Левшине, в 15 верстах от Сычёвок, крестьяне были извещены о приближающейся неприятельской партии, насчитывающей более 30 французов и поляков. Было решено оставить сельцо и отойти в ожидании подмоги, для чего был послан гонец к Емельянову. В селе остался лишь бурмистр Пётр и ещё один крестьянин. Когда французы достигли села, то направились к добротному дому бурмистра, проникли в него и, добравшись до съестного, стали пировать, не выставив даже охраны. Пётр с товарищем, незаметно подкравшись, ловко подпёрли кольём дверь, так что открыть её из избы не было никакой возможности. До прибытия Емельянова с командой бурмистр и его напарник сдерживали гостей в доме. Это стоило Петру жизни, выстрелами из окна он был смертельно ранен. Тут подоспел и Емельянов, nahimov_nagra_svid.jpgвынудивший разбойников сдаться.  На фото - свидетельство о награждении Н.М.Нахимова бронзовой медалью.

Пал героический майор в бою с врагом у села Тёсова, когда его отряд перехватил значительную партию мародёров, спешащую ускользнуть с добычей за пределы уезда. Емельянов ворвался в колонну французов и сбил с лошади грабителя, уносящего икону в позолоченном окладе. Несколько пуль повалили храбреца наземь. Французы поплатились тогда более чем сотней убитыми и 160 взятыми в плен, никто из мародёров тогда не ушёл. Славный герой партизанил две недели, но получил со своими соратниками заслуженную известность. В народе их прославляли как героев, а враги стали страшиться одного упоминания о сычёвцах (<<Могила майора Емельянова>> Памятная книжка Смоленской губернии на 1857 год стр. 51-52; 55-60). Император повелел разыскать, кто остался после убитого героя, и в чём те нуждаются. Отыскали двух братьев Семёна, Савелия и Андрея, мещан Сычёвок, которым и вручили по 1000 рублей.

Ниже приводятся свидетельства славных дел сычёвцев из газеты<<Северная почта>>, издававшейся в начале XIX века дважды в неделю в Петербурге.

 

- <<Северная почта>> № 74 от 14 сентября 1812 года.

Мы получили здесь уведомление, что Смоленской губернии Сычёвского уезда крестьяне села Тёсово писали своей помещице подполковнице Логиновой от 2 сентября, что 29 августа исправник Евсафий Богуславский приехал к ним и, собрав мужиков, вооружённых ранее помещицей по предписанию предводителя Николая Нахимова, велел им быть готовыми к обороне от неприятеля, который, по его словам, большим отрядом вышел из Вязьмы по Сычёвской дороге. На следующий же день произошло дело. Когда к селу подошёл отряд французов численностью более 300 человек, команда, руководимая Богуславским, остановила французов на подступе к селу. В произошедшей схватке было убито 130 французов, которых позже снесли в Красный овраг недалеко от села. Пленённых 60 человек перевязали и отвели в Сычёвки. Остальные спаслись бегством. В схватке погибло двое дворовых людей и четыре крестьянина тяжело ранены. <<Теперь мы начинаем убирать хлеб, и по сиё время у нас всё спокойно>>- заключает своё письмо автор.

 

- <<Дай Бог здравствовать Сычёвскому уезду>>, - пишет сюда одна выпускница училища благородных девиц из Зубцовского уезда Тверской губернии. Она далее сообщает, что в Сычёвском уезде собрались из всех мест крестьяне и мещане с косами, топорами, вилами, пиками и объявили, что они ни на пядь не пойдут из своего уезда, пока останутся только в живых. Во многих с французами сшибках удалось уже им более тысячи человек положить на месте, да в плен взять около трёх сот. Один из пленных, следующих под конвоем из Сычёвок в Зубцов, с которым ей удалось поговорить на французском, жаловался крайне на сих необразованных воинов, что они бьют неприятеля без всякой пощады.

Девица теперь уверена, что с помощью Божиею и мужеством соседей неприятель не коснётся никак Зубцовского уезда.

 

- <<Северная почта>> № 79 от 2 октября 1812 года.

Из Ржева от 18 сентября:

... Что касается соседнего Сычёвского уезда, то, как сказывают, там и ныне продолжаются набеги, и тамошний исправник имеет довольно хлопот с неприятелями каждый день, отправляя многих на тот свет, а забираемых в полон, отсылая через Зубцов от двадцати до ста в день. Продолжая таким обра-зом, он может очистить от французов не только свой уезд, но даже выгнать их и из соседних уездов.

Из Зубцова от 19 сентября:

Обстоятельства наши относительно неприятелей находятся почти в одинаковом положении. Французы от нас стоят в 45 и 60 верстах (от Сычёвок до Зубцова по прямой 43 версты) и не делают никакого нападения на наш уезд. В городе же Сычёвках исправник, ловя ежедневно французских мародёров, отправляет через наш город партиями по 25, 50 и по 100 человек. Слышно, что он с вооружёнными крестьянами большую часть неприятеля побивает на месте, а самую малую токмо берёт живыми и пересылает. В Зубцовском уезде таковых нещастий ещё не происходило, а мародёров и у нас иногда ловят.

Из Старицы от 19 сентября:

     С другой же стороны совершенно зашищает нас Сычёвский исправник со своим ополчением, и успокаивает весь Зубцовский и наш уезд. В течение одной недели препровождено от него через здеш-ний город (Старицу) пленных французов более 500 человек.

 

- <<Северная почта>> № 80 от 5 октября 1812 года.

В донесении от 15 сентября городничий Сычёвок Карженковский сообщает о гибели отставного майора Семёна Емельянова, погибшего в одной сильной перестрелке с неприятелями.

 

- <<Северная почта>> № 87 от 21 октября 1812 года.

Сказывают, что вчера приведено в город Сычёвку более ста человек пленных французов и привезены две отбитые у них пушки. Лёгкая артиллерия наша, как слышно, преследует  непри-тельские войска, отступающие повсюду с великой поспешностью и в беспорядке к Вязьме. По всем обстоятельствам можно теперь надеяться несумненно, что наш город (Зубцов) и уезд, при помощи Божией, останутся спокойными от набегов врагов наших.

Вот теперь в Тверской губернии вздохнули с облегчением ─ отсиделись, пронесло! Ну а как, если б сычёвцы не поднялись на врага и предпочли остаться в роли сторонних наблюдателей?

 

Крестьянин Семён Силкин из Бельского села Новосёлки помещика Воеводского отказался указать отряду французов в 3000 человек с 4-мя пушками кратчайшую дорогу к селу Читаты и далее на Белый через Свитские болота. Рискуя своей жизнью, он убеждал  командование отряда в том, что болота нынче непроходимы, а дорога тесна и местами завалена лесом, где их поджидают вооружённые крестьяне в заранее устроенных засадах. Так уездный город Белый, имевший на тот момент гарнизон из нескольких десятков казаков, был спасён самоотверженным поступком простого крестьянина. Воз-можно, Семён Силкин принадлежал Василию Гавриловичу Воеводскому, имевшему в тех местах земли с усадьбой в сельце Юрьеве. Отставной поручик Василий Гаврилович Воеводский был женат на старшей сестре Павла Степановича Нахимова, и, по моим предположениям, семья Нахимовых с недорослями Иваном, Павлом и Сергеем могла перебраться в имение своего зятя в Юрьево, чтобы там пережидать военную пору.

 

Пономарь сычёвского села Савенок на реке Касне Алексей Смирягин, собрав и вооружив команду удальцов из своих прихожан, повсеместно, как говаривали, "трезвонил" неприятеля в своём округе. Однажды пономарь со своей командой выследил вторгнувшуюся в уезд неприятельскую партию, воз-главляемую французским офицером. Мародёры были уничтожены, а забранные у офице-ра знак почётного легиона и ландкарта России со временем препровождены к Управляющему воен-ным министерством. Генерал-лейтенант князь Горчаков довёл о сём до высочайшего сведения, на что государь Высочайше соизволил наградить пономаря Смирягина знаком отличия военного ордена, а крестьянам, участвовавшим в сём деле, дать похвальные листы (<<Народные подвиги в 1812г.>> <<Русская Старина>> 1901г. Май стр. 362)

 

При отступлении наполеоновских войск в октябре их отряды постоянно заходили в Сычёвский уезд. Произошло несколько боевых стычек сычёвских партизан с врагом под командой штабс-капи-тана Тимашева, избравшего на время местом базирования своего отряда село Баскаково. Получив известие, что на границе уезда появились французы, Николай Тимашев направился в поиски непри-ятеля, имея в своём распоряжении 200 вооружённых конных крестьян. Вскоре наши партизаны откры-ли партию французских кавалеристов числом  не менее 150 и гнали её до большой дороги, захватив в плен 19 улан, вернулись в Баскаково. Утром прибыл сторожевой партизан с известием об обнару-женном им кавалерийском французском отряде в составе нескольких эскадронов. Тимашев поднимает по тревоге отряд, присоединяет к нему пешую дружину местных крестьян и выходит навстречу подхо-дящему неприятелю. В происшедшем сражении было убито на месте 5 и пленено 27 вражеских кава- леристов, остальные предпочли ретироваться. Партизаны преследовали их до деревни Холм, где  они были встречены и атакованы вооружёнными крестьянами графа Гудовича во главе с вотчинным управляющим Гаврилой Ивановым и оказались меж двух огней. Кавалерийский отряд понёс значительные потери: 34 человека было убито и 17 пленено, остальные ускакали  большой дороге. 


Не прошло и дня как Тимашев получает известие о приближении к Баскакову по просёлочной  до-роге  отряда французской инфантерии в 500 человек. Численное преобладание врага не смутило быва-лого офицера. Разделив свои силы на две части, он атаковал французов из засады, когда те ещё переходили поле. Быстрый натиск партизан ошеломил врага, который в беспорядке отступил, оставив на месте 47 убитых (Слезкинский А. <<Народная война в Смоленской губернии>>  Из донесения Н.Тимашева губернатору Л.С.Кологривову 20 октября 1812г. <<Русский Архив>> 1901г., стр.17)

 

22 октября на границе с Вяземским уездом шли бои казаков Платова с арьергардом Нея, в котором его корпус только убитыми потерял до 7000 человек. В ночь на поле боя оставались наши раненные. Владелец Сычёвского сельца Липицы Хомяков подобрал со своими дворовыми более двух десятков раненых казаков, разместил в своём флигеле и некоторое время выхаживал их на свои средства. 

 

Рассказывали о бесстрашной сычёвской крестьянке Прасковье из деревни Соколовой, которая надела мундир убитого ею в общей схватке с партией фуражиров офицера и на его же коне лихо явилась к своему помещику (<<Народные подвиги в 1812 г.>> Русская Старина 1901г.).

 

При отступлении два француза в поисках пропитания забрались в сарай одного из не разорённых имений Бельского уезда. Мальчик из дворовых заметил незваных гостей и поднял тревогу. Хозяин послал двух солдат, нашедших приют в доме помещика после побега из французского плена, послал схватить мародёров с тем, чтобы потом отконвоировать их в Сычёвку. Как только французы услы шали о Сычёвке, они столь проворно выскочили из постройки, что ловцы не смогли угнаться за ними.

 

Что касается легендарной народной мстительницы Василисы Власьевны Кожиной из Новоду-гинской волости Сычёвского уезда, представительствующей на чугунной мемориальной доске в Смоленске всех народных партизан, и которая по публикации в иллюстрированной газете  « ВОИН И ПАХАРЬ» № 26-78 1911 г. к тому же наводила  отряды Дениса Давыдова, Фигнера, Вадбольского и др. на вторгавшиеся французские партии, то никаких подтверждений её  деятельности обнаружить не удаётся. В Храме Христа Спасителя её имени в списке отличившихся в народной войне не приведено, она не получила той или иной награды, похвального листа или денежной выплаты ей не адресовалось, нет сведений о представлении её к памятной бронзовой медали в 1814 году, когда награждали тех, кого  несправедливо обошли в 1812-13 годах. Денис Давыдов и другие партизаны от армии проводили свои рейды с юга от Большой дороги и в Сычёвском уезде не появлялись. Лихой партизан позже вспоминал, как его отряд едва не подвергся нападению партии вооружённых крестьян, принявших перекликающихся между собой на французском  гусаров за неприятеля.

 

Сычёвка наших дней

 

В сентябре 2910 года я предпринял давно намеченное свидание с Сычёвкой. В середине сумрачного дня на перекладных, поскольку в Сычёвку можно добраться редкой электричкой или автобусом из Вязьмы, я въезжал в уютный и тихий районный центр. До этого я был здесь проездом в июле 2002 года, когда с компанией из села Нахимовского Холм-Жирковского района ездил на исток Днепра. Сычёвка или как говорили до революции ─ Сычёвки, в нашей московской семье я слышал от бабушки довольно часто в детстве. Здесь прадед Николай Матвеевич Нахимов 12 лет подряд возглав-лял дворянское собрание уезда, отсюда он руководил партизанским сопротивлением оккупантам в 1812 году.

Нынешний Сычёвский район распространяется только на часть земель дореволюционного Сычёв-ского уезда. Юго-западная оконечность уезда теперь включена в Холм-Жирковский район, централь-ные земли-в Новодугинский.

Брат моего деда Николай Николаевич Нахимов избирался в начале XX века земским начальником 3-го участка и служил в Сычёвке. Благодаря его увлечению фотографией, мы сегодня можем пере-нестись в Сычёвку тех дней, побывать в Ново-Дугине у Паниных, в Тёсове у Тимофеевых, в Волочке у Нахимовых, в Муравишниках у Герасимовых, в Липицах у Хомяковых как и в других замечательных местах бывшего Сычёвского уезда. Я не первый год сотрудничаю с местным краеведческим музеем и с готовностью предоставил копии заинтересовавших его сотрудников фотографий. Расположенный в старом купеческом доме Сычёвский музей может служить примером многим музеям районных цент-ров. Уничтоженный в Великую отечественную войну он возродился трудами замечательного местного художника, члена союза художников СССР Петра Никифоровича Ионова. В экспозиции музея можно увидеть различные детали амуниции наполеоновских вояк, до сих пор обнаруживаемые в разных мес-тах бывшего уезда: бляхи, металлические пуговицы, свинцовые пули, холодное оружие. Далеко не всё попадает в музей, самодеятельные поисковики не афишируют свою деятельность и не спешат предъявлять находки. Летом 2009 года из глухомани вертолётом извлекали французскую бронзовую пушку, кто финансировал эту тайную операцию неизвестно, так же и то в чьей коллекции оказалось найденное орудие. Музею не предоставили ни фотографии артефакта, ни описания места, где его извлекли из земли.

Город расположился на высоком левом берегу Вазузы, известного нам ещё со школы притока Волги. Излучина реки мне напомнила Москву-реку в Лужниках. Такой же высокий берег, петля реки внизу, живописная перспектива...

rak_vazuza.jpg Рак из реки Вазуза. Именно подобных особей вылавливали в ней после французкого нашествия. Выставка в сычевском музее

Сегодня в Сычёвке проживает немногим более 9 тысяч жителей. Действуют три храма: Благо-вещенский, Никольский и старообрядческий. По-прежнему выпускает свою продукцию известный на всю страну Электродный завод, из местного молока вырабатывает прекрасные натуральные продукты фирма Seven Hills (Семь холмов).

В центре города, как и полагалось в советские времена,- площадь Революции с расходящимися Пролетарской, Карла Маркса, Советской, Интернациональной... Хорошо, что уже нет следов ни Троцкого, ни других пламенных ненавистников России. Бережно сохраняются памятники защитников Родины в последнюю Отечественную войну: воинам 30 и 31 армий, герою Советского Союза Вино-градову. Сычёвка 17 месяцев была под немцами, прежде чем на день 8 марта 1943 года была осво-бождена от врага. Здесь проходила Ржевско-Вяземская оперативная линия, и Сычёвка часто упомина-лась в сводках СОВИНФОРМБЮРО 1941-43 годов. Тут же чудом сохранившееся двухэтажное Кир-пичное здание уездного училища постройки 1832 года, исправно служащее нынешнему поколению юных сычевлян. Вход в мемориальный парк надёжно охраняют львы из Новодугинского усадьбы графьёв Паниных. Но нет в городе, как и в районе, улиц и других топонимов, названных в память отличившихся в 1812 году. Мы в долгу перед нашими героическими предками, мы должны сделать общим достоянием их славные имена, и несправедливо сводить народную войну к легендарной Василисе Кожиной!

 

Герои Народной войны Сычёвского уезда в 1812 году.

doska_hram.jpg

Из перечня отличившихся в Народной войне в Храме Христа Спасителя

 

1. Подлуцкий Аксентий - поручик, начальник инвалидной команды Сычёвок. Повышен в чине;

2. Нахимов Николай Матвеевич - поручик, коллежский асессор, предводитель дворянства уезда. Св. Владимир 4 ст. с бантом;

3. Емельянов Семён - майор. Братьям по 1000 рублей;

4. Богуславский Евстафий - губернский секретарь, исправник. Св. Анна 2 ст. с бантом;

5. Карженковский Павел - городничий. Св. Владимир 4 ст. с бантом;

6. Ленов Василий - губернский секретарь. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте;

7. Масленников - купец, бургомистр. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте;

8. Бандурин - купец, ратман. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте;

9. Пентюхов - купец, ратман. Серебряная памятная медаль на аннинской ленте;

 

 10. Иванов Агапий - крестьянин, вотчинный приказчик. Знак военного ордена:

 11. Васильев Максим - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена;

 12. Иванов Гавриил - крестьянин, вотчинный приказчик. Знак военного ордена;

 13. Никитин Василий - крестьянин, экономический голова. Знак военного ордена;

 14. Игнатьев Иван - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена;

 15. Савельев Павел - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена;

 16. Максимов Сергей - крестьянин, приказчик. Знак военного ордена;

 17. Аристов Никита - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена;

 18. Степанов Андрей - крестьянин, вотчинный приказчик. Знак военного ордена;

 19. Фёдоров Антон - крестьянин, бурмистр. Знак военного ордена;

 20 Ананьев - унтер-офицер. Повышение в чине.

 

Остальные отмеченные наградами участники партизанских действий в Сычёвском уезде:

 21. Смирягин Алексей - пономарь. Знак военного ордена;

 22. Тимашев Николай - помещик, штабс-капитан. Повышение в чине;

 23. Грабилин Иван - помещик, лейтенант флота, серебряная памятная медаль на аннинской ленте;

 

Командование Сычёвской боевой дружины, награждённое

в 1814г. бронзовой памятной медалью на владимирской ленте.

 

 24. Мельников Федот - купец, депутат квартирной комиссии.

 25. Куренков Матвей - мещанин, сотенный дружины;

 26. Щеников Захар - мещанин, сотенный дружины;

 27. Милеев Федот - мещанин, пятидесятник дружины;

 28. Тяпольский Семён - мещанин, пятидесятник дружины;

 29. Костин Александр - мещанин, пятидесятник дружины;

 30. Мельников Василий - мещанин, пятидесятник дружины.

 

 31. Василиса Власьевна Кожина - крестьянка, старостиха, собирательный образ

народной мстительницы Отечественной войны 1812 года.

 

42 крестьян, отличившихся в партизанских операциях получили Монаршее благоволение и по 5   рублей каждый.

 

И безвестные герои, отдавшие жизни в святой борьбе за свою землю и право жить на ней.

 

 

В этом перечне из Храма Христа Спасителя помимо сычёвцев присутствуют известные  на Смоленщине имена подполковника Энгельгардта, коллежского асессора Шубина, расстрелянных французами; уездные предводители Цызырёв и Храповицкий; отличившиеся из Богородицкого уезда Московской губернии крестьянин Герасим Курин, волостные головы Стулов, Васильев. Остальных 49 отмеченных героев предстоит ещё разыскать за оставшееся до юбилея время.

 

Что необходимо и возможно сделать на территории бывшего уезде, встречая всенародный праздник 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года.

 

В увековеченье заслуг города Сычёвки и подвига граждан одноимённого уезда и района в защите  Родины в Отечественные войны 1812 и 1941-1945гг. рассмотреть предложение о присвоении городу Сычёвке почётного звания города Воинской славы.

Рассмотреть предложения о переименовании улиц Сычёвки.

Установить памятные доски с именами героев партизан Отечественной войны 1812 года.

Присвоить школьным дружинам имена героев партизанской Отечественной войны 1812 года.

Высадить лес в память 200-летия подвига, как это было сделано в Волочке на 100-летие в 1912 году.

Открыть в экспозиционном зале Сычёвского музея выставку о вкладе граждан уезда в победу в 1812 году.

Рассмотреть возможность консервации руин дома Николая Матвеевича Нахимова в селе Нахимовском, бывшем Волочке.

 

В лихих 90-х Сычёвка подверглась десанту, по словам моего водителя на обратном пути в Вязьму, это были чеченцы. Появились палатки и обычные для этой публики услуги и проблемы. Вечерами, когда они снимали на торговых точках выручку, их задиристые гортанные стайки можно было видеть в различных местах города. Соплеменники всё прибывали, оседали с семьями и очень скоро, возомнив себя хозяевами положения, приступили к дележу сфер влияния. Произошёл конфликт с местным предпринимателем, завершившийся поджогом его дома и резнёй, в которой тот погибает от кинжальной раны. На беду гостей брат предпринимателя служил в силовых структурах. Он с коллегами неожиданно объявляется в городе, и пару дней тут и там случаются глухие стычки. На этот раз обошлось мордобитием, летальных исходов не было, действовали профессионалы. На следующей неделе не было палаток ни на рынке, ни в городе, вся стая исчезла бесследно. Я могу свидетельствовать, за два дня пребывания в Сычёвке не встретил ни одного кавказца, видимо, оставшиеся все стояли у станков на местном электродном заводе. Подобное в ноябре 2010 года произошло и в подмосковном Хотькове, в самой Москве в Дегунино Северного административного округа...

Печально и дико, что народ выходит из летаргической спячки, переполненной толерантными иллюзиями, только тогда, когда льётся кровь и случается жертвоприношение внедряемому либе-ралами сатанинскому порядку..

 

Сычёвский уезд можно по праву назвать русским оплотом на Смоленской земле, здесь дубина народной войны не отставлялась в пыльный угол, а была постоянно в деле.


 

Вместо заключения

 

             Отдавая должное организаторам III всероссийской конференции «1812 год: Война и Мир», состоявшейся 3-4 декабря 2010 года, нельзя не отметить очевидное влияние пробонапартийски настроенных участников конференции и их лобби в Смоленске.

              К изумлению присутствующих на пленарном заседании в зале смоленской Универсальной библиотеки им. А.Т.Твардовского слушания открывались докладом  профессора Поволжской социально-государственной академии д.и.н.  А.В.Попова «Упущенная победа».  Словно сам гитлеровский генерал-фельдмаршал  Манштейн пожаловал на конференцию, чтобы ознакомить с очередной главой его известных «Утраченных побед».

              Профессор бесстрастно и долго докладывал о своём недавнем открытии: судьба всей восточной компании  Наполеона могла быть решена ещё до Смоленского сражения под Лядами, где, используя разобщённость наших сил, французы могли опрокинуть наши арьергарды и первыми войти в Смоленск. Но Россия была спасена самым чудесным образом.  По словам Андрея Ивановича еврей проводник заплутал и вывел французов несколько не туда и не ко времени. А генерал Жюно всё не решался бросить в схватку приданных ему вестфальцев в недавнем прошлом стойких противников Бонапарта. К огорчению аудитории профессор не привёл даже имени "Сусанина 1812 года".

           Докладчик занял более чем двойной регламент, скомкав последующие выступления.

          Обмениваясь своими впечатлениями в кулуарах, участники конференции так и не смогли объяснить друг другу, зачем организаторы конференции сознательно запустили откровенно неуместный доклад А.И.Попова.

         Профессор имеет особое мнение и на характер войны на территории Смоленской губернии. «Так вы правнук того Николая Нахимова. Но ведь в Сычёвском уезде ничего такого не было. Не было и никакой народной войны в уездах губернии, партизанами отряды вооружённых поселян не были, никаких французов они не трогали, не убивали и не пленили. Французам не было необходимости отнимать продовольствие и фураж у крестьян, всё необходимое они везли с собой»-заявил мне А.И.Попов при знакомстве лет 6 тому назад в Давыдовой пустыни при перезахоронении героя Отечественной войны 1812г. генерала Д.С. Дохтурова.

        По возвращении в Москву с конференции я делился своими впечатлениями с друзьями, многих это озадачивало, другие не хотели верить в подобное. Но тогда же я узнал из авторитетного источника о том, что в Москве уже не первый год существует устойчивая группа адептов бонапартизма, подыскивающих к юбилею нашествия место для установки памятника своему кумиру в России, чуть ли не, в самом Смоленске!?

А что, ведь обернул же Батурин панораму в Москве на Кутузовском баннером с известной картиной коронации императора Наполеона Бонапарта в 2004 году по случаю 200-летия этого события. Возможно, нам в этот раз повезёт, и деньги Батурина уже не сработают, как бывало. Да и ему сейчас не до того...         

 

 

____________

Доклад автора на III Международной конференции в Смоленске «1812 год:   Война и Мир» 4.12.2010.

Предыдущие публикации Александра Павлоича Нахимова, потомка великого русского флотоводца, героя Обороны Севастополя, и также правнука одного из участников Отчественной войны 1812  г. - на сайте ДЗВОН.

А.П.Нахимов. Внуки Розенталя и адмирал П. С. Нахимов

А.П.Нахимов. Адмирал Нахимов: книга истины

 

 

Последнее обновление ( 14.03.2011 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей