12.12.2018 г.
Главная arrow Наука arrow Е.Т.Бородин. За возрождение общественной науки



Е.Т.Бородин. За возрождение общественной науки Печать E-mail
Автор - публикатор   
03.09.2011 г.
В нашей стране возникло и получило развитие движение «За возрождение отечественной науки». Сам этот факт говорит о том, что ученые России осознали ту катастрофу, которая постигла науку и страну за последние десятилетия.

Прежде всего, следует обратить внимание на своеобразие кризиса науки об обществе. Оно заключается в том, что этот кризис вызван не только контрреволюционной политикой российской власти, но и тем обстоятельством, что сама эта наука переживает критический этап в своем развитии. В связи с этим научные идеи встречают на своем пути непреодолимые препятствия в виде современной «науки»: «ученые-демократы» безнадежно поражены «шизофреническим плюрализмом», а «марксисты» продолжают заниматься пустопорожней интерпретацией марксизма. Контрреволюционную власть такое состояние науки вполне устраивает - оно создает условия для одурачивания народа  примитивными и лживыми лозунгами и идейками, в частности, о создании «народных фронтов». Эта власть делает все, чтобы средства информации оставались подконтрольными, если не ей, то другим реакционным силам. До тех пор, пока средства информации находятся в руках обслуживающих существующий в стране контрреволюционный режим, ни о каком возрождении науки, в том числе и общественной, говорить не приходится. Это не значит, что мы не можем и не должны служить этому возрождению сегодня. Скорее наоборот. Именно сегодня важны усилия ученых, направленные на спасение науки. Без участия ученых в борьбе с контрреволюцией прогрессивным силам с ней не справиться.

Гибель обществоведения, не в последнюю очередь, вызвана тем, что общественная наука длительное время пребывала в удушающих объятиях догматизма. Но смертельный удар по ней нанесен ельцинско-путинской контрреволюцией. Страна наша, в идеологическом отношении, оказалась отброшенной в средневековье. Лишенные идеологического каркаса, общественные науки пребывают в жалком состоянии. Их преподавание в  вузах приобрело во многом формальный характер. Как и почему это стало возможным в стране, в которой в течение длительного времени общественные науки считались теоретической основой безраздельно господствовавшей идеологии? Ответить на эти вопросы не удастся без глубокого переосмысления всего теоретического и идеологического наследства, которое нам досталось.

Официально у нас считалось, что марксизм получил свое развитие в России в виде марксизма-ленинизма. Но так ли это на самом деле? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно найти ответ на два других вопроса: 1) какие обстоятельства и причины вызвали к жизни марксизм-ленинизм, и 2) что он представляет по сути своей. Обратимся к истории возникновения ленинизма. К началу двадцатого века православная церковь, вставшая на защиту изжившего себя феодального строя, полностью обанкротилась. Православная религия утрачивала свое влияние на общественное сознание. В этих условиях многим стало очевидно: обществу нужна новая идеология. Тогда и появляются известные нам богоискатели и богостроители. Однако они не смогли ни найти, ни создать идеологию, в которой нуждалось общество, жившее накануне социального взрыва. Задача создания такой идеологии выпала на долю В.И.Ленина.

Возглавляя революционное движение начала двадцатого века, В.И.Ленин не мог взять на вооружение идеологию западных социальных революций, которые вошли в историю как буржуазные. Лозунги этих революций - Свобода, Равенство и Братство - были дискредитированы послереволюционной социальной практикой. Созданная В.И.Лениным идеология была революционной, но она не была и не могла быть научной. Интеллектуально-духовный уровень развития общества и те задачи, которые эта идеология решала, обусловили ее, по сути дела, квази-религиозный характер. Теоретические построения в ленинизме, конечно, есть, но они обслуживают идеологические постулаты и не являются теоретической базой идеологии.

Используя возрастающее влияние марксизма на общественное сознание того времени, В.И.Ленин включил в создаваемую им идеологию ряд выводов только что начавшей складываться науки об обществе. Прежде всего, выводы, связанные с марксисткой идеей классовой борьбы. Эту идею, в соответствии с которой в основе развития общества лежит классовая борьба, ленинизм превратил в непререкаемую догму мистического характера, иначе говоря, в истину в последней инстанции. Сделано это было, конечно, не случайно. Взятые у марксизма идеи классовой борьбы и социализма в упрощенном их толковании вполне подходили для революционно настроенных масс с их, во многом общинным, сознанием. Успех ленинской идеологии  был обеспечен тем, что ее трактовка классовой борьбы отражала экстремальную, революционную ситуацию, сложившуюся не только в России, но и во всем мире к началу двадцатого века. Ленинизм, востребованный многими народами, переживавшими антифеодальные революции, стал четвертой мировой религией. В.И.Ленин - создатель этой новой мировой, по сути, религиозной идеологии, войдет в историю как один из величайших идеологов, наряду с основателями буддизма, христианства и ислама.

Будучи великим революционером-идеологом и выдающимся политиком, В.И.Ленин, в ряде случаев, проявляет себя как незаурядный теоретик. Об этом свидетельствует, в частности, его идея НЭПа. Эта идея, в соответствии с которой к социализму можно придти только через развитие товарно-денежных отношений, культуры и демократизацию общества, безусловно, представляет собой теоретическую и практическую ценность. Для реализации этой идеи вполне созрели условия лишь после Великой отечественной войны. Отсутствие ее реализации и послужило причиной той контрреволюции, свидетелями которой мы являемся.

На втором этапе революции «1929-1953 гг.» в ленинскую идеологию И.В.Сталиным был внесен целый ряд новых постулатов, что дает основание говорить не о ленинской, а о ленинско-сталинской идеологии. Историческое значение ленинско-сталинской идеологии, впрочем, как и других мировых религиозных идеологий, весьма противоречиво. Ее безусловная заслуга в том, что она обеспечила победоносную антифеодальную революцию в России и в целом ряде других стран мира. Она сделала возможной не только ликвидацию безграмотности в нашей стране, но и возникновение советской культуры с ее величайшими завоеваниями в науке, в технике, в искусстве. Благодаря ей была осуществлена индустриализация страны и одержана исторической важности победа над одной из реакционнейших сил двадцатого века - немецким фашизмом. Таким образом, ленинско-сталинская идеология проявила колоссальный созидательный потенциал. Это особенно убедительно и ярко видится при сравнении с разрушительной, растленной идеологией современной контрреволюции.

То, что революционная идеология позиционировала себя как научная, имело и положительные, и негативные последствия. Позитивные: пропагандировалась значимость научного познания общества, получили распространение, хотя и в искаженном виде, знания об общественной жизни. Творчески настроенные ученые-обществоведы имели, правда, весьма ограниченную, возможность заниматься наукой. Результаты их работы служат той базой, на которой возможно сегодня возрождение обществоведения. Вместе с тем формальное провозглашение научности ленинско-сталинской идеологии привело к  тому, что поражение этой идеологии повлекло за собой резкое падение престижности еще только зарождающейся научной идеологии прогресса и ее теоретического основания - исторического материализма. Ленинско-сталинская идеология взяла на вооружение идею социализма и коммунизма, которая в трудах Маркса и Энгельса начала приобретать научный характер. Однако утопическая попытка прийти к социализму в ходе антифеодальной революции привела к извращению этой идеи, к утрате ею значимости и авторитета в глазах народных масс. Одной из главных причин падения советской власти и торжества контрреволюции явилось то, что революционные силы оказались не способными отказаться от тех догм ленинско-сталинской идеологии, которые делали невозможным развитие страны  в послереволюционное время. Прежде всего, имеется в виду идея определяющей роли материального производства, превратившаяся в советское время во вредную догму. По этой  догме социалистическое общество может существовать только на основе государственно-капиталистической собственности, объявленной социалистической. Следовательно, введение частной собственности и многоукладности в экономике означает ликвидацию социализма и поэтому категорически отвергается. Отсюда следует, что существенные преобразования экономики невозможны, ибо они представляются посягательством на существующий общественный строй. Своевременный отказ от экономической догмы позволил бы осуществить переход к многоукладной экономике при сохранении завоеваний революции. Но этого, увы, не произошло.

Одной из причин, не позволивших ленинско-сталинской идеологии служить постреволюционному обществу, является преувеличение ею роли антагонистических противоречий в жизни общества. Она, по сути дела, возвела в абсолют непримиримые противоречия, присущие революции, и видела в них движущую силу развития общества вообще. Сам факт, что идеология является пролетарской, т.е. носителем её является часть общества, говорит об ограниченности ее возможности  выполнять сущностную функцию идеологии - объединять все общество на основе единой морали, единого языка, единой культуры в целом.

Реакционные силы современной контрреволюции объектом своего идеологического наступления сделали не только ленинско-сталинскую идеологию, но и марксистское учение. Почему они ополчились против ленинско-сталинской идеологии – вполне понятно: она является революционной, а значит - откровенно-враждебной контрреволюции. А почему против марксизма? По той же причине. Марксизм является также революционным учением, хотя отношение к социалистической революции у него противоречиво. Безоговорочно поддерживая антифеодальные революции там, где они еще не произошли, Маркс и Энгельс считали, что к социалистическим революциям готовы только наиболее развитые страны того времени. Вместе с тем из целого ряда их теоретических выводов следует, что и в этих развитых странах нет условий для того, чтобы перейти революционным путем к социализму. Это противоречие привело к расколу в рядах марксистов после смерти Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Данное противоречие является не единственным в марксизме. Это свидетельствует, что марксизм лишь относительно целостное учение и, конечно, не законченное, ибо процесс научного познания законченным быть не может. Вместе с тем мы должны признать: из всего теоретического наследия, которым мы сегодня располагаем, прежде всего, марксизм позволяет нам двигаться вперед в познании общественной жизни. Трудно переоценить тот вклад, который внесли Маркс и Энгельс в развитие философского материализма. Они, по существу, являются создателями теоретического и исторического материализма, который до сих пор остается наиболее совершенным философским учением. Конечно, сегодня оно нуждается в дальнейшем развитии с учетом накопленных к настоящему времени естественнонаучных и гуманитарных знаний.

Карл Маркс основные свои творческие силы применил к изучению капиталистических экономических отношений. В результате мы имеем величайшей научной ценности его политэкономическое учение. В основном своем научном труде - в «Капитале» -  Карл Маркс, открыв закон прибавочной стоимости, доказал, что капиталистическая экономика настолько противоречива по самой своей природе, что неизбежно порождает экономические кризисы, выход из которых не возможен без общественно-политического воздействия на эту экономику. В связи с этим капиталистические отношения обнаруживают отсутствие у них исторической перспективы и их замена принципиально новыми, социалистическими отношениями становится делом времени. Большой заслугой Маркса и Энгельса является то, что они, преодолевая идею утопического социализма, заложили основы для научного понимания того, что такое социализм. В частности, имеет большое научное значение их идея о коммунизме и о социализме, как первой фазе коммунистической формации. Однако не достаточный социальный опыт, накопленный к тому времени, не позволил им конкретнее раскрыть пути, средства и темпы движения к социализму.

В теоретическом наследии основоположников марксизма есть идея, научная ценность, более того - гениальность, которая начала осознаваться научной общественностью лишь в последние десятилетия. Эта идея, в соответствии с которой воспроизводственный характер носит вся общественная жизнь. Она проходит через все творчество Маркса и Энгельса - от «Немецкой идеологии», подготовительных работ к «Капиталу» до последнего крупного произведения Ф.Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Можно только сожалеть, что она не получила у них такого внимания, которого заслуживала. Дело в том, что эта идея - при ее развитии - выводит на новый уровень теоретического мышления.

Разработка марксистской идеи производства и воспроизводства непосредственной жизни общества, которая велась рядом ученых с 60-х годов прошлого века, достигла сегодня уровня, позволяющего говорить о создании достаточно целостной социальной теории. Речь идет о теории природного и общественного воспроизводства. Что она собой представляет?  Эта теория дальнейшего развития диалектического и исторического материализма. В связи с чем она может и должна рассматриваться как марксизм на новом этапе его развития, т.е. неомарксистская теория.

Рассматриваемая теория исходит из того, что воспроизводственный характер присущ не только общественной жизни как части природы, но и всей природе. В этом суть ее  философской новизны. (С основными положениями рассматриваемой теории желающие могут ознакомиться в работах: Ковалев А.М. «Диалектика способа производства общественной жизни» - М.1982 г.; Бородин Е.Т. «Природное  и общественное воспроизводство» - М.2003 г.; Бородин Е.Т. «В каком обществе мы живем?» - М.2010 г.).

Основополагающая идея теории общественного воспроизводства заключается в том, что общество развивается не только за счет совершенствования производства материальных благ (экономики), но и за счет развития способностей человека - его способности к саморазвитию, к производству материальных благ (рабочей силы), и, в конечном счете,  способности к развитию, производству всей общественной жизни. Общественная жизнь состоит из двух основных процессов совершенствования: материальных благ и способностей человека. Взаимодействие этих двух процессов - а, значит, и производства всей общественной жизни - подчинено закону единства и борьбы противоположностей. Общественная жизнь таким образом представляет собой двуединый процесс, в  котором каждая из двух его сторон стимулирует другую. Такое понимание социальных процессов делает возможным скорректировать ряд марксистских идей.

Теория производства общественной жизни, обобщающая социальный опыт, накопленный к настоящему времени, позволяет увидеть, что ахиллесовой пятой марксистской теории является ее  постулат, в соответствии с которым производство материальных благ (экономические отношения) определяет все общественные отношения. Марксом был открыт не закон, а лишь тенденция к распространению принципов, регулирующих экономические отношения, на все остальные общественные отношения. Это его открытие сыграло определенную положительную роль. Оно позволило Марксу и Энгельсу привести накопленные к их времени социальные знания в систему, которая не только не уступала, но во многом превосходила социологические концепции 19-го века.

В ряде случаев основоположники исторического материализма пытались осуществить периодизацию исторического развития общества, исходя из идеи определяющей роли в этом развитии производства материальных благ. Но им не удалось выработать единую периодизацию исторического процесса. У них мы находим не менее восьми вариантов периодизации истории общества. Рассмотрение общественной жизни как двуединого процесса - производства материальных благ и самого человека с его способностями воспроизводить общественную жизнь - позволяет придти к выводу, что обществу присущи две формации: первобытная (первичная) и зрелая (коммунистическая). В течение первой из них общество проходит три фазы: палеолитическую (миллионы лет), общинно-родовую (50-60 тысяч лет) и рабовладельческо-феодальную (последние тысячелетия). Если в ходе первой фазы первобытной формации - палеолитической - идет становление общинно-родового строя, то в течение последней - рабовладельческо-феодальной - происходит упадок и разложение этого общинно-родового строя. Рабовладельческо-феодальная фаза разложения первобытной формации одновременно является первым периодом цивилизации - периодом зарождения предпосылок общества зрелой формации. Сама цивилизация есть время перехода общества от первичного к зрелому общественному строю. Она - цивилизация - в свою очередь состоит из трех периодов: рабовладельческо-феодального, переломного и социалистического, являющегося, в то же время, первой фазой зрелого общественного строя.

Сложность общественной жизни в условиях цивилизации заключается в том, что она протекает в виде противоречивого взаимодействия двух типов, внутренне противоречивых социальностей: отживающей старой - первичной и зарождающейся новой - зрелой. При этом одни противоречия «накладываются» на другие - образуется та «мозаика» противоречий, которая наблюдается на протяжении всей цивилизации. Такое понимание цивилизации позволяет осуществить новое теоретическое видение не только ее истории, но и дальнейшего развития.

Современное человечество только что вступает в переломный период цивилизации. Социальные революции, получившие у нас названия «буржуазных», «социалистических», «национально-освободительных», по сути своей были революциями антифеодальными, поскольку основная их историческая роль заключается в том, что они сокрушили господство отношений первобытной формации и положили начало переломному периоду в тех странах, в которых произошли. Но в целом  международные отношения остаются отношениями феодального характера - с привилегиями для так называемых развитых стран. И все эти отношения находятся под контролем привилегированной мировой финансовой олигархии. Только грядущая мировая антифеодальная революция должна будет покончить с этими привилегиями и положить начало переломному периоду в мировом масштабе.

Чрезмерное преувеличение роли производства материальных благ привело основоположников марксизма к ряду ошибочных выводов. Прежде всего, к тому, что общество, образовавшееся после антифеодальной революции, является буржуазным, капиталистическим. Капиталистического общества, в котором капиталистические экономические отношения определяют все остальные отношения, никогда не существовало и существовать не может. Невозможно существование общества, в котором не только экономические, но и политические, и культурные, и даже семейные отношения были бы капиталистическими. Функционирование каждого из перечисленных общественных отношений подчинено своим специфическим законам. Особенно это касается семейно-родственных отношений, которые подвергаются разрушению даже при малейшем влиянии на них капиталистических принципов. Они представляют собой рудимент первобытно-целостного общественного строя, тогда как экономические, политические и культурные отношения есть отношения зарождающегося зрелого общественного строя.

Постфеодальное общество, которое принято называть капиталистическим, состоит из семейно-родственных отношений, т.е. рудиментарных отношений первобытного (первичного) общественного строя, и отношений зарождающейся зрелой социальности, зрелого общественного строя. Таким образом, это общество состоит из общественных отношений двух формаций. Оно, будучи неоднородным, состоящим из отношений двух типов социальности, лишено своего единого строя существования, иначе говоря, у него отсутствует единый общественный строй. А значит, это общество нельзя назвать формацией. Ему больше подходит определение: деформированное, межформационное общество.

Постфеодальное общество, которое предлагается определить как переломное, можно назвать капиталистическим лишь постольку, поскольку капиталистические отношения имеют тенденцию определять все другие общественные отношения. Однако эта тенденция не может реализоваться полностью. Распространение принципов регулирования, лежащих в основе капиталистических отношений, на другие общественные отношения, ведет к их деградации и такому извращению, при котором общество существовать уже не может.

Однако не все так просто. Распространение принципа материального интереса, лежащего в основе экономических отношений, на политические и культурные (но не на семейно-родственные) отношения неизбежно и даже необходимо, но лишь в строго определенных пределах. Впрочем, экономические отношения не могут подчиняться только материальному принципу. Влияние на них идеологических принципов, лежащих в основе культурных отношений и политического администрирования, также неизбежно и даже необходимо, но только в определенных пределах. Искусство и мудрость регулирования всех общественных отношений как раз и заключается в умении определить меру необходимого влияния одних отношений на другие.

Ошибочным является широко распространенное определение капитализма как экономической системы производства, основанной на частной собственности. Экономические отношения, целью которых является получение прибавочной стоимости путем использования наемной рабочей силы, являются капиталистическими, независимо от того, какая - частная, государственная или коллективная - собственность находится в их основе. В любом случае, регулятором этих отношений является принцип материальной заинтересованности участников производства. Излишнее администрирование и идеологические вмешательство в экономические отношения (в том числе и в государственно-капиталистические) может принести только вред.

После свержения феодального строя общество не может быть капиталистическим, но оно не может  быть и социалистическим. Социализм невозможен хотя бы только потому, что экономика в этот период неизбежно носит капиталистический характер. Если даже государство - в лице политической элиты - возомнит себя социалистическим, игнорируя факт существования капиталистической экономики, сведет ее к одной из ее разновидностей – государственной - и объявит социалистической, то от этого общество социалистическим не станет. Что это так, мы убеждаемся на примере СССР и других «социалистических» стран. Что произошло с этими странами? Экономика этих стран, в результате излишнего ее администрирования под влиянием идеологического фактора, утратила возможность нормально функционировать, ибо лишилась присущего ей стимулятора и регулятора, каковым является материальный интерес. Что произошло затем - хорошо известно: застой в экономике, политике и культуре и торжество контрреволюции, отбросившие общество назад к феодализму. На сегодняшний день на практике испытаны два варианта в развитии общества в начинающемся переломном периоде цивилизации: либеральный - с его принципом «рынок без поводка» - и социалистический - «без рынка». Оба они обнаружили свою бесперспективность, проявив при этом как негативные, так и позитивные стороны. Позитивные - можно пронаблюдать на примере: с одной стороны скандинавских стран, с другой - Китая и Белоруссии. Но в общем и целом человечество находится в поисках нового цивилизационного проекта. Что можно сказать уже сегодня об этом проекте?

Неомарксистская теория общественного производства наследует марксистскую идею социальной революции. Во-первых, она раскрывает и обосновывает необходимость и неизбежность антифеодальных революций, как в отдельных странах, так и в глобальном масштабе. Во-вторых, утверждает, что движение к социализму после антифеодальной революции возможно только через поэтапные революционные преобразования.

Антифеодальная революция - это социальный пожар, вызванный господствующими сословиями, в руках которых находится вся полнота экономической, политической и идеологической власти, которую они используют в сугубо корыстных целях. Революция неизбежна и необходима, ибо без ликвидации такой власти невозможно дальнейшее существование и развитие общества. Вместе с тем, революция – это катастрофа, сопровождающаяся преступлениями против человечности, прежде всего со стороны господствующих сословий. Что касается революционных сил, то их действия, несмотря на всю решительность и наступательность этих действий, в принципе, являются необходимой обороной. Но революционные силы неоднородны, внутренне противоречивы. Поэтому в ходе революции с их стороны неизбежны рецидивы превышения необходимой обороны. Если революция есть явление крайне противоречивое, но, в основе своей, - прогрессивное, то контрреволюция, по существу, есть преступление против человечности, так как она не только тормозит прогресс общества, но делает его невозможным.

Социалистическая революция отличается от антифеодальной тем, что она решает задачу не свержения существующего строя (его в переломный период цивилизации просто нет и свергать нечего), а, наоборот, перед ней стоит задача развить  и структурировать деформированное общество в новый общественный строй. В связи с этим она, в отличие от антифеодальной, есть революция не только без революционного безумия, но, наоборот, она возможна лишь при возрастании ясности понимания общественным сознанием путей и средств совершенствования общественной жизни.

Антифеодальные революции кладут начало переломному периоду цивилизации, в течение которого обществу предстоит пережить поистине величайшие революционные изменения. Если в начале этого периода главную роль в жизни абсолютного большинства людей играют семейно-родственные и другие отношения общинного типа, а отношения экономические, политические и культурные в значительной степени подстраиваются под эти отношения общинного типа, то в конце - наоборот, основная роль перейдет к экономическим, политическим, культурным отношениям, которые к этому времени выйдут на принципиально новый уровень своего развития. Они трансформируются и интегрируются в целостный общественный строй. Что касается отношений общинного типа, в том числе семейно-родственных, то они утратят былое значение и сохранятся в виде рудиментов первичной социальности.  Такие изменения будут означать завершение переломного периода цивилизации и начало третьего ее периода, который будет началом нового общественного строя - строя зрелой социальности.

Представление о том, что социалистическое общество можно построить, является утопическим. С социализмом все обстоит значительно сложнее. Общество - живой саморазвивающийся организм. Социализм же - определенный этап саморазвития общества. Перед людьми, считающими себя социалистами, стоит задача не строить социализм, а активно участвовать во всемерном развитии экономических, политических и культурных отношений, ибо через развитие этих отношений происходит саморазвитие современного общества. Социалистические прогрессивные силы - не строители социализма, а наиболее активная часть движущих сил саморазвития общества, идущего к социализму.

Перед учеными стоит задача определить критерии того уровня, которого должно достигнуть саморазвивающееся общество, чтобы стать обществом социалистическим. Но уже сейчас очевидно, что на пути к социализму необходимо преодолеть современное разделение труда в такой степени, чтобы труд большинства, а, в конечном счете, абсолютного большинства людей, стал таким подлинно творческим, каким сегодня он является лишь для ничтожного меньшинства. Такой труд бескорыстен и не подлежит нормированию. Да это, собственно, уже не труд, работа, а жизнедеятельность, включающая в себя цель человеческого существования. Сущностью социальной жизни является творчество - процесс, в котором одновременно: развиваются способности людей и создаются средства развития этих способностей. Люди, потребляющие материальные и духовные результаты творчества, но непосредственно, или хотя бы косвенно, не участвующие в познании и создании нового, ведут по существу, не социальную, а предсоциальную жизнь.

Путь к социализму возможен только через социальную, в том числе, и классовую борьбу. Но не через уничтожение капитализма, а путем усиления контроля над ним и изживания социальных условий, его порождающих. Идеологи известного толка говорят, что капитал изменяется и, оставаясь фактором извлечения прибыли, становится фактором социального прогресса. Но они не видят или не хотят видеть, что капитал служит социальному прогрессу под системным политическим и морально-идеологическим давлением со стороны остального общества. Задача прогрессивных сил убедить и заставить капиталистов ориентироваться на социальные цели, на научно-технический прогресс, на создание условий для совершенствования рабочей силы. Капитал действительно способен приобретать «человеческое лицо», Но он никогда его не приобретет  в подлинном смысле этого понятия, пока целью его остается получение прибавочной стоимости. Капиталистические отношения всегда будут потенциальным и актуальным источником острейших социальных противоречий. Поэтому внимание к его контролю со стороны государства и общественных сил должно только усиливаться.

Все вышеизложенное имеет непосредственное отношение как к общественной науке, так и к научной идеологии, являющейся идеологией прогресса, ибо идея прогресса - центральная идея общественной науки. Научной идеологии сегодня приходится во многом заново пробивать себе дорогу к сознанию людей. Ее главные задачи на этом пути: 1) доказать, что она не имеет ничего общего с рядом постулатов ленинско-сталинской идеологии, сыгравшей позитивную революционную роль, но не способную служить постреволюционному обществу, 2) бороться с идеологией мировой реакции - космополитизмом, с этническим национализмом и разоблачать попытки поставить на службу контрреволюции православную и другие традиционные религии.

Для того, чтобы успешно решать стоящие перед ней задачи, научной идеологии важно четко представлять, какое место она занимает в ряду других идеологий. А для этого важно понять, что такое идеология как социальное явление. Человек нуждается в истинных знаниях об окружающем мире и о себе для того, чтобы руководствоваться ими во всей своей жизни. Это значит, что он нуждается в идеологии, которая только и может дать такие знания. Но идеология не только вооружает человека необходимыми знаниями, но и создает условия для реализации возрастающей потребности у людей жить все более массовыми общностями.

Идеология имеет свою историю. В своем развитии она проходит три ступени: 1) языческая религия, обслуживающая родоплеменные общности и создающая предпосылки к образованию этноса, 2) мировая религия, обеспечивающая существование этнической общности и подготавливающая ее перерастание в нацию, 3) научная идеология прогресса - идеология национальной общности, включенной в процесс глобализации. Поскольку развитие различных частей человечества происходит весьма неравномерно, все эти идеологии сосуществуют в течение всей цивилизации и до настоящего времени. Вся логика развития человечества и самой идеологии говорит о том, что будущее за идеологией прогресса. Но и она не вечна. С помощью ее человеческое общественное сознание достигнет такого уровня развития, при котором не будет нуждаться в идеологической форме своего существования: все, что доказывает и в чем убеждает идеология, будет людям самоочевидным. Иными словами, они будут постигать это в процессе непосредственной своей жизнедеятельности.

В настоящее время общественное развитие невозможно без ведущей роли научной идеологии прогресса, поскольку догматические идеологии перестают отвечать идеологическим требованиям современной культуры, которая немыслима без науки. Научная идеология - составная часть науки, которая - как и религиозная идеология - постигает истину, но делает это по-своему и никогда, в отличие от религии, не претендует на истину в последней инстанции.

Следует обратить внимание на родство религиозной и научной идеологий: они выполняют одну и ту же социальную функцию - удовлетворяют потребность человека в истине. Но истины религиозные и научные далеко не всегда совпадают. Поэтому есть многое, что объединяет их и делает потенциальными союзниками, а есть и то, что превращает их в соперников или даже порождает борьбу между ними. У научной идеологии с ее «гибкостью», вытекающей из самой ее природы, значительно слабее противоречия с религиозными идеологиями, чем у последних между собой. Научная идеология, раскрывая сущностное единство всех идеологий, способна к их объединению для решения современных социальных проблем. Творческая научная идеология полностью осознает, что она - итог развития всей культуры, в том числе и той, которая в течение тысячелетий существовала и развивалась в религиозной форме. Поскольку религиозная культура служит базой и исторической предтечей светской культуры, то она не может быть враждебна последней, а, значит,  - и творческой идеологии, являющейся формой существования светской культуры. Борьба между религией и атеизмом, которая имела место в истории, была во многом аналогичной той, которую вели и ведут между собой религии, ибо атеистическая идеология того времени оставалась в значительной степени догматической. Атеизму творческому чужда какая-либо враждебность к религиозной идеологии. Раскрывая сущность религии, ее исторически преходящий характер, он не борется с ней, а тем более - с религиозной культурой. Более того, он включает эту культуру в культуру светскую, то есть сохраняет ее, освобожденную от всего мистического, что в ней есть.

Мировые религии переживают сегодня глубочайший кризис. С одной стороны, благодаря их консервативному характеру, они используются как идеологическое оружие современными реакционными силами, но с другой, - они сегодня, как никогда в прошлом, испытывают потребность служить социальной справедливости, а также обнаруживают стремление к обновлению, противодействию омертвелому, отжившему. А это уже делает их естественными союзниками прогрессивных сил, а значит - и идеологии прогресса. Современное духовенство и верующие - это совсем не те, что были сто лет назад. Об этом можно судить хотя бы по книге «Русская доктрина», изданной в 2006 году. Не меньше изменились и сторонники идеологии коммунизма. Об этом свидетельствует, между прочим, и теория общественного воспроизводства, которая, безусловно, является коммунистической, ибо рассматривает всю историю людей как процесс поэтапного движения их к подлинно человеческой жизни - коммунизму. Многие выводы указанных  доктрин о бедственном состоянии нашей страны и о возможных выходах из него - не только близки, но и полностью совпадают. Это ли не основа для объединения всех патриотов России против ее врагов?

Большинство людей в России - патриоты. Почему же власть, богатство, средства информации в руках контрреволюционного меньшинства? Ответ может быть только один: отсутствует организационное единство патриотов. Между тем патриоты есть во всех партиях и общественных движениях страны. Наиболее компактно их присутствие в КПРФ. По логике вещей эта партия должна инициировать единение патриотов. Но этого не происходит.  Коммунистические партии России, Украины и других государств - бывших союзных республик - в условиях современной контрреволюции отчасти скорректировали свои идеологические позиции. Они взяли правильный курс на сближение с верующими традиционных религий в целях совместной защиты интересов русской нации, являющейся надконфессиональной и надэтнической общностью патриотов России. Однако дальше этого они не пошли.

Ошарашенные кровавым контрреволюционным переворотом 1993 года, коммунисты до сих пор пребывают в состоянии шока и не видят, что «на дворе» вызревает новая антифеодальная революция, аналогичная той, которую в 1917 году осуществили наши отцы, деды и прадеды. Они начали понимать, но еще не поняли в полной мере, что только объединенные силы патриотов способны освободить Россию от власти контрреволюции и открыть ей путь к социализму. Об этом свидетельствует, в частности, отчужденность КПРФ от партии «Справедливая Россия», которая также состоит, в основном, из русских патриотов и с которой ее объединяет актуальнейшая сегодня идея социальной справедливости. Если бы КПРФ стала партией русских патриотов и освободилась от космополитического налета - идеи пролетарского интернационализма,  она легко могла бы привлечь к себе тех, кто идет сегодня за мелкими левоцентристскими партиями, которых контрреволюционным властям без труда удается держать на коротком поводке. Ей также легко было бы найти общий язык по многим вопросам с НДПР, зараженной этнонационализмом, но имеющей программу, в основном, патриотическую. Патриотизм ее утрачивается лишь тогда, когда ее лидеры начинают завидовать украинским, прибалтийским и иным этнонационалистам, преступным образом оказавшимся у власти.

Патриотов немало и среди тех, кто одурачен демагогией политиканов и голосует за контрреволюционную «Единую Россию» - партию коррумпированных чиновников. Есть, надо думать, патриоты и в ЛДПР. Очень стыдно, что у нас в России есть партия, возглавляемая клоуном, который вот уже двадцать лет кувыркается на политической арене, чтобы скрыть свое истинное лицо слуги олигархов. Стыдно, что у нас так много маргиналов, не способных понять всей мерзости их лидера, прикидывающегося то дурачком, то патриотом, то русским националистом, а то и откровенным хамом.

Итак. Патриотическое движение пребывает в самом плачевном состоянии. Между тем без объединения патриотов у России -  нет будущего. Так или иначе, но их объединение должно состояться. Это произойдет тогда, когда будет понято, что русская идея, в которой так нуждается наше общество, есть идея русского патриотизма.

«Единая Россия» - партия правящих чиновников, возглавляемая Путиным, пытается прикрыть свой срам бутафорским «Народным фронтом». Под «дымовой завесой» болтовни о модернизации и о «фронте» контрреволюция продолжает разворовывание народного добра и предпринимает новую попытку идеологического наступления под старым лозунгом «десталинизации». Контрреволюционная ненависть к русской революции 1917 года и к одному из ее вождей - Сталину - вновь выплеснулась во всем своем отвратительном виде.  Теряя всякий рассудок и совесть, ставят знак равенства между революционером, посвятившим всю свою жизнь интересам народа (насколько и во всем ли удачно - вопрос второй), - Сталиным и одним из махровых реакционеров, каких только знала история, - Гитлером.

Если сравнивать Сталина с кем-то  из исторических личностей, то я бы  сравнил  его с так ревностно почитаемым во Франции Наполеоном. Между Наполеоном и Сталиным много общего, и по тому, какое место они занимали в истории, и по той роли, какую они сыграли в ней. Во-первых, диктаторская власть того и другого стала возможной и необходимой на последних этапах антифеодальных революций во Франции и в России. Во-вторых, Франция и Россия при них достигли такого могущества и такого влияния на историю всего человечества, какого они не имели никогда в прошлом. В-третьих, с завершением их власти завершаются антифеодальные революции и начинается контрреволюция: во Франции - власть Бурбонов, в России - сначала хрущевско-брежневская ползучая контрреволюция, затем - контрреволюционный переворот 1993 года «ельциноидов».

Много общего у Наполеона и Сталина в тех методах и средствах, какими они осуществляли свою диктаторскую власть: и тот и другой шли на любые жертвы при достижении намеченных ими целей. Общим было и то, что они сыграли весьма противоречивую роль в истории различных стран и народов Европы, и не только ее. И, наконец, общее у них то, что, будучи героями соответственно французской и русской наций, Наполеон не был этническим французом, а Сталин - этническим русским.

Конечно, между Наполеоном и Сталиным есть серьезнейшие различия. Если первый зарвался в своих воинских успехах настолько, что возмечтал о мировом господстве, то второй никогда не ставил перед собой такой задачи. Если первый со своей бредовой идеей завоевания мира превратился в агрессора (за что и получил «по зубам» в России), то второй весь свой организационный и воинский талант направил на защиту своего Отечества.

Что касается десталинизации, то этот очередной бред «заклятых друзей» России говорит о том, что давно пора осуществить десионизацию России. Сталин в свое время очистил партию и страну от агентуры мирового сионистского финансового капитала в лице Троцкого и троцкистов. Именно их преемники дворковичи, плотным кольцом окружающие как президента, так и премьер-министра, затеяли возню вокруг имени Сталина.

Современное человечество переживает два взаимосвязанных процесса: процесс глобализации и революционный процесс избавления от феодального общественного строя, сохранившегося во многих странах мира, и от международных отношений, которые до сих пор остаются отношениями феодального типа. Каждый их этих процессов сам по себе противоречив, а вместе они составляют картину, выраженную в известной сентенции: «безумный, безумный, безумный мир!». Постараемся разобраться в клубке этих противоречий.

Что собой представляет современный процесс глобализации? Этот процесс имеет свою предысторию. С начала цивилизации начинается формирование этносов путем интеграции родственных родоплеменных структур. Этносы, в свою очередь, служат базой возникновения наций. Сейчас человечество состоит из наций, этносов и таких родоплеменных образований, которые еще не определись как этносы. Все эти общности с различным уровнем социального развития, являющиеся субъектами современного процесса глобализации, усложняют его, делают противоречивым и не одинаковым по темпам в различных регионах мира. Процесс глобализации связан, прежде всего, с межнациональными отношениями. Нация складывается из этносов, из людей различных религий и атеистов. Они представляют собой надэтнические и надконфессиональные общности патриотов своей страны. Эти общности объединяют экономические, политические и культурные национальные интересы, удовлетворение которых требует все большего сотрудничества с другими нациями и народностями. Именно поэтому нации выступают инициаторами глобализации. По этой же причине нации, являющиеся общностями патриотов, в меньшей степени подвержены национализму, нежели этносы, которые сохраняют в себе родоплеменные черты.

Процесс глобализации - явление, безусловно, прогрессивное - сегодня подвержен извращению в результате подчинения его интересам мирового сионистского и англосаксонского финансового капитала. Реакционные силы современности, используя мировой финансовый капитал, военно-политическую силу англо-американо-израильского триумвирата и космополитическую идеологию, творят свое черное дело: сдерживают и уродуют процесс глобализации, разделяя народы на богатых и бедных; разрушают национальные культуры; поддерживают контрреволюционные режимы и стремятся подчинить своему контролю антифеодальные революции - то есть делают все, чтобы завести в тупик и придать им контрреволюционный характер.  Реакционным силам удается держать общественное сознание человечества в помутненном состоянии. Благодаря этому до сих пор отсутствует в мире объединение прогрессивных сил, способное противостоять этой реакции. Даже такое движение - объективно направленное против господства мирового финансового капитала - как движение антиглобалистов, оказывается в значительной степени дезориентированным, что следует из самого его названия. Сегодня у прогрессивных сил мира, у патриотов всех стран и народов - два общих врага: мировая финансовая олигархия и этнический национализм, имеющий тенденцию распространиться по всему миру. Мировой финансовый капитал начинает переживать глубокий кризис. Ослабление его господства создает условия для объединения патриотических сил всех стран и народов для того, чтобы вырвать из рук мировой реакции мировые финансы, международные организации, прежде всего – ООН, освободиться от насилия мирового жандарма США и покончить с тлетворным разрушающим влиянием идеологии космополитизма на общечеловеческую и национальные культуры. Только в этом случае человечество будет в силах предотвратить демографический коллапс (вымирание одной части людей от голода, а в другой - от эгоизма), термоядерную и экологическую катастрофы. Всё это прогрессивные силы смогут сделать, только вооружившись научной  идеологией прогресса, теоретической базой которой является возрождающаяся общественная наука. Надеюсь, что предлагаемая в данной статье теория общественного производства послужит возрождению научного знания о путях и средствах движения людей в Будущее, которое пока еще у них есть.

________________

Об авторе: Бородин Евгений Тимофеевич, доктор философских наук, кандидат исторических наук, профессор.

См также предыдущую статью автора на сайте ДЗВОН: Е.Т.Бородин. Россия накануне новой антифеодальной революции, а также электронную публикацию его книги в библиотеке нашего сайта:  Бородин Е.Т. В каком обществе мы живём. Монография. М., 2011. С.161.

См. ранее опубликованную на сайте ДЗВОН другую статью с близкой тематикой:  Полина Федотова. Час Быка: размышления на развалинах державы

 

Последнее обновление ( 04.09.2011 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей