12.12.2018 г.
Главная arrow Главная arrow Леонид Ивашов. Духовный потенциал российской геополитики





Леонид Ивашов. Духовный потенциал российской геополитики Печать E-mail
Автор - публикатор   
10.12.2011 г.
От редакции ДЗВОН. Прежде, чем изложить сюжеты выступления докладчика в Новосибирске, приведем ислючительно важную видеозапись обращения Л.Г.Ивашова к молодежи, вышедшей в последни дни на улицы с протестами против фальсификаций выборов и системы социальной несправедливости.


В начале марта в Новосибирской Высшей школе политики, которая работает при Сибирском институте международных отношений и регионоведения (СИМОиР), с циклом лекций выступил Леонид Григорьевич Ивашов, генерал-полковник, в 1996 - 2001 годах - начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ, президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, профессор МГИМО (У).
Л. Г. Ивашов - фигура в чем-то уже легендарная и не только потому, что он был, как тогда говорили «главным дипломатом Министерства обороны» в те годы, когда ослабленная Россия столкнулось с расширением НАТО на Восток, агрессией североатлантического альянса в Югославии и войной в Чечне. Ивашов тогда сыграл огромную роль в нашей оборонной внешней политике, но кроме этого он - один из ведущих российских военных экспертов, стал авторитетным политиком, президентом Академии геополитических проблем, которая собрала в своих рядах целый ряд оригинальных современных российских мыслителей и общественных деятелей.
В своих лекциях Ивашов поднял широкий спектр проблем: от геополитической структуры мира в начале XXI века до возможности реализации «египетского сценария» в современной России. Понятно, что в одой статье невозможно пересказать то, о чем шла речь в течение многих лекционных часов. Поэтому остановиться хотелось бы на другом. Генерал
Ивашов дал подробную характеристику современной геополитики как науки и как разновидности политической идеологии. Но одновременно он выразил собственное видение геополитики, собственный подход к ее пониманию и построению. И это, пожалуй, самое интересное в его лекциях. Мы можем даже сказать, что Ивашов предложил собственную трактовку геополитики, вводя в нее такие характеристики как нравственность, совесть и долг применительно не к отдельным людям, а целым народам. Такой подход особенно актуален для современной России, в которой из всех кризисов главным становится кризис духовно-нравственный. Поэтому коротко о «геополитике по генералу Ивашову».
Но сначала краткий экскурс в историю русской геополитической мысли, иначе мы не поймем то новое видение геополитики, которое предлагает Леонид Григорьевич Ивашов.

Тернистый путь российской геополитики
Еще с четверть века назад термин «геополитика» был экзотичным и чуждым для нашей страны. Считалось, что это разновидность «агрессивных доктрин империализма». Вот как определялась геополитика в «Кратком политическом словаре» за 1989 год (между прочим, разгар перестройки): «Геополитика - направление буржуазной политической мысли, основанное на крайнем преувеличении роли географического фактора в жизни общества». Еще, конечно, говорилось о том, что геополитика была популярна в нацистской Германии и вообще это что-то антигуманное. В самом слабом фантастическом романе братьев Стругацких «Обитаемый остров» (по которому Ф. Бондарчук ухитрился поставить совсем уж бездарный фильм) главный герой, попавший на чужую планету, вместе с ее аборигенами, находящимися под властью тоталитарного режима в качестве обязательного чтения изучает учебник геополитики. Иными словами геополитика и в иных мирах античеловеческая наука.
Так что единственное позитивное упоминание о геополитике советский человек мог обнаружить разве что в картине Сальвадора Дали «Геополитический младенец, наблюдающий рождение нового человека». Впрочем, и Дали считался в советское время чем-то буржуазным и глубоко реакционным.
Реабилитация геополитики в нашей стране на уровне академической науки произошла только в 90-е годы. Вот как геополитика определялась в Российской социологической энциклопедии под редакцией академика Г. В. Осипова (издание 1998 года): «Геополитика - междисциплинарное научное направление, изучающее зависимость внешней политики государства и международных отношений от системы политических, экономических и военных взаимодействий, обусловленных географическим положением страны и другими физическими, экономическими, географическими факторами (климатом, природой, ресурсами, населением и т.д.)».
Определение хотя и не всеобъемлющее, но вполне научно корректное. Однако, я не зря написал, что реабилитация геополитики произошла только в академической науке, но не в официальной политике современной России. Для большинства представителей современной российской власти геополитика по-прежнему что-то непонятное и чуждое. Подозреваю, что все дело в психологии наших сегодняшних политиков, которые исходят из принципов «баблополитики» - «деньги решают все!». И вдруг какая-то геополитика, которая говорит о важности и значимости других ресурсов, иногда совершенно не имеющих реального денежного эквивалента.
Поэтому-то так трудно пробивает себя дорогу геополитика в современной России, но она ее пробьет, тем более что наша страна имеет солидную и уникальную геополитическую школу. Эта школа начала формироваться практически одновременно с тем, как западными учеными и политиками Ф. Ратцелем, А. Мэхеном, Х. Маккиндером, Р. Челленом закладывались основы современной геополитики.
Точнее было бы даже сказать так. С геополитикой в России произошло примерно то же самое, что и с философией. В России не было классической философии по западному типу. Наша философия - «литературоцентрична». Она растворена в литературе, публицистике и в ряде случаев тесно связана с религиозной тематикой. То же самое мы можем сказать и геополитических идеях русских мыслителей. Причем это не зависит от их идейной направленности. Все глубокие русские мыслители - либералы или консерваторы, революционеры или охранители не могли пройти мимо важнейшего факта нашей истории и актуальной политики - огромной роли огромных пространств России.
В этой связи еще П. Чаадаев писал, что «история России - это ее география». А Н. Бердяев отмечал, что «пейзаж русской души соответствует пейзажу русского пространства». Великий русский историк В. Ключевский изучал огромную роль колонизации новых земель в истории России. Ему принадлежит известное выражение: «Россия - это страна, которая колонизуется». Мотив роли российских пространств в ее истории продолжался разрабатываться и мыслителями русской послереволюционной эмиграции, например известным философом И. Ильиным. В целом, русские мыслители вполне отвечали критерию, сформулированному одним из основателей геополитики немецким географом Ф, Ратцелем: «Великие народы те, которые обладают чувством пространства».
Причем, еще раз отметим, что это «чувство пространства» проявлялось даже у тех политиков в России, кто мыслил в совершенно иных категориях, например, марксистских и классовых. Например, В. Ленин в своей работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», говоря о причинах победы большевиков в гражданской войне, вдруг забывает о классовом подходе и пишет о том, что красные победили во многом благодаря огромности российских пространств и плохим средствам сообщения, т.е. в первую очередь плохим дорогам.
Однако «чувство пространства» в России имело и еще одно важное измерение. Это постоянное ощущение «серединного положения» России между двумя огромными культурно-историческими мирами - Западом и Востоком. Эта геополитическая уникальность России отражена в идейных построениях практически каждого оригинального русского мыслителя, а также политиков и военных, достаточно перечитать, что говорил и писал о восточном и западном векторах российской внешней политики покоритель Кавказа генерал Ермолов.
Немалое внимание в русской геополитической мысли уделялось и таким факторам судьбы России как суровый климат и обилие природных ресурсов.
В начале ХХ веке в России начинают формироваться и собственные геополитические школы. Они не успели в полной мере оформиться до крушения российской империи в 1917 году. И если бы это оформление успело произойти и найти свое выражение в геостратегических концепциях власти, то судьба Российской империи была бы другой.
Как пример, можно назвать изданный незадолго до Первой мировой войны на деньги известного промышленника В. Рябушинского сборник «Великая Россия» (под редакцией П. Струве). В этом сборнике обосновывалась необходимость новой «восточной ориентации» российской внешней политики, но не на Босфор и Дарданеллы, а на Китай и Маньчжурию, где уже существовал такой уникальный феномен как КВЖД, которая была не железной дорогой, а чем-то вроде нового квазигосударства. Но все эти теоретические построения не стали «реальной политикой».
Как не могли ими стать и сформулированные уже в эмиграции идеи геополитической школы евразийцев (впервые изложенные в 1921 году в вышедшем в Софии сборнике «Исход к востоку»).
Однако ряд этих геополитических идей и школ стихийно (а может быть и не всегда стихийно) воплощался в жизнь во внешней политике СССР.
Сегодня, когда происходит возрождение на новом этапе российской геополитической школы, все это идейно-теоретическое наследие становится востребованным. Хотя возможно мы и сами еще не осознаем весь масштаб идейного наследия геополитической мысли, полученного от наших великих предков. Например, в геополитическом контексте вполне возможно осмысление учения русских космистов, а также академика В. Вернадского о ноосфере и А. Чижевского, который ввел в политику и историю фактор Космоса. В форме гипотезы о роли Космоса и еще неизвестных энергий, проявляющихся в виде «пассионарных толчков» писал и неоевразиец Лев Гумилев.

Нравственное измерение геополитики

Однако не зря стрежнем русской культуры была ее великая литература, а ее центральными идеями были идеи поисков правды, справедливости и добра.
Поэтому и к традиционным факторам геополитики: пространство, население, ресурсы и т.д. вполне возможно добавлять и духовно-нравственные параметры. Их сложно сформулировать, трудно описать внутренние законы их эволюции, они не измеримы в количественных, физических параметрах, но они реально существуют. И примеров их влияния на судьбы народов и даже великих империй не мало. С точки зрения наличных геополитических ресурсов: демографических, территориальных, военных и технологических Рим периода упадка значительно превосходил раннюю Римскую республику. Но почему в одном случае мы видим рост и расширение, а в другом случае - деградацию и упадок? Без анализа духовно-нравственного состояния соответствующих обществ этого не понять. И примеров таких в истории не мало. «Разруха всегда начинается в головах», а еще точнее, в совести и нравственности больших человеческих сообществ. Современная Россия, не смотря на все пережитые катаклизмы, все еще обладает крупнейшим в мире геополитическим потенциалом. Но он может так и остаться нереализованным, если не произойдет духовно-нравственного возрождения русских и других коренных народов России.
Поэтому-то исследование нравственного измерения геополитики становится важнейшей задачей общественной мысли современной России. Одному философу, мыслителю, писателю и общественному деятелю эта задача не по плечу, только всей национальной и патриотической элите России, которая пока еще только формируется. Но что по силам отдельному человеку и что делает генерал Ивашов - это поставить проблему возрождения общенациональной нравственности как задачу формирования важнейшего геополитического ресурса. Это он делает во всех своих работах, статьях, выступлениях. В том числе и в данных лекциях.
Ивашов говорил о доминирующем значении культурно-цивилизационного кода, который сбирает воедино и держит нацию как единую целостность, способную выстоять перед лицом всех внешних и внутренних вызовов. По его мнению, в России стержнем этого культурно-цивилизационного кода является совесть. Вокруг нее выстраивается религия, мораль, культура, экономика и политика. Разрушение этого стержня приводит к эрозии всего остального и к очередному Смутному времени, выход из которого происходит только через восстановление стержня совести. Таким образом, совесть в России - важнейший элемент национальной традиции. Конечно, бессовестные люди были и будут всегда, но важно, чтобы в общественной морали совесть считалось важнейшей ценностью. Но когда именно господствующая мораль (как это происходит сейчас) пытается отменить совесть и заменить ее неким формальным законом («разрешено все, что не запрещено законом»), тогда и начинает не только нравственный кризис, но и геополитический коллапс России.
Не случайно, поэтому генерал Ивашов в Москве со студентами даже ведет семинар под характерным названием «Может ли бессовестный человек быть русским?» Ответ на этот вопрос для ведущего семинара ясен. Но Ивашов исходит из того, что кризис нравственности, эрозия совести нации происходит сегодня не стихийно и спонтанно, а вполне целенаправленно и управляемо. Поэтому он и говорит о том, что в конце ХХ - начале XXI века духовно-нравственная сфера, общественное сознание стали главным полем геополитического соперничества и именно здесь, а не в гонке ракетно-ядерных вооружений наши геополитические соперники добились наибольших успехов, после чего смогли начать процесс переидентификации российской цивилизации. Если этот процесс будет доведен до логического конца Россия, со всем ее огромным геополитическим потенциалом, станет всего лишь придатком Запада и утратит свою историческую субъектность.
Актуальность этих идейных посылок Ивашова можно проиллюстрировать и от противного, рассмотрев некоторые современные американские политические концепции. Например, идею опоры на «мягкую», «гибкую» силу, сформулированную в книге известного американского политолога Джозефа Ная, который в одно время был заместителем министра обороны США, возглавлял Национальный совет по разведке и активно вырабатывал внешнеполитическую доктрину США как раз в тот период, когда произошел распад СССР, а США сделали заявку на мировую гегемонию. Кстати, Най в Соединенных Штатах как эксперт гораздо более известен, чем приснопамятный Бжезинский. Другое дело, что Бжезинский в России сейчас известен настолько, что им можно пугать детей. А имя Ная известно только специалистам. Кстати, первый русский перевод книги Д. Ная «Гибкая власть» был сделан у нас в Новосибирске директором фонда социопрогностических исследований «Тренды», доктором философских наук В. И. Супруном в 2005 году.
Так вот, Най считает, что время доминирования во внешней и внутренней политике государств традиционной «жесткой власти» («hard power») закончилось, на передний план выходит «мягкая», «гибкая власть» («soft power»). То есть оружие, военное и иное насилие, а также прямой подкуп перестают быть эффективными средствами политической борьбы. На первое место выходит влияние, продвижение (а в идеале и навязывание своим оппонентам) собственных ценностей и духовных стандартов. То есть Най говорит то же что и Ивашов, но другими словами - борьба сейчас ведется главным образом в духовно-нравственной сфере. Мы пока эту борьбу проигрываем, но кроме мощного геополитического потенциала у России всегда был и мощный духовный потенциал (гораздо более мощный, чем у Запада). Задача состоит в том, чтобы собрать его воедино и сконцентрировать для мощного духовного контрнаступления. И в этом состоит главная задача всех патриотов России вне зависимости от политических нюансов разногласий между ними.

Юрий Курьянов

 

Академия геополитических проблем

Последнее обновление ( 10.12.2011 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей