14.08.2018 г.
Главная arrow Общество arrow А.Б.Попов. Способны ли мы понимать историю?



А.Б.Попов. Способны ли мы понимать историю? Печать E-mail
Автор - публикатор   
20.01.2013 г.

Свет похож на торг, где вечно,

Надувать других любя,

Человек бесчеловечно

Надувает сам себя.

              Н.Некрасов

 

На протяжении двух десятилетий гражданам России вещатели, стоящие у гашеток СМИ, вдалбливают, что мы на пути освоения западных свобод и плюрализма и что это чуть ли не главное завоевание реформ, погружающих страну по многим параметрам в небытие. Разрушающими общественное сознание стали антисоветизм, антикоммунизм, внушение, что Октябрьская революция и 70 лет Советской власти есть результат насилия большевикоpopov_a_b_3.jpgв, свернувшего Россию с движения к общечеловеческой цивилизации. При огромном обилии слов, порочащих наше советское прошлое и её героев, льющихся за последние годы на головы граждан, когда уже почти каждый человек уверовал, что он уникум, что все люди разные и просто не может быть одинакового, солидарного восприятия любых явлений нашей жизни, - нет возможности оспорить установившиеся убеждения. Остается надежда только на упорное и последовательное донесение до людей суждений, способных повернуть их к здравомыслию. Такая  скромная попытка предпринята в предлагаемой статье. Она возникла из многолетних моих раздумий и чтения многих авторов, поэтому не будет лишена эклектизма и, возможно, непоследовательности, за что автор приносит свои извинения.

Прежде всего, задумаемся о фетиши «свободы личности» и «правах человека». И приведу здесь суждение только одного человека, которое, как мне кажется, должно быть убедительным – настолько оно очевидно. Митрополит Иоанн Петербургский и Ладожский в 90-х годах ушедшего века написал:

«Юридически – правовая основа демократии – тезис о естественных (прирожденных) правах человека, на реализацию которых посредством формального законодательства должна быть направлена вся работа государственного механизма. По сути своей она является лишь абсолютизацией индивидуализма, свойственного западноевропейскому “менталитету” и исторически чуждому русскому национальному и религиозному самосознанию. Воплощение в жизни общества идеи о “правах человека”, превращенной в правовую догму и не уравновешенной – ни нравственно, ни юридически – идеей “естественных обязанностей”, свойственных каждому гражданину ведет ни к чему иному, как к неизбежной деградации общественной морали и нравственности, разрушению самого соборного тела народа…

Экономическая основа демократии – финансовый, спекулятивный капитал. Это им сконструирована современная бездуховная “технологическая” цивилизация, в которой человек лишается последних остатков совести и душевного здравия, превращаясь в полуживотное-полумеханизм – безличный винтик в гигантской машине, имеющей единственную всё поглощающую цель: деньги, деньги, деньги»…

Увы, ни Православная церковь, ни духовные пастыри российского цивильного общества не приняли на щит своего служения противоборство такой античеловеческой сущности реставрированного капитализма в России…

Теперь попробуем задуматься, опираясь на суждения некоторых авторитетов, о механизмах, причинах исторических событий. Лев Толстой писал:

«Каждый человек живет для себя, пользуется свободой для достижения личных целей и чувствует всем существом своим, что он может сейчас сделать или не сделать какое-то действие, но как скоро он сделает его, так действие это, совершенное в известный момент времени, становится невозвратимым и делается достоянием истории, в которой он имеет несвободное, предопределенное значение…

            Есть две стороны жизни в каждом человеке: жизнь личная, которая тем более свободна, чем отвлеченнее её интересы, и жизнь стихийная, роевая, где человек неизбежно исполняет предписанные ему законы.

            Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием достижения исторических целей. Совершенный поступок невозвратим, и действие его, совпадая во времени с миллионами действий других людей, получает историческое значение…»

            Это созвучно рассуждениям Ф.Энгельса:

            “Мы делаем нашу историю сами, но, во-первых,  мы делаем ее при весьма определенных предпосылках и условиях… Во-вторых, история делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных воль, причем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять-таки, благодаря массе особых жизненных обстоятельств…каждая воля участвует в равнодействующей и поскольку включена в нее”.

            Приняв справедливыми эти взгляды на причины исторических событий, казалось бы, любой здравомыслящий человек должен воспринимать как безграмотные, надуманные все современные  писания о насильственной роли большевиков в «Октябрьском перевороте» и в становлении Советской власти. Ну, как могла партия большевиков, численность которой достигала накануне Октября 1917 года около 300 тыс. членов,  сосредоточенных в основном в двух столицах и еще в тройке городов, - как могли большевики без участия масс обеспечить триумфальное установление в течение нескольких недель Советской власти во всей империи, протянувшейся на 10 тысяч вёрст?

Революция в России победила благодаря крестьянству, которое ясно чего хотело: вернуться с фронтовой бойни, получить достаточно земли и на ней “сесть” и работать. Именно поэтому оно пошло под лозунги Советской власти: конец войне, долой помещиков. Это “долой помещиков” веками въелось в мироощущение русского крестьянства. Деревенский “человек с ружьем” и был движителем революции и защитником Советской власти, провозгласившей и осуществившей призыв “вся земля крестьянам”. Но благодаря крестьянству – его выходу с земли в исторически неизбежную индустриализацию – было, возможно, заранее уготовано и поражение революции в будущем. Раскрестьянствование России, слом православного менталитета, переход от традиционного общества  к обществу с более развитым индивидуализмом и с большей свободой межличностных отношений при отсутствии достаточной образованности и поведенческой культуры в условиях возрастания материального благосостояния – препятствовали формированию новых традиций общежития, основанных на идеалах духовности и нравственности. Российскому, преимущественно крестьянскому, обществу не хватило временного, исторического пространства (с учетом войны 1941 - 1945 гг. и враждебного отношения “цивилизованного” Запада) для того, чтобы ему перейти из средневекового состояния в новый век, сохранив в себе, скорее всего, развив до реального воплощения заповеди человеколюбия и небрежения к обогащению. Возрастающий достаток в отсутствии противоядия от атомизации общества способствовал разжиганию эгоистических устремлений и усвоению впервые открывшегося широко для русского человека протестантского “западного порядка”: если я способнее и талантливее других людей, то почему я должен оставаться им подобен, а не брать от жизни всё, что я хочу и могу?

Мысли эти идут от попытки постигнуть: откуда, почему на поверхности общественно-политических перетасовок оказались такие самоуверенные, циничные, эгоистичные, ненавидящие свою страну и её историю люди как Ельцин, Гайдар, Чубайс, преемники Путин и Медведев, прихлебатели Сванидзе, Познер и прочая братия …

В начале 1999 года прочитал В.Кожинова о “черносотенцах” и взгляд на историю России XX века, претендующий на “постороннюю” объективность. Сегодня, да и всегда, у пишущего интеллигента не может быть никакой объективности: это просто “природное” его свойство – нанизывать историю на свой внутренний, субъективный интеллект. Все эти писатели делятся, по сути, на два сорта: сохраняющие уважение к своей стране и ненавидящие её. В.Кожинов в своем повествовании уходит от канвы общественных настроений людей, возникших из условий экономического и социального существования России в канун 1-ой мировой войны, в период развития революции и её стихии, а постоянно “сворачивает” на личности у власти, их свойства, их заблуждения или преступную натуру, забывая постоянно постижения Энгельса – Толстого, что история, её течение есть результат суммы миллионов и миллионов воль, а “выдающиеся” личности -  их отражением  с учетом всей совокупности исторических условий и особенностей.

            Определенный отпечаток мистицизма, при всей уважительности к мыслям В.Кожинова, высказанных в горький момент, когда «элита» отвернулась от своего Отечества, как мне кажется, сковывает «прощупывание» дороги правды к пониманию происходящего и будущего. Требуется более строгое и более объективное напряжение мысли, более ясное осознание что такое «русское самосознание» и его сопоставление с «западным самосознанием». Необходимо углубление в сущность Советской системы и советского бытия. Утопичность целей не может означать их порочности. Да и был ли «реальный коммунизм» (по Зиновьеву) – порочен, нежизнеспособен и достоин разрушения? Если в явной борьбе что-то происходит, значит это кому-то очень нужно. Многое, по-видимому, упирается в «свободу личности», которая оказалась, по словам Иоанна Петербургского и Ладожского, свободой от обязанностей. Православная и советская этика (и партийный Устав КПСС!) были всегда наполнены заботой о воспитании  подчинения обязанностям, - обязанностям перед семьей, обществом, государством, а значит, и перед самим собой. Мы пришли в этот мир, чтобы быть вместе. Если это вживляется в психологию личности и общества, то это неизбежно смягчает рамки несвободы и, даже, может расширять и обогащать смысл жизни.

            При всей гордости за судьбу Отечества, я не могу уйти от признания необразованности, униженности русского крестьянства, преодоление которых не исчерпалось походом на ликвидацию безграмотности. Не перестаю думать, что наше, в массе крестьянское по происхождению, общество не успело нарастить прочную культуру, впитывающую не только русские истоки, но и постижения древнего и западного мира. Слабый «нарост» культуры у нас – не от отсутствия желания и стремления у государства, а от трудного бытия страны, напрягавшейся от неизбежных войн, НЭПа, коллективизации, индустриализации, гонки за позиции на мировой арене. Недостаток культуры, на мой взгляд, повлиял и на поведение советской интеллигенции в «перестройку». Её легкая «западнизация» и произошла из-за отсутствия достаточного овладения своей культурой, стоящей на православно-коммунистических подпорках, а в поклонении Западу наша интеллигенция не разобралась в мусоре либеральных «философий», не увидела внутренней критики состояния западной цивилизации. Наши поборники «общечеловеческих ценностей» не заметили, что Запад сам обеспокоен тупиком своего развития и находится в состоянии левого поворота.

Оказалось, кто в нашей стране выше стоял на социальной лестнице, тот легче совращался  приобщением к западному рекламно-красочному базару. Ну что же, часть из них удовлетворили свои мечтания, но благодаря превращению в руины Союза и падению уровня жизни, культуры, понимания смысла бытия миллионами «простых» людей. Такова цена российского рынка, заполненного всем, что «душе угодно», правда, при сомнительном качестве товаров, особенно, продуктов питания. «Вкусна» ли жизнь у большинства? Да, забота сегодня российского общества не столько в том, чтобы физически выжить, вопрос главный, от которого душа болит, - что будет с Россией, какое будущее и духовное здоровье ждет наших детей и внуков? Кто и как остановит коррупцию, падение нравственности, наркоманию, позор, творящийся на телевидении, вернет людям и обществу устремленность к добру, высоким идеалам и целям?

            Много говорят трагизме русской революции. В.Кожинов напоминает о трагизме самого бытия. Но есть и другие философские установки, уводящие от ощущения трагизма. Следуя историческому подходу В.Кожинова, опирающемуся на объективную обусловленность тех или иных событий и явлений, неизбежно приходится вспоминать о времени, предшествующем революции. Трагизм революции был заложен предшествующими событиями: поражением России в войне с Японией, столыпинской реформой, распутинщиной, разразившейся мировой войной, поставившей под ружье 20 млн. российских крестьян и лишившей деревню работников, финансово-экономическим саботажем в снабжении русской армии, не обошедшимся без влияния иностранного капитала, да и многими, многими другими причинами.          

            Попытки в разговорах с коллегами и знакомыми подтолкнуть их к более глубокому осмыслению исторических фактов часто наталкиваются на реакцию: «люди разные, а вы готовы всех под одну гребенку толкать к единомыслию». Часто люди перевалили 50-летний рубеж, не осознав и не приняв в душу понимания, что в любой религии и у атеистов тоже человеческие отношения опираются на определенные фундаментальные ценности – понятия о добре и зле. А эти понятия, пожалуй, являются определяющими и в оценках исторических событий. Это надо же иметь какую зашоренность интеллекта, чтобы не понять, что без участия масс кучка большевиков не могла двинуть огромную Россию с разрушенной системой административных связей после февраля 1917 года к переходу к Советской власти. Что стоят суждения кабинетного гения Н.Бердяева «Мутные лица» о А.Блоке и А.Белом и их отношении к революции – суждения, окутанные мистическими символами? Надо задуматься и осознать разнородность почв, на которых выросли Бердяев, другие русские интеллектуалы и русские мужики, задавленные заботами о сохе, земле и собственном пропитании. Поклонимся Н.Некрасову, оставившему в своих стихах картину крестьянского быта с его нуждами, горем и скромными радостями. Это же огромное полотно в мельчайших деталях изобразившее картину народной жизни! Многое есть у И.Тургенева, А.Эртеля, Л.Толстого, но такого эмоционального воздействия на читателя, как у Некрасова, наверно, у них нет. Задумайтесь, почему сегодня Некрасов в забвении?

            И вот нынешние злопыхатели, взращенные советским образованием, – либо забывшие свои крестьянские корни, либо лелеющие профессорско-дворянское происхождение, – несут в СМИ чушь о нашей истории, с остервенением затаптывая в грязь все светлое, что было в советское время, отрекаясь от высокой духовности, вносимой в общественные отношения через детские, пионерские, комсомольские организации, через литературу, кино, театр, через организацию отношений в трудовых коллективах. И это движение к духовно-нравственной культуре обходилось без церковной мистики. Сегодня на фоне обилия позолоченных  куполов телевизионные каналы и другие СМИ опустились до мата, крови, пропаганды корыстолюбия, эротики, поношения советского времени. Правда, чувствуя отторжение людей от навязываемых сюжетов, телеканалы время от времени показывают старые советские фильмы. Мне кажется, у нормальных людей вызывают омерзение сливающиеся лики пресыщенных священнослужителей  и «национальных лидеров» со свечками на церковной службе – кукольные лица пигмеев человеческого духа.

            Хотелось бы добавить реплику относительно частого обвинения антисоветчиками И.Сталина в неподготовленности к войне с фашисткой Германией, за две недели, мол, сдали немцам территорию до Минска, подпустили Гитлера за три-четыре месяца к Москве. В 1812 году Наполеону русские войска позволили за два месяца дойти до Москвы и сдали французам древнюю столицу. 22 июня 41 года на СССР навалилась силища, разгромившая армии Франции и Польши, опиравшаяся на потенциал всей Западной Европы. Наша подготовка к войне включала процессы коллективизации и индустриализации, подготовку командиров запаса, явившихся на мобилизационные пункты 23 июня, наличие директивных планов на заводах, предписывающих перевод производства на военную продукцию определенного ассортимента в случае объявления войны (об этом факте почему-то сегодня забывают). Главная же подготовка к войне заключалась в воспитании  всем характером организации жизни общества в советских людях патриотизма, коллективизма, высокой духовности. Именно этот фактор оказался решающим для развертывания производства военной техники эвакуированными заводами на Восток и в поднятии организованности и боевого духа в войсках, в достижении Великой Победы.

Гибель СССР, конечно, подготавливалась давлением извне, «пятой колонной» внутри, но главная причина драматического поворота – сложение воль миллионов и миллионов воль граждан СССР – в их непротивление слому Советской власти, в бегстве миллионов членов КПСС из партии. Годы идут, многое теперь зависит от осознания большинством людей «прелестей» нынешней жизни, о которой так отозвался митрополит Иоанн:

«Сердце человека… пытаются занять уродливые безблагодатные идолы материального преуспеяния: Успех, Богатство, Комфорт, Слава. Оттого-то и свирепствует в обществе разгул разрушительных страстей – злобы и похоти, властолюбия и тщеславия, лжи и лицемерия. Но знайте все: голый материальный интерес не может стать основой народной жизни. Бизнес плодит компаньонов, вера – рождает подвижников правды и добра»…

Уточним понятие о вере – это не только вера во всесильного Бога, это и вера атеистов, всех людей в то, что жизнь человеческого общества должна быть обустроена на принципах справедливости и придания высокого смысла бытия отдельного человека.

Если Захар Прилепин («СовРосс», №146, 2012) прав в своей оценке, что «миллионы людей в России не испытывают уважения и доверия ни к одному государственному институту – ни к судам, ни к прокурорам, ни к полиции, ни к парламенту», а мы добавим, ни к органам местной власти, то существующий режим в условиях нынешних средств коммуникации, – обречен, у него нет будущего.

 

А.Б.Попов,

Дубна

 

Последнее обновление ( 21.01.2013 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей