24.01.2017 г.
Главная arrow Молодёжь arrow О.Н. Верещагин. Счастье, пропавшее без вести



О.Н. Верещагин. Счастье, пропавшее без вести Печать E-mail
Автор - публикатор   
29.01.2013 г.
Буря, которая поднялась в последние недели вокруг решения Госдумы и Совета Федерации, совершенно неожиданно «разродившихся» законом, на принятии которого давно настаивали коммунисты – законом, в который входит запрет на усыновление детей из РФ гражданами США, меня сперва поразила.
Для меня всегда было непреложной данностью, что подавляющее большинство людей в моей стране ПРОТИВ вывоза наших детей.
Поэтому дичайшая истерика, смыслом которой было: «Дайте детям быть счастливыми хоть где-то!» – заставила меня усомниться в собственном рассудке. Как такое можно?! Как можно поощрять и одобрять вывоз из страны ее будущего и при этом еще говорить о счастье и разумности?!
Лично для меня первым и единственным самодостаточным основанием для ЛЮБОГО запрета так называемого международного усыновления является простейший факт: В РОССИИ ИДЕТ БЫСТРАЯ УБЫЛЬ НАСЕЛЕНИЯ. Следовательно, осуществлять вот такой вывоз – значит усугублять демографический кризис и приближать гибель государства, страны и народа. Делают это или идиоты или предатели.
ВСЕ.
Но, немного остыв от возмущения и отойдя от столбняка, сейчас я отлично понимаю, что «протестными массами», завалившими все блоги рассказами про параолимпийскую чемпионку, которой «США дали шанс!» и подписавшими стотысячную слезницу в правительство о «судьбе несчастных детей», движут иные чувства, которые рационализмом и умом не одолеть.
Большинство из них – вроде тех же господ Макаревича и Хабенского с примкнувшими к ним массами домохозяек-сериальщиц – просто действуют не от ума, а от болезненно гипертрофированной потребности «спасти» и податливости на лозунги, помноженной на вполне заслуженную правительством нашим неприязнь. Сюда же, я думаю, можно отнести образчики чиновников вроде г-жи Голодец, искренне считающей, что 12% русских детей живут в «неподобающих» условиях и уповающей на закон о социальном патронате (который вроде бы удалось «завалить»), который облегчает тотальное осчастливливание детишек путем контроля за семьями.
Меньшая часть – это те, кто завязан на крепенький бизнес по продаже детей (30–40 тысяч евро стоит ребенок из Ленинградской области). Этим объясняется то, в частности, что так взбеленился персонал многих детдомов, так или иначе причастный к фактической работорговле.
Самая малая часть – это как раз те, кто прочитал закон до конца и внимательно. И кто видит, что закон этот перекрывает кислород их заокеанским покровителям. Тем, кто давно обосновался в России под маской всяких там НКО и готов пригреть и профинансировать кого угодно, хоть бородатого боевика. Лишь бы гадил России.
Так что там, г-н Хабенский, дети как – вне политики?..
…Но мы будем говорить о большинстве. О первой части, зачастую истеричной и нервной, а главное, по разным причинам (очень весомым) ненавидящим власть. Говорить будем на их языке. И для начала разберем ту ложь, которую им вдувают в уши и которую они повторяют…
ЛОЖЬ:
1. В РФ с 1991 года погибло 1220 приемных детей. В США – 21.
Ложь года. Потому что на самом деле с 1991 года в США был УБИТ 21 ребенок из России. А в РФ приемными родителями было за тот же срок убито 16 детей (следовательно, даже по этой цифре быть усыновленным «своими» для ребенка безопасней в… 1,37 раза). Остальные 1204 погибли от самых «обыденных» вещей вроде болезней, несчастных случаев, аварий на транспорте и т.д. О тех же нескольких сотнях приемных детей, которые по тем же причинам погибли в США, не упоминают. И ведь правильно не упоминают! Увы, но это просто жизнь с ее рисками и несчастьями.
Неправильно то, что две относящихся к разным группам цифры читают в одном и том же контексте.
2. Дети, усыновленные в США, сохраняют гражданство РФ.
Я не знаю, откуда вообще взялась эта чушь. Диму Яковлева, например, перед смертью звали Чейз Харрисон. О каком сохранении чего-то тут можно вести речь и кем надо быть, чтобы так врать?
3. В США усыновляют больных детей.
А в витрине охотничьего магазина стоит чучело медведя. Но медведей внутри вы не найдете ни за какие деньги. Даже в виде чучел. В витрине чучело стоит, чтобы вы заинтересовались и зашли.
Среди убитых в США русских детей, чья судьба стала достоянием полной гласности, БОЛЬНЫХ НЕ БЫЛО НИ ОДНОГО. А ведь по статистике, которой трясут наши олухи от детозащиты, должно было быть не менее 70 процентов. И с синдромом Дауна, и паралитики, и умирающие от рака... Американцы – они ж добрые!
НЕ-ТУ.
На данный момент усыновления за рубеж ждут до 1500 русских детей. Из них какие-то болезни или дефекты имеют от 45 до 50. И все.
4. Усыновляют только тех, кого не удалось «пристроить» тут.
Далеко ходить не будем. Одну бабушку Димы Яковлева отвергли как опекуна внука из-за слабого зрения. Вторую… да просто потому, что отвергли. И пригрозили: если будет бороться за внука, на которого уже нашелся покупатель (путающий ребенка и тамагочи), – отнимут внучку, живущую с бабушкой…
Этот пример не единичен. Отнюдь. 
5. Русские родители сами виноваты, им не нужны их дети.
В последние 3–5 лет детские дома пополняются и поддерживаются в наполненном состоянии чаще всего детьми, которых разлучают с семьями по надуманным причинам. А вовсе не из-за реальной опасности для их жизни, здоровья и нравственности. Это щупальца «ювенальной юстиции», и о них я говорил уже много раз. Просто помните: сейчас ребенок в детском доме очень часто – не сирота. И ни он, ни родители не рвались к разлуке. Они БЫЛИ РАЗЛУЧЕНЫ НАСИЛЬНО И НЕЗАКОННО, и ребенок превращен в товар.
6. Судьба каждого усыновленного отслеживается.
Госпожа Фратти (в девичестве Щелгачёва), напомню, вывезла за границу от 1200 до 1500 русских детей. Практически все они пропали без вести. Часть из тех, кто был-таки найден полицией, оказались искалечены. ИНТЕРПОЛ ЗАЯВИЛ ГОД НАЗАД: ОН НЕ МОЖЕТ УСТАНОВИТЬ СУДЬБУ ОТ 12 ДО 20 ТЫСЯЧ (!) РУССКИХ ДЕТЕЙ, ВЫВЕЗЕННЫХ ЗА ГРАНИЦУ В 1992–2010 ГОДАХ! Если брать конкретно США – детей там передают с рук на руки, из семьи в семью. Надоел – забирайте, побалуйтесь тоже… Несколько десятков за «невоспитуемость» были сосланы на «трудовые фермы». 
Господин Макаревич, так как там насчет крови-то на руках? На чьих она руках, чья кровь, по чьей вине?
7. В США нет детских домов, там детям в любом случае лучше, чем в наших детских домах.
Начнем с того, что в США – от 900 тысяч до 1,5 миллиона беспризорных детей. СВОИХ. Но с улицы брать латиноамериканца или негритенка никому не хочется. Да и белого (до 200 тысяч) не хочется тоже. Выгодней и спокойней купить здоровенького, тщательно подобранного по «медицинским банкам данных» из всяких там «Международных программ оздоровления», в которых вот уже четыре года массово принуждают участвовать наших детей. Но дело не в этом, а в том, что детские дома в США ЕСТЬ. Просто была проделана хитрая штука (по слухам, наши собираются идти тем же путем). Детские дома были разукомплектованы из громоздких заведений, в которых находились десятки, а то и сотни детей, в так называемые форсайт-семьи, «сообщества профессиональных приемных родителей», которые опекают 5–20 детишек. И все. Обычная хитрость плюс игра слов.
Детей среди таковых «родителей» любят далеко не все. Большинство соблазняются деньгами и только деньгами. А иногда – возможностью иметь под рукой участников порносъемок или полностью зависящих от них сексуальных партнеров.
И еще отдельно о США (хотя, например, детей на Псковщине, Новгородчине и в Ленинградской области покупают почти исключительно финны; иногда – англичане), раз уж шум в основном вокруг «тамошнего» усыновления.
Я хочу всем напомнить, ЧТО ТАКОЕ США для ребенка. Не для нашего – для ребенка вообще.
  Исследование, проведенное в Балтиморе, показало, что случаи доказанного сексуального насилия над детьми в приемных семьях происходят в четыре раза чаще, чем в среднем по населению.
Исследование в штате Индиана, проведенное с использованием той же методики, выявило в два раза более высокий уровень случаев сексуального и в три раза – физического насилия над детьми в приемных семьях. В детских домах уровень физического насилия в десять раз, а уровень сексуального насилия над детьми – в 28 раз превышал средний уровень по населению (преимущественно за счет насилия детей друг над другом). Оба исследования учитывали лишь официально зарегистрированные случаи насилия. Поскольку имеются достаточные данные о том, что такие случаи насилия часто замалчиваются, реальный уровень выше.
Исследование в отношении приемных детей в Орегоне и в штате Вашингтон показало, что около трети из них переживали насилие со стороны одного из приемных родителей или других взрослых, живущих с ними.
Еще одно балтиморское исследование выявило, что случаи насилия имели место в 28% обследованных приемных семей – т.е. более чем в четверти приемных семей в целом.
Исследование, проведенное в двух регионах штата Джорджия, показало, что среди детей, предназначенных на усыновление, 34% пострадали от насилия, пренебрежениях их потребностями и иных тяжелых условий, пока находились в приемных семьях. Среди тех, кто недавно поступил в систему, 15% пострадали от этих факторов в течение своего первого года пребывания в ней.
Исследование, проведенное среди девушек, прошедших Casey Family Program, считающуюся «образцовой программой семейного устройства», показало, что 24% из них подвергались сексуальному насилию или попыткам такового, находясь в приемных семьях.
Марсия Лоури, исполнительный директор организации «Children’s Rights» (сторонница приемных семей, а не сохранения родных обычных), свидетельствует: «Я долгое время занималась этой работой и представляла интересы тысяч и тысяч приемных детей … и я практически не встречала ни мальчиков, ни девочек, которые находились какое-то время в приемных семьях и не перенесли бы при этом какую-либо из форм сексуального насилия – со стороны других детей или кого-то еще».
Анализ официальной статистики по США показывает: уровень смертности детей, находящихся в приемных семьях, в 2,17–2,5 раза превышает уровень детской смертности по населению в среднем.
Три отдельных исследования показали, что 30% американских приемных детей могли бы спокойно вернуться в свои семьи, если бы не бедность и плохие жилищные условия родителей. Четвертое исследование показало, что «даже доказанное насилие в отношении детей не так серьезно влияет на возможность возвращения детей, как низкий заработок или плохие жилищные условия семьи».
Исследование, проведенное Child Welfare League of America в г. Нью-Йорк показало, что в 52% случаев опасности для детей можно было бы избежать, обеспечив семье помощь в присмотре за ребенком в дневное время. Однако вместо этого социальные службы обычно отбирали детей и помещали их в приемные семьи.
Национальная Комиссия по детям в США пришла к выводу, что дети часто изымаются из своих семей «преждевременно или без необходимости», поскольку механизм федерального финансирования дает штатам «серьезный финансовый мотив» именно отбирать детей, а не оказывать семьям помощь, тем самым сохраняя их.
В 85% случаев, объявленных «пренебрежением нуждами ребенка», речь в действительности шла о бедности. Таково мнение Тревора Гранта, бывшего главы детского отдела Социальных служб Нью-Йорка. Он поясняет: «Семьи разрушаются по совершенно ничтожным причинам. Если сломана мебель или в доме грязно, сотрудники соцслужб забирают ребенка. Если есть хоть малейшее сомнение, для соцработника безопаснее всего забрать ребенка, указав в качестве причины пренебрежение его нуждами, поскольку это никогда не приходится доказывать в суде».
В одном из самых масштабных исследований в США, посвященных влиянию изъятия из семьи ребенка, были изучены биографии 15 000 детей, попавших в поле внимания «служб защиты детей» с 1990 по 2003 год. Учитывалась частота подростковых беременностей среди этих детей, совершения подростками правонарушений, уровень безработицы среди них. Сравнивались группы детей, подвергшихся схожим по характеру нарушения их прав в семьях. По всем изученным показателям дети, которые после этого были оставлены в родных семьях, имели меньше проблем, чем дети, помещенные в приемные семьи. Этот вывод оставался верным даже в тех случаях, в которых родные семьи получали куда более скудную социальную поддержку, чем приемные.
Ученые из университета Миннесоты провели исследование, сравнив уровень развития детей, переживших примерно одинаковые злоупотребления и оставшихся в родных семьях, с уровнем развития детей, помещенных после этого в приемные семьи. Дети, оставшиеся в родных семьях, выигрывали в развитии даже в тех случаях, когда их семья получала минимальную государственную поддержку или не получала никакой.
Исследования в других странах показывают, что у детей в приемных семьях в среднем хуже успехи в учебе, больше проблем с поведением и психопатологий.
Это США. И это то, что говорят о США сами американцы, причем зачастую – чиновники разных рангов, а не «рассерженные жители». Что говорят обычные американцы, когда уверены, что их не подслушивают и на них не донесут, – лучше не слышать. Страшно.
А теперь как раз то, о чем там говорить открыто боятся:
– тюремное заключение в США применяется к детям 7–12 лет (зависит от штата);
– смертная казнь в США применяется к подросткам старше 14 лет;
– насильственно или полунасильственно пичкают транквилизаторами от 9 до 16 миллионов детей в США. Это американский способ борьбы за дисциплину в школах – превращение детей (в основном мальчиков) в растения;
– против детей официально разрешено применять тазеры (электрошок), газы, самозатягивающиеся наручники – «для уменьшения агрессивности»;
– во многих штатах США официально разрешено сожительство педерастов и лесбиянок и усыновление ими детей;
– в половине штатов есть школы, в которых существуют школьные кружки поддержки извращенцев – за посещение их детей поощряют, как в СССР поощряли за ударную общественную работу;
– в школах США открыто работают десятки учителей-педерастов и учительниц-лесбиянок;
– на всей территории США действуют федеральные программы сексуального просвещения, цель которых – узаконенное развращение детей с 5–7-летнего возраста;
– огромными тиражами выходят книги и комиксы, прославляющие половые извращения. Многие из таких книг рекомендованы в качестве учебных пособий для школ;
– в сотнях школ США детей преследуют за христианские взгляды, за попытки отстоять ценности своей семьи, за «нежелание идти на контакт» со школьным психологом. Преследуют вплоть до «изъятия из семьи»;
– до 50% мирового онлайн-хоум-порно через Сеть делается в США и с американскими детьми. Массово разрушенная мораль позволяет легко «покупать» детей даже из богатых семей, которые не видят ничего страшного в таком способе заработка;
– уровень насилия в среднем в школах США в шесть раз выше московского, в 15 раз выше общероссийского…
ЧТО ВО ВСЕМ ЭТОМ ОБЩЕГО С ТЕМИ ЦЕННОСТЯМИ, КОТОРЫЕ МЫ ДАЖЕ СЕЙЧАС СЧИТАЕМ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИМИ И КОТОРЫХ ПЫТАЕМСЯ ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ, КОТОРЫЕ ВНУШАЕМ СВОИМ ДЕТЯМ?
ТЕРРИТОРИЯ США ЯВЛЯЕТСЯ ОПАСНОЙ ДЛЯ ФИЗИЧЕСКОГО И ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ЛЮБОГО НАХОДЯЩЕГОСЯ ТАМ РЕБЕНКА.
 
* * *
…Попробуйте представить себе такую ситуацию… Вы находитесь в осажденной крепости. Ее комендант – трус, вор, лжец – вдруг совершенно точно узнает, что за его голову у врагов обещана награда и от смерти ему не уйти. Он вылетает на плац и, трясясь от страха за свою шкуру, визгливым голосом призывает всех стоять насмерть.
В это же самое время группа офицеров-тыловиков, неуклюже пряча по карманам и сапогам полученное от врагов золото, начинает истошно призывать к сдаче, чтобы «сберечь человеческие жизни».
Так вот. Не задумываясь, я пойду за глубоко мной презираемым комендантом. Не задумываясь. Просто потому, что я не брал золото от врагов. Аналогия ясна, я думаю.
 
Олег ВЕРЕЩАГИН
 
Советская Россия
Последнее обновление ( 30.01.2013 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей