23.02.2019 г.
Главная arrow Главная arrow Европа и Россия в сумерках «договорного капитализма». Часть 1





Европа и Россия в сумерках «договорного капитализма». Часть 1 Печать E-mail
Автор Редсовет   
26.06.2008 г.
С членом Европарламента, автором книги-памфлета «Война империй. Восток-Запад» Джульетто Кьеза беседуют политолог Владимир Попов и публицист Валерий Бадов


    В
«Отечественных записках» мы публикуем сокращенный вариант этой обширной многотемной беседы.



Предсказание сумерек


«...Построенный западным человеком за предыдущие столетия величественный договорный социокультурный дом рухнет. Его падение сметет договорную демократию, договорной капитализм в купе с частной собственностью и договорное общество свободных людей.

...Сила станет правом. В результате разразятся войны, революции, мятежи... Человек пойдет на человека, класс - на класс, нация - на нацию, вера - на веру, раса - на расу.

...Перестанут существовать неотъемлемые права, Декларации прав или тоже отменят, или начнут использовать как красивые ширмы для неприкрытого насилия.

На смену великому христианству придет множество самых отвратительных небылиц, состряпанных из фрагментов науки, обрывков философии, настоянных на примитивной мешанине магических верований и невежественных суеверий.

...Мышление заменится «поиском информации»; вместо мудрецов будут шустрые Алексы; вместо подлинных критериев - фальшивки; вместо великих лидеров - мошенники.

...Покой в душе и счастье станут редкостью».


Питирим Сорокин.
«Социальная и культурная динамика» (1957 год).


От авторов

Товарищеский, жизнерадостный настрой пяти наших встреч, пожалуй, не совсем в тон «Европе в сумерках договорного капитализма». Словами с таким, недвусмысленным, значением мы озаглавили записи наших откровенных бесед вовсе непреднамеренно. Не было у нас и четко заданной тематики обсуждений. Попросту трое, принадлежащих к поколению, с болью пережившему поражение коммунистической идеологии в Европе 90-х годов, много размышляли над наступившими последствиями. И было что поведать друг другу о новых временах в изменившемся мире и Европе, вновь разделенной незримой шенгенской стеной.
Иной раз, придя после встречи в кафе «Пушкин» на Тверском бульваре, кто-нибудь из нас брался за перо, чтобы пополнить свои аргументы, а потом это выкладывалось собеседникам и «приобщалось к прото­колу».
В растревоженном людском сознании мало веры в происходящее, зато велики замешательство и сомнения. Впрямь ли на наших глазах происходит новое «похищение Европы»? Грядут ли «последние времена» или нас всех поместят, лишив прежних отечеств и «любви к родному пепелищу», в технотронный рай, где бывших homo sapiens поголовно постригут под одну гребенку, а присматривать за нами ненароком станет око домашнего компьютера. И в самом ли деле в России  ельцинизм сгинул и восходит величественная заря Пятой империи? И есть ли будущее у левой идеи в Старом Свете и в России? Об этом всем и многом другом, на что готовых ответов заведомо нет, мы и попробовали порассуждать.
Провидец Питирим Сорокин ровно полвека назад достоверно, даже в подробностях, предсказал наступившие при нас «сумерки договорного капитализма», крушение столь почитаемых ценностей буржуазного индивидуализма. И вот ныне мы, свидетели свершившейся двойной катастрофы, пытаемся постигнуть: а что же остается предпринять нам, не принявшим навязанный неоконсервативным истеблишментом Запада негодный порядок вещей в мире и остро осознающим его несостоятельность? Где преклонить голову всем тем преуспевающим буржуа и беднякам, кому выпал жребий выживать в небывало жестокое и неисповедимое время, когда даже сама природа взбунтовалась против экономики чистогана, без оглядки пожирающей живое тело биосферы, как шелковичный червь крону векового тутового дерева. Коли так, столь опасно далеко зашел наш разлад с прародительницей природой, то нам всем надо найти в себе мужество, смиренную волю принять как данность, что идея «наслаждения вещами», а на поверку ресурсного истощения защитных сил хрупкой биосферы, должна уступить этике самоограничения. Во имя высшего блага - сохранения живой среды обитания для будущих поколений. И не впадать в грех уныния, не поддаваться обольстительным чарам масс-медиа, понуждающим к овечьей покорности во имя самоцельного роста рынков, спекулятивных котировок акций и языческих «индексов потребительских ожиданий». И не быть рабами сфабрикованного «общественного мнения», наущений его «медиаторов»...
Как могли, авторы следовали этим моральным обязательствам, свободному, пусть  и пристрастному размышлению о том, что на самом деле с нами происходит и каково обличье истины, по обыкновению «скрытой на дне колодца». Мы рассчитывали на встречное размыш­ление читателей, пусть они иных мнений и исповедуют ценности, несхожие с нашими.


Петрополитика - ложный мейнстрим
В. Бадов. Томас Фридман из «Нью-Йорк Таймс» запустил в оборот сомнительную идеологему о первом законе петрополитики. Состояние демократических свобод в нефтедобывающих странах якобы находится в обратной пропорции к ценам на нефть. Получается, чем выше цены на нефть, тем меньше там свобод. И чем ниже цены, тем лучше, благотворнее для гражданских свобод,  соблюдения прав человека. Подоплека этой притворной идеологемы прозрачна - интересы и вожделения
транснациональных компаний, которые повсюду утрачивают прямой доступ к нефтяной ренте после национализации от Аравии до Венесуэлы. В России прозападные политики и либеральные экономисты - Илларионов и другие - охотно подхватили и тиражируют басню о петроавторитаризме. Этот политический концепт рассмотрен в памфлете Владимира Попова «Семь сестер против семи государей» («Советская Россия», март 2007 г.). Давайте взвесим: каковы значение и каковы последствия настойчиво прокламируемого  в масс-медиа Америки этого закона петрополитики для энергетической безопасности  и политической конкуренции в мире?
Дж. Кьеза. На мой взгляд, закон петрополитики не существует, это выдумка. Здесь сознательно перемешаны причина и следствие. У нас на Западе, да и повсюду в мире на самом деле существует кризис демократии. Демократические институты везде оскоплены, пребывают в обморочном состоянии, но вовсе не из-за высоких цен на нефть, которые к этому не имеют никакого отношения. Прежде всего, если взглянуть поглубже, мы увидим, что первоисточник   кризиса демократических ценностей находится, в основном, в средствах массовой информации.
Ныне действующая система масс-медиа в корне изменила функционирование демократических институтов на всем Западе. Что уж говорить о тех  регионах мира, где демократии, в западном понимании, нет вовсе, да никогда и не было. Мы все в возрастающей  степени зависим от всесилия системы средств массовой информации. Нефтяные корпорации владеют многими из крупнейших концернов информации и коммуникаций. Они и прежде владели, но сегодня контроль транснациональных компаний над масс-медиа стал преобладающим.  Я здесь не вижу никакой связи с так называемой петрополитикой.
Глобальная система масс-медиа является своего рода сверхмонополией. Мировая гегемония неолиберализма не могла бы существовать без того, что я называю великой фабрикой грез и лжи. Эта мегамашина является инструментом господства, присущего новым временам постмодернизма. Все, что знают о происходящем миллиарды людей, всецело зависит от внушений всемирной медийной системы, которая находится в руках семи-восьми транснациональных корпораций.
Самый выразительный  пример тому - события 11 сентября, которые повлекли за собой своего рода мировой переворот. Чтобы общественное мнение ему не противилось, для усиления шокового воздействия теракта использовали телевидение. Конечно, я понимаю, господин Фридман и те, кто его оплачивает, заинтересованы давать ложные интерпретации того, что в мире происходит. Ведущий обозреватель «Нью-Йорк Таймс»  как раз из узкого круга тех, кто задает тон в системе масс-медиа и знает свое дело великолепно. А подоплека его новой идеологемы петрополитики - показать, что Россия, как и другие «неблагонадежные», по мнению США, страны - производители нефти, недемократична. И чем более высоки  мировые цены нефти, тем якобы плачевнее там обстоят дела с демократией. Эта «закономерность» - ложная, если не абсурдная. Са-удовская Аравия была деспотией и до, и после нефтяного бума. И не кто иной, как американцы, помогли средневековому режиму удержаться. Сорок лет они только это и делали. Еще раз: фридмановский закон петрополитики в реальности не существует, это просто лукавая выдумка, идеологический обман.


20-летний энергетический пакт?
Вл. Попов. «Газпром» заключил сделку с итальянским правительством, которая дает ему выход на сбытовые сети в Италии. Это действительно прорыв или лишь тактический успех на Апеннинах путинской политики «обмена активами»?
Дж. Кьеза. Думаю, что в значительной степени эта сделка -  тактический успех Путина, но одновременно она весьма выгодна для Италии. Пожалуй, и для Германии, Франции, Испании сделка тоже содержит позитивный смысл, потому что там реалистично оценивают напряженность с энергетикой для всего Европейского сообщества. Но дело не только в этом.
На мой взгляд, Россия не реформировалась по-настоящему весь этот долговременный благоприятный период высоких нефтяных цен. Шанс быстрого и подлинного экономического возрождения упущен. Власть реально так и не создала  среднего класса. Правда, есть многочисленный слой преуспевающих новых русских в столичном мегаполисе. Однако мы на Западе понимаем, что Москва - лишь витрина. Остальная же Россия не имеет среднего класса - основы современного общества, потому что не создавалось условий для развития мелких и средних предприятий. Несмотря на декларации, государство не создает благоприятной экономической среды для малого бизнеса. Если в стране нет льготной политики кредитования для мелких и средних предпринимателей, то не происходит никакого здорового экономического роста.
На 80 процентов крупный русский бизнес построен на добыче и экспорте энергоносителей. Сколько еще это продлится? По экспертным оценкам, немногим более  двадцати лет, а то и гораздо меньше... После исчерпания рентабельных месторождений Россия останется без энергии даже для полного покрытия вырастающего внутреннего спроса. Европейцы же разумны и эгоистичны, они расчетливо блюдут свой интерес. Все предстоящие двадцать лет Западу крайне необходимы  энергетические ресурсы России, и поэтому мы покупали и будем их покупать.
Если ныне на слуху все более настойчивые требования России открыть «Газпрому» доступ на наш трейдерский энергетический рынок, то почему бы и нет? Это, на мой взгляд,  Европе не в ущерб. Все-таки, если шире
смотреть, русские капиталы, осевшие в Европе, в том числе от продаж нефти вашими олигархами, не возвращаются в Россию, что плохо для России, а Европе, напротив, на руку. Пусть даже выручка от нефти в последние год-два в большем объеме возвращается в Россию, все равно разными путями эти денежные потоки снова оказываются у нас на Западе. Ведь продовольствие, товары домашнего обихода, автомобили и предметы  роскоши  российский потребитель покупает у западных компаний. Стало быть, европейцы поступают практично, выкупая за твердую валюту у России невосполнимые энергетические ресурсы. Им вовсе это не накладно, коли российские нефтедоллары обращаются в финансовой системе Запада...

Российские «либералы» против американских «империалистов»?
Вл. Попов. В моей книге о сегодняшней драме России под названием «Косово поле великороссов» я утверждаю, что противоречие между стремлением к возврату  самостояния России в жестком конкурентном мире и с праволиберальным политическим курсом Путина на «воссоединение с Западом» неустранимо по определению.  Идеолог Кремля Владислав Сурков так и не смог выбраться из этого коренного противоречия в своей программной статье «Национализация будущего». Уверен на все сто, что великодержавие и интересы крупной компрадорской  буржуазии России несовместимы.
Этот гордиев узел тщетно пытаются развязать и поборники умозрительной Пятой империи, чудесного превращения «либерального» расстриги - корыстолюбца Савла, оказавшегося на макушке власти в России в августе 91-го, в прозревшего, проникшегося благодатью русского государственника Павла. Фантом Пятой империи в  последнее время искушает нас не на шутку, в свою очередь и Кремль все ретивее разыгрывает карту великодержавия. Прежняя либеральная риторика не в чести. Двуликость путинской идеологической и политической парадигмы толкуют по-разному. Знамение это перемены курса или уловки грандиозного, в масть настроениям в обществе, кремлевского   пиара? Путин в своих жестких оценках политики Запада в Мюнхене и Ново-Огареве едва не превзошел наших оппозиционных левых и «государственников». Неизвестно еще, к какому исходу приведет такая странная, диковинная размолвка - распря российского «либерализма» с американским «империализмом». В какой-то момент, право, уже и не знаешь, что думать... А каковой вы, господин Кьеза, видите природу политической двусмысленности, невероятной  «амбивалентности» идеологии путинского режима?
Дж. Кьеза. Во-первых, я думаю, что этот вопрос уже несколько устарел. У меня впечатление, что концепция сурковской «Национализации будущего», о которой вы упомянули, не учитывает более глубокий и грозный  поворот в мировых реальностях,  в самом начале которого мы все находимся.
Америка пребывает в небывало остром  кризисе - экономическом и геополитическом. Неоконсерваторы типа Дика Чейни, заправляющие американской политикой, вынуждены обстоятельствами и дальше  расширять военную экспансию - превентивную акцию спасения от краха доллара - мировой резервной валюты и источника американского могущества. Я убежден, что для них это  императив. Расширение войны означает и нейтрализацию России и Китая. Воинственность  администрации Буша, повторю, вынужденная, потому что Соединенные Штаты не первый год балансируют на грани экономической катастрофы. Задолженность страны достигала уже размеров, о которых все экономисты на Западе давно говорят как о запредельной. Бывший глава Всемирного банка Джозеф Стиглиц, многие другие ответственно мыслящие экономисты предсказывают, что сохраняющаяся сегодня стабильность и даже медленный рост мировых рынков - зыбки и временны.
Судя по всему, кризис «нового типа» (структурный, а не конъюнктурный) начался летом 2007 года и набирает гигантскую силу и глубину. Достаточно вспомнить, что Европейский центральный банк, чтобы остановить его разрастание, вбросил на рынок ликвидность в размере более 130 млрд евро. То есть вдвое больше, чем Федеральная резервная система. Однако неясно, сколь долго они будут платить, даже если у них и будет такое желание.
Поскольку экономического, гибкого разрешения противоречий, начавшихся с 70-х годов, не дано  по определению, американские неоконсерваторы во власти ведут дело к расширению войны. Американцы нацелились  атаковать Иран! Последствия этой акции  непредсказуемы. Начнется с силовой атаки против Ирана, а следом может возобладать азартное стремление приструнить Европу, нейтрализовать Китай и Россию. Значит, Россия наперед «обязана» присмиреть, не сметь перечить, должна быть любезна с ней, сверхдержавой, выступившей во всемирный крестовый поход. Когда Америка бесповоротно ввяжется в войну, никакой компромисс уже не станет возможным. И если года три тому назад еще оставалось  пространство для маневра и казалось, что руководство Кремля сохраняет шанс  достигнуть компромисса с Западом,  главным образом, с Америкой, потому что Запад, дескать,  заинтересован поддерживать, подбадривать либеральное прозападное, прокапиталистическое ядро  российского истеблишмента, то теперь в этом приходится еще сильнее усомниться. На сегодняшний день видно, что для американцев начавшаяся конфронтация с Россией вовсе не вопрос идеологии, а мировой власти. Вот и всё. Они не хотят, не могут себе позволить делить власть над миром решительно ни с кем. Ни с Россией, ни с Китаем. И потому Америка развертывается для атаки. Это  обескураживает Кремль, который наивно помышлял «по-хорошему» поладить с мировой корпоративной элитой, а теперь-то открылось,  что никакой скидки, привилегии для России, даже при либералах во власти, и быть не может. Америка  атакует! А когда тебя атакуют, политесы - в сторону. Гитлер в свое время атаковал, теперь другие... мальбруки в поход собрались.
Поэтому те у вас в России, что все еще мечтают-гадают, станет ли Россия частью западного мира, просчитались. Извините, это была иллюзия. Ситуация совершенно иная по сравнению с той, в которой ваша страна оказалась в конце 80-х годов. Волей-неволей, России  придется пересматривать  внешнеполитические подходы, в том числе  отношения с Украиной, Белоруссией,  Грузией... Обращаю ваше внимание, что американцы атакуют вместе с определенной частью европейских элит. Сейчас даже Франция во главе с Саркози безоговорочно встала на сторону Соединенных Штатов. Германия пока сопротивляется, но у нее мало союзников. Италия пока не определилась, находится на перепутье, к тому же в Италии очень слабые правительства, которые могут пасть в любой момент. Британия Брауна мало отличается от того, что было в правление Блэра. Восток Европы почти полностью проамериканский. В этих условиях Россия или потеряет свой геополитический вес, влияние и суверенный контроль над энергетическими богатствами, либо решится сопротивляться. И признаки  сопротивления проявляются. Примирение невозможно. Единственный, пожалуй, шанс примирения - это если сама Америка вынуждена будет начать стратегическое отступление. Но пока Запад атакует и теснит Россию, никакого отступления, никакого малодушия не должно быть с вашей стороны. Я предвижу, что через два-три года создастся еще более острая ситуация и ни о каком примирении, «либеральном» консенсусе уже и вовсе речи не будет.


«Россия не может себе позволить...»
Вл. Попов. Когда перечитываешь изданную в 90-е годы вашу книгу «Прощай, Россия!», чутко сознаешь, что автор с пониманием и состраданием относится к новому и внезапному одиночеству России. Вас беспокоит  геополитическая перспектива, которую старый ненавистник России Збигнев Бжезинский предвещает через  метафору «евразийских Балкан». Этот автор «полевых уставов» Pax Americanа еще со времен президентства Джимми Картера, когда он кашеварил на политической кухне Белого дома, сегодня вновь подстрекает к геополитическим интригам на евразийском континенте.
Со своей стороны я высказал убеждение, что сегодня игра Запада близка к развязке, а геополитические судьбы России во многом решатся в «непризнанных» малых государствах - «осколках» СССР: Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье. Пусть эта политическая гипотеза спорна, намеренно заострена... Но Кавказ, и тут Бжезинский не соврал, - это новые Балканы мировой политики. Здесь линия соприкосновения, где силовые потенциалы сторон, НАТО и России, скоро окажутся на расстоянии выстрела гаубицы. Не находите ли вы, г-н Кьеза, что Москва до сих пор так и не проявила политическую волю в противостоянии с Западом в вопросе признания фактической независимости этих исторически принадлежащих России территорий? Не здесь ли наглядно проявляется неполная политическая самостоятельность России,  непоследовательность,  вялость и двусмысленность ее политического курса?
Дж. Кьеза. Постановка ельцинского времени, когда можно было торговать национальными интересами и жертвовать территориями исторической России, я считаю, осталась в прошлом. Ситуация уже изменилась. Думаю, что ни Путин, ни его «приеемник» в Кремле, ни сама Россия не могут себе позволить утратить, уступить Южную Осетию, Абхазию и Приднестровье. К слову, и  Белоруссию тоже. Для российской власти такой исход означал бы не только потерю лица, но и сильнейший психологический надлом. Никуда не уйти от реальности, что сегодня 25 миллионов русскоязычного населения осталось вне России. И они никак не могут быть оставлены без покровительства России.
На Западе существуют предвзятые пропагандистские клише  вокруг «непризнанных» пророссийских государств, прильнувших к российскому Отечеству, но я предпочитаю открыто называть вещи, о которых  умалчивают. Речь идет о расширении границ Европы, ее геополитической экспансии на Восток, поглощении территорий бывшего Советского Союза и его сателлитов, которые тяготеют к Европе, но одновременно близки России. Политическое соперничество разыгрывается между двумя  геополитическими  полюсами. Да, добрососедство Москвы с Европой - правильное, безальтернативное и взаимное. И наше, западноевропейцев, добрососедство с Россией - тоже. Но что в залоге? Допустим, Путин или его преемник отступятся, оставят на произвол судьбы Абхазию, Приднестровье, Южную Осетию и еще, возможно, под сурдинку и Нагорный Карабах. Все равно никакой  идиллии  отношений с Западом они взамен не заполучат, а лишь накликают новые беды.
В такого рода  геополитических «шахматах» порой складывается ситуация, когда, чтобы избежать мата, остается лишь два-три вынужденных хода. Господину Путину и его преемнику мудрено уклониться от императивного выбора. Слишком долго проблема «непризнанных» государств СНГ вращалась в замкнутом кругу. Никак не просматривалось никакого  выхода из патового положения. Неясным оставалось, как далеко готова зайти Россия, отстаивая свои законные интересы. Но теперь другой расклад, и я склонен полагать, что кремль не отступится от Абхазии и Южной Осетии.
Вл. Попов. А если все же, напротив, Кремль поступится независимостью Южной Осетии, правом осетинского народа на воссоединение? И  похожая участь постигнет обособившуюся Абхазию? Предвижу, при таком обороте событий обновленные, более покладистые и отзывчивые на посулы элиты «непризнанных» государств, глядишь, развернутся в сторону Запада. И  тогда России уж точно несдобровать. И не только на Южном Кавказе. Натовцы разом заполнят геополитический вакуум,  и весь российский Юг погрузится в хаос и смуту. В своих работах я подробно рассмотрел «алармистские», а на самом деле - реалистические  сценарии геополитической драмы на Южном Кавказе. В этом анализе, откровенном, без умолчаний, оказались нарушены некоторые негласные смысловые табу российской политики и прозападной политической аналитики. Многие нелицеприятные вещи были названы своими именами. Обеспокоенное общественное мнение в Осетии и Абхазии, да и в наших российских пенатах отнеслось к моим публикациям с большой заинтересованностью... Я получил немало одобрительных, даже горячих  откликов от людей, знающих действительное положение там, на Юге, не понаслышке. И они в большинстве мало, а то и вовсе не доверяют  мидовской «гуттаперчевой» дипломатии. Мои тревоги и жесткость взгляда на существо дела для них не новы.
Давайте уж посмотрим правде в глаза, не дрогнув, не бормоча «чур меня!» Если Иристон, Осетия, самая пророссийская территория на всем Кавказе, окажется один на один с непосредственной угрозой утраты половины исторического отечества, а Москва умоет руки, чем это для России  обернется? Мне так и слышится горбачёвское «не надо драматизировать!» «Миротворчество» наших мидовцев себе на уме, карьеристов и циников, вскормленных еще при Козыреве и Шеварднадзе, не благо, а беду нам предвещает. Возможен и самый немыслимый поворот событий, если политическая воля Москвы окончательно сникнет. Готов биться об заклад: признанием-непризнанием суверенитета Абхазии и Южной Осетии Кремль надолго задаст геополитический вектор, по которому последует российская государственность. Либо «суверенная демократия» обретет плоть и кровь, либо начнется исподволь наш исход с Кавказа. Это даст, увы,  толчок цепной реакции «вялого» распада всей России... И еще добавлю, подобный исход для благонамеренных «смиренников» во власти вновь  окажется «нечаянным», будто сход снежной лавины в горах. Зато уж утолит тайные упования наших «западников» во власти. Это как раз  их затаенная думка еще со времени начала Чеченской войны, когда они под канонаду в Грозном на первых полосах московских либеральных газет и в лживых телерепортажах с места боев скоропалительно прорицали вторую кавказскую войну.
Чечня замирена, эпицентр напряженности сместился на реку Ингури в Абхазии, в Кодорское ущелье и на границу Южной Осетии с Грузией. Тугой кавказский геополитический узел невозможно развязать рутинными средствами международной дипломатии. Либо России идти на попятную, либо признать, де-факто, суверенность «непризнанных» актом государственной воли. Третьего не дано! Однако едва ли наши правители со своей уклончивой, в стиле дзюдо, тактикой в решающие моменты выбора решений сподобятся на волевой, бесповоротный шаг.


Бочонок сидра от Линкольна
Вл. Попов. Я нисколько не сомневаюсь, что  Путин сознает,  что наше «нефтедолларовое» процветание призрачно. Вместе с тем когда человек, облеченный властью, верно распознает и прямо называет острые угрозы экономической и оборонной безопасности страны, но, тем не менее, мало что им соразмерного предпринимает для их устранения, это граничит с цинизмом.  Многих в моем поколении удивляет праздность, легкомыслие нынешней власти. Что бы ни говорили худого ли, хорошего  о Ленине,  Сталине, Брежневе - они правили, совершали поступки, иной раз даже ставили на карту  судьбы всего мира (как в дни карибского клинча Кремля с американской военщиной), но всегда с неотступным, «эсхатологическим» чувством ответственности за судьбы государства и народа. Властолюбцы во главе Совнаркома и партийной иерархии ВКП(б) - КПСС сполна хлебнули, какова она,  нравственная мука единоличной власти в деснице того, одинокого, кто головой отвечает за страну. Этот суровый, неумолимый в своих проявлениях инстинкт государя, сама душа настоящей власти, увы, при сумасброде Ельцине, на мой взгляд, был утрачен, улетучился из Кремля начисто. Однако и при прагматике Путине поздно как-то пробуждается... Глядишь, по-прежнему на короткой ноге с властью такие субъекты, кого и на пушечный выстрел нельзя подпускать к ее святая святых... Ведь такое якшание власти с
чистоганом творится всюду - от Белокаменной до самой сибирской глубинки.
И, как бы во «искупление» простоты нравов новой властной олигархии, по всем российским телеканалам прокатывают нескончаемую  обывательскую сплетню о сталинских наркомах и свирепых «нравах» коммунистической партийной номенклатуры. Сочинители дегтя не жалеют. А весь этот набор скабрезностей, наветов и поношений клонят к тому, что и тогдашняя плотоядная партноменклатура никак не меньше нынешних сановников-скоробогачей жила «во грехе». Дескать, бессребреничество как этическая норма было «навязано» Сталиным советской элите репрессиями, уничтожением частной собственности, а на самом-то деле что красные чиновники во френчах, что нынешние воеводы в костюмах «от Гуччи» одним мирром мазаны...
Между тем либеральный фонд «Индем» высчитал, что бюджет чиновничьего мздоимства при власти Путина возрос многократно! Все «сокровища» советской коррупции, на мой взгляд, ничтожно малы против одной нынешней разовой «институциональной» взятки, когда на кону миллиарды долларов! Но обыватель-то стоимостные величины различать не обучен и сгоряча поддакивает: «И тогда брали, и теперь - не подмажешь - не поедешь!» Ему не дано увидеть, даже вообразить эту бездну - коррумпированное насквозь российское государство. Люди пытливые еще и еще раз задаются мыслью, недоумевая и сокрушаясь: ну почему, спрашивается, унижение, оболгание, поношение нашего великого и трагического прошлого равно так же, как и при «демократах»-западниках во власти в 90-е годы,  остается заядлой, навязчивой идеей  подневольных масс-медиа путинского режима?
Идеологическая проказливость, одержимость либеральных медиаторов с ватагой «культуртрегеров» помельче, которые где тихой сапой, но чаще и не скрывая умысла, начиняют клеветой «изыскания» по истории страны, творят на TВ вопиющий шабаш своей «культурной революции» - никакая не «свобода раскрепощенного духа», а узурпация культурного и медийного пространства. И эти неистовые «развенчания» и поношения всего великорусского и «совкового» уже просто невтерпеж, они явно невпопад настроению большинства в обществе. Этой бузины люди уже накушались, резко охладели к «западничеству» и его идеологическим пасквилям. То, что сегодня происходит в сфере духовной жизни, иначе как пиршеством чужебесия не назовешь.
Нечто схожее общество уже пережило в первые годы Советской власти, когда троцкистские идеологи делали все, чтобы осквернить национальные святыни России. Отказ от традиционных ценностей, созданных на идеях православия, предполагал их подмену космополитичной ультралевой идеологией во имя химеры мировой революции. Отсюда и поддержка движения Пролеткульта со стремлением его адептов примитизировать искусство, «упразднить» чуждую пролетариату дворянскую культуру, а заодно и Серебряный век. Отсюда и богоборчество, уничтожение музеев, памятников и других духовных оплотов великороссов...
Не могу не напомнить, как культовый для наших образованцев персонаж советской драмы 20-30-х годов, олицетворявший, по их мнению, чистоту революционной идеи и «пролетарского гуманизма», не восторжествовавших-де по вине жестокосердного Сталина, Николай Бухарин буквально глумился над русским прошлым:
«Оно - в темноте,
Оно - в мордобое,
Оно - в пьянстве,
Оно - в матерщине,
Оно - в дряблости, неуважении к труду, хулиганстве,
Оно - в «ладанках» и «иконах», «свечках» и «лампадах»,
Оно - в остатках шовинизма,
Оно - в свинском обращении с женщиной,
Оно - во внутренней разнузданности, в неумении работать над собой, в остатках обломовщины, интеллигентного самомнения, рабского темпа работы». («Правда». 1927, 12 января).
И такое вещал ведущий идеолог партии, входивший в состав ее высшего руководства, в год десятилетия Советской власти и не где-нибудь, а в главной газете страны. А сколько было еще таких ниспровергателей алтарей вокруг Сталина, уже вынашивавшего замысел возрождения исторической России, что не было тайной для его противников.
Не случайно Троцкий со товарищи именно 7 ноября 1927 года предпринял попытку государственного переворота, а в таких делах он был большой мастер. Его личная трагедия заключалась в том, что в смертельной схватке за власть он столкнулся с еще большим мастером. Но уже в 30-е годы левое радикальное идейное течение международного коммунистического движения, целью которого было свершение мировой революции, было, в основном, преодолено и отринуто изнутри идеями возрождения русского национального самосознания, культуры и патриотизма. Путь к историческому рывку страны в будущее был открыт.
В своем понимании роли и значения национальной культуры я исхожу не из того, что немцы вкладывают в выражение dazu, т.е. дополнение к тому, что уже есть. Культура, без сомнения, более основополагающее явление. Она пронизывает, а точнее, оплодотворяет все сферы жизни: общественную, экономическую и государственную, формирует их, если можно так сказать, на генном уровне. Это воздух, без которого нет бытия. Без культуры человек безличностен - он животное... Не думаю, что нынешняя власть не сознает этих истин. Но если они закрывают глаза на глумление над прошлым, на пошлость, низвергающуюся круглые сутки из телерадиоэфира, со страниц «желтых» газет и журналов, значит, им зачем-то нужно оглупление народа?
Это негласное попустительство духовному оскудению, разнузданию духа и плоти находятся в вопиющем противоречии с благими официозными призывами и велеречивыми «концепциями». На деле же мы видим медленное, но неуклонное исчерпание тех остатков интеллектуального, образовательного и морального потенциала, который достался «реформаторам» от советской цивилизации, глубоко чуждой  и постылой новому правящему классу. Потому они и дали карт-бланш крушить прежнюю культурную «матрицу» России. Им будто бы невдомек, что она - не измышление-исчадие коммунизма, а наследие всей многовековой российской истории, бесценный духовный опыт поколений - от «Слова о Законе и Благодати» до «Тихого Дона»... 
Разве «оплошностью» власти являлись проделки воинствующего русофоба, вездесущего главного «культуртрегера» Кремля, сановника и шоумена в одном лице, Швыдкого? Ни дать ни взять это тот самый тип, который некогда привиделся прозорливому Питириму Сорокину - живое воплощение «шустрых Алексов», которые займут поприще мудрецов. Швыдким дана воля возглавить поход демократического «либерального» меньшинства против духовных устоев российского общества. Мы видим их потуги взломать культурный «код» великороссов. В годы «холодной войны» идеологическая агрессия против советского общества, его духовности, моральных и волевых скреп велась извне, из предполья натовских боевых порядков, да еще из диссидентского «подполья», а теперь она же развертывается изнутри, в самом отчем доме,  ворота которого распахнуты настежь соросовскому троянскому коню так называемого «открытого общества»...
Парадоксально: западники-шестидесятники, на знаменах которых было начертано «свобода», «индивидуализм», «самоценность личности»,  дорвавшись до власти, преуспели в «искоренении наук», пропаганде вседозволенности как образа жизни индивидуумов и снисходительном потворстве скабрезным реалити-шоу и «кухаркиному» чтиву, заполонившему книжные прилавки.  А в школьные учебники, словно нарочито рассчитанные на дебилов и даже содержащие орфографические ошибки, вписан убогий  ранжир личности, нацеленной на потребление культурных «благ». Не говорите только, что все это «нечаянно». Как бы не так: перед нами очередная «переделка (словечко троцкистов) человеческого материала». Выполняется социальный заказ уже упомянутого «глобального капиталиста»: пестуется популяция социализированных биороботов с усеченным интеллектом, не обремененных потребностью понять и изменить окружающий его мир.
Однако русский народ - не пыль на ветру. Мы, слава Богу, еще не манкурты, а Россия для нас не географическое понятие и негоже нам, склонив голову, плестись за Америкой. Великороссам есть что любить, есть что беречь, есть чем гордиться. И если российская капиталистическая элита и власть, представляющая ее интересы, все-таки опомнится после кромешной ночи ельцинизма не на словах, а на деле будет преследовать цели развития, то важнейшей задачей государства должна стать защита и восстановление национальной культуры, отечественных традиций духовности.
Но пока ни на что нельзя положиться из того, что провозглашает и в чем зарекается наша власть... Подчас мне кажется, что за всеми  несуразностями либерального идеологического дискурса сквозит явно выраженная неврастения незаконнорожденности новой властной корпорации. Все никак она, сердечная, не сподобится измыслить правдоподобный патетический миф о своем политическом избранничестве. В отместку  даже Сергея Эйзенштейна, восславившего штурм Зимнего, «уличили» в том, что классический шедевр советского кино - фильм «Октябрь» полон, дескать, вымыслов и мифов. Но своего-то Эйзенштейна у режима не отыскалось! Разве что Никита Михалков сподобится? Да и какой творец  вдохновится подлым расстрелом Верховного Совета из танков наймитами за сребреники ельцинской камарильи?
Новые русские страсть как завидуют Америке с ее священными преданиями об отцах-основателях республики, геттисбергской речи и легендарном бочонке сидра, который честный бедняк Линкольн всего-то и мог пожертвовать при встрече, накоротке, своим избирателям-янки... Вот  они никак и не могут уняться, творя расправу над советскими святынями и мифами, оплотами духа любой здоровой и сплоченной нации. Когда ельциноид, в кураже святотатства, на вернисаже топором изрубил православную икону - это был всего лишь выверт окаянства, пароксизм «культурной революции» новых смердяковых, к проделкам которых наши буржуазные масс-медиа снисходительны до любования... А постыдное, безмозглое поползновение думского «единоросского» большинства сорвать со Знамени Победы его символы - Серп и Молот? Это уже вовсе помешательство, «клиника» каинства. 

Беглец из Курейки - орудие провидения?
Между тем вся идейная парадигма пропагандистов хищничества в масс-медиа назамысловата: «Все на продажу!» и «Крой, Ваня!» И вдруг на ведущем телеканале появляется аж сорок серий «Сталин. live». Заведомо не соглашусь с мнением «элитарных» кинокритиков. Пожалуй, это единственный при теперешней власти фильм, где Сталин не «злодей» и не карикатура. Воздержусь судить о художественных достоинствах телевизионной  «саги», да и не в том суть. Главное впечатление: Сталин в картине -  думающий, колеблющийся, страдающий человек. Вождь наедине со своими мыслями и сомнениями мучительно принимает решения, взвешивает все за и против, сознавая, как  непоправим просчет. Ведь  на нем последняя ответственность за судьбу страны, погибель или спасение всех и каждого.
Признаюсь, на протяжении долгих лет я терпеливо  изучал жизнь и деятельность Иосифа Сталина и  его эпоху, задавшись пытливым намерением распознать  действительные мотивы его поступков, тяжелых, но судьбоносных решений. Разобраться, где он «просто» человек, раб Божий, бывший семинарист и боевик партии, а где умный, беспощадный, провиденциальный политик, заложник своего времени и невольное «орудие» судьбы.
В шестнадцать лет я, отпрыск репрессированных донских казаков из-под Вешенской, ненавидел Сталина всем жаром  юной души,  считал отъявленным злодеем и тираном, но по мере того, как взрослел и набирался  жизненного опыта, познавал подлинную природу власти, государства, настоящие причины возвышения и гибели империй, этносов  и народов, действительный масштаб его личности, многогранность и даже трагизм его натуры открылись мне совсем по-иному.
Спросите тех, кто пылко ненавидит Сталина, а что знают они, допустим, о его дореволюционной деятельности. Способны ли представить себе долгие годы борьбы на нелегальном положении, без дома и семьи, бесконечные скитания из города в город, организацию стачек, полицейскую слежку, аресты, ссылки в Сибирь и побеги. Пять побегов! Взгляните на географическую карту, найдите город Туруханск и село Курейка. А теперь любопытства ради проведите прямую линию до Иркутска. Впечатляет? Сорокоградусные морозы, а бежать можно только зимой, потому что дорог нет и кругом на тысячи верст сибирская тайга. Родом сибиряк, я знаю тайгу. Попробуйте хотя бы сто шагов пройти по бурелому и снегу. Здесь мало быть сильным и мужественным. Нужно иметь нечто большее за душой.
Так что же двигало тогда им, еще молодым человеком? Болезненное честолюбие, «комплекс» Наполеона? Чушь! Перечитайте его юношеские стихотворения. Они выдают натуру романтика и исполнены бунтарского духа. С отрочества он мечтал об освобождении «униженных и оскорбленных» от бесчеловечного гнета царизма, помещиков и нарождающегося алчного капитализма. В «благословенной» царской России  условия жизни для большинства были просто невыносимы. Молодой революционер Коба готов был на самопожертвование ради идеала справедливости. А в то же самое время эмигранты из социал-демократов, покинувшие Россию после событий 1905 года, в уютных парижских кафе вели бесконечные дебаты о грядущей пролетарской революции. И каждый мысленно примерял на себя лавровый венок. Гордыня неспроста осуждается в Евангелии как смертный грех. Не потому ли они, будущие жертвы сталинских чисток, жестоко были наказаны судьбой? Нет, не случайно Иосиф Сталин стал избранником истории, «орудием» провидения. Он слишком хорошо знал настоящую цену многих из тех, кто вместе с ним пришел во власть в Октябре 1917 года, представлял их истинные цели.
Да, вождь был неумолим, порой жесток, но последователен и трезв в драматическом выборе альтернатив советского проекта, волевых решениях руководителя государства, в чрезвычайных обстоятельствах воссоздающего под Красным знаменем пролетариата великую историческую Россию, которая досталась ему в рубище и разоре. И  с народом, который пребывал, в своем большинстве, в XVIII-XIX веке, а многие окраины империи и того пуще, еще не вышли из патриархального уклада хозяйства и  родоплеменных отношений. И над всем этим витало  проклятие гражданской, братоубийственной войны, в которой  все правы и все виноваты. Если сложить все душевные увечья и потрясения Первой мировой, которая, к слову,  была не менее истребительной, чем Вторая, потому что впервые были применены индустриальные орудия уничтожения живой силы противника, и последовавшей кровопролитной Гражданской,  то окажется, что все мужское население страны на протяжении долгих лет ожесточения и классовой мести только то и делало, что убивало себе подобных. Молох войны уничтожал не только физически, но и духовно уродовал сознание, психику людей.
Задумываются ли неутомимые, «истовые» обличители Сталина и пролетарской диктатуры над тем, каково было Советской власти с таким  человеческим «материалом», в окружении превосходящих сил враждебного Запада. Не было никакой, даже гипотетической, возможности осилить титаническую задачу индустриализации, не прибегая при отсутствии других источников к  насильственному изъятию накоплений из деревни. Невиданное в истории социалистическое общество трудящихся - развитое, просвещенное  и справедливое - рождалось в муках. И грех злопыхательствовать и «разоблачать» ту трагическую эпоху.
«Холодная» гражданская война не утихала в СССР до самого кануна темной ночи фашизма, опустившейся на Европу. «В России в 1941 году не оказалось представителей «пятой колонны», - писал впоследствии  бывший посол США в СССР Джозеф Э. Дэвис. - Чистка навела порядок в стране и освободила ее от измены».  А сегодняшняя наша «пятая колонна» преспокойно орудует у всех на виду. Сонмище натовских подголосков, либералов-западников, при всем честном народе, едва ли не открыто вставших на сторону геополитического противника России. Чем острее трения Кремля с американской администрацией, тем, глядишь,  неистовее улюлюканье проамериканской клаки в Москве.
Что там говорить, «Другая Россия» - политические маргиналы, секта, «массовка»... Даже осанистый экс-премьер Касьянов от них притворно открестился. Но, полагаю, не стоит и обольщаться: «либерализм» и компрадорство пронизали насквозь российский истеблишмент. Каждый шаг Путина в попятную от ельцинизма, «консенсуса» компрадоров и расхитителей советского имущественного наследия прибавляет неистовства «пятой колонне». Лояльность государству олигархов и их челяди сомнительна.
«Русланд» на Рублевке - это и впрямь «другая Россия». «Внутренние эмигранты» в своих загородных поместьях и эмигранты «внешние», в особняках на Темзе, слова не проронив, выжидательно и опасливо сочувствуют антипутинской интриге. Это и есть нехорошая «семейная тайна» российского бездуховного и нелояльного в потаенных своих помыслах и расчетах истеблишмента. Про эту подноготную все, в том числе и власть, - молчок. А тактика крайне правых политических вожаков, которые якшаются с крайне левыми, живо напоминает мне троцкистскую. И впрямь Лев Давидович Троцкий в их глазах - святой мученик! А вот то, что высказано было, к примеру, о сталинских «чистках» американским послом  Дэвисом, для всей этой публики - сущее кощунство.
Троцкисты в верхах ВКП(б), которые в борьбе за власть немало поусердствовали в развязывании «красного» террора,  под венец своих политических интриг и путчистских попыток  сами попали в его жернова. Спекуляции и фальсификации на  больную, саднящую сердца людей и через поколения тему 1937 года  недостойны, потому что лицемерно играют на струнах человеческой души - сострадании, совести, покаянии... Читая сегодня выдержки из шифрованных донесений посольства из Москвы в государственный департамент США о подоплеке судебного процесса «Троцкистского параллельного центра», невольно призадумаешься, а было ли это «инсценировкой»? Смешно заподозрить американского посла, стреляного воробья, адвоката по профессии, лично присутствовавшего на московских процессах, в наивности или каком-то вовсе непостижимом «сочувствии» Сталину. Равно как и нелепо приклеивать ярлык «сталиниста» русскому мыслителю Вадиму Кожинову, без гнева и пристрастия глубоко раскрывавшему трагедийный смысл событий 30-х годов.


«Лучше самой утопии!»
В неуместной апологетике сталинской «тирании» обвиняли даже автора знаменитого памфлета о «развитом социализме» в СССР - «Зияющие высоты» - Александра Зиновьева, настоящей «белой вороны» в кругу диссидентов. С присущей ему прямотой и бесстрашием мысли Зиновьев в новаторском социологическом труде  «На пути к Сверхобществу», утверждал: «Без них (репрес­сий) страна погибла бы не после 1985 года, а на несколько десятков лет раньше, во всяком случае, уже в 1941 году наверняка».
Неисправимый вольнодумец, он без обиняков, в глаза говорил демагогам-антисоветчикам с «дореволюционным» стажем, что все, что писалось на тему репрессий 30-х годов, - пример «идеологического способа мышления и фальсификации истории». Зиновьев применил к осмыслению этого сложного и трагического явления всю проницательную силу и глубину выработанного им социологического метода. Многие его опередившие время мысли и социологические концепции остались не понятыми при жизни, не стали, увы, и основой нового идеологического дискурса левого движения в России, как должно было. Карательная защита социалистического строя не была произволом,  утверждал Зиновьев. Она «опиралась на право, включая его в снятом виде», и была явлением в муках рождавшегося в СССР, не по канонам марксизма-ленинизма, Сверхобщества и системы Сверхвласти.
По концепции Зиновьева, вызревание Сверхобщества пришлось на эпоху так называемого застоя, по его убеждению, наивысшей точки всего многовекового бытия России. А параллельно, в те же исторические сроки, в других, противоположных, но типологически совпадающих сущностях, по концепции Зиновьева, это Сверхобщество вызревало и стало завершенным в наши дни на всем Западе. Оно, это Сверхобщество, приобрело завершенные формы уже к концу ХХ века как итог многовековой эволюции Запада.  Монография Зиновьева под названием «Запад» - захватывающее чтение... Во время наших бесед с Александром Александровичем в его домашнем кругу в Чертанове, с окнами на Битцевский парк и дальнюю подмосковную лесную округу, я невольно проникся его видением самой сути вещей. Без всякой оглядки на расхожие мнения и новую догматику мнимоплюралистического идеологического умствования.
Полагаю, Зиновьев, заточенный в  ранней юности в тюрьму Лубянки за подготовку покушения на Сталина, пусть это и было ребячество, прошедший войну на передовой пехотинцем и за штурвалом истребителя, не склонивший головы перед партийными идеологами-догматиками и изгнанный за вольнодумство из СССР, имел свои непростые счеты с этой Сверхвластью. Как современник событий века двадцатого и его пытливый исследователь, как никто другой, имел духовное правомочие судить о том, чем на самом деле был советский коммунизм.
В главе «Утопия и реальность» у Зиновьева есть, на мой взгляд, справедливая, но, с либеральной точки зрения, попросту шокирующее суждение: «...Во многих отношениях коммунистическая реальность оказалась лучше самой утопии. Жизнь пошла в непредвиденном направлении. Вот главное»... Не кто иной, как Зиновьев, из далекого мюнхенского изгнания, первым распознав гибельное заблуждение, подвох и вероломство, со всей страстью провидческого своего ума предостерегал нас всех против затеваемой в СССР «перестройки».
И в этот раз он как в воду глядел. «Маниакальные», так он их заклеймил,  реформы Горбачёва погубили страну и советское Сверхобщество. «Сам факт кризиса осознавался в извращенной форме как некое обновление и выздоровление общества, «перестройка». И не нашлось, дескать, никого в советском руководстве, да и среди цековских интеллектуалов-советничков на Старой площади, кто посмотрел бы на самою реформоманию как «симптом уже разразившегося кризиса».
Возвращаясь к противоречивой сущности сталинизма, Зиновьев на многое для меня открыл глаза и углубил мое понимание вещей... На мой взгляд, примитивная, голая апологетика сталинской эпохи и исступленные проклятия ненавистников генералиссимуса имеют весьма схожую природу.
Вот пример из области масс-медиа. Постановщиков  телесериала «Сталин. live» «уличили», будто они взяли грех на душу очеловечить «тирана» и «преступника». Хулителям картины и дела нет до того, что создатели «крамольного» сериала поручились за документальную достоверность фабулы. Сыр-бор вокруг «Сталин. live» неспроста разгорелся и как-то скоро унялся. Ведь по мере того, как раскрываются за давностью лет секретные архивы минувшей эпохи, что властные ниспровергатели вождя держали  за семью печатями, достоянием исследователей становится действительная подноготная многих известных исторических событий и личностей. И вовсе  в ином свете предстает их смысл. Рушатся и ветшают антисталинистские пропагандистские мифы.
Ведь кто только  не делал гешефты на трагической  теме 1937 года! Особенно преуспели «шестидесятники», дети и внуки окуджавских «комиссаров в пыльных шлемах», которые еще в 1957 году в романтическом порыве отождествляли себя со сраженным белогвардейской картечью красноармейцем «на той далекой, на гражданской...» Теперь-то они ловко переметнулись по другую сторону фронта, славят Деникина, Колчака, Врангеля и даже свирепый каратель Каппель у них теперь агнец... Нынешние «властители дум» - эта гильдия «детей Арбата» - изолгались вконец. Публику эту снедает мстительное стремление всласть поквитаться со сталинской эпохой. Они во веки вечные не простят Сталину не осуществившейся в 30-е годы мечты своих сородичей занять место уничтоженного ими русского дворянства, стать новой политической и духовной элитой гигантского Советского государства.
Тягостное впечатление производит и то, как масс-медиа при попустительстве власти раздувают лживый и провокационный миф о «государственном антисемитизме» в СССР. Спекуляции вокруг «еврейского вопроса» приобрели уже характер мании. Общественному сознанию навязывается задним числом смутное чувство вины. Слов нет, евреи сыграли видную роль в судьбах России в XX веке. В Февральской и Октябрьской революциях их участие было велико. Левинсон в «Разгроме» Фадеева, запоминающиеся персонажи «Конармии» Бабеля - взятые из жизни образы выходцев из еврейских местечек, которые беззаветно, не щадя жизни, сражались за идеи Интернационала. К памяти их мы относимся с тем же уважением, что к их соратникам - русским, украинцам, латышам...
Но у всякой медали есть оборотная сторона. Факты истории жестоки в своей неумолимости: в подавляющем большинстве маргинальная еврейская верхушка РСДРП(б)-ВКП(б), как, впрочем, и большинства других революционных партий, на дух не выносила русских и не питала сыновних чувств к России как Отечеству. Великорусское начало было приравнено к контрреволюционному. Россия должна была, не весть почему, принести себя в жертву идее мировой революции.  А презрение к простонародью все эти троцкие не считали нужным даже скрывать. Россия с ее болью и страданиями была в их глазах лишь «хворостом»: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» Эта корпорация «профессиональных революционеров» сложилась еще задолго до 1917 года и представляла маргинальную часть российской интеллигенции, выходцев, в основном, из этнических меньшинств и мелкой буржуазии. Пресловутая теория «перманентной революции» незабвенного Льва Давидовича, мечтавшего о создании огромной космополитической империи с собой любимым во главе, национальные интересы России как Отечества, империи ни во что не ставили. В подтверждение тезис самого Л.Д. Троцкого: «...Социалистическая революция начинается на национальной арене, развивается на интернациональной, а завершается на мировой. Таким образом, социалистическая революция... не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей планете...»
И надо же, этот несносный бывший семинарист и, по ярлыку Троцкого, «выдающаяся посредственность» - Иосиф Джугашвили - взял да и похерил замечательный мегапроект Троцкого и компании. Кто бы мог подумать, что немногословный, никакой не трибун, «инородец»-генсек  исполнится великорусским имперским духом и убедит новое поколение ВКП(б) в том, что нельзя играть судьбами миллионов и ставить на идеологическую карту исторические судьбы России. Что необходим разворот  стратегии большевизма - сосредоточить все силы на мобилизационном проекте в экономике ради выживания страны во враждебном окружении, а мировая революция подождет.
И что самое «возмутительное», Сталин исподволь начал пестовать управленческие кадры из великороссов, получивших образование рабочих и крестьян. А как же отпрыски комиссаров с «революционными фамилиями» - организаторов «красного террора» и «расказачивания»? Они до поры очень вольготно чувствовали себя при новой власти, предприняв в 20-е годы массовое переселение из местечковых поселений на Украине и Белоруссии в Москву и Ленинград, где недурно обустроились. Схватка «сталинистов» со старой большевистской  генерацией советской бюрократии была неизбежна, и исход ее известен....
Когда я слушаю по НТВ «соловьиные трели» телеведущего, который враз лишается блеска остроумия в словесных дуэлях, как только разговор заходит о сталинизме  и роли И. Сталина в нашей истории, -меня всякий раз изумляет истерия и примитивные, стертые, как старый пятак, клише «разоблачений» и проклятий. Это не «Юпитер гневается», а  «коллективное бессознательное» либеральной публики, словно в падучей, бьется, и ум за разум заходит...
Прошло 55 лет после смерти генералиссимуса, но как  ни огорчительно для его ненавистников и клеветников, культ его личности как на грех     воскресает. А разгадка проста. Значимость личности И.В. Сталина в живой исторической памяти, самосознании миллионов соотечественников не убывает, а только возрастает. Хоть тресни... Доверимся мнению Михаила Шолохова, хорошо знавшего вождя, а судьбу его, заступника казачества, легкой никак не назовешь: «Да, культ личности был, но была и личность». А споры о роли и месте И. Сталина в российской и мировой истории, уверен, не завершатся и в XXI столетии.
Подлинная же его трагедия как политика, созидателя небывалого в истории общественного строя в том, что созданная им жесткая и эффективная система управления оказалась недолговечной в исторической перспективе. Она была настроена на руководителя гения. После смерти вождя стратегическое и системное целеполагание обеспечивать было некому.
Возродив великую Российскую империю и распространив ее влияние на полмира, Сталин глубоко осознал роль и значение русского народа в сохранении и развитии Союза ССР. Ему, очевидно, не дано было создать такую конструкцию народовластия, когда роль государствообразующего народа была бы нерушимо закреплена и конституционно, и фактически. Он не сумел окончательно перешагнуть границу космополитической, в марксистском смысле, системы, созданной его предшественником. Для этого ведь нужно было пересмотреть весь идеологический дискурс ВКП(б), преодолеть интернационалистскую ангажированность идеологии. Если бы его замыслы были поняты наследниками, преобразование правящей партии в национальную державную силу стало бы возможным, а август 1991 года не случился бы по определению.

 

Советская Россия

19/06/2008


 

Последнее обновление ( 26.06.2008 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей