25.08.2019 г.
Главная arrow Главная arrow Сергей Григоров. О концепции общественной безопасности в Российской Федерации





Сергей Григоров. О концепции общественной безопасности в Российской Федерации Печать E-mail
Автор - публикатор   
15.12.2013 г.
20 ноября 2013 года случился очередной общероссийский праздник: появилась Концепция общественной безопасности, представляемая как «основополагающий документ стратегического планирования, определяющий государственную политику в сфере обеспечения общественной безопасности, а также основу для конструктивного взаимодействия в этой сфере сил обеспечения общественной безопасности и институтов гражданского общества, граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства».

obsh_bezopasnost.jpgКонечно, опубликованный текст, как, впрочем, и всех государственных документов последних лет, шероховат и не отвечает строгим научным канонам. Режет слух, например, часто встречаемой словосочетание «человека и гражданина»: что это? гражданин – это не всегда человек? какой конкретно человек имеется в виду? гражданин какого государства? А взятое за правило добавление после старательно выписанных перечислений слова «иных» дискредитирует предыдущий текст: все перечисления автоматически поглощаются этим «иных».

Но не будем придираться к филологическим огрехам. Как написано, так написано. Другие, возможно, сотворили б лучше отработанный текст. Но нет других. Есть те, кто есть. Те, кто смутно представляет, что такое общественная безопасность, и пишет так, как может.

Посмотрим, какова суть предложенной Концепции. Предупреждаю: нас ждет разочарование.

Пункт 1 документа звучит так: «Настоящая Концепция представляет собой систему взглядов на обеспечение общественной безопасности как части национальной безопасности Российской Федерации». Ой, а не с точностью ли до наоборот – национальная безопасность есть часть общественной? Кто кого «поглощает» – государство или образовавший его народ? Если не обеспечена общественная безопасность, можно ли представить себе, что с государством все в порядке? Что, никогда не было и впредь не может быть революций и насильственного захвата власти общественными движениями, которым обрыдли замшелые государственные институты?

Замечание принципиальное. Дальше можно читать по диагонали. Очевидно, что документ сырой. Идеологически ничтожен.

Пробежав по разделу II. «Основные источники угроз общественной безопасности» Концепции, убеждаемся в сделанном выводе. Содержащиеся в нем утверждения и констатации банальны. Действительно:

 - в целом состояние общественной безопасности в Российской Федерации вызывает тревогу;

 - отмечаются многочисленные факты коррупционных преступлений;

 - сложилась непростая криминогенная обстановка;

 - продолжает оставаться высоким уровень террористических угроз, значительны масштабы последствий террористических актов, на территории страны отмечается активность международных террористических организаций;

 - экстремистская деятельность националистических, религиозных, этнических «и иных» организаций и структур является одним из основных источников угроз общественной безопасности;

 - увеличилось количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров (не ясно, правда, почему в данном контексте в Концепции упомянуты только крупные города и приграничные регионы страны – как всегда, захотелось «смягчить», успокоить?);

 - растёт число административных правонарушений, совершаемых в состоянии алкогольного или наркотического опьянения на транспорте;

 - увеличивается количество преступников за счёт беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних, граждан без определённого места жительства, а также иностранных граждан и лиц без гражданства, незаконно находящихся на территории Российской Федерации;

 - растёт социальная напряжённость в обществе, способствующая возникновению ксенофобии, национальной, расовой и религиозной розни, увеличивается количество этнических организованных преступных групп;

 - наблюдается ухудшение технического состояния объектов промышленности и инфраструктуры, что влечёт повышение риска возникновения чрезвычайных ситуаций;

 - значительно ухудшились показатели санитарно-эпидемиологической, ветеринарно-санитарной, фитосанитарной и экологической безопасности. Вероятность возникновения пожаров в России выше, чем в других экономически развитых странах.

Невооруженным взглядом каждому жителю России видно: все это так. Правильно написано. Не ясно, однако, зачем перечислять очевидные вещи.

Возникает вопрос: что предлагается делать? Какие предлагаются общие цели работы по выправлению неблагополучной ситуации?

А в качестве общих целей обеспечения общественной безопасности, согласно пункту 25 Концепции, предлагаются:

«а) достижение и поддержание необходимого уровня защищённости прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов организаций и общественных объединений, материальных и духовных ценностей общества от угроз криминального характера;

б) повышение уровня защищённости населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также от террористических угроз;

в) сохранение гражданского мира, политической, социальной и экономической стабильности в обществе».

Во как! Защищённость прав и свобод «человека и гражданина» должна быть достигнута, а про защиту его (их?) жизни, здоровья и имущества, про защиту его (их?) комфортного проживания в стране не упоминается. И почему следует защищать эти права и свободы только от угроз криминального характера? Что, от других угроз – не надо?!

Выше долгими перечислениями нас убедили, что состояние общественной безопасности вызывает тревогу, а тут, оказывается, достаточно лишь сохранять гражданский мир и стабильность. Где написано правильно – в разделе II или в разделе III?

Лично я склоняюсь к мнению, что состояние общественной безопасности ныне неудовлетворительно, а общие цели мероприятий по ее выправлению сформулированы, мягко говоря, весьма поверхностно. Это подтверждается, в частности, тем, что ниже в тексте Концепции в качестве приоритетной задачи обеспечения общественной безопасности названа задача защиты жизни, здоровья, конституционных прав и свобод «человека и гражданина».

Не будем останавливаться на критике неудачных формулировок «иных задач» обеспечения общественной безопасности, изложенных в п.26 Концепции, чтобы не утонуть в частностях. Отметим лишь их несоразмерность и размытость. Так, «принятие и сопровождение комплексных целевых программ, направленных на обеспечение общественной безопасности, в том числе федеральных, региональных, муниципальных и отраслевых программ по профилактике правонарушений…» явно зря попало в ряд задач, поскольку совершенно неинформативно. Самая мягкая характеристика подобных отсылок к неопределенностям называется «гнать зайца дальше», и наличие их в концептуальных документах непозволительно. А вот наиболее важные цели и задачи упомянутых целевых программ – те да, при необходимости можно было бы их и перечислить в Концепции.

В силу слабости и лозунговости вряд ли вообще достойны обсуждения последующие разделы Концепции – «IV. Основные направления деятельности по обеспечению общественной безопасности», «V. Механизмы реализации Концепции», «VI. Этапы реализации настоящей Концепции» и «VII. Ожидаемые результаты реализации настоящей Концепции». Наткнувшись, например, на фразу «установление критериев оценки угроз общественной безопасности, показателей и индикаторов её состояния», складывается впечатление, что разработчики Концепции никогда не занимались обеспечением общественной безопасности, абсолютно не представляют, что и как делать, и уповают на то, что кто-то когда-то разработает им некие «комплексные целевые программы», которые они и начнут старательно выполнять. Неужели никогда не было и до сих пор нет никаких критериев угроз общественной безопасности, показателей и индикаторов ее состояния?

Зададимся вопросом: что отсутствует в предложенной Концепции, но по логике вещей обязательно должно было бы в ней быть?

Борьба с криминалом, терроризмом и экстремизмом, налаживание порядка на транспорте, предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, изучение и внедрение передового зарубежного опыта в сфере обеспечения общественной безопасности – несомненно, важно и должно в какой-либо степени найти свое отражение в Концепции. Но достаточно ли всего этого для обеспечения общественной безопасности?

Не хватает, вероятно, ключевого момента.

Необходимым условием обеспечения общественной безопасности является мониторинг текущих и прогнозирование будущих ожиданий от своего государства образующих его этносов, а также отладка действенного механизма приведения в соответствие с этими ожиданиями:

 - системы государственного права, т.е. совокупности правовых норм, регламентирующих основы государственного и общественного устройства, избирательную систему, права и обязанности граждан;

 - повседневной деятельности органов государственной власти и управления.

Только при выполнении данного условия возможно достижение прочного социального мира и стабильности, предупреждение общественных коллизий вроде событий в Бирюлево, Кущевке, Кондопоге и во множестве других мест. Жителям поселков, подобных Сагре, не придется самим с оружием в руках отбиваться от бандформирований, составленных, в том числе, из отдельных представителей славных сил обеспечения общественной безопасности. Широкая общественность должна видеть в государственных структурах друга, всегда готового прийти на помощь, а не явного или тайного недоброжелателя. Только в этом случае возможно создание эффективной социальной базы противодействия терроризму и всем видам экстремизма.

К сожалению, данное положение нелегко инкорпорировать в существующий текст Концепции. Требуется существенная переработка всего документа, принципиальная корректировка его основной идеологической линии.

Начать придется с изменения первого пункта Концепции, в котором общественная безопасность названа частью национальной.

Но это будет уже совсем другой документ. И разрабатывать его, вероятно, должны совсем другие люди.

 

Последнее обновление ( 15.12.2013 г. )
 
« Пред.   След. »
Последние статьи
 
Экспорт новостей