21.11.2017 г.
Главная arrow Общество arrow И.М.Титенко. Интеллект либералов



И.М.Титенко. Интеллект либералов Печать E-mail
Автор Редактор   
04.02.2014 г.
Весной прошлого года «Новая газета» (N37) не смогла отказать себе в интеллектуальном удовольствии - именно так! - познакомить своих читателей с выступлением на круглом столе по теме «Россия после кризиса: перспективы и вызовы модернизации» одного из его участников - политолога и постоянного автора газеты Дм. Орешкина. Согласно г. Орешкину, «абсолютное большинство русских людей не знает элементарной правды, искренне повторяя то, чему их учили в школе.

А в школе им элементарно врали ... Врали про технологический прорыв после революции, про сталинскую индустриализацию и прочее... У страны не хватает мужества и ума, чтобы осознать жуткую правду. Вместо этого она с охотой продуцирует мухоморную пену восклицаний про блистательные успехи советской власти в деле модернизации страны ...

В частности, Россия после 1865 года за 25 лет увеличила протяженность железнодорожной сети в семь раз. К последнему десятилетию позапрошлого века средний темп прироста железнодорожной сети в России превысил 2,5 тыс. км в год; на рубеже веков прирост превышал 3 тыс. в год и даже более ...

Среднегодовой прирост сети, исходя из официальной советской статистики, с 1913 по 1956 год - 1,4 тыс. км ... То есть благодаря революции, коллективизации, индустриализации, мобилизации и централизации железнодорожный транспорт под личным контролем т. Сталина в XX веке съехал на темпы времен отмены крепостного права ...

Инфраструктурная связность - ... необходимый ... фактор промышленной модернизации ...

Нужно известное мужество, чтобы честно сказать - не было [модернизированного] Советского Союза. Точнее, был, но не модернизированный, а проедающий остатки былой модернизационной культуры великой [имперской] России с ее университетами, лабораториями и активным предпринимательским классом.

Итак, согласно г. Орешкину тогда - в советское время - нам, русским, начиная со школы, обо всех аспектах жизни Советского Союза элементарно лгали. Конечно, можно уличить во лжи самого г. Орешкина, но это ничего не доказывает. Ну, ошибся человек. Что ж, бывает. Поэтому дело не в г. Орешкине. Суть - в другом: не в том, что лжет тот или иной либерал, а в том, что практически все российские либералы лгут. Лгут по незнанию, по недомыслию, корысти ради или просто «отрабатывая» зарубежные гранты. Искажают буквально все стороны бытия Советского Союза.

Наперсточники

Оценка соотношения ВВП или ВНП СССР и США до сих пор остается не только предметом дискуссий, но и поводом для откровенных спекуляций и фальсификаций.

Согласно советским статистическим данным, в 1985 году ВНП СССР составлял примерно 66% от ВНП США, а объем промышленного производства - примерно 80% от американского уровня, то есть по уровню экономического развития СССР твердо стоял на второй позиции в мире.

Нет, нет, - кричат российские либералы, - этого не может быть. Где джинсы, киви, теплые клозеты? А раз нет этого, то не может быть и 66% ВНП СССР от ВНП США. И вообще, Советский Союз по уровню своего экономического развития всегда был развивающейся страной. Именно подобные утверждения «проходят», например, через многие публикации известного «либерального экономиста» доктора экономических наук лауреата госпремии СССР В. Кудрова. Однако данные утверждения можно «доказать», используя лишь жульнические, напёрсточные методы. Именно подобными методами и пользуется г. Кудров, если сопоставить соответствующие цифры из различных его публикаций.

Так, в одной газетной публикации («Независимая газета», 21.04.2006) данный экономист утверждает, что «ЦСУ СССР сознательно завышало практически в два раза соотношение СССР и США по объемам произведенного национального дохода и промышленного производства. На деле в 70-80-е гг. прошлого века оно было равно соответственно 30 и 40%». Утверждается также, что ЦСУ СССР занижало данные военных расходов СССР. Согласно публикации, они превышали $200 млрд., что «составляло более 20% национального дохода СССР». В другой статье, написанной с одним американским профессором и опубликованной в журнале Института экономики РАН «Вопросы экономики», 2000, N 11, расходы СССР на оборону определялись несколько по-иному: в 1988 году они составляли 23-25%, но уже не от национального дохода СССР, а от его ВНП. Наконец, в статье, опубликованной уже в журнале Института Европы РАН «Современная Европа», 2001, N7, отмечается, что в 1987 году уже не ВНП СССР, а «ВВП СССР составлял порядка 30% от ВВП США».

Как видно, с завидным постоянство утверждается, что уровень СССР по принципиально различным параметрам - национальному доходу, национальному или валовому продукту - составлял всего около 30% от уровня США. Здесь, как у мелкого жулика: авось что-нибудь сработает. Нет, не срабатывает. Все утверждения - ложь.

Покажем это на примере ВВП СССР и США. Если в 1987 году ВВП СССР составлял бы примерно 30% ВВП США, а расходы на оборону СССР в размере $200 млрд. составляли бы 23-25% ВВП СССР, то в 1987 году ВВП США, как нетрудно показать, должен быть равным примерно $2780 млрд. Это - чрезмерное занижение ВВП США за 1987 год. Согласно данным, в основе которых - результаты исследований некоторых ведущих западных экономистов, а также данные ООН, еще в 1980 году ВВП США равнялся $5790 млрд., в 1990 году он составлял уже $7475 млрд. (Б. Болотин «Мировая экономика за 100 лет» // «Мировая экономика и международные отношения», N9 за 2001 г.). Поэтому все цифры, приведённые г. Кудровым, можно соотнести с обычным подлогом или фальсификацией. И что удивительно, этот бред публикуется в изданиях академических институтов. Можно только догадываться, какого уровня молодых специалистов готовили [и готовят] в этих институтах корифеи «либеральной экономики»!

Но г. Кудров не одинок. Например, доктор экономических наук В. Мельянцев, чтобы уменьшить достаточно высокий среднегодовой темп роста ВВП на душу населения, достигнутый Советским Союзом, почему-то рассматривает экономику страны с 1913 по 1990 год. После этого «доктор от экономики» с удовлетворением констатирует («Вестник Европы», 2003, N9), что так называемого советского «экономического чуда» не было. «Японское чудо» было, а советского, извините, - нет. Впрочем, такой же подход применил и г. Орешкин, когда подсчитывал среднегодовой прирост железнодорожных дорог с 1913 по 1956 год. Спрашивается, а почему советский период не рассматривать с 1928 года, когда НЭП «приказал долго жить»? Но когда имеешь дело с напёрсточниками, это - вопрос в пустоту,

Измышления напёрсточников небезобидны. Известны слова немецкого философа И. Канта: «...Мы должны готовить себя к тому, что последствия, вытекающие ... из нашей вины [наших действий], останутся вечными». Поэтому последствия действий антисоветчиков придется расхлебывать будущим поколениям. Так, например, утверждение Е. Старикова, что «...в 1930 году по сравнению с 1928-м советский экспорт зерна увеличился чуть ли не в 50 раз» («Знамя», 1991, N2), которое было выдвинуто в пылу борьбы со «сталинщиной», способствовало, несомненно, укреплению русофобских настроений в правобережной части Украины, так как из подобного бреда следовало, что Советский Союз осуществлял индустриализацию страны исключительно за счет деревни, что и привело к так называемому «голодомору». И, очевидно, будущей России придется иметь дело с Украиной, в которой и русофобские, и антироссийские настроения будут достаточно сильны. В действительности, после 1930 года СССР резко сократил экспорт зерна. Если в 1925-1926 годах СССР экспортировал 2 млн. тонн зерна, в 1930 году - 4,8 млн., то уже в 1933 году - 1,7 млн. тонн. Вообще, СССР после 1930 года сократил объем импорта, включая машины и оборудование, более чем в три раза. Если в 1925 - 1926 годах общая сумма импорта равнялась примерно 590 млн. рублей, в 1930 году - примерно 830 млн., то уже в 1933 году - примерно 273 млн. рублей, то есть индустриализацию страны СССР старался проводить за счет собственных ресурсов.

Технология «изготовления» закамуфлированной лжи

Приведенные выше примеры лжи можно отнести к примерам грубой, наглой лжи. При наличии определенных знаний эта ложь достаточно просто может быть разоблачена. Например, нетрудно опровергнуть ложь того же г. Орешкина, который утверждал, что «с 1928 (76,9 тыс. км) по 1940 год (106,1 тыс. км) средний темп ж/д строительства составляет 2,4 тыс. км в год. То есть хуже, чем 40 лет назад, в конце XIX века». Вообще-то, в 1891 году в Российской империи было 27 200 км ж/д, а в 1900 - 44 900, то есть средний темп строительство в те годы был меньше 2 тыс. км в год.

Труднее разоблачить закамуфлированную ложь, так как для этого необходимо воспользоваться элементами логического мышления. Что уж тут таить: последнее затруднительно для большинства жителей любой страны.

Технология «изготовления» закамуфлированной лжи достаточно хорошо проявляет себя, когда либералы пытаются сравнить результаты советского сельского хозяйства с американским или дореволюционным российским.

Так, например, в статье В. Демьяненко («Мировая экономика и международные отношения», 2001, N8) утверждается следующее: в 1913 году в России было собрано около 86 млн. тонн зерна, а в расчёте на одну душу - 540 кг. Первоисточник не указан, но близкие цифры по сбору зерновых встречаются и у других либералов. Здесь напёрсточник совершил две подмены. Во-первых, отметил сбор зерна Российской империи, однако при подсчете количества собранного зерна на душу населения России исключил Польшу и Финляндию из состава Империи. Все это было сделано для того, чтобы в дальнейшем, сравнивая царскую Россию и СССР, придти к выводу о незначительности успехов СССР в сельском хозяйстве. И действительно, в статье утверждается, что лишь к 1960 году СССР, по производству сельскохозяйственной продукции - тогда среднедушевое производство зерна в СССР согласно напёрсточнику, составило 585 кг - превзошел уровень России 1913 года. На самом деле дореволюционный уровень СССР перекрыл уже на подходе к 1937 году. Во-вторых, он сравнивал сборы зерновых, в определенной степени имеющие разные структуры. Так, сбор 1913 года в 86 млн. тонн - это приблизительно 20% овса, который, как правило, шёл на прокорм скоту, прежде всего лошадей. Но в советское время «кормом» для «железных коней» были солярка и бензин. Если не соотносить человека с кобылой и исключить овес из его рациона, то сравнение сельских хозяйств той России и Советского Союза следует, прежде всего, проводить с учетом производства «четырех главных хлебов» - пшеницы, ржи, кукурузы и ячменя. Как свидетельствует хорошо известный статистический справочник «Россия. 1913», в 1913 году в России было собрано 4203 млн. пудов (68,8 млн. тонн) четырех главных хлебов, а в пересчёте на одну душу - около 393 кг. Очевидно, при таком достижении той России сравнение ее сельского хозяйства с советским становится излишним.

Такая же технология изготовления закамуфлированной лжи была использована и при сравнении советского и американского сельского хозяйства. Во-первых, при сравнении результатов, достигнутых СССР и США в области сельского хозяйства, в статье не учитывался природно-климатический фактор, в силу которого биологическая продуктивность пашни в США существенно выше, чем в СССР. Так, согласно исследованиям Л. Милова, отношение биологической продуктивности пашни США и СССР равнялось 1,87; согласно данным Счетной палаты РФ, это отношение для США и России равняется уже 2,5. Во-вторых, как выше для Союза и Империи, сравнивались сборы зерновых, в определенной степени имевшие разные структуры. Так, отмечалось, что в 1990 году урожайность зерна в США равнялась 47,9 ц/га, тогда как в СССР - всего 17,5. Но в США огромные площади занимают посевы кукурузы, которая при выращивании в благоприятных условиях обладает высокой урожайностью, в СССР площади, отводившиеся под эту культуру, были значительно меньше. Отсюда, как следствие, существенное различие в суммарной урожайности зерна в США и СССР.

Советские статистики были честнее: они приводили не только явно неблагоприятные для СССР данные по «обобщенной» урожайности зерна, но и данные по урожайности его составляющих. Так, согласно ЦСУ СССР в 1985 году урожайность зернобобовых для СССР оказалась равной 16,2 ц/га, а в США - 47,4, однако урожайность зернобобовых без кукурузы - 15,6 и 28,5 ц/га соответственно. Приведем еще несколько данных: урожайность пшеницы - 15,5 ц/га в СССР и 25,2 в США, ржи - соответственно 16,5 и 18,1; урожайность кукурузы в США - 74,1, тогда как в СССР - 32,1 ц/га. Теперь если для каждого вида хлеба учесть коэффициент биологической продуктивности пашни, то, исключая кукурузу, можно заметить, что при выращивании зерна «результативности» сельских хозяйств СССР и США были во многом соизмеримы.

Ясно, фактор биологической продуктивности при сравнении эффективности сельских хозяйств СССР и США нельзя не учитывать. Но у автора рассмотренной статьи, по-видимому, другие цели: показать неэффективность сельского хозяйства СССР, «убогость организационной структуры агросферы» СССР, архаичность его социально-экономического строя, неспособность СССР решать насущные проблемы сельского хозяйства.

Конечно, пробелы, и очень серьёзные в Советском Союзе были. К ним можно отнести большие потери продукции при хранении и транспортировке, не отвечающий современным требованиям вид конечного продукта и многое другое. Но отмеченное - это уже из другой области деятельности.

В период «торжества ельцинизма», то есть сразу же после крушения Советского Союза, результативность сельского хозяйства России достаточно быстро опустилась до уровня, близкого к уровню 1913 года. Например, если в СССР зернобобовых на душу населения в 1990 году было собрано 755 кг, то в 1994 и в 1998 годах в России зернобобовых было собрано уже 548 и 326 кг соответственно, тогда как в 1913 году - 393 кг.

Теперь можно несколько конкретизировать технологию закамуфлированной лжи, используемую российскими либералами: сначала приводятся факты, справедливые для определенного времени, а потом, опуская некоторые частности, проводится сравнение этих фактов. Однако эти частности, характеризующие особенности того или иного времени, порой в корне меняют оценку самих фактов.

Для подтверждения отмеченного снова вернемся к утверждению г. Орешкина о неспособности Советского Союза освоить характерные для царской России темпы строительства железных дорог.

Рассмотрим, например, Транссиб (согласно СЭС около 7 000 км), строить который начали в 1891 году. Несомненно, великая стройка. Но... Первое. Транссиб изначально проектировался как однопутная дорога. Заметим, что и в Европейской части той России в силу ряда причин, которые будут отмечены ниже, многие железные дороги также были однопутными. Например, накануне первой Мировой войны к нашей западной границе подходило 13 линий железных дорог, из которых двухпутными были только пять. Лишь в 1904 году был разработан проект прокладки второго пути Транссиба, а его прокладка в основном была закончена только к 1913 году. Однако практически все либералы считают, что строительство Транссиба закончилось в 1901 году; соответственно считают и протяженность построенных дорог и темпы их строительства. Второе. В той России остро ощущался недостаток металла, прежде всего железа и стали, которых в начале 1890 года производилось всего 800-860 тысяч тонн. Поэтому при строительстве Транссиба были выбраны очень легкие рельсы типа 24 и 32 (тип рельса определяется весом его погонного метра). Соответственно, дорога с такими рельсами могла выдержать небольшую нагрузку - тогда двухосные грузовые вагоны имели максимальную нагрузку 18 тонн. На создание одного км дороги с учетом крепежа, необходимости строительства мостов, станционных путей шло порядка 150-200 тонн железа и стали. По современным меркам - мелочь, но на строительство двух тысяч км двухпутной железной дороги на это ушло бы 300-400 тысяч тонн - треть или половина стали, производимой тогда в России. А ведь надо еще строить паровозы, подвижной состав, необходимо обеспечить металлом другие отрасли промышленности, флот - броненосцами, армию - пушками и снарядами...

Поэтому, несмотря на закупки за рубежом стали, многие железные дороги, включая Транссиб, долгое время были однопутными, а мосты на них - деревянными. Скорость движения по таким дорогам была незначительной - в противном случае деревянные мосты и легкие рельсы не выдержали бы динамической нагрузки. Например, зимой 1903/1904 гг. по Транссибу и его ответвлению - Китайско-Восточной железной дороге пошли роскошно оборудованные курьерские поезда из Москвы в Порт-Артур. Поездка занимала 16 дней, а так как от Москвы до Порт-Артура не более 9 000 км, то эти курьерские поезда продвигались в среднем со скоростью 23,5 км/ч.

А теперь перенесемся в грозные военные годы. Кинохроника донесла до нас некоторые реалии тех лет: по железным дорогам, соединяющим Европейскую и Азиатскую части страны, с достаточно большой скоростью - иначе и не могло быть в военное время - движутся военные эшелоны, а на платформах - танки Т-34, КВ-1, ИС-2, прикрытые иногда брезентом. Вес танка Т-34 около 32 тонн, КВ-1 - примерно 47, а ИС-2 - примерно 46 тонн. Ни рельсы, ни железнодорожное полотно, ни деревянные мосты дореволюционных железных дорог таких нагрузок и скоростей не выдержали бы. Отсюда с неизбежностью следует вывод: многие дороги, доставшиеся Союзу от той России, до войны были коренным образом реконструированы: полотно укреплено, минимальные радиусы поворотов увеличены, многие деревянные мосты заменены на металлические, а «ублюдочные» легковесные рельсы и шпалы заменены настоящими - «тяжеловесными». Иначе: до войны на месте многих старых железных дорог были построены, по сути, новые. Однако в статистических справочниках этот довоенный титанический труд советского человека никак не отражен - там приводятся только данные об эксплуатационной протяженности железных дорог, которая, очевидно, увеличивается лишь при строительстве новых.

Поэтому только для той, царской России, зная по годам протяженность ее железных дорог, можно определить темп их строительства. Союз же, помимо строительства новых дорог, реконструировал старые, а по сути - построил новые, и протяженность этих по сути новых дорог умопомрачительная - 70 тысяч км! Вот с учетом этого и стоит рассчитывать, сколько же в действительности в советское время было построено железных дорог. Но пусть в этом потренируется редакция «Новой газеты», если на эту операцию у нее хватит интеллекта...

«Совок» - это созидатель!

Практически сразу после окончания «горячей» войны Советскому Союзу со стороны Запада была объявлена «холодная». Произошло это в феврале 1946 года. Противник значительно превосходил нас во всем - и по численности населения, и в экономическом развитии, и в мощи своих вооруженных сил. Он был беспощаден, циничен и мстителен - ведь еще во время горячей войны он стер с лица земли немецкий город Дрезден, в котором не было ни военных заводов, ни немецких войск, а также обрушил атомные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки. Было известно, что после накопления определенного количества атомных бомб он обрушит их на советские города. Лишь создание Советским Союзом в 1949 году атомного оружия предотвратило прямую военную угрозу. Началось по-настоящему холодное военно-экономическое противостояние СССР с Западом.

Противостояние с Западом поистине изматывало силы советского общества, но, несмотря на это, достижения Советского Союза практически во всех областях жизнедеятельности были потрясающими.

Обратимся к одному из основных показателей - ВВП в расчете на душу населения по отношению к США. В 1900 году это отношение было равно 0,274, в 1913 году - 0,239, а в 1929 - всего 0,191. Кажется, наметился путь в бездну? Но, начиная с 1928-1929 гг., когда Союз начал избавляться от идей перманентной мировой революции и основное внимание стал обращать на решение внутренних проблем, наметился решительный поворот в деле выхода СССР на передовые позиции в мире в экономическом и научно-техническом отношении. В 1980 году советская среднедушевая «выработка» ВВП достигла 0,482 от среднедушевого ВВП США (для среднедушевого ВНП данное отношение значительно выше). Отсюда нетрудно показать, что советская экономика в «среднедушевом исчислении» развивалась в 2,2 раза быстрее, чем американская. И это несмотря на огромные потери - материальные и людские, - понесенные Советским Союзом в годы Второй мировой войны, тогда как та война помогла американской экономике не только выбраться из структурного кризиса, начавшегося в 1929 году, обновить свои основные фонды, но и обогатиться за счет поставок вооружения.

В итоге, в конце первой половины прошлого столетия СССР стал второй мировой державой в экономическом отношении. И это было достигнуто не за счет распродажи природных ресурсов, а за счет создания конечного продукта. Конечный же продукт, созданный трудом советского человека - «совком», зачастую можно было отнести к разряду революционных, первопроходческих. Именно Советский Союз первым в мире создал водородную бомбу, промышленную атомную электростанцию, турбореактивный самолет, атомный ледокол. Мы также первыми осуществили непрерывную разливку стали, первыми начали строить суда и корабли на подводных крыльях, первыми поразили ракетой баллистическую мишень, первыми запустили искусственный спутник Земли и, наконец, 12 апреля 1961 года советский человек Ю. Гагарин осуществил тысячелетнюю мечту человечества, совершив первый полет в космос.

Этот прорыв был бы невозможен, если бы Советский Союз не совершил поистине революцию в области образования. В Российской империи положение в данной области было просто бедственным. Так, в середине XIX столетия среднее число лет обучения россиянина составляло всего 0,4 года - поэтому в 1866-67 годах среди российских рекрутов 91% было неграмотных. Через пятьдесят лет положение в области образования в Империи несколько улучшилось, но не коренным образом: среди российских призывников в армию было 38% неграмотных. Советский Союз за двадцать с небольшим лет в корне изменил положение, добившись практически всеобщей грамотности среди молодежи. Как результат, СССР достиг в 1953 году третьего места (после США и Канады) по так называемой «интеллектуализации молодежи» (термин ЮНЕСКО). Но и после 1953 года прогресс в сфере образования продолжился. Уже после крушения Советского Союза в Америке был выпущен сборник «Архив ЦРУ «холодной войны». Избранные оценки Советского Союза 1950-1959 гг.». В сборнике приводится сопоставление состояния образования в СССР и США. Например, отмечается, что «советская десятилетка в целом равна 12-летней школе в США, но средний школьник выходит в жизнь лучше подготовленным в области науки и математики, чем американский»; по высшему образованию отмечается следующее: «американские специалисты в области просвещения и образования склонны считать, что выпускники советской высшей школы в научном отношении и инженерных дисциплинах равны, а в некоторых отношениях превосходят таких же выпускников в США».

А. Панарин на рубеже XX-XXI веков отмечал («Москва», 2002, N7), что трудно «объяснить тот факт, что [советские] юноши и девушки, усвоившие грамотность в первом поколении, стали читать Пушкина, Толстого, Достоевского - уровень, на Западе относимый к элитарному». Далее Панарин задается вопросом: «Почему Пушкин, вместе с другими представителями великой русской классики, до революции так и не стал поэтом народным - народ если и читал, то преимущественно Кольцова, Никитина и Сурикова, а еще охотнее - похождения Бовы Королевича и лубочные издания? И почему после революции народ практически мгновенно дорос до литературной классики, стал вровень с нею как читатель, зажегся ее ... нравственными и мировоззренческими коллизиями?», и тут же замечает, что «простой ответ... : потому что советская культурная революция обеспечила сплошную грамотность - явно недостаточен». «Сложный же ответ», данный Панариным, - «люди из народа, пробившиеся к просвещению, улучшают свои социальные шансы и осуществляют «плебейский реванш» ... без революций», представляется неубедительным, поверхностным. В свете изложенного ответ на вопрос, заданный Панариным, лежит на поверхности: Советский Союз превратился в страну строителей и созидателей, а созидателям свойственно обращаться лишь к высшим проявлениям человеческого духа. Поэтому и оказались востребованными и Пушкин, и Толстой, и Достоевский ...

Зачастую в теле- и радиоэфире проскальзывает презрительное отношение к нашему «совковому» прошлому. Так, один из постоянно приглашаемых на «Эхо Москвы» гостей как-то заявил: «Мы все вышли из емелиной печки и золотой рыбки». Кто все? Те, кто строил самый мощный по тому времени синхрофазотрон и открывал новые трансурановые элементы? Или те, кто решал проблемы Гильберта, проблемы шимми и флаттера или прокладывал Северо-Муйский туннель? Или, наконец, те, кто приоткрыл одну из возможных сторон ада, «доставив» на Землю теле- и фотоинформацию с поверхности Венеры?

Российские луддиты

Война, холодная или горячая, всё равно есть война. А у войны, нравится это кому-нибудь или нет, - свои законы, порой безжалостные, порой благородные. Один из законов советского времени: всё лучшее - для армии и флота, морского и воздушного, для оборонно-промышленного комплекса.

И это не осталось безответным. Оборонно-промышленный комплекс (ОПК) к 80-м годам прошлого столетия смог в воздухе и в космосе, на воде и под водой, на земле и под землей полностью обеспечить военную безопасность СССР. Если в области обороны СССР по оценкам ЦРУ США отставал от США в 1971 году на 10 лет, то в 1981 году - уже только на два года.

Но помимо чисто оборонных проблем, ОПК решал и общехозяйственные - именно на его заводах производились телевизоры, холодильники, пылесосы, которыми были завалены полки магазинов... Именно отечественные, а не зарубежные самолеты бороздили тогда просторы нашего неба. Вот немногое из того, что было создано ОПК в авиации: среднемагистральный самолет Ту-134 (эксплуатация с 1963 г., выпущено 852 самолета); самолет местных авиалиний Як-40 (с 1965 г., выпущено - 1011); дальнемагистральный Ил-62 (с 1967 г., выпущено - 276); среднемагистральный Ту-154 (с 1972 г., выпущено - 935); дальнемагистральный широкофюзеляжный Ил-86 (с 1980 г., выпущено - 106), среднемагистральный Як-42 (с 1980 г., выпущено - 187) ... Но были еще военные и гражданские самолеты серии Ан, военные самолеты серии Ту, Ил, Бе, Як, МиГ и Су, вертолеты серии Ми и Ка... Всего не перечислишь.

Многое уникальное, созданное советским человеком, не отражено в статистических изданиях. Например, подземный завод по производству ядерного топлива под Красноярском, информация о котором как-то промелькнула на телевидении в 90-е годы. Было сообщено, что объем подземных помещений завода сопоставим с объемом тогдашней московской подземки - метро. Или - система ПРО города Москвы. Система должна была в автоматическом режиме не только осуществлять разделение баллистических целей на ложные и боевые, но и поражать боевые в условиях многократного ослепления ядерными взрывами ее всевидящего ока - РЛС. В рассмотренных случаях созидание шло рука об руку как с творчеством, так и с самоотверженным трудом советского человека.

Как известно, в любом обществе не более 5-10% его населения способно к творческому, созидательному труду. Остальные, исключая асоциальные или криминальные слои общества, - исполнители. В период холодной войны значительная часть «творческой составляющей» советского общества была переориентирована на работу в ОПК. Порой целые выпуски некоторых факультетов ведущих ВУЗов страны - МГУ, МФТИ, МВТУ, НГУ, ЛГУ и некоторых других - распределялись на предприятия ОПК. И подобное длилось не одно десятилетие. Отсюда - удивительные успехи Союза в той сфере деятельности, которая связана с обеспечением его оборонной безопасности.

Но эти вынужденные меры в значительной мере «обескровили» в интеллектуальном отношении остальные слои советского общества. Вследствие этого включиться в созидательный процесс этим слоям общества оказалось не по силам даже в своей области деятельности. Конечно, там «было всё как у людей». И академики были, и доктора наук, и многое другое, но мало было созидания. Подтверждение сказанному - незначительный прогресс в тех областях деятельности, которые не были напрямую связаны с обеспечением оборонной достаточности Союза. Такое положение, несомненно, развивало у работающих в тех отраслях чувство ущербности. Включиться же в процесс созидания редко кому удавалось. Ведь здесь помимо прорывной идеи и таланта руководителя, требуются талантливые соратники, а также финансовая и материальная поддержка. Этого, как правило, и не оказывалось, хотя по-настоящему прорывные идеи поддерживались государством. Здесь можно привести примеры Г. Илизарова, С. Федорова. Но барьер, отделяющий обыденность от творчества, для большинства вне рамок ОПК оказался непреодолимым.

Известно, что если препятствие для человека велико, то у него зачастую возникает ощущение отчаяния, осознание безысходности: ведь любые «нормальные» действия не могут привести его, человека, к желанному для него результату. Такая ситуация в социальной психологии обозначается как фрустрация. Типичная реакция человека на фрустрацию - это агрессия или отступление.

Отступление - это уход в мир грёз или предательство своих идеалов. Очевидно, отступление в зависимости от менталитета принимает те или другие формы. Для русского человека - это зачастую пьянство, для евреев, которым после некоторых случаев утечки секретной информации ограничили доступ в ОПК - наиболее «созидательную отрасль» Союза, - это отъезд на «землю обетованную».

Вид агрессии также зависит от менталитета индивидуума и, конечно, от момента исторического бытия. В то время агрессия наиболее полно проявила себя в следующих двух действиях. Во-первых, в переходе некоторых на сторону геополитического противника. Этим самым индивидуум пытался разрушить препятствие, используя чужие руки. Во-вторых, к стремлению самостоятельно разрушить всё то, что препятствовало, как казалось некоторым, их самореализации, - к разрушению основ Советского Союза, представлявшегося им мачехой или тюрьмой. Но препятствие было настолько мощным, что и во втором случае индивидуум с неизбежностью приходил к необходимости использования сторонней силы, враждебной Советскому Союзу, то есть к обычному предательству.

Первый вид агрессии наиболее показателен в действиях А. Солженицына, который (см. Ф. Раззаков, «Советская Россия», 22.01.09), оправдывая свои действия, отмечал: «В пятидесятые годы, после окончания войны, моё поколение (окружение? - И.Т.) буквально молилось на Запад как на солнце свободы, крепость духа, нашу надежду, нашего союзника. Мы все думали, что нам будет трудно освободиться, но Запад поможет нам восстать из рабства». Второй вид агрессии достаточно полно был обрисован перекати-поле А. Ципко: «Мы, интеллектуалы особого рода (неужели? - И.Т.), ... мучительно долго ждали окончания брежневского застоя, делали перестройку ... Мы были и до сих пор являемся идеологами антитоталитарной - и тем самым антикоммунистической - революции ... Наше мышление по преимуществу идеологично, ибо оно рассматривало старую коммунистическую систему как врага, как то, что должно умереть, распасться, обратиться в руины ... Хотя у каждого из нас были разные враги: марксизм, военно-промышленный комплекс, имперское наследство, сталинское извращение ленинизма и т.д. ... И чем больше каждого из нас прежняя система давила и притесняла, тем сильнее было желание дождаться её гибели и распада, тем сильнее было желание расшатать, опрокинуть её устои ... Отсюда и исходная, подсознательная разрушительность нашего мышления, наших трудов, которые перевернули советский мир» («НГ», 2000, N 88).

Парадоксально: идёт холодная война, многие в Советском Союзе, создавая ракетные, авиационно-космические и другие комплексы, работают над тем, чтобы обеспечить мирную жизнь стране, а у них под боком некие «интеллектуалы особого рода» делают всё возможное, чтобы развалить «этот» Союз.

Они, либералы, добились, не без помощи Запада, своей цели - развалили Союз. Произошло это тогда, когда неимоверным трудом советского человека Союз обеспечил себе безопасность. Наконец-то созидатель - совок обеспечил себе нормальную мирную жизнь, расслабился, но тут же ему был нанесен предательский удар в спину.

По своей разрушительной силе действия российских либералов намного превзошли действия английских луддитов. Если вторые, не сумев вписаться в мощный созидательный процесс, имевший место в Англии в начале XIX века, разрушали станки, машины, промышленное оборудование, то первые, не вписавшись в советский созидательный процесс, разрушили социальные основы общества, обнулив, тем самым, возможность какого-либо прогресса, включая социальный, на евразийском пространстве.

Неумехи

Российские либералы практически ни на что не способны. В принципе. И если раньше безграмотный крестьянин молил Бога, чтобы погода поспешествовала урожаю, то российские либералы молятся, по сути, рынку, который, по их мысли, может сам по себе решить все проблемы хозяйствования, включая виды на урожай.

Весьма «круто» молился рынку ельцинский министр экономики Е. Ясин, утверждавший, что «рыночное хозяйство строится само. Только не надо мешать» («Экономические новости», 1995, N18). Не мешали, и в 1998 году Россия «получила» дефолт. Однако этот опыт мало чему научил либералов. Как известно, на рубеже XX-XXI веков в России развернулась дискуссия по книге А. Паршева «Почему Россия не Америка». Появились отклики и в научной периодической печати; один из них - в журнале РАН «Мировая экономика и международные отношения», 2001, N12 за подписью доктора экономических наук профессора Ю. Шишкова. В пылу «опровержения» ряда положений, высказанных Паршевым, «лучший экономист РАН» за 2002 год (см. «Наука и жизнь», 2002, N9) утверждал возможность ведения экономически выгодного сельскохозяйственного производства даже в зонах рискованного земледелия - в приполярных областях России. В качестве примера приводились опыты А. Журавского в приполярном печорском селе Усть-Цильме в 1906-1914 годах, в результате которых удалось втрое повысить урожайность ряда культур. Как отмечал «доктор наук от экономики», «этот переворот в земледелии Европейского Севера России произошел в условиях рыночного сельского  хозяйства,  а не колхозно-совхозного...». Вот, оказывается, в чем, согласно либералам, причина успеха - в рынке! Но каждый здравомыслящий человек понимает, что результаты деятельности на приусадебном участке или на опытной станции - это одно, а создание хозяйства, обеспечивающего в тех же условиях эффективное товарное производство какой-либо продукции, - это совсем другое. Потому и нет на московских рынках «приполярной» морковки, хотя прошло уже почти двадцать лет после уничтожения «колхозно-совхозного способа» хозяйствования.

Немощь в мыслях с неизбежностью предопределяет отсутствие созидания в действии. Именно этим и характеризуется постсоветское время. Например, такой «прорывной» российский продукт, как среднемагистральный самолет SuperJet-100, разрабатывается чуть ли не под контролем Запада - в разработке практически всех его основных систем участвуют западные фирмы. Так, при разработке двигателя принимает участие фирма Snecma Moteurs, при разработке авионики - фирма Тhales, аварийно-спасательного оборудования - Air Cruiser (Zodiac), вспомогательной силовой установки - Ноneywell, топливной системы - фирма Intertechnique (Zodiac) и так далее.

Нарушено святое правило советской жизни - обеспечить свою армию всем необходимым. Сейчас некоторые из средств, необходимые российским вооруженным силам, покупаются у наших геополитических противников: малоразмерные беспилотники - у Израиля, вертолетоносцы - у Франции... И вот «долгожданная» покупка скоростных поездов «Сапсан», которая многое расставила по местам.

Суть в том, что «Сапсан» - это разработка западной фирмы Siemens. Это значит, что, покупая у Запада высокотехнологическое средство, мы не только способствуем развитию определённых отраслей западной промышленности, но и гробим свои соответствующие отрасли. Несколько ранее подобное было проделано с авиапромом, когда российские авиакомпании практически отказались покупать самолеты отечественного производства. В результате этого был на корню «зарублен» сертифицированный среднемагистральный самолет Ту-334, для сборки которого был выстроен специальный цех-завод. Отметим также, что в настоящее время наблюдается интенсивное внедрение западных фирм в российский автопром, в котором создаются заводы «отверточного производства» западных автомобилей, а отечественные автомобильные заводы «почему-то» гробятся.

Отсюда нетрудно придти к выводу, что в скором времени функционирование всей инфраструктуры России - возможно, и значительной части ее экономики - во многом будет зависеть от Запада. Желание же Запада очевидно - превратить Россию в свой сырьевой придаток. Таково одно из следствий интеллектуальной немощи «наших» либералов.

* * *

Интеллектуальная немощь российских либералов довела экономику России до такого уровня деградации, что это стало видно даже верхам. Снова возникла идея модернизации страны. Так, выступая в начале 2010 года на заседании Госсовета по развитию политической системы России, президент РФ заявил: «Нам необходимо радикально изменить экономический и технологический уклад ... Нам нужна экономика, основанная на интеллектуальных достижениях, то есть так называемая умная экономика, - но умная экономика может быть создана только умными людьми».

Интересно было бы узнать, к кому обращается президент? К тем, кто за 20 лет не смог что-либо создать «хотя бы на копейку» сравнимого с созданным в стране Советов? Ни тебе нефтеперегонных заводов, ни новых гидроэлектростанций... И идею модернизации, действительно необходимую России, российские либералы скорее всего заболтают, как заболтали все предыдущие идеи. Иное не предвидится.

 

 

http://svoim.info/201004/?04_5_1

Последнее обновление ( 04.02.2014 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей