19.09.2017 г.



А.В. Иванов, И.В. Фотиева. Рериховское движение на распутье Печать E-mail
Автор - публикатор   
21.09.2015 г.

Ничто не может опорочить дело коммунизма,

кроме самих коммунистов

В.И.Ленин

 

 

Рериховское движение в России уже не первый год, на наш взгляд, находится в состоянии серьезного кризиса[1]. Но сегодня он достиг своего пика, толчком для чего послужила ситуация, сложившаяся вокруг Международного Центра Рерихов (МЦР).

rerihi_1.jpg

Как и любой кризис, он может разрешиться двояко: или рериховское движение творчески преобразится — в полном согласии с нравственными принципами «Живой Этики», или  же, увы, выродится в секту, дискредитирующую и само это учение, да и деятельность Рерихов в целом. Поскольку мы давно изучаем наследие этой выдающейся семьи[1], обладающее огромным теоретическим и практическим потенциалом, то позволим себе высказать наше видение проблемы.

Прежде всего, остановимся на ситуации, связанной с МЦР. Вплоть до последнего времени львиную долю средств  на его содержание давал Б.И. Булочник, директор Мастер-банка. По данным проверки, проведенной аудиторской фирмой «Форос-Аудит» с января по май 2015 года, эта сумма составляла более 120 млн. рублей ежегодно. После краха Мастер-банка у МЦР, как общественной организации, образовалась огромная задолженность, которая, по данным той же проверки, к концу 2015 года составит несколько десятков миллионов рублей. Спонсорская помощь вплоть до последнего времени во многом держалась на научном и личном  авторитете Л.В.Шапошниковой, долгое время возглавлявшей МЦР. К сожалению, она в последние годы из-за болезней отчасти отошла  от непосредственного управления, а недавно ушла из жизни. Это способствовало тому, что  авторитарно править в МЦР стала узкая группа лиц во главе с вице-президентом  А.В. Стеценко, не имеющая ни научного авторитета, ни общественной харизмы и, судя по всему, преследующая собственные узко-личные цели.

Сегодня эти люди, — в условиях неуклонно надвигающегося банкротства МЦР, —  призывают рериховские организации  бороться  с государством за общественный статус Центра до победного конца. При этом, во-первых, игнорируется тот факт, что у государства есть не только законные, но даже и моральные основания  прекратить деятельность МЦР,  оказавшегося не способным ни обеспечить сохранность культурного наследия семьи Рерихов, ни даже выплачивать заработную плату штатным сотрудникам. Во-вторых, нет ответа на вопрос: откуда МЦР при нынешнем положении дел собирается брать средства для покрытия огромных долгов и дальнейшей работы? И не случайно серьезный и взвешенный анализ проблемы подменяется истеричными лозунгами, раздуванием страстей,  организованной кампанией в СМИ и травлей оппонентов.

Выводы, на наш взгляд, очевидны: МЦР нуждается в серьезных преобразованиях, как организационно-структурных, так и идейно-нравственных. И дело не столько в юридической форме его преемника (вокруг чего и раздувается скандал), сколько в обеспечении важнейших принципов работы: сохранности и профессионального изучения наследия, полной прозрачности и подотчетности деятельности организации, в том числе финансовой  (чего сейчас и в  помине нет!) и, конечно, обязательного участия общественности  в принятии решений, касающихся наследия Рерихов, – хотя бы в форме попечительского совета из числа крупных ученых, деятелей культуры и искусства, а также разумных и авторитетных участников рериховского движения.

Необходимость такого радикального реформирования МЦР была доведена почетным Президентом МЦР, бывшим заместителем министра иностранных дел А.П. Лосюковым и бывшим министром культуры А.А. Авдеевым до сведения Л.В. Шапошниковой, но ее смерть, к сожалению, не дала возможности выявить ее отношение к данному проекту. Что касается нынешнего  «руководства» МЦР во главе с А.В. Стеценко, то все предложения А.П. Лосюкова были с порога отвергнуты, а сам он подвергся травле, вынуждающей его покинуть свой пост.  Однако проект кардинального реформирования МЦР (здесь, конечно, еще предстоит кропотливая юридическая и организационная работа) поддерживается многими авторитетными людьми, деятелями науки и культуры, заинтересованными в судьбе бесценного наследия.

И одним из показателей кризисности рериховского движения является как раз нежелание многих его участников трезво анализировать ситуацию и стремление буквально фетишизировать МЦР. Иррациональный страх признать очевидные вещи, — что  авторитетом могут пользоваться не организации, а лишь конкретные люди, которые в них работают; что любая организация (и любой человек также) не гарантированы от ошибок, — этот страх говорит о многом. И прежде всего о подмене важнейшей идеи духовной иерархии стремлением переложить на кого-то ответственность не только за свои решения, но и за мысли; —  на кого-то возложиться как говорится в «Живой Этике».  Отсюда и такая агрессия на любые критические высказывания о работе МЦР, и не только сейчас, но и многие годы до этого.

Конечно, здесь нет никакой «рериховской» специфики. Пассивность, душевная или интеллектуальная лень и скрытые страхи свойственны множеству людей, называющих себя мусульманами или православными, коммунистами или либералами, общественными деятелями или учеными. Но здесь парадоксально то, что ведь сама «Живая Этика» однозначно предостерегает против такого слепого «возложения» и, с другой стороны, исключает всякий авторитаризм и командное навязывание своей точки зрения другому сознанию. Принцип свободы воли является здесь наиглавнейшим, а атмосфера творческих дискуссий и соборных мысленных усилий – единственно плодотворной и приемлемой.

Отсюда, в свою очередь, следует вторая важнейшая проблема рериховского движения. Если не стесняться в выражениях, то ее можно обозначить просто как невежество и, опять же, интеллектуальную лень. Человек, считающий себя последователем идей семьи Рерихов, просто обязан напряженно повышать свой научный и философский уровень. Качество докладов на тех же ежегодных конференциях в  МЦР во все  годы оставляло желать  лучшего; во многих из них содержалось  лишь бесконечное талмудическое повторение словосочетаний  типа «космическое мировоззрение», «тонкие энергии», «ментальное пространство», «астральный план». Без систематических попыток рациональной интерпретации этих понятий с опорой на достижения историко-философской традиции (прежде всего — русской)  и, главное, без грамотного и профессионального соотнесения с экспериментальными и  теоретическими достижениями современной науки они остаются пустыми словесными оболочками или симулякрами, говоря современным философским языком. Мы не случайно пишем именно о грамотном и профессиональном соотнесении, так как профанных «рериховских» интерпретаций тех или иных научных открытий  тоже более чем достаточно.

В качестве позитивного примера можно указать на ряд хороших историко-культурологических исследований, связанных с деятельностью и биографией Рерихов,  в Санкт-Петербурге[2], и отрадно то, что их авторы профессионально остаются в рамках своей научной специальности. Но, повторим, при этом явно недостаточной остается разработка собственно учения «Живой Этики»[3], его онтологических, гносеологических,  антропологических и других философских аспектов. «Новый мир рождается в лучах научных лабораторий»   — эта максима должна стать ведущей при понимании и продвижении идей «Живой Этики» и трудов Е.П. Блаватской. Привлечение квалифицированных философов и ученых самых разнообразных специальностей, особенно естественников,  для верификации идей и гипотез учения – должно сегодня стать одной из главных задач. Показательно, что когда в недавнем прошлом научный отдел  МЦР вместо всеми уважаемого крупного ученого Л.М. Гиндилиса возглавил  д.ф.н. В.В. Фролов, — качество трудов которого по проблемам «Живой Этики» не выдерживает никакой критики, — это повергло в шок нашего крупного востоковеда  и защитника наследия Рерихов Т.П. Григорьеву. Для нее это означало коллапс  всякого научного творчества  в МЦР.

Извлекая уроки из печального прошлого, необходимо создать Ученый совет при будущей организации из числа авторитетных ученых для  разработки и популяризации  новой общенаучной парадигмы на основе «Тайной доктрины» и Живой Этики, благо что накопился уже «Монблан фактов», говоря языком К.Маркса, подтверждающих их основные принципы и положения. Особенно много необъяснимых фактов с точки зрения господствующей  парадигмы накопилось в исторической науке. Возможно, именно с истории следует начинать реабилитацию трудов  той же Е.П.  Блаватской с ее идеями смены  человеческих рас и исключительной древности истории земного человечества. Столь же многозначительные факты открываются сегодня в биологии и психологии, позволяющие эмпирически верифицировать важнейшую гипотезу «Живой Этики» о существовании всеначальной  психической энергии. Ключ к интерпретации понятия «темной материи» в современной физике также можно найти в трудах Е.П. Блаватской и Е.И. Рерих. Словом, в тесном общении с учеными самых разных специальностей только и возможно постигать, защищать и распространять идеи учения. Продолжение деятельности института «Урусвати» должно сегодня разворачиваться не столько в индийской долине Кулу, сколько в десятках и сотнях лабораторий по всей России.  Творческий союз учения с современной  наукой и философией — важнейшая задача движения. Но, повторим, для этого надо прежде всего критически оценить собственный научно-интеллектуальный уровень и всячески его повышать, не уповая на всевозможные «прозрения».

В-третьих, как это ни странно звучит, — большой проблемой является углубленное изучение самих первоисточников людьми, считающими себя последователями Рерихов. Схватив поверхностно ряд «интригующих» тезисов (карма, перевоплощение, тонкий план), большинство этим и ограничивается, не давая себе труда систематически изучать первоисточники, детально анализируя и сопоставляя различные грани этого сложнейшего синтетического учения. Главное, что подобные псевдо-последователи, с их самоуверенным невежеством,  весьма активны, выступая в роли проповедников и интерпретаторов и в СМИ, и в школах и вузах, и на различных общественных мероприятиях — при этом путаясь в самих основах учения, если не искажая их до противоположности. Это явление, увы, приняло массовый характер, и, как никакое другое, способствует дискредитации не только «Живой Этики», но и семьи  Рерихов. Непонимание основ учения, — в первую очередь, как уже сказано, идеи духовной иерархии — является и одной из причин сегодняшнего раскола, агрессивного и слепого отстаивания МЦР в его нынешнем виде вопреки фактам.

В-четвертых, рериховское движение должно резко активизировать свою общественно-политическую деятельность. Каждый последователь идей Рерихов должен помнить, какой широкий спектр социальных дел выполняла  эта великая семья, начиная с пропаганды русской культуры и искусства за рубежом и заканчивая учреждением знаменитого Пакта Рериха по защите культурных ценностей в ходе вооруженных столкновений. Истинный последователь учения должен осознавать себя сегодня как борца за новую, духовно-экологическую цивилизацию, которая должна прийти на смену нынешней тупиковой техногенно-потребительской цивилизации. Соответственно, охрана природных и культурных святынь народов, борьба против сегодняшних разрушительных реформ в науке и образовании, защита нормальной двуполой семьи – все это должно быть постоянно в фокусе внимания. И эта борьба  за свет знания против тьмы невежества качественно  отличается от той «борьбы», в которую сегодня ввязывают рериховское движение.

Мы живем в переходную эпоху, и от правильной и активной позиции каждого из нас зависит многое. А она, в свою очередь, невозможна без спокойствия, трезвой самооценки, умения слушать и анализировать разные точки зрения и, повторим еще раз, глубоких и системных знаний.


А.В. Иванов, д.ф.н., профессор, зав. кафедрой философии

Алтайского государственного аграрного университета;

 

И.В. Фотиева, д.ф.н., профессор кафедры теории и практики

журналистики Алтайского государственного университета,

 г. Барнаул




[1] См. Иванов А.В., Фотиева И.В., Шишин М.Ю. Человек восходящий: философский и научный синтез «Живой Этики». Барнаул: Алтайский дом печати, 2012. – 312 с.

[2] Например, в рамках ежегодных международных научно-практических конференций «Рериховское наследие».

[3] Кстати говоря, один из действительно профессиональных авторов, работающих в этом направлении, С.А. Аблеев, также был в немилости у МЦР. И это понятно: для серьезной научной полемики с какими-то его, возможно, спорными  тезисами, надо самому быть профессионалом.


Последнее обновление ( 21.09.2015 г. )
 
« Пред.   След. »
Экспорт новостей