Экономика полупроцентного роста
Автор - публикатор   
29.07.2017 г.
Эксперт МЭФ Георгий Клейнер: "высокие темпы роста зачастую могут лишь временно камуфлировать долгосрочные проблемы экономики. Так было в нашей стране в середине нулевых годов".


Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил: предварительные данные Росстата свидетельствуют о том, что рост ВВП за первый квартал текущего года составил 0,5 процента. Итоги первого полугодия станут известны ещё не скоро, однако уже сейчас понятно, что выйти за пределы этого полупроцентного — а по сути, «застойного» — роста будет очень нелегко.

Противодействуют многие факторы, и среди них — те самые западные санкции. Конец первого полугодия отмечен не только продлением антироссийских санкций со стороны Евросоюза, как и предсказывала «Парламентская газета», но и обещанием ещё более жёсткого их усиления со стороны США.

padenie_dohodov_naselenija.jpg

Несмотря на все бодрые заявления о том, что на нас «санкции не влияют», это совсем не так. К примеру, реальные доходы населения у нас снижались три года подряд, при этом в одном только 2016 году такое снижение составило 5,9 процента. Конечно, главная причина — в общем кризисе российской экономики, который пришёлся на этот период, в частности, в обвальном падении рубля в конце 2014 года. Но и санкции сыграли свою деструктивную роль.

Поэтому достижение более высоких темпов роста может быть обеспечено лишь кропотливой, тяжёлой работой внутри страны, прежде всего — в реальном секторе экономики, окончательным отказом от сырьевой экспортной зависимости. И одновременно очень важно отдавать себе отчёт в том, что даже сами по себе высокие темпы роста ещё далеко не показатель высокоразвитой экономики.

Член-корреспондент Российской академии наук Георгий Клейнер напоминает, что высокие темпы роста зачастую могут лишь временно камуфлировать долгосрочные проблемы экономики. Так было в нашей стране в середине нулевых годов. А взять целый ряд государств Ближнего Востока, экономика которых в течение длительного времени, формально демонстрируя исключительно высокие темпы роста, на самом деле фактически не развивалась (или, в лучшем случае, развивалась в крайне малой степени). Структура её оставалась в значительной степени отсталой, базирующейся в основном на добыче и экспорте сырья, а высокие темпы роста обеспечивались за счёт благоприятной ценовой конъюнктуры на мировых рынках.

Одновременно в указанных странах наблюдались технико-технологическое отставание, рост безработицы, в том числе — и особенно — среди образованной молодёжи, нарастание недовольства широких масс населения. Всё это во многом сыграло роль катализатора нараставших событий, названных «арабской весной», которые уже в своих интересах использовали хорошо известные внешние силы.

 

Медсёстры и помидоры

На прошедшем в первые дни июня Петербургском международном экономическом форуме в ходе возникшей дискуссии между бывшим и нынешним министрами финансов Алексеем Кудриным и Антоном Силуановым последний заявил: «Я согласен, что нужно увеличивать расходы на человеческий капитал. Мы, кстати, сейчас большие деньги закачиваем в образование, здравоохранение, повышаем заработную плату и так далее. Мне кажется, что это вопрос не исключительно денег, хотя это тоже важно, а вопрос качества, эффективности тех, кто учит, лечит людей». Здесь так и хочется повторить вслед за героем знаменитого оскароносного фильма «Москва слезам не верит»: «Переведи!»

О какой «эффективности тех, кто лечит», может идти речь, если, к примеру, как звучало на недавно прошедшей конференции «Оргздрав-2017», в США на одну должность хирургической медсестры приходится в среднем 4 койки, а у нас — 10-15? В таких условиях можно что угодно говорить о «качестве», «доброте» медицинского персонала, но если медсестёр, а заодно и санитарок элементарно не хватает, если у них по-прежнему мизерные зарплаты, то все подобные разговоры являются откровенным издевательством над потенциальными пациентами, а если говорить шире, то над большинством российских граждан.

Между тем природа вслед за Западом, похоже, объявила Центральной России свои «санкции». Во всяком случае, по заверениям специалистов, такой холодной и дождливой погоды, как в мае и июне, не было все последние 100 лет. Это не могло не сказаться на положении дел у наших аграриев. По данным Торгово-промышленной палаты, урожай красной и чёрной смородины уничтожен полностью, гораздо меньше в этом году клубники, вишни и черешни. В Подмосковье при сохранении дождливой погоды есть риск вообще остаться без клубники.

Ясно, что всё это влечёт неизбежное увеличение импорта, что уже напрямую отражается на уровне цен, а они, в свою очередь, могут «скорректировать» и ожидаемую величину инфляции. Так или иначе, но в начинающемся июле мы узнаем подробнее, какие потери нанесла нашей экономике природа.

Конечно, проблемы сельского хозяйства не только от погоды. К примеру, потери России от заградительных пошлин, которые в середине марта ввела Турция в отношении наших зерна, масла, отходов масложировой и сахарной промышленности, составили, по экспертным оценкам, 1,3-1,5 миллиарда долларов. Правда, отказ в качестве ответной меры от турецких овощей, по оценкам экспертов Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ, позволил отечественным производителям помидоров и огурцов получить долю российского рынка примерно в 500 миллионов долларов. Но дело всё в том, что в настоящее время даже в таких облегчённых условиях наши производители в состоянии обеспечить страну лишь на 40 процентов потребностей в помидорах. Выходит дело, 60 процентов по итогам 2016 года продолжают оставаться импортными.

Как сообщают в Национальном союзе производителей плодов и овощей (Плодоовощной союз), в случае успешного завершения начатых в последние три года проектов по развитию тепличного хозяйства к 2020 году удастся обеспечить рынок отечественными помидорами на 85-90 процентов. Но это в случае именно успешного завершения.

В середине уходящего месяца рубль серьёзно «просел». 21 июня наша валюта опускалась до отметки 60 и больше за доллар. Как и предсказывала «Парламентская газета», главную роль опять сыграли валютные спекулянты. В самом деле: цены на нефть снижались и в предыдущие месяцы, но рубль на это словно бы и не реагировал. А в этот раз на очередное падение цены барреля он среагировал, и, по мнению большинства аналитиков, решающим дополнительным элементом стало как раз известие о готовящемся ужесточении именно финансовых санкций. В этих условиях поддерживать рубль, как они это делали раньше, спекулятивные инвесторы не захотели и вывели с биржи свои капиталы.

Знакомая картина, не правда ли? Тут и август 98-го вспоминается, и много чего ещё. Можно, конечно, утешать себя тем, что в этот раз, мол, масштабы влияния спекулянтов совсем не те, но не пора ли исполнительной власти хоть что-то начать делать, чтобы положение менялось? Может быть, начинающийся первый месяц второго полугодия если уж не погодой, то хотя здесь чем-нибудь порадует?

 

Георгий Клейнер 28.07.2017

https://www.pnp.ru/economics/ekonomika-poluprocentnogo-rosta.html

 

Последнее обновление ( 29.07.2017 г. )