Банковская система нуждается в коренной реформе
Автор - публикатор   
09.10.2017 г.

Татьяна Куликова, экономист

За последние пару месяцев российская банковская система пережила несколько громких потрясений: банкротство банка «Югра» (из Топ-30 по активам), затем санация банка «ФК Открытие» (из Топ-10) вместе с другими компаниями из группы «Открытие», и вот теперь еще санация Бинбанка (11-е место по активам). 

kulikova_tatjana_3.png

Указанные случаи имеют много общего, так что можно сделать некоторые выводы о системных проблемах российской банковской системы. Банковская система в ее нынешнем виде стала слишком обременительна для государства и при этом почти бесполезна для экономики, поэтому она требует коренного переформатирования. На мой взгляд, наиболее оптимальное решение – национализация системно-значимых банков при кардинальном усилении контроля за деятельностью госбанков.

Банкротство «Югры» и санация «Открытия» и Бинбанка стали кульминацией проводимой в последние несколько лет «расчистки» банковского сектора, в результате которой многие десятки банков лишились лицензии или были отправлены на санацию, причем в капитале большинства таких банков обнаруживались «дыры» - т.е. превышение обязательств банка над его активами (подробнее см. мою статью «Через дыры в капитале утекают миллиарды», Правда №14, 2017).  По оценкам агентства Fitch «ФК Открытие» и Бинбанк имеют самые большие дыры в капитале – порядка трехсот миллиардов рублей каждый. Таким образом, расходы государства на их санацию будут исчисляться многими сотнями миллиардов рублей.

Во всех трех указанных случаях речь идет о крупнейших частных банках, причем все три банка демонстрировали ускоренный рост – обычно через агрессивные слияния и поглощения, часто в форме принятия других банков на санацию. Также во всех трех случаях присутствуют значительные объемы кредитования банками бизнеса собственников. Так, значительная часть активов Бинбанка – это кредиты взятому им на санацию банку «Рост», который в свою очередь направлял эти средства на кредитование компаний, связанных с владельцами Бинбанка – Михаилом Гуцериевым и Микаилом Шишхановым (по оценкам ЦБ такие кредиты составляют 75% кредитного портфеля банка «Рост»). Аналогично, значительную часть кредитного портфеля банка «Югра» составляли кредиты компаниям его мажоритарного акционера Алексея Хотина (подробнее см. мою статью «Государство как кормушка: о ситуации с банком Югра», kprf.ru, 26.07.2017). Банк «ФК Открытие» также направлял значительные средства на финансирование агрессивных слияний и поглощений, проводимых группой «Открытие» (подробнее см. мою статью «Государство платит за банкет», Правда №101, 2017).

Таким образом, просматривается следующая тенденция. Банкиры используют ресурсы банка не для традиционного банковского бизнеса – кредитования экономики, а для покупки других активов, а также для кредитования бизнеса собственников. В результате банк быстро растет, но при этом теряет устойчивость и в его капитале появляется «дыра» – превышение величины обязательств над величиной активов. Проблема может усугубляться, если имеет место криминальный вывод активов – обычно в форме кредитов подставным компаниям, когда в итоге, пройдя через цепочку фирм, эти деньги оказываются на счетах где-то в офшорах.

Когда проблемы банка становятся столь серьезны, что их уже невозможно скрывать, собственники «сдают» банк государству на санацию. В этом случае государство вынуждено компенсировать убытки – либо в форме расходов на санацию, либо через выплаты вкладчикам по линии Агентства по страхованию вкладов в случае отзыва лицензии (банкротства). При этом собственники теряют свои доли в банке, но средства, которые они уже успели из него вывести в свои другие бизнесы или за рубеж, с лихвой компенсируют эти потери.

Если банк достаточно крупный и системно-значимый, то его банкротство может быть очень болезненным для финансовой системы и для экономики в целом. Поэтому в случае обнаружения дыры в капитале системно-значимого банка регулятору однозначно приходится выбирать вариант санации, хотя обычно этот вариант обходится государству дороже, чем выплаты по линии АСВ. Так, в опубликованном недавно докладе «Регулирование как основной фактор трансформации российской банковской системы. Риски и перспективы» рейтинговое агентство Fitch приводит такую оценку: если бы вместо санации некоторых банков регулятор выбрал бы вариант с отзывом лицензии, это позволило бы в сумме сэкономить порядка полутриллиона рублей государственных средств.

Понятно, что банковская система, в которой банки занимаются главным образом поглощением активов и выводом средств, практически бесполезна для реальной экономики и не жизнеспособна без постоянной подпитки государственными деньгами. И с каждым годом эта подпитка становится все больше и больше – расходы государства растут и уже стали непосильными для экономики.

Что же делать? На днях стало известно, что ЦБ готовит ряд нововведений, которые должны помочь решению этой проблемы. В частности, готовятся законопроекты о привлечении личных средств владельцев банков к процедуре их санации и о запрете выезда за рубеж для владельцев и руководителей проблемных банков. Говоря конкретно, ЦБ предлагает ввести субсидиарную ответственность владельцев банка при проведении процедуры санации. Это означает, что владельцы банка будут обязаны компенсировать «дыру» в его балансе за счет личных средств и своих прочих активов. А чтобы собственники банков не смогли избежать этой ответственности, покинув Россию, предлагается временно запретить им выезд за рубеж. Точнее, в разработанном Банком России законопроекте предлагается временно (сроком на полгода) ограничить выезд за рубеж руководителям и владельцам кредитных организаций, а также негосударственных пенсионных фондов и страховых компаний в случае подозрения на наличие проблем с капиталом. Эти ограничения будут вводиться на основе заявления ЦБ «об оперативно-разыскных мероприятиях», т.е. не дожидаясь решения суда.

Отметим, что подобные меры уже давно предлагались коммунистами (еще во время кризиса 2008 года), но власти не прислушивались к этим предложениям. Однако на этот раз попытки реализации указанных мер выглядят серьезными: соответствующие законопроекты разрабатывает ЦБ, положительные комментарии о них дает глава Комитета ГД по финансовому рынку, а освещает все это «Российская газета». Так что есть надежда, что, несмотря на сопротивление банковского лобби, эти новации все-таки будут приняты.

Предлагаемые Центробанком меры – нужные и полезные, хотя и сильно запоздалые; тем не менее, полностью проблему безнаказанного вывода банковских активов они не решат: недобросовестные банкиры и страховщики могут регистрировать свои банки и компании на фиктивных собственников. Но даже в этом случае правоохранительные органы зачастую могут найти настоящего владельца (бенефициара), если на это есть политическая воля и достаточные ресурсы; а суммы, которые государство может сохранить, установив настоящего владельца проблемного банка и конфисковав его прочие активы, могут быть столь велики, что с лихвой окупят затраты на этот поиск.

Однако более эффективным способом решения проблемы представляется национализация крупных системно-значимых банков, банкротство которых было бы слишком опасно для экономики. Точнее, государство в таких банках должно стать контролирующим акционером. Это позволит государству через своих представителей в советах директоров контролировать такие банки изнутри, а не только через банковский надзор. Тем самым, появится возможность минимизировать злоупотребления, связанные с кредитованием аффиллированных лиц и выводом активов за рубеж, и не доводить банк до необходимости санации.

Кроме того, государственные банки проще заставить работать на нужды реальной экономики – если, конечно, у государства будет на это политическая воля.

КПРФ в своей экономической программе уже давно предлагает национализировать крупные банки. И вот сейчас появился способ сделать это без больших социальных потрясений: путем национализации проблемных банков через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС). Именно так и проводятся сейчас санации «Открытия» и Бинбанка – по итогам этих санаций указанные банки окажутся в государственной собственности (подробнее о новом механизме санации через ФКБС см. мою статью «Государство платит за банкет», Правда №101, 2017). Однако сейчас предполагается, что ФКБС по завершении процесса санации будет продавать оздоровленные банки и они вновь будут становиться частными. На мой взгляд, это было бы ошибкой: крупные системно-значимые банки следует оставлять в государственной собственности и активно вовлекать в реализацию планов развития экономики. Что же касается более мелких банков, то они вполне могут оставаться частными; при этом в случае обнаружения у них финансовых проблем ЦБ сможет отзывать у них лицензии без риска обрушить всю финансовую систему.

Однако сам по себе перевод крупных банков в государственную собственность еще не решит проблем неэффективности использования государственных средств – ведь деятельность существующих сейчас госбанков также вызывает массу вопросов. На поддержку госбанков государство также тратит сотни миллиардов рублей – как и на санацию частных банков, и при этом эффект от деятельности госбанков для реальной экономики гораздо меньше, чем мог бы быть при эффективном использовании всех их потенциальных возможностей.

Так, ведущий российский госбанк – Сбербанк – работает исключительно в целях максимизации своей прибыли (как обычное акционерное общество), а решением государственных задач он занимается лишь в той мере, в какой это не противоречит основной цели – максимизации прибыли. Например, если в отдаленном поселке отделение банка не окупается, то Сбербанк это отделение закрывает; а то, что жители поселка остаются без какого-то банковского обслуживания, никого не волнует. Зато на бонусы своему руководству Сбербанк денег не жалеет. Таким образом, основная польза государству от того, что Сбербанк ему принадлежит, состоит лишь в получении его дивидендов.

Примерно так же ведут себя ВТБ и квазигосударственный Газпромбанк, причем их прибыль в заметной степени формируется за счет господдержки (об этом также говорится в указанном докладе Fitch). Что касается Россельхозбанка (он на 100% принадлежит государству), то его роль в решении приоритетных государственных задач несколько более значительна (поддержка сельского хозяйства, особенно малого бизнеса в этой отрасли); однако уровень эффективности использования бюджетных средств при этой поддержке до конца не ясен.

Особенно поучителен пример ВЭБ. Это не совсем банк (он не имеет банковской лицензии); это институт развития, основная цель которого – не максимизация прибыли (как в акционерном обществе), а именно решение приоритетных государственных задач, которые не могут быть решены через чисто рыночные механизмы. В частности, ВЭБ отбирает и кредитует потенциально важные для экономики проекты – на принципах возвратного проектного финансирования. Однако эффективность этой деятельности вызывает большие вопросы. Так, за последние три года ВЭБ показывает значительные убытки: за 2014 год – 148 млрд рублей, за 2015 год – 87 млрд рублей, за 2016 год – 112 млрд рублей. И это с учетом регулярно получаемых субсидий из государственного бюджета: 32, 37 и 164 млрд рублей соответственно, без которых величина убытков была бы еще выше. Очевидно, что качество работы ВЭБ по отбору проектов и контролю за их реализацией оставляет желать лучшего; а может быть во всем этом есть и коррупционная составляющая. При этом правительство и «Единая Россия» неоднократно блокировали предложения КПРФ об обеспечении большей прозрачности в деятельности ВЭБа. В настоящее время ВЭБ не обязан отвечать даже на запросы депутатов Госдумы в отношении его деятельности.

Таким образом, можно сделать такой вывод: национализации крупнейших банков недостаточно для того, чтобы вовлечь их в активную работу на благо экономики. Требуется также наладить механизмы государственного контроля за эффективностью их деятельности. Сейчас таким механизмом является Счетная палата, но этого явно недостаточно: проверки Счетной палаты выявляют проблемы слишком поздно и, кроме того, нет механизмов оперативного реагирования на выявленные проблемы и их быстрого исправления. Один из очевидных шагов в этом направлении – это усиление роли парламента в контроле за эффективностью деятельности крупнейших государственных корпораций и госбанков и за соответствием этой деятельности приоритетным задачам развития.

 ___________________

См. также:

Санация банка «ФК Открытие»: государство платит «за банкет» 

О новых предложениях ЦБ против недобросовестных банкиров

Валентин Катасонов: Банки в России живут ярко, но недолго

 

Последнее обновление ( 09.10.2017 г. )