Четверикова О. Н. «Ликвидация»: судьба российского образования
Автор Редактор   
09.11.2017 г.

«…Наши вузы подвергаются радикальной перестройке, влекущей за собой серьезные последствия. […] Осуществляется тотальная смена традиционного менталитета, русского культурного кода, заменяемого чисто рыночным, прагматичным, глобализированным мировоззрением, несовместимым с национальным сознанием. […] 

Встраивают наши вузы в транснациональную образовательную бизнес-структуру, превращая в каналы по перекачке мозгов и новейших технологических разработок на Запад»

chetrverikova_olga_3.jpg

Автор Ольга Николаевна Четверикова — кандидат исторических наук, доцент МГИМО (кафедра истории и политики стран Европы и Америки), религиовед, . Участник интернет-передач «Вера и просвещение» на интернет-канале «Народный журналист».

Статья Опубликована в журнале «Свободная мысль» за июнь 2017 г.

 

То, что происходит сегодня с нашей системой образования и наукой, можно в полной мере осознать только в свете тех глубоких перемен, которые осуществляются в мире в связи с переходом Запада к так называемой третьей промышленной революции, затрагивающей все сферы жизнедеятельности человека. Ключевую роль в ее реализации играют нано-, био-, информационные и когнитивные технологии, называемые НБИК-конвергентными технологиями, меняющими и характер производственного процесса, и систему управления, и социальную структуру общества. Однако главной их особенностью является то, что они направлены на изменение самого человека, его сознания и его сущности.

НБИК технологии ведут к формированию нового типа человека — «человека виртуального», формирующего вокруг себя новую реальность. И в силу того, что такая трансформация несовместима ни с христианским, ни с гуманистическим мировоззрением, правящие элиты приступили к тотальному пересмотру самой концепции человека.

Они внедряют новое, трансгуманистическое мировоззрение, представляющее человека как некое промежуточное звено в эволюции от обезьяны к постчеловеку — «потомку человека, модифицированного до такой степени, что уже не является человеком» [33]. В соответствии с новым подходом, человек рассматривается как экспериментальный объект, как биологический материал для применения новых технологий. Его сознание может подвергаться различным изменениям, которые соответствуют потребностям научно-технологического «прогресса».

Использование его не ограничено какими-либо соображениями нравственного порядка, а определяется только правами экспериментатора, вписывающимися в концепцию «прав человека» [33].+

Наиболее ярко данный подход проявился в «Трансгуманистической декларации» 2002 г., опубликованной Всемирной трансгуманистической ассоциацией, объединяющей «продвинутых» американских ученых. В ней говорится не только о том, что передовые технологии радикально изменят людей (преодолеют старение, ограниченность естественного и искусственного интеллекта и пр.), но и о необходимости отстаивать моральное право тех, кто собирается использовать эти технологии, перед лицом технофобии и нелепых запретов. Эта претензия на ничем не ограниченную «рукотворную эволюцию» была усилена следующим положением: трансгуманизм «защищает право на достойную жизнь всех существ с чувственным восприятием, о каком бы мозге ни шла речь — человеческом, искусственном, пост-человеческом или животном»[35].+

 Присвоив себе право на тотальное изменение человека, научные и политические элиты взяли курс на создание «двухуровнего общества»: с одной стороны, правящий класс избранных, с другой — «человеческий ресурс», «человеческий капитал». Это в частности, признал один из ведущих разработчиков НБИКС-технологий (С-социальных) и искусственного интеллекта, директор Курчатовского института М. В. Ковальчук, откровенно заявивший, что «сегодня возникла реальная технологическая возможность в процессе эволюции человека. И цель — создать принципиально новый подвид Homo sapiens — служебного человека». Он констатировал: «Свойство популяции служебных людей очень простое: ограниченное самосознание, и когнитивно это регулируется элементарно, мы с вами видим, это уже происходит.

Вторая вещь — управление размножением, и третья вещь — дешевый корм, это генно-модифицированные продукты. И это тоже уже все готово.+

Значит, фактически, сегодня уже возникла реальная технологическая возможность выведения служебного подвида людей. И этому помешать уже не может никто, это развитие науки, это по факту происходит, и мы с вами должны понимать, какое место в этой цивилизации мы можем занять»[10].+

Пересмотр концепции человека ведет, соответственно, к изменению всей системы ценностей, социальной и культурной среды, включая образование, науку, искусство и всю сферу мировоззрения.

Под потребности нового технологического уклада в интересах корпоративных кругов осуществляется и перестройка всей системы образования. Однако эта перестройка настолько радикальна, что она означает ликвидацию традиционного образования как такового и формирование на его месте совершенно новой системы.+

О чем идет речь?

Как известно, именно США формулируют сегодня научно-технические глобальные цели, в соответствии с которыми они создают глобальную научно-образовательную среду, обслуживающую их интересы, рассматривая другие регионы в качестве поставщиков интеллектуальных ресурсов.

Стратегические цели разрабатываются в недрах так называемой «секретной Америки» — военно-разведывательно-финансового сообщества США, представляющего собой единую сеть госучреждний, банков, частных компаний, научных институтов и центров. Характерной тенденцией в функционировании этой системы является разрушение барьеров между военной и гражданской экономикой, между военными и гражданскими технологиями. Поэтому любая корпорация фактически работает на американскую национальную оборону. В итоге все более широкие массы граждан США и других стран вовлекаются в решение задач обороны и безопасности американского государства.+

Важнейшей составной частью данного сообщества являются американские университеты, которым присущи свои специфические особенности. Во-первых, большинство вузов представляет собой мощные частные образовательные, исследовательские и научно-производственные корпорации, тесно связанные с бизнесом, индустрией и системами управления. Они изначально действовали как университеты-предприниматели, продающие образовательные услуги и научно-технологические разработки студентов и преподавателей. Важным источником финансирования являются субсидии корпораций, банков и фондов, помощь спонсоров и гранты, за которые идет постоянная конкурентная борьба [2].+

Во-вторых, особое место в формировании корпоративной структуры занимает система управления, осуществляемая попечительским советом во главе с президентом, в который входят бизнесмены, крупные благотворители, профессора, ученые, политики, члены местной государственной администрации. Именно попечительский совет вырабатывает стратегические развитие вуза, осуществляет финансовое и правовое регулирование, контроль и руководство за его деятельностью. В силу этого университеты выступают мощным фактором развития регионов через формирующиеся при них технопарковые структуры [16].+

В-третьих, университеты являются главными генераторами научного знания и «моторами» инновационного развития, так как выполняют огромный объем фундаментальных исследований [16], что отличало их всегда и от европейских, и от российских университетов, которые занимались преимущественно образовательной деятельностью, во время, как подавляющая часть исследований проводилась в академических и отраслевых НИИ. В США научно-исследовательское сообщество обладает корпоративным, организационным и идейным единством по фундаментальным вопросам местной повестки дня и влияет на нее через связи с ключевыми научными структурами: Национальной Академией наук, Национальным научным советом, Национальным научным фондом, в которых заседают представители университетской корпорации [16].+

В силу этого исследования ведущих американских университетов играют ведущую роль в военных НИОКР и финансируются Пентагоном, который создал на базе учебных заведений сеть собственных исследовательских центров. С университетами (Массачусетским технологическим институтом, Университетом Карнеги-Меллона, Стэнфордским, Гарвардским университетами и др.) тесно сотрудничает пентагоновское Агентство передовых оборонных исследовательских проектов — DARPA (ДАРПА), отвечающее за разработку новейших технологий и обеспечивающее технологическое превосходство вооруженных сил США. Такую же важную роль, только не в обороне, а в разведке, играет сегодня и Агентство передовых исследований в сфере разведки — IAPRA (ИАРПА), созданное в 2007 г. на основе Департамента прорывных технологий по инициативе руководителя разведок США с головным офисом в новом кампусе Университета Мэриленда (M-Square). Все студенты и сотрудники его могут принимать участие в программах и проектах агентства в силу открытых стандартов взаимодействия — а это 39 тысяч студентов и аспирантов и 3750 преподавателей.+

Деятельность американских университетов приобретает сегодня тем большее значение, что в соответствии со Стратегией безопасности-2015 и с целым рядом конкретизирующих документов американцы перешли к ведению жестких конфликтов в различных сферах противоборства.

Среди них особое внимание уделяется поведенческой борьбе (новой для нас сфере), направленной на изменение базовой системы ценностей, формируемых на конфессиональном и образовательном уровнях [18]. В США уже действуют структуры, которым поручен анализ, координация и практическое руководство разработкой принципиально новых когнитивных, поведенческих, образовательных и иных гуманитарных технологий, называемых хайхьюм (highhum — по аналогии с hightech). Программы хайхьюма финансируются через закрытую структуру IARPA, подотчетную Директору национальной разведки+

 

Главным механизмом реализации этих новых технологий и является создание глобального рынка услуг и глобальное образовательное сотрудничество. Используя лозунг интернационализации образовательного пространства, оно позволяет привлекать все более широкие слои зарубежных молодых ученых, исследователей, а главное, сами образовательные и исследовательские центры других разных стран к работе в частных транснациональных бизнес-структурах. Поскольку, однако, американские университеты являются частью военно-разведывательного сообщества, корпоративные элиты, таким образом, встраивают в него и вузы других стран, которые начинают работать на достижение технологического превосходства США.

Особенно эффективным механизмом в этом плане является формирование гибких университетских стратегий для обучения в течение жизни и дистанционное (он-лайн) обучение, позволяющее создать единую глобальную сеть, контролируемую ведущими американскими стратегическими центрами.+

Именно в эту сеть и интегрируют сейчас российскую сферу образования и науки, открывая ее глобальному рынку и осуществляя ее активную приватизацию, позволяющую перейти от перестройки к тотальной замене всей системы в интересах транснационального инновационного бизнеса.+

 

Размывание единого российского образовательного пространства и встраивание России в мировой образовательный рынок осуществлялось с самого начала перестройки. Главными этапами здесь стали отказ от обязательного общеобразовательного минимума и утверждение вариативности благодаря переходу на федеральные образовательные стандарты; введение ЕГЭ и присоединение к Болонской системе в 2003 г. Поистине революционные изменения произошли в 2010 г. в результате принятия двух законодательных актов. Сначала закона 83-ФЗ от 8 мая о коммерциализации бюджетных учреждений, который вывел образовательные учреждения на коммерческий рынок. А затем — закона 210-ФЗ, в соответствии с которым деятельность по реализации функций органов власти была признана государственной услугой. Таким образом, конституционное понятие «государственная обязанность», касающееся обеспечения прав граждан в социальной сфере было трансформировано во внеконституционное понятие «государственная услуга», которая переводится на платную основу [31]. Соответственно, в сферу услуг превращена теперь и система образования, которую стали постепенно передавать в руки частного, и в первую очередь, крупного частного бизнеса.+

 

Концептуальным в этом плане документом стала принятая Правительством РФ в декабре 2011 г. «Стратегия инновационного развития России до 2020 г.». Поставив целью переход на «инновационную социально ориентированную модель развития» (этапы реализации — 2011–2013 и 2014—2020 гг.), она уделила особое внимание образованию, поставив перед ним задачу, не совместимую не только с традиционной системой ценностей, но и с национальной безопасностью.

Речь идет о формировании «инновационного человека», «адаптивного к постоянным изменениям», для чего предусмотрены такие изменения в системе всех ступеней образования, которые, во-первых, позволили бы максимально полное распространение международных стандартов, расширение присутствия иностранных специалистов и иностранных операторов, стимулирование международной мобильности студентов; во-вторых, расширили бы участие представителей высокотехнологичного бизнеса в управлении, формировании и реализации программ вузов, а также в их наблюдательских и попечительских советах (в обязательном порядке).+

Как указано в отчете о реализации этой Стратегии, она носит открыто рыночный характер, и главным действующим лицом и основным субъектом ее является бизнес [26]. Возможности бизнеса оказались тем более велики, что в ноябре того же 2011 года президентом Медведевым был подписан закон, в соответствии с которым в обязательном порядке во всех имеющих государственную аккредитацию вузах с 1 января 2012 г. должны быть созданы попечительские советы (которые до этого создавались только в федеральных вузах). То есть структуру управления наших вузов стали активно перестраивать по модели американских университетов, в соответствии с которой попечительский совет стал площадкой для взаимодействия власти, крупного бизнеса и общественности по вопросам развития вузов и наряду с ректором и ученым советом превратился в третий орган управления, который определяет стратегические задачи. Одна из его важнейших задач — сделать вузы финансово независимыми, для чего необходимо создавать в учебных заведениях коммерческие предприятия, к которым привлекаются спонсоры и меценаты [23].+

Основными агентами перемен (или оперативными штабами), осуществлявшими ломку советского и традиционного образования, являются НИУ ВШЭ, Национальный фонд подготовки кадров (НФПК), Российский общественный совет по развитию образования (РОСРО), Институт проблем образовательной политики «Эврика», Федеральный институт развития образования (ФИРО). С начала 2000-х гг. в их число вошли Московская школа управления (МШУ) «Сколково», Инновационный центр «Сколково» и Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ). Они поделили между собой конкретные функции. При этом определяющую роль играют НИУ ВШЭ, МШУ «Сколково» и АСИ.+

Эти центры создали систему параллельного управления российским образованием, совершенно независимую не только от гражданского общества и законодательной власти, но и от исполнительной власти и управления, в частности, от Минобрнауки, которое используются как технический канал оформления и реализации уже принятых решений.

В свою очередь, сами указанные центры являются лишь ретрансляторами тех идей и разработок, которые осуществлялись в недрах Всемирного Банка и аналитических центров ведущих зарубежных фондов и корпораций. Их миссия — воплощать эти идеи в конкретные проекты и пробивать их реализацию в России.+

МШУ «Сколково», созданная в 2006 г. как частная бизнес-школа 10-тью российскими и международными компаниями и 11-тью частными лицами, управляется Международным попечительским советом (председатель — глава правительства Д.Медведев) и Координационным советом, включающим 18 крупнейших российских и зарубежных компаний [34]. Ее главная задача — включение российского бизнеса в мировое сообщество, утверждение глобального видения мира, создание среды, объединяющей управленцев мирового уровня, предпринимателей и представителей власти. Школа реализует корпоративные, открытые и международные образовательные программы по повышению управленческих навыков и развитию стратегического бизнес-видения, в которых заняты 150 профессоров из международных бизнес-школ [15].+

Непосредственно разработкой и обучением инновационным образовательным технологиям и практикам управления образования занимается Центр образовательных разработок МШУ «Сколково» (SEDeC), созданный в 2011 г. Он решает задачи модернизации систем высшего образования, кадрового обеспечения для корпораций и отраслей, создает условия для взаимодействия рынка труда и систем профобразования, консультирует и обучает управленческие команды, реализующие стратегии развития образовательных учреждений в России и мире. Фактически, это головная бизнес-школа управления, которая играет ключевую роль в перестройке сознания действующих управленческих кадров и в подготовке кадрового резерва.+

Что касается (АСИ) [25], созданного также в 2011 г. распоряжением Правительства России, то оно представляет собой НКО, действующую как «инкубатор инновационных бизнес-проектов и социальный лифт для инициативных граждан» [11]. Это главный инновационный институт, призванный заниматься сетевой работой и «прорывными проектами» и выступающий как посредник между средним бизнесом и финансовыми институтами [8]. При его создании указывалось, что в дальнейшем он может получить статус госведомства, которое возьмет на себя часть функций Минобрнауки и Минэкономразвития.+

Показателен состав Наблюдательного совета АСИ, который возглавляет президент. В него входят министр экономразвития А.В.Улюкаев (до своего задержания — прим. ред.), президент Сбербанка Г.О.Греф, президент ВЭБ В.А.Дмитриев, помощник президента А.М.Белоусов, президент Ward Howell С.И.Воробьев, президент Торгово-промышленной палаты С.Н.Катырин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н.Шохин и др. Реальную миссию АСИ достаточно ясно и определенно изложил его директор А.С.Никитин. По его словам, оно «должно поддерживать проекты конкретных предпринимателей там, где бизнес сталкивается с административными барьерами. Вот это наша основная исходная функция, ради которой мы были созданы… Это ключевая функция, которой мы занимаемся с точки зрения поддержки проектов». Речь идет об инновационных бизнес-проектах, об образовательных и социальных проектах, связанных с доступом бизнеса в частную сферу (частные школы, детские сады, дома престарелых и др.). То есть «ключевая функция АСИ — это снятие административных барьеров для развития бизнеса через поддержку проектов», а его задача — «быть выразителями интересов бизнеса, отстаивать их позицию в работе с федеральными органами»[3].+

Именно АСИ в лице одного из своих руководителей — Д.Пескова (директора направления «Молодые профессионалы») и МШУ «Сколково» в лице профессора П.Лукши разработали форсайт-проект «Образование 2030», в соответствии с требованиями которого и подвергаются коренной ломке наше образование и наука.+

Форсайт-проект имеет две версии — 2010 и 2013 гг. Однако содержание новой модели один из ее разработчиков Д.Песков изложил еще в 2009 г. Тогда он возглавлял центр новых образовательных технологий «Метавер» [27], рассматривавшийся в качестве «архитектора образовательной системы будущего». Суть ее состоит в следующем.+

Тотальные перемены в обществе делают ненужной ту сложившуюся еще в ХVII веке модель образования, которая была направлена на формирование образованной личности и предполагала наличие соответствующих институтов: школы, уроков, учителей, оценок, экзаменов и т. д.

Соответственно, все традиционные институты должны быть упразднены, школа и университет будут преобразованы по модели компьютерной игры, где между реальным и виртуальным не останется границы. Вместо учителей и преподавателей появятся тьюторы (наставники), помощники, эксперты; вместо знаний — получение нужных навыков для успешной карьеры, необходимых работодателю-заказчику, который и будет их оценивать. Государство должно быть освобождено от контрольных и административных функций, которые передаются создающимся профессиональным ассоциациям.+

Образование будет страховым, так как корпорации нуждаются в механизме, обеспечивающем долгосрочную лояльность студента. Часть средств выделяет государство, остальную, большую часть, — компания, которой студент в последующем выплачивает задолженность.+

Университеты должны работать по принципу венчурных фондов, будет стерта граница между образованием и бизнесом, учить будут «в деле», а не за партой. Сюда поступают командами, подбирающимися по компетенциям. Место преподавателей, которых останется 5–10%, займут наставники и проповедники, вместо защиты диплома будет введено выступление с презентацией, которое представляет собой проект для инвестора, то есть — для работодателя. Это и станет завершением «образования», тем investor-day, когда студента сводят с бизнесом. «Образование» становится асинхронным и вариативным, команды студентов пребывают в институте столько, сколько нужно для презентации проекта, а после этого покидают его. Главное — воспитание лидерских качеств, навыков управления проектами, осознание необходимости лояльности к бизнесу.+

Поскольку «образование» должно представлять собой просто приобретение компетенций, нужных в данный момент работодателям, для нормального преподавания оставляют только часть предметов. Остальные, в первую очередь, гуманитарные, переводят в онлайн-обучение. Фундаментальное образование сохраняется только для немногих, это дорогое, «человеческое» образование. Для остальных предусматривается лишь дешевое, «компьютерное», дистанционное образование. Поэтому оптимальное число вузов — 200–250 Как выразился Д.Песков, «то, что сгнило, должно умереть»..

Примером этого является то, что сотворил в армии с военным образованием бывший министр обороны Сердюков.+

Образование должно быть асинхронным, вариативным, учить различным типам мышления, использовать разные образовательные форматы (iCamp, RuСamp, EduCamp, Rapid Foresight, BarCamp, метаигры). Учить необходимо на протяжении всей жизни (от раннего детства до старости), ориентируясь при этом не на «местные», а на мировые стандарты качества, сближать образование, исследование и управление, создавая «карты будущего»[30].+

 

Указанные идеи и легли в основу форсайт-проекта «Образование 2030». Его версия 2010 г. открыто ставит в качестве главной задачи трансформацию образования в четыре этапа в целях «слома/ликвидации традиционных моделей образовательной системы»[22]. А версия 2013 г., включающая «Форсайт компетенции 2030», представляет собой план тотальной глобализации образования, обеспечивающей приход на российский образовательный рынок международных провайдеров с программой введения кастового образования и онлайн-обучения[5].+

Выступая позже с открытой лекцией, Д.Песков конкретизировал модель кастового образования. В соответствии с ней, одна группа людей — это те, кто управляют, в том числе, создают этот форсайт; вторая — это так называемые «люди одной кнопки», которые должны обладать не умением и навыками руководства и творчества, а всего лишь способностью пользоваться готовыми разработками [14].+

 

Что же касается глобализации, то в октябре 2014 г. в Москве состоялось официальное открытие международного форсайт-проекта «Глобальное будущее образование» (Global Education Futures), проводившегося при поддержке АСИ, СколТеха, Института образования НИУ ВШЭ, Центра развития образования МШУ Сколково и Томского государственный университет (ТГУ). Выступая на нем, П.Лукша уточнил, что «любой тренд в области образования сегодня затрагивает все страны и является глобальным вызовом для всех. Рассуждения о том, что образование в России уникально, губительны для конкурентного потенциала нашей страны на мировом рынке»[7].+

В декабре 2014 г. Правительство РФ утвердило «Концепцию Федеральной целевой программы развития образования на 2016—2020 гг.», подтвердив курс на интеграцию бизнеса и высшего образования и определив в качестве цели формирование конкурентоспособного человеческого потенциала и повышение конкурентоспособности российского образования на всех уровнях, в том числе международном. Для этого предусматриваются комплексные проекты по созданию и внедрению новой структуры (модели) вузов, модернизации технологий заочного образования, перехода к системе эффективного контракта с руководителями и педагогическими работниками, привлечению работодателей к участию в управлении деятельностью профессиональных образовательных организаций, распространению технологических инноваций и пр.+

Этот документ, также выдержанный в сугубо рыночных терминах, обеспечивает ускоренный переход нашей высшей школы под управление крупного бизнеса. Это означает, что в условиях глобализации образования деятельность вузов ориентируются не на интересы общества и государства, а на потребности мирового рынка труда. Таким образом, эти интересы оказываются под контролем транснационального капитала, который доминирует на рынке.+

Основным механизмом встраивания нашей высшей школы в глобальный рынок стал проект 5-100-20, действующий с 2013 г. и включающий сегодня 21 вуз. Управляет им международный совещательный орган — Совет по повышению конкурентоспособности, который осуществляет всю внешнюю экспертизу и оценку результатов проекта, рассматривает все вопросы развития ведущих вузов, их отчет по реализации планов мероприятий и пр.

В совет входят 13 человек, среди которых шесть — с российской стороны и семь иностранцев [20]. Среди них — бывший глава Минобрнауки Д. В. Ливанов, руководитель Сбербанка Г. О. Греф и президент Сколтеха американец Э.Кроули, являющийся профессором Массачусетского технологического института и членом консультативного комитета NASA — структурного подразделения федерального правительства США, тесно связанного с Пентагоном.+

Все вузы проекта подвергаются фундаментальной трансформации по плану «дорожных карт», означающей переход на международные стандарты. А те требуют наличия не менее 10% иностранных специалистов и исследователей, 15% иностранных студентов, программ на иностранных языках, соответствующих организации, системы управления и структуры вуза и пр. И все — это ради попадания в международные рейтинги. Для организации сетевого взаимодействия вузов-участников в феврале 2014 г. по инициативе НИУ ВШЭ была создана Ассоциация «Глобальные университеты», представляющая собой НКО со своим уставом, способная осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность. Целями ее объявлены внедрение международных стандартов качества образования и научных исследований и обеспечение конкурентоспособности на международном образовательном рынке. Одно из направлений — содействие достижению высоких оценок со стороны международного экспертного сообщества.+

Ассоциация включает 12 рабочих групп. Среди них — группы англоязычной среды, единого эффективного контракта, поддержки иностранных специалистов, взаимодействия с зарубежными партнерами, кадрового резерва, электронного образования, нормотворческих инициатив и др. Насколько глубоко эти вузы втягиваются в глобализацию, свидетельствует, в частности, группа англоязычной среды. Она требует не только овладения каждого английским языком, но и профессионального обучения на нем на уровне бакалавриата и магистратуры, сертифицирования студентов и преподавателей в зависимости от их уровня владения этим языком, стимулирования публикационной активности на нем. В некоторых вузах программа преподавания английского языка в аспирантуре включает обязательную подготовку статьи на нем в аспирантских сборниках университетов.+

Показателен также единый эффективный контракт, определяющий критерии оценки работы преподавателей, от которых зависит их оплата. Наибольшие баллы получают такие виды работ, как публикация учебника на иностранном языке, чтение лекций в зарубежном вузе, публикация в иностранных журналах с определенным индексом, приглашение иностранных специалистов и пр. В некоторых вузах ректора выбирает международный совет, все чаще иностранцы становятся проректорами. Например, в МИСиС проректором по образованию является американский гражданин Т.Э.О’Коннор, в Уральском федеральном университете проректором по проектам академического развития в сфере гуманитарных, социальных и экономических наук — гражданка Швейцарии и Франции Л.Франсина-Доминик, а членом наблюдательного совета Самарского аэрокосмического университета — все тот же Э.Кроули.+

 

Таким образом, наши вузы подвергаются радикальной перестройке, влекущей за собой серьезные последствия.+

Во-первых, осуществляется тотальная смена традиционного менталитета, русского культурного кода, заменяемого чисто рыночным, прагматичным, глобализированным мировоззрением, несовместимым с национальным сознанием. Как заявлял бывший глава Минобрнауки Д.Ливанов, «работающие в этих вузах заметно меняются, они говорят другим языком, они принимают другие решения. Это не ради рейтингов. Речь идет о более важных институциональных изменениях»[6].+

Во-вторых, российские вузы перестраиваются по модели американских университетов и превращаются в университеты-предприниматели, занимающиеся коммерциализацией новейших технологий и финансируемые частными корпоративными фондами, агентствами международной помощи, международными предприятиями. Встраивают наши вузы и в транснациональную образовательную бизнес-структуру, превращая в каналы по перекачке мозгов и новейших технологических разработок на Запад.+

И это только начало. Проект 5–100 служит моделью для перестройки остальных вузов России. Это подтвердила и новый министр образования и науки О. Васильева, заявив, что проект является одним из приоритетных направлений развития российского образования, и что его опыт будет распространяться на другие вузы [24]. Однако присоединяться к нему будут только те вузы, которые вписываются в глобальное образование. Не вписавшиеся же в эти стандарты и не формирующие нужные глобальному рынку компетенции под видом «оптимизации» уже начали упразднять.

Проводится это путем объединения региональных вузов в опорные университеты, в которых происходит тотальная реорганизация, ликвидация целых направлений, кафедр, сокращение преподавательского состава и т. д. Это и имелось в виду, когда по поводу реализации Концепции целевой программы развития образования на 2016—2020 гг., подготовленной НИУ ВШЭ, было сказано, что в соответствии с ней будут упразднены 40% вузов и 80% филиалов вузов [19].+

1 августа 2016 г. российские СМИ со ссылкой на документ Минобрнауки сообщили, что, министерство может сократить 40% бюджетных мест в вузах, поскольку ему не хватает денег, чтобы оплатить прием студентов на первый курс. Причиной этого стало сокращение Минфином бюджетных ассигнований по госпрограммам «Развитие образования» и «Развитие науки и технологий», которое накануне, 29 июля, обсуждалось на бюджетном совещании у премьер-министра Д.Медведева. Еще раньше, на заседании 7 июля, Правительство утвердило общие подходы к оптимизации госпрограмм и приняло решение заморозить общие расходы бюджета на 2017—2019 гг. на уровне 15,78 трлн в год.+

На совещании было также объявлено о необходимости масштабных увольнений среди ученых, поскольку доля научной программы в общих расходах бюджета сократится с 0,98 в 2015 г. до 0,87% в 2019 г. В результате бюджетной оптимизации без работы к 2019 г. останутся 10,3 тыс. научных сотрудников вузов, РАН и Курчатовского института. Вместе с учеными будут сокращены научные исследования, мероприятия по развитию научно-технической базы [21].+

И это при том, что, по данным того же НИУ ВШЭ, общий объем ассигнований на гражданскую науку из средств федерального бюджета за два последних года уже сократили на 10,5%.

Давно идет сокращение кадров ученых: как говорится в докладе РАН Президенту РФ и Правительству РФ «О состоянии фундаментальной науки в Российской Федерации», за последние 15 лет число исследователей, выполняющих фундаментальные исследования в области естественных наук, упало примерно на 10 тысяч человек, а в области технических наук — на 20 тысяч. По словам академика М.Садовского из Института электрофизики Уральского отделения РАН, «не надо быть семи пядей во лбу, чтобы представить себе, что последует за реструктуризацией. Правильно — то самое „сокращение“, о необходимости которого не говорили только самые ленивые (скрытные?) из числа наших выдающихся „реформаторов“ науки… В целом очень похоже, что в ближайшие годы российскую науку ждет дальнейшая деградация и маргинализация, скатывание на уровень стран третьего мира с исключительно сырьевой экономикой. Оптимистический сценарий пока что вообще не просматривается, а ждать осталось уже совсем недолго…»[9].+

После оглашения информации о планах правительства представитель Минобрауки А.Усачева поспешила ее опровергнуть, а тогдашний министр Д.Ливанов в интервью каналу «Россия-24» заявил, что в стране будет сделано все, «чтобы число рабочих мест для ученых в науке не сокращалось, а увеличивалось». При этом, однако, он ушел от прямого вопроса о сокращении бюджета. Тем не менее, совершенно очевидно, что объяснения Ливанова были обычным информационным туманом, призванным скрыть реальный процесс тотальной перестройки и коммерциализации высшей школы в соответствии с указанными выше программами.+

То, что скрыло Минобрнауки, вскоре огласила вице-премьер О.Голодец, публично заявившая, что 65% наших граждан не нуждаются в высшем образовании. По ее словам, расчеты показывают, что высшее образование требуется только 35% населения, поэтому в ближайшем будущем пропорция в экономике будет меняться в сторону увеличения доли людей без высшего образования [13]. И это при том, что, по данным ВЦИОМ, в 2010 г. в России только 23% людей имело высшее образование (в 2002 г. — было 16%), в то время, как начальное и среднее профессиональное — 37%. Что касается группы от 25 до 39 лет, то в ней доля людей с высшим образованием составляет у нас 39%, а лидируют по этому показателю такие страны, как Польша (41%), Израиль и Финляндия (43%), Бельгия (50%) и Норвегия (52%)[1]. В любом случае дело здесь, конечно, не в процентах, а в содержании образования.+

В условиях разрушения реального сектора экономики и господства спекулятивной сферы подавляющее большинство выпускников российских вузов не может работать по своей непосредственной специальности и наблюдается переизбыток дипломированных специалистов по таким направлениям, как экономика, юриспруденция, гуманитарная сфера. В среднем 30% выпускников вузов, нашедших доходное занятие, трудятся не по профессии, а среди молодых специалистов со средним профессиональным образованием таковых 40%.

И до сих пор рост сферы высшего образования происходит не за счет подготовки специалистов по современным высоким технологиям, как того требует официальная концепция, а за счет многократного увеличения доли специалистов для непроизводственных сфер (управление, финансы, развлечение).+

По последним данным, безработных выпускников вузов в июле 2016 г. стало на 84% больше, чем в том же месяце 2015-го. Во II квартале 2016 года уровень безработицы среди граждан от 20 до 24 лет составил 14,5%, в то время как средний показатель для всего населения 6%. Абсолютные аутсайдеры — специалисты в области воспроизводства и переработки лесных ресурсов (по профессии не работают 56% выпускников вузов и 75% выпускников техникумов и колледжей). Не трудятся по профилю от 40 до 60% выпускников, получивших такие специальности, как технология продовольственных продуктов, металлургия и машиностроение, сельское и рыбное хозяйство. При этом едва ли не все отрасли экономики в России нуждаются в людях (чем, в частности, официально оправдывается завоз мигрантов из Средней Азии)[4].+

Катастрофическое положение в сфере образования является следствием того стратегического курса в экономике, которому следует российское руководство. Оно ориентируется на глобальные центры власти, которые, встраивая другие страны в мировую экономику, осуществляют их активную деиндустриализацию и создают на фоне общей деградации такие «очаги» или «кластеры» с новейшими технологиями и сервисом, призванные обслуживать мировую корпоратократию. Именно на приоритеты мировых центров и обязана теперь быть переориентирована наша система образования. Она должна обслуживать высокотехнологичные «кластеры», что предопределяет ограниченную потребность в специалистах с высшим образованием.

Остальным уготовано работать там, где нужны элементарные навыки и не требуется специальное обучение (торговля, сфера управления и пр.). Это и имела в виду О.Голодец.+

Так что Правительство разрушает нынешнюю систему образования вовсе не в силу своей некомпетентности, а, напротив, потому что оно реализует хорошо проработанную программу.

Это вновь было ясно продемонстрировано на Первом форуме стратегических инициатив, проведенного АСИ на площадке ВДНХ 21—22 июля 2016 г. На нем была, наконец, представлена разработанная Агентством и до этого мало кому известная государственная программа Национально-технологическая инициатива (НТИ), направленная на поддержку перспективных отраслей. Выступившие здесь представители инновационных центров (АСИ, МШУ «Сколково», Российская венчурная компания), обрисовали наше ближайшее будущее следующим образом.+

Внедрение новых технологий ведет к складыванию четырех типов зон в мировом пространстве: к двум существовавшим ранее — «золотому миллиарду» («зоне комфорта» с 1 млрд человек) и развивающейся зоне («зоне обеспечения» с 5 млрд людей) теперь добавились технологические суперкластеры внутри развитых стран («кластеры силиконовых долин» с 0,5 млрд человек) и зона управляемой нестабильности (1 млрд человек). Если из зон высокого развития поступают технологии и продукты, то из зон низкого развития — таланты и идеи.

Этот цикл и есть тот процесс, который определяет наше развитие в настоящий момент. Основным продуктом теперь становятся таланты — люди, способные производить новые бизнесы и новые экономики. А приобретение и удержание талантов (которые легко перемещаются) представляют собой основную компетенцию новых стран-лидеров. В силу того, что новые технологии, виртуализация нашей реальности, вместе с тем, могут привести к разрушительным последствиям, другим основным продуктом глобального развития становится обеспечение безопасности [28].+

Именно поэтому программа НТИ, о которой рассказывал упомянутый выше Д.Песков, представляет собой «технологию свободной продажи смыслов и безопасности на мировом рынке». Она ориентирована исключительно на экспорт и среди ее 9 главных рынков главное внимание уделяется новым персональным системам безопасности SafeNet и созданию нового поколения всемирной паутины на основе нейрокомпьютерных интерфейсов NeuroNet.+

Вот основные тезисы участников форума:+

— Россия должна стать «генератором смыслов и культурных кодов»;+

— нужна концентрация на технологиях, собирающихся в продукты, для рынков которых больше нужны не миллионы работников, а таланты; необходимо научиться мыслить главным продуктом будущего — людьми и талантами и научиться управлять талантами, «капитализировать их с детства, превращать группы ребят в компании, которые разрабатывают технологические решения для этих рынков уже сегодня [29];+

— если страна научится экспортировать решения безопасности, которые будут готовить небольшие технологические компании НТИ вместе с соответствующими министерствами, в 2020-е годы она сможет освоить рынок, сравнимый с рынком нефти и газа;+

— надо создавать технологические заделы и формировать в регионах инфраструктуру под новые технологии-кластеры по образцу иннополиса в Татарстане и инноцентров в Калуге, создавать коммуникации между участниками процессов, чтобы формировать нового субъекта перемен;+

— Россия может занять достойное место на рынках инструментов игрофикации, являющихся способом регулирования общества и поведения людей в городе (пример — игра Покемон), новых финансов, образовательных инноваций, новых технологий коллективного мышления (изобретенных методологами школы Г.П.Щедровицкого).+

Как подчеркивалось, кадровый потенциал 2035 г. — это сегодняшние первоклассники, поэтому ситуация системного сдвига в образовании должна произойти уже сейчас. Рассуждая о необходимости принципиально нового типа людей, способных «порождать новизну», и сетуя на то, что у нас только 10% талантливых детей, А.Лукша совершенно откровенно заявил: «Государство должно задуматься! 10% — группа прорыва, остальным нужны психотехники» [17].+

Вот это и есть та новая система, которую нам предлагают вместо образования. Таким образом, «прогресс» России форсайтеры связывают с созданием нового виртуального типа человека, духовный и интеллектуальный мир которого рассматривается как «капитал», «продукт», «товар», предназначенный на экспорт. И это официальная стратегия. Совершенно очевидно, что ее продвигают люди с измененным сознанием, для которых человек — не личность, а набор функций, представляющих интерес исключительно с точки зрения их товарной ценности. Поэтому ставка и делается на новые технологии мышления, на психотехники, низводящие человека до уровня примитивного зомби, нейрораба, поведение которого подстраивается под жесткие требования глобального рынка.

Всеобщая «покемонизация» — вот те «смыслы», которые российские стратеги предлагают всему человечеству, превращая Россию в их «генератора». В этой связи вспоминаются известные откровения Г. Грефа: «Вы говорите страшные вещи. Вы предлагаете передать власть фактически в руки населения. Как только простые люди поймут основу своего я и самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело… Люди не хотят быть манипулируемы, когда имеют знания»[12].+

Подводя итог, можно сделать следующий вывод. Реализуемая сегодня политика в сфере образовании и науки не только делает невозможным какую-либо реиндустриализацию страны, но и ведет к потере ею суверенитета в области образования, подготовки кадров, научных исследований и разработок, являющегося стержнем национальной безопасности. Научно-образовательная система подвергается тотальной замене в интересах транснационального инновационного бизнеса, при которой под броским тезисом о России как «генераторе смыслов» нашу страну превращают в экспериментальную площадку для обкатки новейших технологий глобального управления.

Ольга Четверикова

ЛИТЕРАТУРА

[1] 3 графика, которые опровергают миф о том, что в России много людей с высшим образованием — http://новодвинцы.рф/personalopinions/412/

[2] Алтайцев А. М. Корпоративная культура университетов США // http://charko.narod.ru/tekst/cb7/alt.html

[3] Без комментариев: Агентство стратегических инициатив в Севастополе. Видео от 26.03.2014 — https://www.youtube.com/watch?v=oMCKAons60U

[4] Безработных выпускников вузов стало в два раза больше / Известия. 20.10.2016 — http://izvestia.ru/news/639195#ixzz4NygIptPw

[5] Будущее образования: глобальная повестка. Результаты работы по форсайту образования 2030. 6 сентября 2013 г. — https://ioe.hse.ru/data/2013/10/07/1280643910/%D0%9 °F%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8 °F%20%D0%9 °F.%D0%9B%D1%83%D0%BA%D1%88%D0%B0%20-%20Global%20Report%20Education%202030.pdf

[6] В ДВФУ началось заседание Совета Проекта 5–100. 23.11.2015 — http://5top100.ru/news/20824/

[7] В Москве стартовал проект «Глобальное будущее образования» // Учительская газета. 14.11.2014 — http://www.ug.ru/news/13149В. Путин пообещал «не наступать на пятки» «Сколково» — http://www.rbc.ru/politics/25/05/2011/595599.shtml

[8] В.Путин пообещал «не наступать на пятки» «Сколково» — http://www.rbc.ru/politics/25/05/2011/595599.shtml

[9] Ваганов А. Карт-бланш. Сокращение численности ученых — процесс неизбежный // Независимая. 02.08.2016 — http://www.ng.ru/science/2016-08-02/3_kartblansh.html Гендиректор «Рускомпозита» Андрей Никитин возглавил АСИ — http://www.forbes.ru/news/71314-gendirektor-ruskompozita-andrei-nikitin-vozglavil-asi

[10] Выступление Михаила Ковальчука в Совете Федерации 30 сентября2015 г. //http://trv-science.ru/2015/10/08/vystuplenie-mikhaila-kovalchuka-v-sf/

[11] Гендиректор «Рускомпозита» Андрей Никитин возглавил АСИ — http://www.forbes.ru/news/71314-gendirektor-ruskompozita-andrei-nikitin-vozglavil-asi

[12] Герман Греф: «Россия ищет третий путь, потому что ничего не слышала о первых двух!» //БИЗНЕС Online. 22.06.2012 — http://www.business-gazeta.ru/text/61673/

[13] Голодец: две трети россиян не нуждаются в высшем образовании // Известия. 15.07.2016 — http://izvestia.ru/news/622438#ixzz4G7zWwbkx

[14] Еврезов Д.В., Майер Б.О. «Образование 2030» — вызов системе образования // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. № 2(18) 2014 — http://cyberleninka.ru/article/n/obrazovanie-2030-vyzov-sisteme-obrazovaniya-3-smena-gosudarstvennogo-obrazovaniya-na-chastnoe-elitarnoe

[15] Заседание Международного попечительского совета Московской школы управления «Сколково» — http://government.ru/news/20151/

[16] Игнатов И. Американский исследовательский университет как организационная инновация — I // Капитал страны. 15.12.2011 — http://kapital-rus.ru/articles/article/197180/

[17] Креативность, способность к сотрудничеству, самоорганизация — наиболее важные навыки будущего — https://asi.ru/news/57298/

[18] Ларина Е. Университеты США и разведывательное сообщество: как ведется война против России —http://izvestia.ru/news/582364

[20] Министерство образования и науки Российской Федерации. — http://5top100.ru/council/

[21] Нетреба П. Образование в России: без студентов и ученых // Газета.ru.31.07.2016 — https://www.gazeta.ru/business/2016/07/31/9722969.shtml

[22] Образование 2030: Дорожные карты будущего. Результаты первого российского этапа исследования. Опубликован 19 мая 2011 г. — http://www.slideshare.net/MetaverMedia/2030–8031807

[23] Обязательные попечительские советы в вузах узаконили // Городские новости. 1.12.2011 — http://gornovosti.ru/tema/vazhno-znat/obyazatelnyye-popechitelskiye-sovety-v-vuzakh-uzakonili16859.htm

[24] Опыт вузов — участников Проекта 5–100 будет распространяться на другие российские университеты — http://5top100.ru/news/45768/

[25] Официальный сайт Агентства стратегических инициатив (АСИ) — https://asi.ru

[26] Россия: курс на инновации. Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». Выпуск I —https://www.rvc.ru/upload/iblock/87b/Report_2_RU.pdf

[27] Урок будущего. Дмитрий Песков. Видео от 27.11.2009 г. — https://www.youtube.com/watch?v=D93jJwwVVGs

[28] Форум стратегических инициатив 2016. Евгений Кузнецов: привлекать таланты — новая компетенция стран-лидеров —http://json.tv/ict_news_read/forum-strategicheskih-initsiativ-2016-evgeniy-kuznetsov-privlekat-talanty-novaya-kompetentsiya-stran-liderov-20160802030228

[29] Форум стратегических инициатив 2016. Дмитрий Песков: мир 2035 безусловно шизофреничен — http://json.tv/ict_news_read/forum-strategicheskih-initsiativ-2016-dmitriy-peskov-mir-2035-bezuslovno-shizofrenichen-20160802024543

[30] Что такое Метавер? — http://metaver.net/wtf/

[31] Яковлева О.А. «Электронные услуги» или приватизация власти. М., 2013. С. 22.

[32] 3 графика, которые опровергают миф о том, что в России много людей с высшим образованием — http://новодвинцы.рф/personalopinions/412

[33] FAQ по трансгуманизму // http://www.really.ru/articles/20/91

[34] MoscowSchoolof Management Skolkovo- http://www.skolkovo.ru/public/media/documents/brochures/SKOLKOVO_Eng.pdf

[35] World Transhumanist Association. For the ethical use of technology to extend human capabilities. Декларация трансгуманистов // http://www.transhumanism.org/index.php/WTA/more/503/

Источник

http://svom.info/entry/730-likvidaciya-sudba-rossijskogo-obrazovaniya/

 ______________

См. также:

 Ольга Четверикова - Образы образования

Ольга Четверикова. Стратегический прорыв в виртуальную бездну 

Ольга Четверикова. О дебилизации наших детей 

 

Последнее обновление ( 09.11.2017 г. )