Как уничтожают высшую школу
Автор - публикатор   
16.01.2019 г.
Я, профессор высшей школы, наблюдаю странную картину: в открытую, бесцеремонно уничтожают высшую школу в России. Но при этом складывается такое впечатление, что либо до этого никому дела нет, либо всем поставлены столь прочные и надёжные заслоны, при которых их голос не может быть слышен.

  НАЧНУ СО СТАТУСА профессора. Во-первых, он является главной производительной силой и конкретного вуза, и в целом высшего образования. На нём лежит бремя составления учебных пособий и методических указаний к ним, он обязан заниматься аспирантами и докторантами, он руководит диссертационными советами, он, как правило, определяет и возглавляет направления и характер исследований вузовской науки. Кроме всего перечисленного (а это уже немало), профессора составляют костяк учёных советов вузов, руководят кафедрами, факультетами, институтами университета.

Для любого работника высшей школы сказанное вроде бы настолько очевидно, что должно звучать как аксиома. Но, оказывается, не для каждого. У нас, в Северо-Восточном федеральном университете, профессор приравнен к рядовому преподавателю и имеет такую же нагрузку, как ассистент, — 900 учебных часов в год. Правда, надо заметить, что министерство образования и науки РФ рекомендовало нагрузку профессору в размере 400—450 часов в год, но для руководства Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова это — не указ.

Во-вторых, после введения ЕГЭ в университет поступают очень слабые абитуриенты, которым не под силу с налёту освоить философию и другие общественно-гуманитарные дисциплины, тем не менее объём аудиторных часов на эти курсы из года в год сокращается.

В-третьих, под разными предлогами были закрыты диссертационные советы, а в новых положениях об их открытии придуманы такие рогатки, что советы невозможно открыть. В скором времени в вузах бескрайней российской провинции доцента и профессора днём с огнём не сыщешь.

В-четвёртых, в Северо-Восточном федеральном университете имени М.К. Аммосова профессор с учётом его учёной степени, научного звания, со всеми районными коэффициентами и северными надбавками в месяц получает… около 50 тысяч рублей. Как в науке, так и в жизни всё познаётся в сравнении, ибо это научный метод. Я, будучи министром Якутской АССР, имел должностной оклад 250 рублей, при том что кандидат наук имел оклад 300, а профессор — все 500 рублей. Я считаю, что это была правильная оплата труда с учётом работы высококвалифицированных преподавателей, имеющих учёные степени и звания. Я по этим вопросам обращался в министерство образования и науки РФ и писал президенту РФ В.В. Путину, а в ответ получал традиционные устойчивые отписки. Спрашивается: как профессор при таких условиях должен выполнять возложенные на него обязанности? Кто должен защищать его статус, размер оплаты его труда, его имидж?

И последнее. В указе президента РФ от 2008 года заложена причина неизбежных противоречий между ректором федерального университета и профессорско-преподавательским составом: федеральная власть определила, что размер оплаты труда ректора должен в 10—15 раз превышать среднюю зарплату профессорско-преподавательского состава университета. Какую цель преследовал этот указ? Раскол и раздрай в высшей школе? Ведь сытый никогда не поймёт голодного.

 

Л.С. ФИЛИППОВ, доктор философских наук, профессор. г. Якутск

 

Источник«Правда»

 

Последнее обновление ( 16.01.2019 г. )