Сергей Сокуров. Девочка Ника, новая мама и служба опеки
Автор - публикатор   
13.09.2015 г.

(очерк 15-й из серии «Моя Малая родина»)

 Невыдуманная история

 В который раз уж убеждаюсь, что невозможно сочинить такое, чего бы не было в жизни. За примером далеко ходить не буду. Пример – по соседству. 

Reutov obsh vid

 

Reutov Gerb В конце «лихих девяностых» появилась в нашем дворе новые жильцы. Они заняли квартиру в  таком же ветхом, как и все постройки квартала, доме. Было их шестеро – супруги Конаковы, их взрослые дочери, муж старшей из них и малец – сынишка молодых. Оказалось, правящая в семействе пара – геологи,  коллеги нам с женой.  Владимир Михайлович представлял собой мягкость и доброту в стальной оболочке.  Его половина Наталья Юрьевна показалась мне сначала сплошь из стали, излишне суровой, в чём я ошибся. Подружиться мы не успели, так как квартал наш вскоре снесли, и мы разъехались по новостройкам. Хотя оказались  на  расстоянии всего-то  10-и минут ходьбы,  практически  остались соседями.  Но так получилось, что встречались на улице  мимоходом, а потом  и вообще потеряли друг друга из виду.   В один печальный день встречаю Наталью Юрьевну с искажённым душевной болью лицом: «Володя умирает. Болезнь неизлечима». Увы, прогноз сбылся. На поминках увидел я  среди Канаковых новенькую. Миловидную девочку-подростка  окружающие звали Никой.  «Третья дочь, - пояснила мне Наталья. – Нет, что вы,  я не рожала. Поздно. Взяли на воспитание».  И на спасение, как я понял вскоре. История Ники такова:

Дружили между собой  в Средней Азии две семьи: Конаковы и Беглорьян. Судьба развела их на 15 лет. Первых – в  Реутов, вторых - в Сурск, Пензенской области. Летом 2002 года старшие Конаковы  навестили  друзей.  Те встретили гостей  в запущенном желье, которое и квартирой-то трудно было назвать. Спившийся глава семейства пребывал в «долгом отпуске»  по причине универсальной профнепригодности. Его жена Лариса кормила знахарством безработного мужа,  двоих бездельных недорослей-сыновей  и трёхлетнее чудо с огромными карими глазами по имени Вероника. С той поры девочка стала регулярно получать  от Конаковых  подарки в виде носильных вещей,  игрушек и сладостей,  а когда у Ларисы открылся рак – деньгами.  Ведь весь дом пьющих мужиков и несчастная малолетка жили только  на пенсию по инвалидности обречённой женщины. Когда мать умерла,  Вероники шёл 9-й год.  Предвидя свой конец,  старшая Беглорьян  просила подругу не оставить девочку своим вниманием. Наталья Юрьевна Конакова слово своё сдержала. Её муж, Владимир согласился на третью дочь, которая,  скажу откровенно, отнюдь не была «даром небес».

Reutov shkola 1Вероника-Ника, с трудом переведённая в 3-й класс общеобразовательной реутовской школы №1,  появилась в незнакомом для себя месте летом 2006 года.  Новая мама вспоминает в своих записках: «Ника появилась у нас, худущая, грязная, вшивая, с гнилыми зубами; от жизни впроголодь, кусочничанья у неё развились энтероколит и гастрит. Всё это требовало полного обследования, лечения, а девочка до истерики боялась людей в белых халатах, дрожала от страха, как дикарка, когда впервые в жизни её подстригли в парикмахерской.  Было проблемой научить ребёнка есть суп, овощное пюре и кашу, ей ранее неведомые, простейшей гигиене, самообслуживанию на дому. После двух школьных лет она читала по слогам, не знала таблицу умножения, коряво писала. Память у неё была плохой, на тестировании  у неё выявили пониженный интеллект. Но за  первое же лето у нас многие недостатки были преодолены, нами, фактически новыми родителями и новыми для Ники сёстрами.  В помощь педагогическим усилиям  использовались (как поощрения за успехи) ролики и велосипед, а зимой – санки, лыжи, коньки, всегда – сладости и вкусности  за каждую прочитанную главу в книжке, за каждый успех в обучении и воспитании.  И к осени уже ухоженную, набравшую нужный вес, подлеченную девочку было не узнать. В третий класс она пошла уже как «полноправная троечница». А закончила его (не поверите!) вообще без троек. Через год – только «4» и «5». Эти оценки закрепились навсегда. Не меньшие успехи в здоровье, чему способствали  наши, всей  разрастающейся семьёй, поездки на Азовское море – купание, спортивные игры, рыбалка под надзором Владимира Михайловича. Что до ослабленного интеллекта, отмеченного в 2005 году, он сменился интересом к театру, выставкам, тягой к умной книжке, музыке.   Но эти трудности ни во что не идут в сравнение с трудностями преодоления сил сопротивления нашей опеки над Вероникой  с о стороны Беглорьян. Ведь, оставшись без денег умершей жены и матери, они запили ещё более горькую и сообразили, что можно шантажировать нас с Владимиром, грозя по закону востребовать  дочь и сестру домой. Пришлось нам  ежемесячно несколько лет высылать им откупные суммы».

Много рвущих душу подробностей рассказала мне, автору этого очерка, Н.Ю. Конакова. К сожалению, мне приходится укорачивать повествование. Добавлю от себя, что наконец,  не без помощи соседей Беглорьянов, как свидетелей неблагополучной семьи,  с решающими действиями Реутовского отдела опеки и попечительства и вмешательством Министерства образования и науки РФ, Конаковым удалось отстоять девочку, которая с ужасом вспоминала первые девять лет своей жизни в родительской семье в Сурске. 

Беседы с  Натальей Конаковой, чтение её записок пробудили во мне интерес к службе опеки и попечительства. Я и не знал о существовании такой вообще.  Найти её  в Реутове оказалось не сложно.  Но я сразу понял, что моё невежество в этом вопросе вряд ли обернётся здесь удовлетворительным знанием. Заведующая Отделом опеки Министерства образования Московской  области  по городскому округу Реутов Ирина Викторовна Киоса, была настолько поглощена своими хлопотными делами, что ей просто было не до меня,  любопытствующего писателя.  Хотя  внешне эта красивая молодая женщина, выпускница Московской Государственной юридической академии со званием юрист-консультант, сама мать двоих мальчиков, располагала к себе. Но, увы, побеседовать обстоятельно с ней мне не довелось.

Выручила Наталья Юрьевна Конакова. На мою удачу,  воспитательница,  вторая мама Ники, оказалась не просто наслышана о деятельности названного отдела. Она владела полнейшей информацией об этой службе. Каким образом?  Задавшись целью во что бы то ни стало сохранить при себе фактическую сироту у себя, «стальная женщина» начала действовать верно и решительно.  Она  вошла в общественный совет попечителей   и вскоре стала в нём  главой и душой.   Этому есть объяснение.  Да, материнское чувство закладывается в женщину природой. Но случается, возникает столь же сильная привязанность к ребёнку, рождённому другой, из чужой семьи, если он оказывается по какой-либо причине у приёмной матери среди её собственных детей или взамен утерянных, также у женщины, неспособной рожать.  Тогда  ощущение близости у приёмной матери может стать практически столь же сильным, как и чувство биологической матери, зреющее в период вынашивания своего плода.  Приёмный ребёнок, оказывающийся в этом силовом «поле любви», со своей стороны, становится способным на душевный отклик, если его душа не абсолютна черства, если ум его не озлоблен на весь мир за несчастья, перенесённые в ранние годы жизни по вине взрослых, родителей.  Главе общественного совета такого направления несложно было изучить особенности  службы ещё до прихода  И.В.Киосы на должность заведующей,  познакомиться с работой коллектива.  Поэтому  главная героиня моего очерка способна дать  удовлетворительную информацию  и о  тонкостях службы опеки, ссылаясь на документы, которые при ней,  и о служителях этого благородного дела, как ушедших, так и новых.  Наталья Юрьевна с большой симпатией и похвалой отзывается  о  нынешней заведующей, о её сотрудницах (вот, у меня записано с её слов) - своеобразных мам, без забот которых  не проходит ни одно дело опеки или усыновления. Наталья Юрьевна со знанием дела обобщает:

matj doch

«Особый тип женщины-матери вырабатывается у тех, кто долговременно, с ответственностью и благорасположением относясь к своей профессии, служит детям в дошкольных учебных заведениях, в детских домах и школах, в клиниках для несовершеннолетних.  Именно тип матери, ибо без материнского чувства, врождённого или приобретённого в результате практики, просто невозможно вынести все тяжести и сложности труда, где его объектом является незрелый народец со своим мировоззрением, от младенцев до представителей «трудного возраста».  Женщины, внутренне неспособные к несению такого «креста»,  или отказываются, в лучшем случае, от него,  или (в безвыходном для себя случае)  продолжают нелюбимую деятельность, нанося вред себе и - многократно -  окружающим, в первую очередь детям. Работают, пока какой-нибудь неприглядный случай не вмешивается,  часто поздно, и не прерывает это пытку, болезненную для всех сторон. К сожалению, способность всей душой, с пользой служить детям далеко не всегда осознаётся будущим служителем этого светлого типа.  Большинство, из лишённых призвания,  осознаёт свою непригодность не сразу, а когда  становится очевидным «брак»,  в виде пострадавших душ.  Другие бегут, сделав несколько шагов в неизвестном направлении, и это лучшее, что они могут сделать. Третьи, сначала ошеломлённые, озадаченные горой проблем, со временем  вдруг видят перед собой не  гору, как непреодолимое препятствие, но всего лишь горку, которую  можно осилить. Притом,  трудности оказываются даже приятными для преодоления, приносящими удовлетворение. О таких говорят – специалисты, «инженеры детских душ» с призванием. Отказ таких следовать зову призвания, значит потерю для многих, ощутимую потерю».

Перейдём к главной теме очерка. Переход из г.Люберцы в наукоград Реутов, это, согласитесь, был  подъём по ступенькам вверх, учитывая разницу в статусе названных населённых пунктов, тем более, что звали люберчанку на должность заместителя зав. отдела. Впрочем, Инина Викторовна не недолго задержалась на этой промежуточной ступеньке.  Вскоре, два года назад, она поднялась выше. Как говорят, в «кресло». Но «креслом» оказался очень ответственный  «стул»  заведующей Отделом вышеназванной опеки  по городскому округу Реутов.  Пока здесь её оставим, чтобы разобраться в тонкостях дела, которому И.В.Киоса служит по сей день.

Беседы с  Натальей Юрьевной на эту тему меня, как говорится, завели.  И я, задумав написать о ней очерк, понял, что без  её шпаргалок не обойдусь. Поэтому просил  изложить доступным для неинформированных читателей языком суть документов, касающихся опеки и попечительства.  Моя собеседница согласилась. Я лишь сократил и обработал её изложение,  передаю их смысл   общеупотребительной письменной речью.

 

Опекуны и подопечные профессиональным языком

Каждому понятна суть определений «опека» и «попечительство»  в том или ином приближении к истине. Ну, а конкретно?  Первой,  на языке профессионалов, охватывают детей  до 14-летнего возраста.  Но если опекаемый  перешагнул этот рубеж  и движется к своему 18-летию,  то его ведёт по жизни уже попечитель. В отдельных случаях попечителя сменяет постинтернальный воспитатель, когда подопечный, в силу ряда причин,  требует к себе внимания,  вплоть до 23-х лет. Но здесь, в этом очерке,  рассчитанном на массового читателя, говоря то «опекун», то «попечитель»  или «опекаемый» и «подопечный» я не подчёркиваю возрастную градацию.  Считайте,  произношу так только для  разнообразия слога. 

Согласно сухому языку документов,  основные задачи органов «Опеки и попечительства» – это (в отношении  несовершеннолетних, нуждающихся в том и другом, также уже опекаемых, находящихся под попечительством) защита их прав и законных интересов и надзор за  деятельностью  опекунов. Ещё контроль за сохранностью их имущества, коль таковое имеется. Сюда входит и обязанность управлять этим имуществом, если их законный владелец признан недееспособным по причине заболевания  или  другим причинам, пока не получит право на самостоятельное управление. Надо отметить и подчеркнуть, что  субъектами внимания названных органов являются и те, кто помещён под надзор в организации образовательные, медицинские,  вообще социальных услуг. Особое внимание уделяется несовершеннолетним сиротам и детям, покинутым родителями,  оставшимся без материальной помощи  и родительской теплоты.

Но чтобы всё перечисленное осуществлять,  необходимы  специальные органы  с законными полномочиями по выявлению и учёта нуждающихся в опеке и попечительстве. Затем обладающие правом установления того и другого.  Также правом открытого надзора за опекунами и попечителями, в том числе над организациями, выполняющими эти функции, куда помещаются лица полностью и частично недееспособные. И другими правами, о чём ниже.  Такие  организации в нашей стране имеются.  В частности,  Отдел опеки Министерства образования Московской  области  по городскому округу Реутов.

Как я понял, обдумывая прочитанное и услышанное от Н.Ю. Конаковой, непростым по исполнению, высокопрофессиональным делом является, если того требуют обстоятельства, например, лишение  опекунов права исполнять их обязанности. Ведь такой процесс может происходить только строго в соответствии с Федеральным законом. Не менее сложны (ибо опять по ГК РФ) следущие действия:  выдача разрешений на совершение сделок с имуществом подопечных, заключение договоров доверительного управления имуществом подопечных; также представление в судах и других местах законных интересов несовершеннолетних опекаемых лиц (ведь действия или бездействие опекунов могут противоречить законодательству Российской Федерации, её субъектов,  вредить интересам подопечных). Много кропотливой, внимательной работы требует  выдача разрешения на раздельное проживание попечителей и их несовершеннолетних подопечных в соответствии со ст. 36 ГК РФ.  А какие сложности ждут работников названного подразделения при подборе, учете и подготовке кандидатов в опекуны!  То же при приеме в новую семью детей,  покинутых или изъятых у недостойных родителей. Необходима постоянная и внимательная  проверка условий жизни подопечных. А соблюдают ли  попечители  их права и законные интересы? Не разбазаривается ли их имущество?   Удовлетворительно ли исполняют опекуны требования ч. 4  ст.15 настоящего Федерального закона?  

Обязательно для службы опеки  информирование будущих опекунов, желающих воспитывать чужого ребёнка, об иных установленных семейным законодательством формах устройства в новую семью, об особенностях этих отдельных форм. Они разнообразны. Например, передача несовершеннолетнего в  чужую для него семью только для воспитания с сохранением его прав в исходной семье. Это одно. Другое:  переход под опеку родственников родителей. Третье: усыновление, с наделением ребёнка всеми правами, исходящими из  «юридического родства» с новыми родителями, как кровными, и т.д. Надо сказать, что государство стимулирует все стороны, участвующие в усыновлении,  финансовой поддержкой.

Без помощи этой «спецслужбы» трудно  разобраться в порядке подготовки документов, необходимых для установления опеки или попечительства  и прочего, что сопутствует этим понятиям. Как правило, кроме консультаций, требуется прямое содействие работников структурных подразделений страны;  без них практически невозможны реализация добрых намерений опекунов, защита прав подопечных.  

 

Заключительный разговор с  Натальей Конаковой

 

Когда вышанинаписанное было в черновике прочитано и, в целом,  одобрено моим информатором,  она же, то есть Наталья Юревна, внесла дополнения и сделала необходимые акценты.   Пересказываю:


Хотя структурное подразделение, в котором  Конакова получила полную поддержку её замысла, подчиняется Министерству образования Московской области, а Реутов лишь принимает его у себя, отделу выделены уютные помещения в здании совсем не казённого типа,  в тихом, зелёном месте центральной части наукограда.  Вообще,  здесь опекуны, новые родители добрыми словами  отзываются об Администрации города, о их главах – ушедшем А.Н. Ходыреве и избранном в прошлом году С. Г. Юрове, о 1-м заместителе  градоначальника О.Б. Репиной, от которой буквально ни в чём нет отказа. Достаточно сказать, что все ремонты квартир, куда вселяются  вышедшие из-под опеки  юноши и девушки,  город проводит в виде благотворительной помощи. Город помогает и в приобретении квартир тем, что делает это вовремя, терпеливо ожидая, когда министерство выделит нужную сумму.  Отдел  опеки работает в тесном взаимодействии с городской Комиссией по делам несовершеннолетних, с Отделом образования на месте и в областном Министерстве образования.

Наталья Юрьевна  обратила моё внимание на сирот и детей, оставшихся без родителей по разным причинам, как на особую категорию детей. Они не только по факту обойдены доброй судьбой, они это болезненно чувствуют, подвержены острым переживаниям, и не дай Бог, чтобы это ощущение покинутости,  отличия от «нормальных» сверсников развило в душе ребёнка чувство мстительности. Отсюда особое внимание к ним,  наделения их дополнительными правами по сравнению с «родительскими детьми»,  более надёжная защита их прав со стороны государства, дополнительная помощь, контроль за приёмной семьёй.  Что касается последней,  для них существуют (ближайшие – в Балашихе и Люберцах) школы приёмных родителей – 2-месячные курсы, которые ведут профессиональные  психологи и педагоги).  «Очень важно, - говорит Главная реутовская Мама детей названной категории, - чтобы каждый ребёнок был охвачен вниманием и заботой, вовремя получал  всемерную помощь, не был обделён жильём при вступлении в самостоятельную жизнь», - последние слова моя собеседница подкрепляет цифрами в прошлом году в Реутове было обеспечено жильём  3 человека, достигших 18-летнего возраста, в текущем году таких будет 8, а в будущем – почти в два раза больше».  

Я был приятно удивлён, когда узнал, что и по достижении 18 лет, то есть, став юридически взрослыми,  подопечные  отдела остаются под контролем опеки до 23 лет.  Стала понятна мне важность того направления деятельности органов опеки, когда  необходимо срочно и решительноотбирать детей у кровных родителей, опасно нерадивых. Здесь  усиливается весь набор действий, описанных выше: подбор замещающей семьи, подготовка желающих стать опекунами или новыми родителями и т.д, Усиливается тогда и контроль со стороны органов опеки за условиями жизни подопечных, за соблюдением их прав и законных интересов. И совсем новое для себя услышал я в тот день:  Отдел опеки занимается работой по предотвращению развития социального сиротства, работает с нерадивыми родителями,  терпеливо  и настоятельно внушая им выполнять их родительские обязанности.  Преимущественным способом устройства детей на воспитание в замещающие семьи является усыновление. Отрадно, что с каждым годом количество усыновляемых детей растет: в Реутове в 2013 году  состоялось 5 усыновлений;  в 2014 году  9  мальчиков и девочек нашли новых родителей.

Ни одно судебное заседание, затрагивающее прямо или косвенно права детей не обходится без участия представителей органов опеки.  Они  обследуют жилищные условия истца, беседуют с ребенком, прежде чем вынести мотивированное заключение, которое предоставляется в суд.

И опять из записок Н. Ю. Конаковой: «В октябре 2013 года состоялся 1-й Всероссийский Форум приемных родителей, где мне посчастливилось представлять Подмосковье и наш город. На Форуме были представители власти, Государственной Думы, духовенства, различных общественных организаций. Прозвучало много интересных докладов и выступлений, между которыми люди прорывались к микрофонам и говорили о своих проблемах, не решаемых на местах. Я, в отличие от многих, постаралась озвучить не свои личные проблемы, а общие, решение которых могло бы улучшить положение детей-сирот и детей оставшихся без попечения родителей. Например, говорила о том, что этих детей лишили льгот при поступлении в вузы. Меня поддержали представители других регионов. Совместными усилиями нам удалось убедить в своей правоте власть предержащих,  и уже в конце 2013 года вузам были выделены квоты на бюджетные места. За что им огромное человеческое и материнское спасибо!»  

Приятное заключение

Будто счастливая рождественской сказка повествование о Нике-Веронике. О её  второй маме, о неожиданных сёстрах.   Кланяюсь  настоящей русской женщине,  из тех, каких не раз воспевали наши поэты и прозаики. Моя героиня пошла на  немалые трудности, беря на воспитание девочку из  чужой семьи. И муж её (Царство ему Небесное!) оказался человеком широкой души. Семья-то Беглорьян  была для Конаковых чужая, но Ника стала  для них родной. В этом я, автор  очерка воочию убедился.  Притом, на такое увеличение семьи Конаковы пошли, когда сами испытывали  большие трудности,  в связи с вынужденным переселением из нажитого места. 

Nika vypusknica

В нынешнем, 15-ом году Ника закончила школу золотой медалисткой и стала студенткой 1-го курса лечебного факультета Московского Государственного Медико-Стоматологического Университета. Я, думаю, никого не обижу, что такое могло случиться  в первую очередь  благодаря  Наталье Юрьевне Конаковой .  Это прежде всего ей  заслуга!  Очень верю, что через 7 лет наш город получит молодого дипломированного специалиста, что  жизнь Вероники сложится так как мечтала ее биологическая мама.  Да, у этой героической (можно сказать) истории будет достойное продолжение.

Я  испытываю удовлетворение и от того, что смог познакомить читателей с работой очень важной социальной службы, которая стоит во всеоружии закона и добра на стороне наших детей. Повсюду. И в нашем Реутове.

 

Последнее обновление ( 13.09.2015 г. )